§ 4. Валютные ограничения валютных операций внутри страны. Запрет валютных операций между резидентами

Цель валютного ограничения

Запрет валютных операций между резидентами нужен для решения задачи валютного регулирования по недопущению вытеснения национальной валюты из обращения внутри страны. Для этого достаточно запретить расчеты в иностранной валюте на территории РФ за товары (работы, услуги). На финансовые операции (банковские операции, операции с ценными бумагами и производными финансовыми инструментами) ограничение распространяться не должно, поскольку в названных операциях валюта и валютные ценности выступают предметом или базисным активом сделок, а не исключительно и только средством платежа. Ограничение должно вытеснять иностранную валюту с локального товарного рынка, а не уничтожать финансовый рынок.

Это утверждение не следует воспринимать догматически, оно справедливо только для системы валютных ограничений, не содержащей препятствий для международного движения капитала, т.е. ориентированной на беспрепятственную интеграцию локального финансового рынка в глобальный. Если по условиям обстановки требуется ограничение капитальных валютных операций, то с таким ограничением логично сочетается и ограничение валютного сектора внутреннего финансового рынка. В этом случае внутренний финансовый рынок отсекается, изолируется от глобального финансового рынка запретом на международное движение капитала, и существование локального рынка валютных ценностей и производных финансовых инструментов теряет экономический смысл, а значит, может попадать под ограничения и запреты.

При этом очевидно, что конструкция ограничения должна отправляться от территории и вида сделок, а не от субъектного состава. Государству нужно, чтобы иностранная валюта не имела хождения как обычное средство платежа внутри страны, независимо от того, кто — российские или иностранные граждане (и (или) организации) — участвует в сделке.

Поэтому формулирование в Законе о валютном регулировании такого валютного ограничения с опорой на субъектный состав участников операций («валютные операции между резидентами запрещены», п. 1 ст. 9) не достигает должного эффекта. С одной стороны, запрещенными оказываются любые валютные операции между резидентами, в том числе и те, которые с точки зрения искомой цели запрещать нет необходимости. С другой стороны, расчеты с нерезидентами не подпадают под запрет и могут совершаться в иностранной валюте.

Статья 6 Закона о валютном регулировании устанавливает, что операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений, кроме операций, предусмотренных ст. ст. 7, 8 и 11. Статьи 7 и 8 отменены, ст. 11 касается купли-продажи валюты, а не использования ее в качестве средства платежа. Однако ограничение все же есть (такое «ложное обещание» отсутствия ограничений в ст. 6 — еще одно проявление неудобства конструкции Закона о валютном регулировании, выстроенного вокруг деления валютных операций по субъектному составу). Статья 14 Закона ограничивает право юридического лица — резидента осуществлять расчеты с нерезидентом иначе как через уполномоченный банк, кроме установленного в статье круга исключений. То есть расчеты в иностранной валюте между резидентом и нерезидентом на территории РФ не запрещены, но если получатель платежа — юридическое лицо и резидент, то единственная доступная форма платежа — безналичные расчеты через уполномоченный банк.

В случаях избыточного ограничения круга операций законодатель выходит из положения, прописывая в законе исключения из общего правила. Так, выдача иностранной валюты на зарубежные командировочные расходы гражданину РФ (резиденту) российской же компанией (резидентом) никак не влияет на интересы государства в части защиты рубля как платежного средства на территории РФ. Соответствующее исключение предусмотрено Законом о валютном регулировании. Всего таких исключений несколько десятков.

Логичнее было бы по-иному сформулировать ограничение, а именно запретить расчеты и платежи в иностранной валюте на территории РФ за товары (работы, услуги) и результаты интеллектуальной деятельности. Разумеется, и в этом случае не удастся избежать оговорки-исключения для финансовых операций, в которых иностранная валюта служит непосредственным предметом сделки или базисным активом. Но такая правовая конструкция была бы на порядок проще по сравнению с существующей.

Более точная формулировка нормы позволила бы устранить еще одну неясность в законодательстве. Действующее валютное законодательство как таковое не запрещает расчетов в иностранной валюте на территории РФ между резидентом и нерезидентом. Получается, что филиалы и представительства иностранных фирм в России вправе оплачивать местные расходы в иностранной валюте, если им это удобно и если на это согласны их контрагенты. То есть в этом сегменте расчетов задача недопущения вытеснения национальной валюты не решается из-за неудачной конструкции соответствующего валютного ограничения.

Связанная с этим неопределенность состоит в следующем. Гражданское законодательство содержит императивную норму о том, что законным платежным средством на территории РФ является рубль <1>. Строго говоря, эта норма к валютному регулированию прямого отношения не имеет, ее цель иная: для обеспечения устойчивости гражданского оборота закрепить, что кредитор не может отказаться принять исполнение денежного обязательства в рублях. Он не может мучить своего должника, предлагая тому заплатить в той или иной валюте, какая покажется кредитору более надежной в текущий момент времени.

———————————

<1> См.: ст. 140 ГК РФ.

 

Теперь представим, что кредитор-резидент и его должник-нерезидент договорились об исполнении денежного обязательства в иностранной валюте. Они не просто предусмотрели валютную оговорку (иностранная «валюта долга»), а договорились об эффективном платеже в иностранной валюте (иностранная «валюта платежа»). Валютное законодательство этому не препятствует. Предположим, что к моменту исполнения конъюнктура валютного рынка резко изменилась не в пользу рубля. Иностранная валюта подорожала, и должник, желающий сократить свои издержки, может потребовать от кредитора принятия исполнения в рублях, апеллируя к нормам гражданского законодательства. Кредитору исполнение в рублях будет невыгодным, он для того и подписывал договор с условием эффективного платежа в иностранной валюте, чтобы застраховаться от падения курса рубля. Но может ли он теперь отказаться от принятия исполнения в рублях, ссылаясь на соглашение сторон?

Высший Арбитражный Суд РФ, анализируя в своих обзорах практики вопросы, близкие к рассматриваемым, высказывался несколько по другому поводу. Согласно его позиции если стороны указали в контракте на иностранную валюту платежа, но такой платеж не может быть осуществлен из-за запретов, содержащихся в валютном законодательстве, то считается, что стороны договорились о платеже эквивалентной суммы в рублях по официальному курсу иностранной валюты к рублю <1>.

———————————

<1> См.: п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации»: «Если договором предусмотрено, что денежное обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, однако в силу правил валютного законодательства данное обязательство не может быть исполнено в иностранной валюте, то такое договорное условие суду также следует рассматривать как предусмотренное пунктом 2 статьи 317 ГК РФ, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК РФ суд не придет к иному выводу».

 

В нашем примере ситуация иная: валютное законодательство операцию не запрещает. В то же время императивная норма Гражданского кодекса РФ не предполагает, что стороны в договоре могут согласовать альтернативное «законное» средство платежа. Представляется, что в этом случае у должника остается свобода выбора: выполнить исполнение, следуя договору, или настоять на платеже в рублях. Действие правила о законном средстве платежа не препятствует сторонам договориться об иностранной валюте платежа на территории РФ (в тех случаях, когда это не противоречит валютному законодательству, т.е. стороны — резидент и нерезидент либо все стороны — нерезиденты). Соответствующее требование кредитора будет исполнимым и подлежащим судебной защите, и об этом тоже говорил Высший Арбитражный Суд РФ <1>. Одновременно у должника сохранится право потребовать принятие исполнения в рублях по курсу Банка России вместо исполнения в валюте, и кредитор должен будет принять такое исполнение как надлежащее.

———————————

<1> См.: п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52: «Если стороны правомерно договорились о расчетах в определенной иностранной валюте (ст. 422 ГК РФ) и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит, суд по требованию истца взыскивает соответствующую задолженность в этой иностранной валюте».

 

Поскольку на практике, насколько известно, подобные вопросы об уплате рублей вместо иностранной валюты пока не возникали, можно лишь строить предположения о том, какую позицию займет суд. Но надо учитывать наличие такой неопределенности и риска возникновения связанных с ней споров.

 

Предмет, субъекты и содержание валютного ограничения

Предмет валютного ограничения с учетом решаемой им задачи — валютные операции внутри страны. Однако, как было показано выше, буквально это ограничение ставит под запрет любые валютные операции между резидентами, в том числе международные и офшорные.

Это валютное ограничение адресовано лицам-резидентам, как физическим, так и юридическим.

Содержание его составляет запрет резидентам совершать любые валютные операции между собой, если иное не разрешено Законом о валютном регулировании. Очевидно, что такое правило, если бы оно не предполагало исключений, как минимум для операций уполномоченных банков, привело бы фактически к установлению валютной монополии, со времен которой и сохранилась используемая законодателем формулировка. Резиденты не смогли бы даже покупать и продавать валюту для совершения международных платежей по текущим операциям. Поэтому для уяснения действия этого ограничения важнейшее значение имеет перечень исключений. Норма п. 1 ст. 11 Закона о валютном регулировании изначально сформулирована не вполне удачно, из-за этого вместо элементарного правила о запрете расчетов в иностранной валюте за товары на территории страны приходится уяснять сложную систему исключений, которые в итоге и формируют это нехитрое правило.

 

Исключения

Все исключения из общего запрета валютных операций между резидентами можно условно разделить на шесть групп:

1) для уполномоченных банков:

— в отношении межбанковских операций;

— в отношении операций «банк — клиент»;

2) для резидентов — физических лиц;

3) для расчетов с персоналом, находящимся за рубежом;

4) для операций, связанных с внешней торговлей;

5) для публичных финансов;

6) для операций на финансовом рынке.

Уполномоченные банки. Распространено заблуждение, будто бы уполномоченные банки-резиденты <1> вправе совершать любые валютные операции. Равным образом, заблуждением следует признать другой упрощенный подход, согласно которому уполномоченные банки-резиденты вправе без ограничений совершать только такие валютные операции, которые прямо предусмотрены в перечне банковских операций (п. п. 1 — 9 абзаца первого ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности). Законодатель выбрал средний путь: уполномоченные банки не исключены из числа субъектов, на которые распространяется данное валютное ограничение, но круг доступных для них операций несколько шире, чем собственно банковские операции.

———————————

<1> Напомним, что кредитная организация — нерезидент тоже может быть уполномоченным банком. В этом случае рассматриваемое ограничение на нее распространяться не будет.

 

В случае, когда уполномоченный банк действует от своего имени и за свой счет, он вправе совершать валютные операции «в порядке, установленном» Банком России <1>. Согласно изданному на основе этой нормы указанию Банка России <2> уполномоченные банки могут без ограничений производить между собой:

———————————

<1> См.: п. 2 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

<2> Указание Банка России от 28 апреля 2004 г. N 1425-У «О порядке осуществления валютных операций по сделкам между уполномоченными банками».

 

«1.1. операции, отнесенные к банковским операциям в соответствии с законодательством Российской Федерации;

1.2. операции, связанные с исполнением обязательств по выплате иностранной валюты в соответствии с договорами поручительства и договорами залога, исполнение регрессных требований поручителей;

1.3. операции, связанные с приобретением у третьих лиц — уполномоченных банков, а также с уступкой третьим лицам — уполномоченным банкам за иностранную валюту требований исполнения обязательств в денежной форме;

1.4. операции, связанные с расчетами в иностранной валюте по договорам финансовой аренды (договорам лизинга);

1.5. операции с внешними ценными бумагами;

1.6. операции, связанные с осуществлением платежей в иностранной валюте по операциям с внутренними ценными бумагами и внешними ценными бумагами;

1.7. операции, связанные с привлечением денежных средств в иностранной валюте в виде кредитов;

1.8. операции, связанные с доверительным управлением денежными средствами;

1.9. операции, связанные с уплатой комиссионного вознаграждения (оплатой услуг уполномоченного банка) по операциям, указанным в подпунктах 1.11.8«.

Следует особо обратить внимание, что если норма п. 2 ст. 9 Закона о валютном регулировании разрешает Банку России вывести из-под действия ограничения любые операции уполномоченных банков, совершаемые ими «от своего имени и за свой счет», то указание формирует перечень разрешенных операций только для межбанковских операций.

На практике это почти не создает проблем, поскольку в отношении клиентских операций уполномоченных банков, в свою очередь, действует перечень исключений, распространяющийся как на операции, в которых банк действует за свой счет (кредитные, депозитные, валютные сделки и т.п.), так и на операции, в которых банк действует в интересах клиента (расчеты). Этот перечень предусмотрен п. 3 ст. 9 Закона о валютном регулировании. Он разрешает валютные операции между уполномоченными банками и их клиентами, связанные:

«1) с получением и возвратом кредитов и займов, уплатой сумм процентов и штрафных санкций по соответствующим договорам;

2) с внесением денежных средств резидентов на банковские счета (в банковские вклады) (до востребования и на определенный срок) и получением денежных средств резидентов с банковских счетов (банковских вкладов) (до востребования и на определенный срок);

3) с банковскими гарантиями, а также с исполнением резидентами обязательств по договорам поручительства и залога;

4) с приобретением резидентами у уполномоченных банков векселей, выписанных этими или другими уполномоченными банками, предъявлением их к платежу, получением по ним платежа, в том числе в порядке регресса, взысканием по ним штрафных санкций, а также с отчуждением резидентами указанных векселей уполномоченным банкам в порядке, установленном Федеральным законом от 11 марта 1997 года N 48-ФЗ «О переводном и простом векселе»;

5) с куплей-продажей физическими лицами наличной и безналичной иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, за валюту Российской Федерации и иностранную валюту, а также с обменом, заменой денежных знаков иностранного государства (группы иностранных государств), приемом для направления на инкассо в банки за пределами территории Российской Федерации наличной иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, не для целей осуществления физическими лицами предпринимательской деятельности;

6) с уплатой уполномоченным банкам комиссионного вознаграждения;

7) с иными валютными операциями, отнесенными к банковским операциям в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Сопоставление двух перечней показывает, что под действие ограничения все равно подпадают такие операции, совершаемые банками со своими клиентами, как лизинг, доверительное управление и расчеты по сделкам с ценными бумагами (кроме ценных бумаг, упомянутых в перечне) и производными финансовыми инструментами. Но тут срабатывают исключения остальных групп, разрешающие резидентам расчеты в валюте там, где это необходимо для нормального функционирования внутреннего финансового рынка. Поэтому валютные расчеты по договорам лизинга остаются резидентам недоступными, даже если стороной является банк, а вот остальные названные здесь операции при условии участия в них специального субъекта, уполномоченного банка или профессионального участника рынка ценных бумаг, по большей мере разрешены.

Физические лица — резиденты. Установленные для физических лиц исключения по своему смыслу направлены на вывод из-под запрета сделок, вызванных жизненными потребностями людей, но, как правило, не связанных с куплей-продажей товаров (работ, услуг) на территории РФ. Сюда относятся дарение валюты и валютных ценностей близким родственникам, наследование, переводы валюты и т.д. <1>. Это скорее не исключения, а корректировка действия нормы по кругу валютных операций.

———————————

<1> См.: п. п. 1 — 5 ч. 3 ст. 14 (наследование, дарение и т.п.); п. п. 12 — 13 и 17 ч. 1 ст. 9 (переводы по банковским счетам); абзац второй ч. 6 ст. 12 Закона о валютном регулировании (переводы с зарубежных счетов, без разрешения оплачивать товары и услуги, приобретаемые резидентом на территории РФ). В последнем случае норма сформулирована почти правильно — иностранную валюту на зарубежных счетах физические лица — резиденты не могут использовать для платежа за покупки, совершаемые на территории РФ, независимо от того, кто выступает продавцом — резидент или нерезидент. Но в тексте нормы говорится только о товарах и услугах; работы законодатель не упоминает, и, буквально толкуя норму, можно прийти к нелогичному выводу, что работы, выполненные в Российской Федерации, почему-то можно оплачивать средствами с зарубежного счета, а товар или услугу — нет.

 

Собственно исключение, сужающее действие правила о запрете расчетов между резидентами в его чистом виде, — это норма, разрешающая физическим лицам — резидентам рассчитываться иностранной валютой в магазинах беспошлинной торговли <1>.

———————————

<1> См.: п. 7 ч. 3 ст. 14 и п. 2 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

 

Исключения для расчетов с персоналом. Юридические лица — резиденты должны иметь возможность выплачивать иностранную валюту своим сотрудникам, находящимся за рубежом в силу служебной необходимости, даже если эти сотрудники сохраняют статус резидентов. В связи с этим законодательство разрешает выплачивать:

— заработную плату персоналу зарубежных представительств российских юридических лиц;

— средства на командировочные расходы сотрудникам, командированным за рубеж;

— средства на покрытие расходов лиц, находящихся за рубежом в служебных поездках (имеются в виду лица, работа которых имеет разъездной характер: водители, экипажи судов и т. д.) <1>.

———————————

<1> См. соответственно: ч. 6.1 ст. 12, п. п. 9 и 14 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании. Логика п. 6.1 ст. 12, требующего выплачивать заработную плату сотрудникам зарубежных представительств только с зарубежного счета юридического лица — резидента, не вполне понятна. Кроме того, не ясно, почему в этой норме упоминаются только представительства, а не филиалы российских юридических лиц за рубежом.

 

Внешняя торговля. Некоторые расчеты и платежи неразрывно связаны с внешнеторговой деятельностью и международными перевозками. Поэтому для удобства их разрешено совершать в иностранной валюте, даже сторонам-резидентам. Например, разрешены такие расчеты между участником внешнеторговой сделки и посредником, а также расчеты, связанные с перевозкой и со страхованием грузов, ввозимых в страну или вывозимых из страны <1>. Равным образом транспортным организациям разрешено получать иностранную валюту от находящихся за рубежом резидентов в оплату за международные пассажирские перевозки <2>.

———————————

<1> См.: п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

<2> См.: п. 16 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

 

Публичные финансы. По своему смыслу рассматриваемое валютное ограничение не должно распространяться на операции, связанные с функционированием публичных финансов: уплату налогов, сборов и таможенных пошлин, предоставление бюджетных ассигнований дипломатическим и консульским учреждениям за рубежом и выплаты их персоналу и т.п. Соответствующие нормы закреплены в п. п. 7, 10, 11, 18 и 19 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

Операции на финансовом рынке. Закон содержит исключения, частично выводящие из-под общего запрета на валютные операции между резидентами операции, необходимые для функционирования внутреннего финансового рынка. Между резидентами, таким образом, разрешены:

— операции с внешними ценными бумагами на бирже, точнее, на организованных торгах <1>, при условии учета прав на эти ценные бумаги у депозитария, созданного по законодательству РФ <2>;

———————————

<1> См.: Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ «Об организованных торгах».

<2> См.: п. 5 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

 

— операции с внешними ценными бумагами на внебиржевом рынке, но при условии платежа в валюте (разрешенная валютная операция — покупка внешней ценной бумаги, валютной ценности) и при условии учета прав на ценные бумаги у депозитария, созданного по законодательству РФ <1>;

———————————

<1> См.: п. 6 ч. 1 той же статьи.

 

— операции, связанные с выплатами по внешним ценным бумагам, за исключением векселей <1>;

———————————

<1> См.: п. 8 ч. 1 той же статьи.

 

— операции доверительных управляющих — банков, если они относятся к числу валютных операций, разрешенных в отношениях банк — клиент <1>;

———————————

<1> См.: п. 15 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

 

— операции доверительных управляющих, если такие операции разрешены в принципе в отношениях между резидентами (имеется в виду, например, что если сделка с ценными бумагами может быть совершена между резидентами, то она разрешена и резиденту, действующему как доверительный управляющий) <1>;

———————————

<1> Там же.

 

— расчеты в иностранной валюте по производным финансовым инструментам, при условии, что хотя бы одна из сторон — уполномоченный банк или профессиональный участник рынка ценных бумаг <1>;

———————————

<1> См.: п. 23 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании.

 

— расчеты в рамках клиринга, осуществляемого в предусмотренном российским законодательством порядке специализированными клиринговыми организациями <1>.

———————————

<1> См.: п. п. 20 — 22 ч. 1 ст. 9 Закона о валютном регулировании, а также Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности». Закон о клиринге с практической точки зрения в наибольшей степени применим к операциям на финансовом рынке (в сделках с валютой, ценными бумагами и производными финансовыми инструментами). Правовых препятствий к его применению на товарных рынках нет (кроме оптового рынка электрической энергии и мощности, ст. 1 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности»). Однако в рамках клиринга на товарных рынках в принципе не может возникнуть подлежащих исполнению валютных обязательств между резидентами, так как:

— в исходных товарных сделках между резидентами, по которым возможен клиринг, не может быть условия о расчетах в иностранной валюте в силу общего запрета на валютные операции между резидентами;

— по внешнеторговым сделкам невозможен клиринг из-за действия публично-правовой нормы о репатриации выручки.

Поэтому обязательства по товарным сделкам, подлежащие реальному исполнению в иностранной валюте, не будут предметом клиринга, а значит, не возникнет и соответствующих расчетов между резидентом — участником товарной сделки и клиринговой организацией.

 

Запрет купли-продажи иностранной валюты,

минуя уполномоченные банки

(монополия банков на обмен валюты).

Цель валютного ограничения

Валютное ограничение направлено на решение нескольких задач валютного регулирования. Наибольший смысл предписание обменивать валюту только в банке имело в условиях перехода от валютной монополии к валютному регулированию, поскольку:

— способствовало сосредоточению валютообменных операций в легальном секторе финансового рынка, причем в наиболее прозрачной, подконтрольной государству его части — в уполномоченных банках;

— позволяло уполномоченным банкам накопить достаточно иностранной валюты для удовлетворения спроса граждан и предприятий-импортеров;

— способствовало ликвидации нелегального, «черного рынка» иностранной валюты, существовавшего в СССР;

— как следствие — ограничивало возможности для спекулятивных сделок с валютой и снижало спекулятивное давление на курс национальной валюты.

Таким образом, основная задача данного валютного ограничения — обеспечить стабильность курса национальной валюты, с помощью административных мер поддержать экономические меры валютной политики, а дополнительная задача — обеспечить работоспособность системы валютного контроля.

В условиях, когда в стране сформировался нормальный межбанковский валютный рынок, а Центральный банк РФ накопил более чем достаточные резервы, позволяющие воздействовать на курс мерами экономического характера, это ограничение практически утратило свою первоначальную значимость:

— объем валютообменных операций вне банков, даже если бы такие операции были разрешены, был бы слишком незначителен, чтобы оказывать давление на курсовую политику регулятора;

— спекулятивное давление в современной ситуации создают не столько реальные поставочные валютообменные сделки, сколько валютные деривативы, в которых валюта выступает в качестве базисного актива, но физически не поставляется. Эти сделки под рассматриваемое ограничение не подпадают;

— в условиях снятия всех валютных ограничений на операции движения капитала нет никаких препятствий, кроме технических или инфраструктурных, для торговли российской валютой на зарубежных рынках (биржевом и межбанковском). Это лишает всякого реального смысла борьбу за сосредоточение всех валютообменных операций на внутреннем рынке в уполномоченных банках.

Получается, что монополия банков на обмен валюты представляет собой рудимент прежнего валютного регулирования, пережиток периода перехода в 1990-х гг. от «черного» к цивилизованному валютному рынку. Тем не менее некоторые задачи это ограничение все же решает. Это учет операций купли-продажи валюты, позволяющий государству собирать статистическую информацию о величине внутреннего валютного рынка и использовать такую информацию при формировании своей денежно-кредитной и валютной политики.

Опосредованно решаются задачи контроля над международными текущими и капитальными валютными операциями, так как платежи за рубеж в связи с импортом, а также вывоз капитала невозможны, если внутри страны национальную валюту нельзя обменять на иностранную. Сосредоточение в уполномоченных банках валютных сделок не создает препятствий для покупки валюты, это правило в его действующем виде лишь ставит такие сделки под контроль уполномоченных банков, агентов валютного контроля. Однако при необходимости это правило может дополняться различными обременениями. Например, еще недавно в России действовало условие об исполнении банком поручения на покупку валюты для капитальных операций не ранее 180 дней со дня получения поручения от клиента.

Резюмируя, отметим, что в современных условиях такое валютное ограничение по своему назначению скорее дополнительный элемент системы валютного контроля, чем ограничение как таковое, — все решаемые им задачи сводимы к контролю. Между тем оно остается ограничением, устанавливающим обязательное правило поведения для лиц, намеревающихся купить или продать валюту. Это ограничение достигает лишь негативного результата — тормозит развитие финансового рынка и современных форм торговли и расчетов. Так, возникает риск применения штрафа в размере до 100% <1> суммы каждой сделки ко всем пользователям той или иной системы электронных денег, если проверяющие органы придут к выводу, что процесс расчетов российских граждан электронными деньгами с зарубежными продавцами предполагает фактическую конверсию национальной валюты, минуя уполномоченный банк.

———————————

<1> См.: ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ, устанавливающую ответственность за совершение валютных операций, «запрещенных валютным законодательством».

 

Позитивный результат — сохранение контроля и учета соответствующих конверсионных сделок — вполне достижим даже при полной отмене этого ограничения. Разумеется, при условии сохранения общего правила о проведении всех валютных операций через уполномоченные банки: банку необязательно быть стороной в сделке, достаточно, чтобы расчеты по такой сделке совершались в безналичном порядке и регистрировались в итоге уполномоченным банком.

 

Предмет, субъекты и содержание валютного ограничения

Предмет валютного ограничения — совершаемые на территории РФ валютные сделки, т.е. обмен одной валюты на другую. Согласно ст. 11 Закона о валютном регулировании «купля-продажа иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, в Российской Федерации производится только через уполномоченные банки».

Приобретение валюты в обмен на товары либо по договорам займа и кредита под действие этой нормы не подпадает. Не распространяется эта норма и на ценные бумаги, кроме чеков, которые могут заменять наличные деньги. Равным образом под действие нормы не подпадают расчетные (непоставочные, арбитражные) валютные сделки, т.е. сделки с производными финансовыми инструментами, базисный актив которых составляет иностранная валюта, по условиям которых ее реальная поставка изначально не предусматривается.

Субъекты такого ограничения — уполномоченные банки, а также любые участники валютных операций, резиденты и нерезиденты, совершающие валютные сделки внутри страны.

Содержание ограничения сводится к запрету покупать и продавать валюту непосредственно физическими и юридическими лицами, минуя уполномоченный банк. Законодатель счел недостаточным общее условие о проведении всех валютных операций через уполномоченные банки, т.е. с расчетами через банковские счета. Поэтому формулировка «через уполномоченный банк» должна, по всей видимости, трактоваться таким образом, что банк должен быть стороной в сделке, а не просто обслуживать расчеты по ней.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code