§ 2. Официальный валютный курс

Установление официального валютного курса рассматривается в качестве валютного ограничения в определенной мере условно, так как такой курс не является принудительным, обязательным при заключении сделок. Тем не менее выбранный подход позволяет лучше уяснить смысл предоставленного Банку России полномочия устанавливать официальный курс рубля к основным иностранным валютам.

Цель валютного ограничения

Валютное ограничение направлено на решение конкретной задачи валютного регулирования — обеспечения стабильности курса национальной валюты по отношению к другим валютам. Не будет ошибкой сказать, что установление официального курса Банком России — это часть экономического блока валютного регулирования: регулятор дает рынку сигнал, влияющий на поведение субъектов, на их ожидания, тем самым воздействует на договорный, рыночный валютный курс.

Однако есть основания полагать, что механизм обратной связи построен в существенной мере на юридических предписаниях, он не сводится к субъективному восприятию исходящих от Банка России сигналов участниками рынка.

Цель достигается косвенным путем, посредством сочетания юридических правил и более или менее жесткого имущественного налогового воздействия:

1) Банк России устанавливает и публикует официальный курс;

2) субъекты валютных операций юридически обязаны применять этот курс при отражении валютных операций в бухгалтерском и налоговом учете. Поскольку учет ведется в рублях, для фиксации в регистрах учета валютная операция оценивается в рублях по официальному курсу. Например, валютная выручка экспортера отражается в учете именно по официальному курсу, независимо от того, по какому курсу затем экспортер обменяет ее на рубли и сделает ли он это вообще;

3) вследствие разницы курсов на разные даты в учете формируются курсовые разницы, которые также определяются посредством переоценки иностранной валюты, требований и обязательств в иностранной валюте по официальному курсу;

4) налоговые последствия валютной операции в существенной мере зависят от официального курса рубля к иностранным валютам. Нормативное правовое условие о ведении бухгалтерского и налогового учета в соответствии с присущей налогам регулятивной функцией создает имущественный, экономический стимул, вынуждающий при совершении сделок ориентироваться на официальный курс для прогнозирования налоговых последствий. Тем самым договорный курс сделок опосредованно начинает зависеть от официального курса.

Например, экспортер получил в декабре валютную выручку в сумме 100 тыс. долл. Предположим, официальный курс на дату признания выручки в налоговом учете составляет 32 руб. за 1 долл. Именно по этому курсу экспортер посчитает доход для целей налогообложения: 3200 тыс. руб.

Затем на конец налогового периода экспортер признает величину курсовой разницы. Предположим, что курс в течение декабря рос и составил в итоге 32,5 руб. за 1 долл. Сумма, находящаяся в распоряжении экспортера, в рублевой оценке выросла на 50 тыс. руб. С этой курсовой разницы экспортер тоже заплатит налог. Считается, что теперь экспортеру принадлежит валюта на сумму 3250 тыс. руб., изначально вырученная им сумма дооценена в налоговых целях по текущему официальному курсу.

Теперь посмотрим, что будет, если в январе следующего года экспортер обменяет валюту на рубли в условиях снижающегося курса доллара по отношению к рублю:

— курс Банка России 31 руб. за 1 долл.;

— договорный курс банка, которому экспортер продает валюту, — 30,5 руб. за 1 долл.

В результате:

— экспортер получает сумму 3050 тыс. руб.;

— убыток экспортера, признаваемый для целей налогообложения, на общую сумму 200 тыс. руб., складывается:

— из отрицательной курсовой разницы за январь, до момента выбытия валюты (принадлежащая ему валюта обесценивалась, что признается в налоговом учете по курсу Банка России: 3100 тыс. руб. — 3250 тыс. руб. = -150 тыс. руб.);

— отрицательной курсовой разницы, вызванной различием между договорным курсом и официальным курсом на дату выбытия валюты (3050 тыс. руб. — 3100 тыс. руб. = -50 тыс. руб.).

В нашем примере экспортер в итоге выручил в январе за полученную от покупателей в декабре иностранную валюту 3050 тыс. руб. При этом первоначально, когда доллар дорожал, а рубль дешевел, экспортер заплатил налог на прибыль с большей суммы, равной 3250 тыс. руб. Затем, когда доллар стал дешеветь, правила учета курсовых разниц позволили экспортеру признать убыток в сумме 200 тыс. руб. В итоге реальная налоговая база экспортера составила бы 3050 тыс. руб. Но поскольку операции производились в разных налоговых периодах, экспортер сначала реально заплатил налог с большей суммы и лишь затем получил право уменьшить будущую прибыль на сумму убытка.

Из этого примера следуют два вывода:

1) устанавливаемый Банком России официальный курс рубля к иностранным валютам влияет на величину текущих налоговых обязательств лиц, совершающих валютные операции, подпадающие под налогообложение в России;

2) правила налогообложения прибыли организаций позволяют в итоге очистить налоговый результат от разницы, возникающей из-за превышения официального курса над договорным, рыночным курсом. Равным образом отфильтровываются колебания самого официального курса внутри налогового периода. Это несколько смягчает воздействие официального курса на экономическое поведение участников валютных операций, но не исключает его полностью.

Зависимость договорного курса от официального курса не следует воспринимать прямолинейно. При нормальных условиях она существует и работает на дополнительную стабилизацию валютного курса, стимулируя совершать сделки с ориентацией на официальный курс, по которому они, упрощенно говоря, будут учитываться и облагаться налогом. Однако при расхождении официального курса и курса, определяемого реальными рыночными потребностями, не соответствующий действительности официальный курс теряет значение ориентира.

 

Предмет, субъекты и содержание валютного ограничения

Валютное ограничение относится к числу универсальных, его предмет составляют все валютные операции. Сфера действия такого валютного ограничения и его содержание не зависят от вида валютной операции или ее субъектного состава. Однако, если в настоящее время это именно так, не следует забывать, что исторически ограничения, связанные с валютным курсом, предполагали именно установление разных валютных курсов для валютных операций разных видов в целях препятствования одним валютным операциям (например, вывозу капитала) и в меньшей степени ограничения других (например, связанных с экспортом).

Поскольку дискриминационная практика множественности валютных курсов не разрешена странам — членам МВФ согласно разд. 3 ст. VIII Статей Соглашения МВФ, Россия не использует множественность курсов. Банк России может устанавливать только одинаковый для всех валютных операций официальный курс рубля к иным валютам.

Поскольку юридическая конструкция этого ограничения такова, что оно создает правовые последствия косвенным путем, при посредстве правил бухгалтерского учета и налогообложения, то к субъектам, подпадающим под его действие, относятся только лица:

— обязанные вести бухгалтерский учет по российским стандартам бухгалтерского учета;

— обязанные вести налоговый учет и (или) исчислять и уплачивать налоги по российскому законодательству.

Обобщенно это будут все налоговые резиденты Российской Федерации (физические и юридические лица) либо налоговые нерезиденты (физические и юридические лица), получающие доход из источников в России либо совершающие облагаемые операции на территории РФ.

Таким образом, официальный курс Банка России адресован всем участникам валютных операций — валютным резидентам и нерезидентам, если рассматривать его как меру экономического воздействия. «Сигнал» регулятора адресован неопределенному кругу лиц и всем без исключения. Однако как юридическое валютное ограничение официальный курс затрагивает имущественные интересы только тех, кто учитывает свои операции и платит налоги по российскому законодательству.

Содержание валютного ограничения состоит:

— в праве Банка России определять официальный курс, опосредованно влияющий на имущественное положение резидентов и нерезидентов;

— в корреспондирующих ему обязанностях субъектов валютных операций:

— отражать в бухгалтерском и налоговом учете валютные ценности, а также требования и обязательства в иностранной валюте по официальному курсу Банка России;

— исчислять и уплачивать налоги в зависимости от курса Банка России.

Отметим также, что официальный курс используется в качестве ориентира и в иных ситуациях (при установлении предельного размера некоторых валютных операций, при расчете штрафов, кратных сумме валютной операции, и т.д.), т.е. ведением бухгалтерского учета и налогообложением его материально-правовое значение не исчерпывается. Но наиболее значимо с точки зрения решения задач валютного регулирования именно применение официального курса в области бухгалтерского учета и налогообложения.

Установление валютного курса, т.е. определение конкретного значения отношения рубля к основным иностранным валютам на ежедневной основе, производится исходя из профессионального суждения регулятора по утвержденной им внутренней методике. Законодательство определяет лишь основные параметры. Согласно ст. 53 Закона о Центральном банке Банк России устанавливает и публикует официальные курсы иностранных валют по отношению к рублю. Эта норма конкретизируется уже в подзаконном нормативном правовом акте — Положении об установлении и опубликовании Центральным банком Российской Федерации официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю <1> (далее — Положение N 286-П):

———————————

<1> Утверждено Банком России 18 апреля 2006 г. N 286-П.

 

— Банк России устанавливает официальные курсы основных иностранных валют <1> по отношению к рублю ежедневно (по рабочим дням), для отдельных валют — ежемесячно;

———————————

<1> См.: информация Банка России от 10 декабря 2009 г. «О перечне иностранных валют, официальные курсы которых по отношению к рублю устанавливаются Банком России ежедневно». В перечень входят 34 иностранные валюты, включая доллар США, евро, иену и др.

 

— официальный курс доллара по отношению к рублю рассчитывается и устанавливается Банком России «на основе котировок межбанковского внутреннего валютного рынка по операциям «доллар США — рубль»;

— официальные курсы иных валют рассчитываются согласно Положению N 286-П через курс доллара исходя из курса доллара к этим валютам на международных валютных рынках, внутренних валютных рынках других стран либо официальных курсов этих валют к доллару.

Официальный курс рубля к иностранным валютам зависит, таким образом, от курса рубля к доллару, сложившегося на российском межбанковском валютном рынке. То есть это курс хотя и не рыночный, но близкий к нему. Заметим, что ни Закон о валютном регулировании, ни Закон о Банке России не предписывают Банку России конкретного способа определения курса. Названные Законы не требуют даже привязки официального курса к рыночному. Формулировка о формировании официального курса «на основе» котировок валютного рынка появилась на подзаконном уровне, в Положении N 286-П, изданном Банком России. При этом степень связи официального курса и его «основы» определяется методикой, которая не публикуется для всеобщего сведения. Это нормально, так как регулятор должен быть максимально независим от политической воли всех ветвей государственной власти при реализации своих функций. Но в связи с этим следует помнить, что ставить знак равенства между рыночным курсом и официальным курсом нельзя, официальный курс всегда предполагает корректировки, вызванные целями независимой валютной политики Банка России.

В завершение повторим, что официальный курс Банка России не является обязательным, принудительным валютным курсом. Официальный курс применяется в гражданско-правовом обязательстве только в том случае, если стороны не договорились об ином (ст. 317 ГК РФ).

Обязательства покупать или продавать валюту по установленному им курсу у Банка России также не возникает (п. 1 Положения N 286-П).

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code