§ 1. Сосредоточение валютных операций в уполномоченных банках

Цель валютного ограничения

Валютное ограничение в виде сосредоточения валютных операций в уполномоченных банках — это ключевое положение для валютного регулирования и контроля в целом. Его цель — сделать максимально широкий круг валютных операций доступными постоянному контролю (наблюдению, мониторингу) со стороны уполномоченных банков — агентов валютного контроля.

 

Предмет, субъекты и содержание валютного ограничения

Валютное ограничение универсально, т.е. распространяется на все виды валютных операций. Его нормативное закрепление, к сожалению, не отличается четкостью. В консолидированном виде оно в Законе о валютном регулировании не сформулировано, но следует из норм ст. ст. 9, 10, 13 и 14 Закона. Основными признаются две нормы:

1) «если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, расчеты при осуществлении валютных операций производятся юридическими лицами — резидентами через банковские счета в уполномоченных банках, порядок открытия и ведения которых устанавливается Центральным банком Российской Федерации, а также переводами электронных денежных средств» (ч. 2 ст. 14);

2) «расчеты при осуществлении валютных операций производятся физическими лицами — резидентами через банковские счета в уполномоченных банках», за исключением валютных операций, прямо названных в Законе (ч. 3 ст. 14).

То, что в названных нормах говорится о резидентах, не должно вводить в заблуждение: расчеты предполагают наличие двух сторон, так что эти нормы охватывают все многообразие валютных операций.

Субъектами валютного ограничения признаются все резиденты и нерезиденты, совершающие валютные операции. Разумеется, речь идет только о лицах, на которых распространяется юрисдикция России. Так, в отношении нерезидентов это требование применяется в полном объеме к их операциям на территории РФ, но неприменимо к их операциям за рубежом. Для резидентов это требование сохраняет силу всегда, независимо от территории их деятельности.

Содержание такого валютного ограничения в целом не противоречит дозволительному типу правового регулирования, поскольку смысл ограничения в том, что валютные операции совершаются свободно, за исключением единственного их аспекта: формы расчетов и платежей. Но в пределах действия этого ограничения применяется разрешительный принцип. Любая валютная операция должна проводиться при посредстве уполномоченного банка, если законом не установлено иное.

Уполномоченный банк не обязательно должен быть стороной в сделке, образующей валютную операцию (плательщиком или получателем платежа). Достаточно, чтобы расчеты или платежи проводились с использованием открытого в нем счета. Уполномоченный банк — обязательная сторона в расчетах, но не в самой валютной операции, сделке с валютой.

Предметом валютных сделок могут быть, помимо валюты, еще и валютные ценности, ценные бумаги. Однако специальных правил для этих сделок Закон о валютном регулировании в настоящее время не содержит. Как следствие, сопровождающие куплю-продажу валютных ценностей платежи и расчеты будут подчиняться общему порядку совершения валютных операций через уполномоченный банк, а учет движения валютных ценностей в документарной или бездокументарной форме будет регулироваться законодательством о рынке ценных бумаг. Если сделка предполагает ввоз или вывоз ценных бумаг в документарной форме, она подпадает под действие валютного ограничения на перемещение валюты и валютных ценностей через границу РФ.

Требованию проведения валютных операций через уполномоченные банки корреспондирует ограничение на использование зарубежных счетов резидентами, с тем чтобы его нельзя было обойти посредством зарубежных (офшорных) операций. Ограничение использования зарубежных счетов обладает дополнительными целями, отличается кругом субъектов и содержанием, поэтому должно рассматриваться как отдельное валютное ограничение. Однако в такой его трактовке следует избегать излишнего педантизма. Дело в том, что требование сосредоточения валютных операций в уполномоченных банках в своем исходном виде предполагает полный запрет использования счетов в банках не уполномоченных, т.е. зарубежных.

Поэтому нет большого противоречия в том, чтобы рассматривать нормы о зарубежных счетах в двух аспектах:

1) как исключение из сферы действия правила о сосредоточении всех валютных операций в банках;

2) как самостоятельное валютное ограничение.

Равным образом самостоятельное ограничение образует запрет купли-продажи иностранной валюты, минуя уполномоченные банки. На первый взгляд это правило представляется частным случаем сосредоточения всех валютных операций в уполномоченных банках. Но его принципиальное отличие в том, что в валютных сделках (купле-продаже) банк должен быть стороной, а не только участником расчетов. Согласно п. 1 ст. 11 Закона о валютном регулировании «купля-продажа иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте, в Российской Федерации производится только через уполномоченные банки». Это ограничение распространяется только на кассовые, или поставочные, валютные сделки и по своему смыслу не распространяется на расчетные (арбитражные) валютные сделки.

 

Исключения

Поскольку предмет воздействия такого ограничения формулируется предельно широко, оно объективно нуждается в конкретизации, в исключениях, изымающих из сферы действия валютного ограничения те операции, которые под него подпадать не должны. В этом случае между этими исключениями и льготами нельзя поставить знак равенства. Льготы предоставляются законодателем по соображениям текущей валютной политики. Здесь же имеет место объективная потребность, вызванная существованием иных форм движения денежных средств, помимо безналичных расчетов и переводов с использованием счетов в банках (кредитных организациях). Это:

— денежные переводы без открытия банковских счетов;

— наличные платежи.

Как упоминалось выше, исключение из действия валютного ограничения образуют также и разрешенные операции по зарубежным банковским счетам, о которых пойдет речь в параграфе учебного пособия, посвященном валютным ограничениям зарубежных (офшорных) операций резидентов.

Следует помнить о позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, выраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 7 июня 2011 г. N 18486/10, что расчеты в рублях с участием нерезидентов на территории РФ не признаются валютными операциями. Буквальное следование этой позиции предполагает, что такие расчеты не должны подпадать под требование валютного законодательства об их проведении через счета в уполномоченных банках. Однако, поскольку параллельно действуют ограничения, установленные нормами законодательства о расчетах, ограничивающие наличные платежи <1>, эти операции все равно подлежат проведению через банковские счета в уполномоченных банках, за исключением наличных расчетов в розничной торговле.

———————————

<1> Указание Банка России от 20 июня 2007 г. N 1843-У «О предельном размере расчетов наличными деньгами и расходовании наличных денег, поступивших в кассу юридического лица или кассу индивидуального предпринимателя»: «Расчеты наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами, а также между юридическим лицом и гражданином, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (далее — индивидуальный предприниматель), между индивидуальными предпринимателями, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, в рамках одного договора, заключенного между указанными лицами, могут производиться в размере, не превышающем 100 тысяч рублей».

 

Исключения для денежных переводов без открытия банковского счета

При совершении переводов валюты без открытия банковского счета лицо не использует своего банковского счета в уполномоченном банке. Тем не менее уполномоченные банки участвуют в совершении таких переводов, хотя и в различной степени, в зависимости от выполняемых ими функций при денежных переводах разных видов.

В России возможны следующие переводы средств без открытия банковского счета:

— банковские;

— почтовые;

— переводы посредством платежных систем (Western Union и др.);

— переводы электронных денежных средств.

Таким образом, стороной, выполняющей перевод для клиента, может быть не банк, а иная организация, например почта или оператор платежной системы (оператор электронных денежных средств — всегда банк, точнее, кредитная организация <1>). В итоге эти операции технически проходят через банковские счета, поскольку денежные переводы непосредственно всегда выполняются кредитными организациями — операторами или расчетными центрами. Но они обезличиваются в общей массе таких операций кредитной организации, которые могут исчисляться миллионами транзакций в сутки. Поэтому переводы без открытия банковских счетов в меньшей степени доступны для контроля, хотя, в отличие от наличных платежей, они не полностью выпадают из поля зрения кредитных организаций — уполномоченных банков, агентов валютного контроля.

———————————

<1> См.: ст. 12 Федерального закона «О национальной платежной системе».

 

Отсюда двойственное отношение к ним законодателя. Выполнение перевода без открытия банковского счета не считается совершением валютной операции через уполномоченный банк. Но такие переводы разрешены, хотя и с оговорками:

— резиденты могут совершать любые банковские переводы иностранной валюты без открытия счета, поскольку это — валютная операция, отнесенная к банковским операциям <1>;

———————————

<1> См.: подп. 7 п. 3 ст. 9 Закона о валютном регулировании; п. п. 1 — 9 абзаца первого ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

 

— резиденты могут совершать любые переводы электронных денежных средств <1>;

———————————

<1> См.: ч. 2 ст. 14 Закона о валютном регулировании; такие переводы тем не менее будут ограничены по суммам, но не вследствие валютного регулирования, а вследствие государственного регулирования денежной системы и денежного обращения и борьбы с отмыванием денег. Ограничения установлены ст. 10 Федерального закона «О национальной платежной системе». Перевод электронных денежных средств выполняется при условии, что остаток денежных средств клиента «в любой момент времени» (насколько можно судить — до перевода) не превышает 100 тыс. руб. (или их эквивалента в иностранной валюте) при наличии возможности идентифицировать клиента, и 40 тыс. руб. (или их эквивалента) — при переводах физических лиц без идентификации. Общая сумма переводов без идентификации, т.е. с использованием одного неперсонифицированного электронного средства платежа, не должна превышать 40 тыс. руб. в течение календарного месяца.

 

— резиденты могут переводить средства за рубеж и получать переводы из-за рубежа (любые, в том числе почтовые), при этом могут устанавливаться ограничения сумм таких переводов <1>;

———————————

<1> См.: подп. 5 п. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

— нерезиденты могут совершать между собой любые (рублевые и в иностранной валюте) переводы без ограничений <1>;

———————————

<1> См.: ч. 1.1 ст. 10 Закона о валютном регулировании.

 

— любые переводы между резидентами и нерезидентами совершаются по общему правилу без ограничений, кроме тех случаев, когда это невозможно в силу действия правила о репатриации экспортной выручки; ограничения суммы могут устанавливаться для переводов такого рода, совершаемых на территории РФ <1>.

———————————

<1> См.: ст. ст. 6, 19, подп. 9 п. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

Исключения для наличных платежей

Наличные платежи в наименьшей степени поддаются государственному контролю. Отсюда стремление законодателя максимально ограничить использование наличных платежей в любых денежных отношениях, не только валютных. Тем не менее, поскольку такие ограничения сопряжены с массой неудобств, о полном запрете наличных расчетов речь пока не идет.

Соответственно, валютное ограничение, требующее проводить валютные операции только через уполномоченные банки, не имеет тотального характера и допускает совершение наличных платежей между сторонами сделок в случаях, предусмотренных Законом о валютном регулировании.

Разумеется, при этом должны соблюдаться другие валютные ограничения, в частности запрет валютных операций между резидентами, а также запрет купли-продажи иностранной валюты на территории РФ, минуя уполномоченные банки. Ситуация упрощается тем, что эти валютные ограничения более или менее синхронизированы между собой по кругу исключений. Например, законодатель, устанавливая исключения из общего запрета валютных операций между резидентами, одновременно оговаривает случаи, когда такие операции (расчеты) возможны в наличной форме <1>.

———————————

<1> См.: ст. 9 в сопоставлении со ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

Валютные операции в наличной форме разрешены <1>:

———————————

<1> Перечень, насколько это возможно, полный и точный. Оговорки о возможном расширенном или ограниченном толковании лежащих в его основе норм Закона о валютном регулировании приводятся в сносках. Тем не менее перечень можно использовать лишь в учебных целях, для общего уяснения принципа действия такого валютного ограничения. В практических ситуациях необходим внимательный анализ нормативного материала в каждом конкретном случае.

 

— в рублевых расчетах между резидентами и нерезидентами — физическими лицами в розничной торговле и при оказании на территории РФ услуг населению (гостиничных, транспортных и др.) <1>;

———————————

<1> Принимать наличную валюту Российской Федерации, т.е. рубли, от физических лиц — нерезидентов в розничной торговле и при оказании транспортных, гостиничных и других услуг юридические лица — резиденты могут в силу прямого указания абзаца третьего ч. 2 ст. 14 Закона о валютном регулировании. Но поскольку действует общее правило ст. 6 Закона о свободном совершении валютных операций между резидентами и нерезидентами, если не установлено иное, то возможно и принятие наличных рублевых платежей физическими лицами — резидентами в сделках с иностранцами. Судебная практика по этому вопросу положительная.

Принять наличную иностранную валюту нельзя, так как это будет обход запрета на приобретение иностранной валюты, минуя уполномоченный банк. Это должно быть запрещено прямо, путем более точного установления валютного ограничения на расчеты в иностранной валюте внутри страны. Но поскольку в действующем законодательстве это правило сформулировано немного иначе (как запрет валютных расчетов, наряду с прочими валютными операциями, между резидентами), то срабатывает другое валютное ограничение. Судебная практика по этому вопросу автору в настоящее время не известна.

 

— в отношениях физических лиц — резидентов с уполномоченными банками <1>;

———————————

<1> См.: подп. 6 ч. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании. Те же самые операции могут совершать и физические лица — нерезиденты в силу общего правила ст. 6 Закона.

 

— в отношениях, связанных с уплатой аэронавигационных, аэропортовых и портовых сборов, платежей за обслуживание воздушных судов (в отношениях между юридическими лицами — резидентами и юридическими лицами — нерезидентами, иностранными государствами) <1>;

———————————

<1> См.: абзацы четвертый и пятый ч. 2 ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

— юридическим лицам — резидентам при получении от любых физических лиц платы за перевозку пассажиров и багажа за рубежом; соответственно, физические лица — резиденты наделены правом совершать такие платежи <1>;

———————————

<1> См.: абзац шестой ч. 2 ст. 14 Закона о валютном регулировании. В этой норме указано, что такие платежи юридическое лицо — перевозчик, резидент, может принять и от юридического лица — резидента, действующего за рубежом посредством представительства, филиала и т.п. При этом принять плату от юридического лица за перевозку пассажиров можно, а за перевозку багажа (точнее, по формуле Закона о валютном регулировании, «грузов, перевозимых физическими лицами для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности») почему-то нельзя.

 

— в расчетах дипломатических, консульских и иных официальных представительств Российской Федерации за рубежом в иностранной валюте со своими сотрудниками <1>;

———————————

<1> См.: абзац седьмой ч. 2 ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

— при выплате заработной платы сотрудникам зарубежных представительств юридических лиц — резидентов <1>;

———————————

<1> См.: абзац восьмой ч. 2 ст. 14, ч. 6.1 ст. 12 Закона о валютном регулировании. Норма ч. 6.1 ст. 12 сформулирована таким образом, что разрешает использовать на эти цели средства, перечисленные на счет в зарубежном банке, а не средства со счета в уполномоченном банке. Есть сомнения в том, что такая операция может совершаться в наличном порядке. Кроме того, в названных нормах говорится исключительно о представительствах, тогда как, например, в абзаце шестом ч. 2 ст. 14 в аналогичном контексте называются «филиалы, представительства и иные подразделения юридических лиц, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации». На практике это может создать проблемы.

Известны случаи, правда, не связанные с валютным регулированием, но иллюстрирующие рассматриваемый нами вопрос. Например, государственные органы (Росавиация) в подобной ситуации утверждали, что указание в нормативном акте на «представительство» означает исключительно и только представительство. Компания, действующая через филиал, нормой, адресованной «представительству», воспользоваться не может.

Однако нет реальных оснований полагать, что Закон о валютном регулировании предполагал установление различного правового регулирования для юридических лиц, действующих за рубежом через представительство или в иной форме.

 

— при оплате и возмещении зарубежных командировочных расходов сотрудников зарубежных представительств юридических лиц — резидентов <1>;

———————————

<1> См.: абзац восьмой ч. 2 ст. 14, ч. 6.1 ст. 12 Закона о валютном регулировании.

 

— при расчетах физических лиц — резидентов в магазинах беспошлинной торговли и в транспортных средствах в пути следования при международных перевозках <1>;

———————————

<1> См.: подп. 7 п. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании.

 

— при совершении некоммерческих сделок физических лиц — резидентов: дарении валютных ценностей <1>, завещании и наследовании валютных ценностей, а также купле-продаже единичных денежных знаков и монет для коллекционирования <2>.

———————————

<1> В дар Российской Федерации, субъекту Федерации и (или) муниципальному образованию (подп. 1 ч. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании); при дарении супругу или близким родственникам (подп. 2 ч. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании).

<2> См.: подп. 3 и 4 ч. 3 ст. 14 Закона о валютном регулировании соответственно.

 

Исключения для наличных платежей формулируются законодателем разрешительным, а не дозволительным способом. Что не разрешено прямо и недвусмысленно, то запрещено. Однако если следовать этой логике до конца, ряд операций окажется под запретом без разумного обоснования.

Так, из Закона о валютном регулировании не ясно, разрешены ли наличные платежи в отношениях между нерезидентами на территории РФ. Статья 10 Закона сформулирована так, что не оставляет места для таких платежей. Тем не менее вызывает сомнение, что законодатель намеренно преследовал цель запретить такие платежи, особенно платежи в рублях. Получается, что иностранным туристам нужно быть предельно внимательными: они могут заплатить наличными за гостиницу, если гостиница принадлежит резиденту, и не могут этого сделать, если гостиница принадлежит иностранной компании — нерезиденту. И одолжить по дружбе друг другу денег в России они не могут под угрозой конфискационного штрафа <1>.

———————————

<1> За совершение валютных операций, запрещенных валютным законодательством, налагается штраф в размере от 3/4 до всей суммы валютной операции на основании ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ.

 

Аналогичным образом складывается и ситуация с расчетами резидентов за рубежом: законодатель нигде не упоминает их права совершать за рубежом наличные платежи (зарубежные валютные операции!) за товары (работы, услуги).

Можно было бы предположить, что в этот момент люди для целей валютного законодательства не считаются находящимися под юрисдикцией России. Но это не так: когда речь идет об открытии резидентами зарубежных счетов, законодатель адресует им нормы, предписывающие определенный порядок поведения, хотя открытие счета, как правило, требует личного присутствия человека в банке за рубежом. Значит, территория не влияет на юрисдикцию России в отношении резидентов.

Вероятно, речь идет о пробеле в законодательстве, вызванном тем, что наличие группы зарубежных (офшорных) валютных операций, подпадающих под действие национального валютного законодательства, еще не до конца осознается законодателем. Этот пробел не очень опасен с практической точки зрения, так как на выручку снова приходит толкование правила ст. 6 Закона о валютном регулировании, «перебивающее» действие разрешительного принципа установлением дозволительного принципа для всех без исключения случаев совершения валютных операций между резидентами и нерезидентами. Раз правила не прописаны и операция совершается между резидентами и нерезидентами (а большинство зарубежных операций именно таковы), значит, она совершается свободно, без ограничений.

Конечно, ясным и прозрачным такое сочетание запретов и дозволений назвать нельзя.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code