§ 2. Сделки, действия и валютные операции

В основе валютной операции всегда лежат практические действия частных лиц и организаций, так или иначе затрагивающие сферу валютных интересов государства. Чаще всего это действия, направленные на возникновение определенных правовых последствий, т.е. сделки по поводу валюты и валютных ценностей. Но валютные операции не тождественны сделкам.

К валютным операциям могут быть отнесены, в своей более или менее существенной части, сделки двух видов:

1) валютные сделки;

2) сделки с валютой.

Валютные сделки заключаются сторонами <1> непосредственно в отношении валюты или валютных ценностей: это сделки купли-продажи одной валюты за другую (валютообменные сделки), купли-продажи ценных бумаг, выступающих в роли валютных ценностей или объектов инвестиций, валютные займы и кредиты и т.д. По отношению к ним валютную операцию можно отождествить с заключением и исполнением валютной сделки. В случае с непоставочными биржевыми сделками, как было показано выше, к валютной операции с формально-юридической точки зрения можно отнести только часть сделки, затрагивающую расчеты сторон.

———————————

<1> Возможны и односторонние валютные сделки, например завещание валюты и валютных ценностей.

 

Сделки с валютой — это соглашения, в которых валюта (валютные ценности) не выступает предметом сделки, а используется как средство платежа. Преимущественно это внешнеторговые сделки, заключаемые о купле-продаже товаров, нематериальных активов, а также об оказании услуг и о выполнении работ. В таких сделках существенная часть условий не имеет к валютным операциям ни малейшего отношения, и только заключение и исполнение сделки в части условия о платеже образуют валютную операцию.

Приведенное разграничение сугубо условно, имеет вспомогательный характер, однако помогает лучше уяснить соотношение валютной операции и сделки.

Может сложиться впечатление, что, определяя валютную операцию, понятие «сделка» лучше вообще отбросить, особенно когда речь идет о сделках с валютой, ограничившись в отношении этой категории сделок указанием на «платеж». С прагматической точки зрения этого, в общем, достаточно. Именно такой подход был использован Высшим Арбитражным Судом РФ в ситуации, когда надо было обратить внимание судов на то, что валютная операция и внешнеэкономический контракт, предусматривающий ее совершение, — это не одно и то же <1>.

———————————

<1> Практический смысл заключался в том, что Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» 1992 г. трактовал нарушающие валютное законодательство операции как «незаконные сделки», из-за чего нарушение правил о валютных платежах по внешнеторговому контракту могло повлечь недействительность контракта в целом и взыскание «всего полученного» со стороны, получившей товар. Из-за неудачной формулировки ст. 14 этого Закона ситуация, когда взысканию подвергались обе стороны незаконной валютной сделки, смешивалась с ситуацией, когда наказать надо было только одну сторону, нарушившую порядок совершения или получения платежа в сделке с валютой.

 

Суд указал, что «при проведении расчетов в иностранной валюте Закон о валютном регулировании <1> рассматривает как валютную операцию платеж, а не гражданско-правовые сделки, послужившие основанием его совершения» <2>. Применение аналогичного принципа приравнивания отдельных валютных операций к платежу прослеживается в ст. 1 Закона о валютном регулировании. В содержащемся в статье перечне валютных операций упоминаются либо валютные сделки (приобретение и отчуждение валюты или валютных ценностей, переводы валюты и валютных ценностей), либо платежи (использование валюты и валютных ценностей в качестве средства платежа), либо действия (ввоз, вывоз валюты и валютных ценностей).

———————————

<1> Имеется в виду Закон 1992 г.

<2> Пункт 17 информационного письма ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52.

 

Однако ограничиться знаком равенства между валютной операцией и платежом невозможно. Высший Арбитражный Суд РФ, формулируя свою позицию, сделал принципиальную оговорку, что позиция применима только к валютным операциям, сводящимся к проведению расчетов. Зачастую область воздействия валютных правил должна быть шире, и не только платеж, но и заключение соглашения сторон о платеже вызывает по Закону о валютном регулировании определенные публично-правовые последствия. Тут нет универсального правила, в ряде случаев операцию можно свести к платежу, не потеряв ничего из ее содержания, а в ряде случаев — нельзя, и решающее значение будет иметь формулировка конкретных норм валютного законодательства с учетом их экономической подоплеки.

Так, в случае выдачи банковской гарантии ни принципал, ни гарант не совершают валютной операции (за исключением уплаты комиссии). В случае если гарант должен произвести валютный платеж бенефициару, платеж будет валютной операцией. С выдачей гарантии валютное законодательство никаких последствий не связывает, валютную операцию можно и нужно свести исключительно к платежу.

Напротив, если, например, экспортер заключит контракт на поставку своей продукции с зарубежным покупателем, он обязан открыть паспорт сделки (так!) в уполномоченном банке до получения платежа и отвечает за несоблюдение требования репатриации, если не получит платежа в срок. Интересно, что формально в этом примере валютной операции с точки зрения ст. 1 Закона о валютном регулировании еще нет, а валютное регулирование уже есть.

Кроме того, игнорирование связи между сделкой и подлежащим валютному регулированию предметом, валютной операцией, приводит к технико-нормативным неточностям при конструировании правил валютного контроля. Сошлемся на правила об открытии паспортов сделок (ст. 20 Закона о валютном регулировании). Несмотря на упоминание «сделки» в названии документа валютного контроля — паспорта сделки, в норме говорится об открытии паспортов сделок «при осуществлении валютных операций», при этом соотношение сделки и операции никак не поясняется. Это приводит к спорам сразу же, как только стороны отходят от элементарной конструкции: одна сделка — один контракт — один платеж. Так, если заключен рамочный договор, органы валютного контроля могут потребовать открытия паспортов сделок на каждую поставку, оформленную отдельной спецификацией. Если бы проблема соотношения валютной операции и сделки четче осознавалась при издании подзаконных нормативных правовых актов, таких споров можно было бы избежать, предусмотрев для предварительных и для рамочных договоров специальные правила.

Поэтому представляется полезным сохранить в определении валютных операций указание на сделки, а также, с учетом всех сделанных выше оговорок, на компоненты сделок.

Что же касается не сделок, а действий фактического характера, которые не направлены на возникновение и изменение прав и обязанностей в отношении валюты и валютных ценностей, то такие действия тоже могут признаваться валютными операциями.

Самый очевидный пример — это перемещение лицом валюты или валютных ценностей через таможенную границу. Человек может не преследовать цели вывезти валюту, чтобы расплатиться наличными за товар в рамках какой-либо сделки. Он просто перемещает свою собственность в кармане и рассчитывает, что никакого изменения его прав и обязанностей в отношении этой собственности не произойдет. Правовые последствия (меры контроля и ограничения) здесь связаны с самим фактом перемещения валюты через границу. Такие действия относятся к валютным операциям в силу прямого указания Закона о валютном регулировании. Материальное основание соответствующих норм состоит в том, что складывающиеся из действий отдельных лиц потоки наличной валюты, перемещаемой через границу в рамках неторговых операций, влияют на платежный баланс страны.

С соотношением валютных операций, действий и сделок связан еще один аспект, важный для уяснения механизма воздействия норм валютного законодательства на поведение субъектов.

Как мы уже отмечали, валютная операция может иногда представлять собой простое действие, такое как ввоз или вывоз валюты. Чаще валютная операция структурирована более сложно — это валютная сделка или компонент внешнеторговой сделки. Когда валютная операция связана с совершением сделки, при внимательном рассмотрении видно, что одну, основную, операцию (сделку) будет сопровождать ряд вспомогательных. Так, во внешнеэкономическом контракте ядро валютного компонента сделки будет составлять платеж, один или несколько. Но платеж в современной торговле редко производится наличными. Более точно было бы говорить даже не о платеже, а о безналичных расчетах. Такие расчеты невозможны без участия банка плательщика и банка получателя платежа. Основная операция будет сопровождаться банковскими сделками, посредством которых реализуется перевод средств со счета плательщика на счет получателя.

Другим примером может служить такая валютная операция, как открытие счета за рубежом. Она состоит из сделки между лицом, открывающим счет, и банком (договор банковского вклада, договор банковского счета), но не имеет смысла без последующего пользования счетом, без переводов валюты со счета и на счет.

Отсюда видно, что одни валютные операции просты, а другие могут быть разделены на несколько отдельных валютных операций, связанных между собой единой деловой целью. Такие валютные операции можно назвать сложными, состоящими из нескольких простых.

Валютные ограничения и меры контроля могут конструироваться применительно к сложной валютной операции как единому целому. Такой подход используется, например, в отношении правил репатриации выручки. В других случаях цель валютного регулирования лучше достигается воздействием на простые элементы валютной операции — платежи и переводы. Когда законодатель устанавливает ограничения для переводов средств на зарубежный счет резидента или ограничения на использование средств по такому счету, он формирует группы ограничений, связанных с простыми валютными операциями.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code