ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ ЭНЕРГИИ

Исчерпаемость традиционных энергоресурсов (угля, нефти, природного газа), географическая неравномерность их залегания, ухудшение экологии обусловили интерес к альтернативной энергетике, основанной на использовании прежде всего возобновляемых источников энергии, под которыми в литературе понимают иные источники или иные способы производства энергии, чем сжигание ископаемых видов топлива или деление ядерного топлива <1>. Согласно ст. 1 Закона Украины «Об альтернативных источниках энергии» к указанным источникам относятся энергия солнечная, ветровая, геотермальная, энергия волн и приливов, гидроэнергия, энергия биомассы, газа из органических отходов, газа канализационных очистных станций, биогазовые и вторичные энергетические ресурсы (доменный и коксовый газы, газ (метан) дегазации угольных месторождений), преобразования сбрасываемого энергопотенциала технологических процессов).

———————————

<1> Белоглавек А.И. Международно-правовая защита инвестиций в области энергетики. Киев, 2011. С. 198 — 199.

 

В ЕС с целью координации усилий по увеличению использования альтернативных источников энергии принята Программа «Разумную энергию — Европе» (Intelligent Energy — Europe), согласно которой к 2020 г. планируется уменьшить на 20% количество выбросов углекислого газа по сравнению с показателем 1990 г., обеспечить 20% потребление альтернативной энергии и снизить использование первичных энергоресурсов на 20%. Реализация положений указанной Программы уже сейчас позволила странам — участницам Союза достичь значительных успехов в этой области.

Уровень использования альтернативных источников энергии в том или ином государстве объективно обусловлен особенностями рельефа и температурного режима, наличием важных с точки зрения энергопотенциала географических объектов и природных запасов соответствующих энергоресурсов и др. Тем не менее, как показывает практика, на настоящем этапе природно-климатические условия являются важной, но отнюдь не решающей предпосылкой для развития альтернативной энергетики. Определяющее значение для развития альтернативной энергетики имеет экономико-правовой фактор, предполагающий наличие эффективного правового механизма стимулирования использования альтернативных источников энергии.

В зависимости от характера воздействия на объект регулирования условно можно выделить способы позитивного стимулирования, направленные на создание благоприятного правового режима функционирования субъектов «зеленой» энергетики, и способы негативного стимулирования, действие которых направлено на побуждение иных участников энергетического рынка (производителей, поставщиков, потребителей традиционной энергии) к содействию расширения сферы использования «зеленой» энергии.

Механизм позитивного стимулирования включает в себя способы организационно-правового характера, такие как: установление особого (льготного, упрощенного) порядка получения документов разрешительного характера (разрешений на использование природных ресурсов, на деятельность по производству «зеленой» энергии, строительство генерирующих установок, сетей и др.), обеспечение гарантий сбыта «зеленой» энергии (включение производителей энергии из альтернативных источников в состав субъектов энергорынка, обеспечение доступа в сеть, приоритетного выкупа всего объема произведенной энергии и др.), а также способы экономико-правового характера, прежде всего осуществление целевого государственного финансирования строительства установок для производства «зеленой» энергии, правовое регулирование ценообразования на произведенную энергию.

Так, установление особого порядка получения документов разрешительного характера прежде всего позволяет обеспечивать надлежащий уровень надежности энергосистемы в случае подключения к общей сети производителей «зеленой» энергии, объемы производства которых зависят от внешних условий (сила ветра, количество солнечных дней и т.д.) посредством «входной» проверки способности соискателя специального разрешения выступать в качестве субъекта энергетических отношений. В Украине согласно Закону «Об альтернативных источниках энергии» к числу компонентов специальной правосубъектности производителя «зеленой» энергии, подтверждаемых специальными разрешениями, относятся: возможность производить такую энергию (разрешение на производство электрической, тепловой и механической энергии из альтернативных источников и ее передачу и поставку); осуществлять эту деятельность с использованием конкретного вида источника энергии (разрешение на производство геотермальной энергии), быть допущенным в общую сеть (разрешение на подключение объектов к объединенной энергетической системе Украины), поставлять в эту сеть произведенную энергию (разрешение на создание сетей для транспортировки энергии).

Кроме того, особый порядок получения разрешительной документации обеспечивает условия для осуществления контроля за рациональным использованием природных ресурсов в сиу того, что производитель «зеленой» энергии является субъектом специального природопользования (разрешение на пользование соответствующими природными ресурсами, строительство (восстановление) объектов гидроэнергетики на малых реках, размещение оборудования, которое использует солнечное излучение, ветер, волны морского прибоя).

Необходимость гармонизации положений энергетического и природоресурсного законодательства позволяет учитывать особенности осуществления хозяйственной деятельности по производству энергии из альтернативных источников. В то же время стремление максимально учесть все аспекты такой деятельности может привести к чрезмерной детализации специального законодательства (формирование широкого перечня специальных разрешений, органов, их выдающих, и т.д.), что на практике способствует появлению административных барьеров, осложняющих проникновение субъекта «зеленой» энергетики на рынок. Снижению степени урегулированности в данном вопросе может служить применение положений Закона Украины «О разрешительной системе в сфере хозяйственной деятельности», предусматривающий механизм выдачи разрешительной документации по принципу «единого окна», который обеспечивает координацию действий разрешительных органов.

Удаленность мест размещения объектов «зеленой» энергетики от сетевой инфраструктуры, высокая стоимость строительства новых сетей обусловила важность решения вопроса об обеспечении гарантий сбыта произведенной энергии. Учитывая значение «зеленой» энергетики для решения стоящих перед государством задач, в большинстве стран предусмотрено приоритетное право производителей такой энергии на допуск в сеть.

Согласно ст. 15 Закона Украины «Об электроэнергетике» оптовый рынок электрической энергии Украины обязан покупать энергию, произведенную с использованием альтернативных источников и не проданную по договорным ценам непосредственно потребителям или энергопоставляющим компаниям, независимо от величины установленной мощности или объемов отпуска электрической энергии. При этом согласно ст. 12 указанного Закона затраты на подключение таких объектов к сети возлагаются на собственника сети и учитываются Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики (далее — НКРЭ), при утверждении его инвестиционной программы.

В целях создания условий для развития альтернативной энергетики в Украине осуществляется государственное целевое финансирование строительства объектов «зеленой» энергетики (в отношении ветровой энергетики). Источником такого финансирования согласно ст. 8 Закона Украины «Об альтернативных источниках энергии» является фонд целевого финансирования, формируемый главным образом за счет сбора в виде целевой надбавки, включаемого в оптовый тариф на электро- и тепловую энергию, а также иных поступлений.

Эффективным способом государственной поддержки развития альтернативной энергетики является правовое регулирование ценообразования на «зеленую» энергию, которое выражается в установлении компетентным органом фиксированной надбавки к тарифу, определяемому в порядке, предусмотренном для соответствующего рынка электроэнергии.

Специфика «зеленого» тарифообразования определена ст. 17.1 Закона Украины «Об электроэнергетике». Среди основных отличительных признаков, присущих «зеленым» тарифам, следует отметить следующие: 1) адресность (тариф утверждается НКРЭ для каждого производителя «зеленой» энергии); 2) дифференцированность, которая выражается в утверждении отдельного тарифа для: а) каждой станции (подстанции), имеющихся в распоряжении производителя «зеленой» энергии (пообъектная дифференциация); б) каждого вида используемого источника энергии (ресурсная дифференциация); 3) срочность (установленный порядок льготного ценообразования действует до 01.01.2030); 4) условность, выражающаяся в том, что применение «зеленого» тарифа возможно лишь при соблюдении условий, определенных действующим законодательством; 5) наличие компенсационной составляющей, предполагающей применение фиксированного коэффициента к тарифу, размер которого зависит от затратности конкретного способа «зеленой» генерации; 6) ограничение нижнего предела тарифа.

Следует отметить удачность выбора модели правового регулирования «зеленого» тарифообразования в Украине. Установление фиксированного коэффициента, с одной стороны, позволяет обеспечить рентабельность хозяйственной деятельности в сфере альтернативной энергетики, а ограничение его применения определенным сроком стимулирует субъектов хозяйствования к использованию новых, более эффективных технологий генерации. С другой стороны, формирование базовой величины «зеленого» тарифа в соответствии с Правилами оптового рынка электроэнергии способствует упреждению роста непродуктивных затрат субъектов хозяйствования, занятых в «зеленой» генерации.

Негативное стимулирование развития «зеленой» энергетики не присуще украинскому законодательству. Вместе с тем, как свидетельствует зарубежный опыт, сочетание стимулирующих и обязывающих норм может быть весьма эффективным.

Среди способов негативного стимулирования, применяемых в зарубежных странах, можно выделить следующие.

Установление императивного требования об использовании конкретного вида «зеленой» энергии в определенной отрасли экономики. Так, в Израиле предусмотрено использование солнечной энергии для нагрева воды. Выполнение установленного предписания обеспечивается мерами прямого административного принуждения <2>.

———————————

<2> Тарнижевский Б.В., Мальцева А.В., Музалев Е.Ю., Макарова Е.С. ВЕР в законе // Энергия. 1998. N 10. С. 2 — 6.

 

Нормирование использования конкретного источника энергии. Например, в Финляндии, Швеции в отношении вывоза твердых бытовых отходов на свалки установлен граничный норматив — 25%. Остальная часть образовавшихся отходов подлежит утилизации путем переработки как для вторичного использования, так и для производства энергии.

Введение экологических налогов для производителей «традиционной» энергии. Одним из примеров эффективного использования указанного способа негативного стимулирования является налоговое законодательство Дании, где в целях сокращения доли первичных энергоносителей в структуре энергобаланса поэтапно была сформирована система энергетических налогов, включающая в себя налог на использование нефти (1977 г.), налог на использование угля (1982 г.), налог на выбросы углекислого газа (1992 г.). В отличие от ранее введенных «нефтяного» и «угольного» налогов, уплачиваемых только производителями энергии, обязанность уплаты экологического налога возлагается и на других участников энергетического рынка (энергопоставщиков, потребителей), что способствует их переориентации на преимущественное использование «зеленой» энергии.

Установление квот на использование энергии, произведенной на основе различных источников энергии.

Сущность энергетического квотирования заключается в установлении обязательных нормативов в отношении доли «зеленой» энергии в энергобалансе субъекта хозяйствования в абсолютном выражении (количестве МВт/ч) либо в соотношении к общему объему потребления энергии (в %). Несоблюдение энергопоставщиками установленных квот на «зеленую» энергию квалифицируется как нарушение порядка осуществления хозяйственной деятельности в сфере поставки электроэнергии и является основанием для применения к нарушителю предусмотренных законодательством санкций. Выполнение установленных квот обеспечивается либо путем покупки «зеленой» энергии, либо созданием собственной «зеленой» генерации.

Безусловно, автоматическое перенесение в правовое поле «чужих» способов стимулирования альтернативной энергетики вряд ли будет органичным. Тем не менее обобщение зарубежного опыта позволяет определить основные параметры такой модели, а учет национальных особенностей дает возможность адаптировать эти параметры в соответствии с существующими экономическими условиями и требованиями законодательства.

Джумагельдиева Г.Д.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code