ПРЕСЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИКТИВНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В СВЕТЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В Концепции развития гражданского законодательства РФ <1> было предложено существенно реформировать действующую в России систему регистрации юридических лиц, которая в нынешнем своем виде не способна противостоять созданию так называемых «фирм-однодневок», используемых их учредителями для совершения незаконных действий, в частности уклонения от уплаты налогов, легализации незаконно полученных доходов, контрабанды, организации занятия проституцией, рейдерских захватов и т.п. Следует отметить, что одним из основных признаков фиктивного юридического лица считается отсутствие его реальной деловой активности в течение достаточно длительного времени. В письме Федеральной налоговой службы от 11.02.2010 N 3-7-07/84 <2> также называются такие его отличительные черты, как отсутствие фактической самостоятельности организации, создание ее без цели ведения предпринимательской деятельности, регистрация по месту массовой регистрации <3>, непредставление налоговой отчетности и др. <4>. Деятельность фиктивных юридических лиц причиняет ущерб не только добросовестным участникам гражданского оборота, но и государству в целом. Поэтому в 2011 г. в России была введена уголовная ответственность за незаконное образование юридического лица и незаконное использование документов для его создания <5>. В частности, установлено наказание за образование юридического лица через подставных лиц (ст. 173.1 УК РФ), за использование подложного документа, удостоверяющего личность, для создания юридического лица с целью совершения преступления, связанного с финансовыми операциями, и т.п. (ст. 173.2 УК РФ). Однако рассматриваемые нормы уголовного законодательства не способны эффективно бороться с фиктивными юридическими лицами, поскольку затрагивают лишь частные случаи. Концепция развития гражданского законодательства предполагала создание в России такой системы образования юридических лиц, которая сделала бы невозможной или крайне затруднительной деятельность «фирм-однодневок». В частности, было признано необходимым установление в законе принципа достоверности данных государственного реестра юридических лиц, введение обязательной проверки соответствия действующему законодательству содержания учредительных документов и вносимых в них изменений (юридической экспертизы таких документов), закрепление правила о субсидиарной ответственности учредителя «компании одного лица» по долгам такого юридического лица, если оно совершало сделки во исполнение воли единственного учредителя. Кроме того, было предложено увеличить требования к минимальному размеру уставного капитала для обществ с ограниченной ответственностью до 1 млн. рублей, акционерных обществ — до 2 млн. рублей, что сделало бы крайне невыгодным использование этих организационно-правовых форм недобросовестными участниками оборота для достижения незаконных целей. Последнее предложение, по словам Е.А. Суханова, вызвало «яростное сопротивление» представителей крупного предпринимательства, ведь «структуру современного отечественного бизнеса невозможно представить без «цепочек» таких «однодневок» и офшоров, призванных исключить для его фактических владельцев всякий риск имущественной ответственности» <6>. Что касается офшорных компаний, которые чаще всего представляют собой лишь «фасад», прикрывающий незаконную деятельность их фактических владельцев, то Концепцией в качестве дополнительного условия признания российским правопорядком правоспособности таких компаний и основания предоставления им права осуществлять деятельность на территории РФ предусматривалась их регистрация в Едином государственном реестре юридических лиц с обязательным раскрытием информации об учредителях (участниках) и выгодоприобретателях.

———————————

<1> Подготовлена в соответствии с Указом Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // РГ. 2008. N 4712.

<2> См.: Официальные документы (еженедельное приложение к газете «Учет, налоги, право»). 02.03.2010. N 9.

<3> Сведения об адресах массовой регистрации юридических лиц, косвенно свидетельствующих об их недобросовестности, можно найти на сайте ФНС России. URL: http://www.nalog.ru/.

<4> Более подробно о понятии и признаках фиктивных юридических лиц, а также об ответственности их учредителей по современному законодательству России и зарубежных стран см.: Яценко Т.С., Яценко В.А. О противодействии созданию фиктивных юридических лиц в России и зарубежных странах // Хозяйство и право. 2010. N 4. С. 99 — 104; Яценко Т.С. Однодневки forever // ЭЖ-Юрист. 2010. N 22 (627).

<5> Федеральный закон от 07.12.2011 N 419-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7361.

<6> Суханов Е.А. Очерк сравнительного корпоративного права // Проблемы развития частного права: Сб. статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / Отв. ред. Е.А. Суханов, Н.В. Козлова. М.: Статут, 2011. С. 193.

 

Следует сказать, что многие положения Концепции не нашли своей реализации в проекте изменений в ч. I, II, III и IV Гражданского кодекса РФ <7>. Так, требования к минимальному размеру уставного капитала остались неизменными: для ООО он сохраняет свое значение в 10 тыс. рублей, для АО — 100 тыс. руб. (ст. 66.2 проекта). Кроме того, были исключены нормы, предусматривающие контроль над деятельностью офшорных компаний в России <8>.

———————————

<7> Законопроект N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Текст размещен на официальном сайте Государственной Думы РФ. URL: http://www.duma.gov.ru.

<8> Такие нормы предусматривались в первоначальной редакции проекта изменений в ГК РФ. В частности, в п. 8 ст. 51 содержалось положение, согласно которому предоставление офшорным компаниям права осуществлять деятельность на территории России ставилось в зависимость от депонирования в уполномоченном государственном органе юстиции достоверной информации об учредителях (участниках) и выгодоприобретателях такой компании. См. текст проекта на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ. URL: http://www.arbitr.ru/.

 

Важно обратить внимание на то, что в обновленном Гражданском кодексе РФ найдет свое отражение норма, регламентирующая прекращение недействующих юридических лиц. В сферу ее действия попадут и «фирмы-однодневки», которые продолжают множиться в отечественном гражданском обороте в геометрической прогрессии. После того, как фактические учредители подобных компаний достигают своих незаконных целей, такие юридические лица оказываются брошенными и засоряют оборот. Следует отметить, что аналогичная норма уже содержится в Федеральном законе от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» <9>. Напомним, что согласно ст. 21.1 этого Закона в качестве признаков недействующего юридического лица выделяются непредставление документов отчетности, предусмотренных налоговым законодательством РФ, в налоговую инспекцию и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия решения о признании его недействующим. Подобный субъект может быть исключен налоговыми органами из ЕГРЮЛ только при одновременном наличии всех перечисленных условий.

———————————

<9> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.

 

Порядок применения ст. 21.1 определяется письмом ФНС России от 09.08.2005 N ЧД-6-09/668 <10>, в котором налоговые инспекции, полномочные вести учет юридических лиц и отслеживать «фирмы-однодневки», получили прямое указание исключать из реестра только те из них, в отношении которых возбуждены процедуры банкротства. Но это становится практически невозможным в свете положений, предусмотренных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» <11> и информационном письме Президиума ВАС РФ от 17.01.2006 N 100 «О некоторых особенностях, связанных с применением ст. 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» <12>. На основании данных актов процедура банкротства недействующего субъекта может быть возбуждена лишь при условии предоставления налоговым органом доказательств, обосновывающих «вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также полностью или частично может быть погашена задолженность по обязательным платежам и денежным обязательствам перед публично-правовым образованием, от имени которого выступает уполномоченный орган» <13>. Если такие доказательства не будут предоставлены, то заявление о банкротстве недействующего юридического лица должно быть возвращено арбитражным судом налоговому органу в силу п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ <14>. Таким образом, если имущества должника недостаточно, чтобы покрыть расходы по делу о банкротстве, то дело прекращается судом и все возвращается на круги своя. Налоговые органы вновь обязываются во внесудебном порядке исключить организацию, отвечающую признакам недействующего юридического лица, из ЕГРЮЛ. Но, как мы помним, письмо ФНС от 24.09.2007 исключает эту возможность в случае наличия у организации задолженности по обязательным платежам в бюджеты. На практике инспектор отдела камеральных проверок приносит документы в арбитражный суд, ему отказывают в приеме заявления о признании недействующего юридического лица банкротом, и он, будучи связанным своей инструкцией, исключить из реестра такое лицо не может. Фактически не осуществляющее деятельность юридическое лицо, не обладающее имуществом, способным покрыть расходы по делу о банкротстве, но задолжавшее бюджетам и фондам, не имеет никаких шансов быть исключенным из ЕГРЮЛ: налоговые и судебные органы, ограниченные рамками указаний вышестоящих органов, не способны решить эту задачу. Следовательно, ст. 21.1 Закона N 129-ФЗ может применяться к весьма ограниченному кругу фиктивных юридических лиц.

———————————

<10> Письмо ФНС РФ от 09.08.2005 N ЧД-6-09/668 «О реализации регистрирующими (налоговыми) органами положений Федерального закона от 02.07.2005 N 83-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Экономика и жизнь. 2005. N 36.

<11> Экономика и жизнь. 2007. N 3.

<12> Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

<13> К таким доказательствам п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 67 относит ответы органов, которые по закону осуществляют учет транспортных средств, регистрацию прав на недвижимое имущество по месту нахождения должника, на соответствующие запросы, иные документы, подтверждающие права должника на имущество, на которое может быть обращено взыскание.

<14> Исключение составляют случаи, когда заинтересованные лица заявили возражения на признание юридического лица недействующим на основании п. 4 ст. 21.1 Закона N 129-ФЗ или такое лицо было признано недействительным в судебном порядке. См.: Постановление Пленума ВАС РФ N 67.

 

С учетом сказанного можно резюмировать, что включение в новую редакцию Гражданского кодекса РФ нормы о прекращении недействующего юридического лица, дословно повторяющей формулировку статьи 21.1 Федерального закона N 129-ФЗ, не позволит решить проблему прекращения «фирм-однодневок».

В целом анализ проекта изменений в Гражданский кодекс РФ позволяет сделать вывод о том, что отраженные в нем полумеры не будут эффективны для предупреждения образования и пресечения деятельности фиктивных юридических лиц, а потому потребуется дальнейшее совершенствование действующего законодательства.

Яценко Т.С.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code