КОНЦЕПЦИЯ ОБ АБСОЛЮТНОЙ ПРИРОДЕ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА (ТЕЗИСЫ)

I. Концепция абсолютной природы корпоративного правоотношения мной была предложена в публикациях 2011 г. <1>. В тезисном изложении суть концепции состоит в следующем:

———————————

<1> См.: Ушницкий Р.Р. О гражданско-правовой форме корпоративного отношения // Вестник гражданского права. 2011. N 5. С. 64 — 91; Он же. К дискуссии о правовой форме корпоративного отношения // Предпринимательское право. 2011. N 4. С. 2 — 5; Он же. Об абсолютной природе корпоративного правоотношения // Евразийский юридический журнал. 2011. N 8. С. 83 — 89.

 

1. Во всех случаях, где мы наблюдаем динамику объектов гражданского оборота, которая опосредуется относительными отношениями, предпосылкой этой динамики является статика, которая закрепляется в абсолютном отношении. В ситуации с корпоративными отношениями произошел определенный нонсенс. Они, по мнению большинства авторов, являются относительными отношениями, то есть отношениями динамики, но основа этой динамики, которая возможна только в статике, никем не замечена. Мы ежедневно являемся свидетелями оборота объектов корпоративных прав, сегодня они составляют основные капиталы частных лиц и публичных образований. Все это рассматривается гражданским правом как относительные отношения, а предпосылка этих отношений, которая может заключаться только в статике, надлежащей правовой квалификации не имеет. По нашему мнению, корпоративные отношения должны быть рассмотрены не только как отношения динамики, но и с точки зрения их статики.

2. Проблема определения объекта корпоративного отношения является ключевой проблемой теории корпоративного правоотношения. По нашему мнению, объектом корпоративного правоотношения является участие в корпорации в качестве особого вида материального блага. Именно «участие в корпорации» является тем искомым благом — объектом, по поводу которого складывается это правоотношение.

3. «Участие в корпорации» как объект появляется как результат перерождения вещного права на долю в общей собственности товарищей в момент приобретения товариществом статуса юридического лица, в момент, когда возникшая корпорация объявляется единоличной собственницей имущества, которое до этого момента было общей собственностью товарищей. Потеряв вещное право, участники корпорации обретают новое право, которое, не являясь вещным, сохраняет такие ключевые свойства вещного права, как полнота и исключительность. Кроме того, право на это благо закрепляет статику корпоративных отношений, а также нуждается в такой же правовой защите от посягательств любых третьих лиц, как и вещное право собственности. Схожесть юридической природы этого объекта, обозначаемого акцией или долей в обществе с ограниченной ответственностью, с вещью при отсутствии признания собственной правовой природы, при отсутствии собственных способов правовой защиты вызывает желание применить к этим объектам вещно-правовые способы защиты, а порой рассматривать их как объекты права собственности. Это свидетельствует о наличии принципиального родства права собственности и права участия в корпорации. А это родство, по нашему мнению, вытекает из того, что они имеют одинаковую абсолютную природу. В отнесении правоотношения к абсолютному или относительному проявляется «парадигма» правоотношения.

4. Как у вещного правоотношения абсолютный характер проявляется в его статическом характере, так и правоотношение участия в корпорации — это статика корпоративных отношений. Это правоотношение служит необходимой предпосылкой для динамики корпоративных отношений. Как право собственности является предпосылкой появления отношений гражданского оборота вещей (динамики), так и корпоративное право участия является предпосылкой отношений гражданского оборота акций, долей, паев. Основанные на абсолютном праве участия в корпорации субъективные права относительной природы, такие как право на получение дивидендов, на получение ликвидационного остатка, для квалификации данного отношения в качестве правоотношения никакого отношения не имеют. Они будут содержанием других (производных) правоотношений.

В признании абсолютной природы корпоративного правоотношения я не одинок. В литературе есть примеры признания права участия в корпорации абсолютным правом. На абсолютную природу отношения между участниками и их коммерческой организацией (корпоративного отношения) обращают внимание С.А. Зинченко и В.В. Галов <2>, Р.С. Фатхутдинов <3>, Л.А. Новоселова <4>. Но выводы указанных авторов не получили должного развития в доктрине гражданского права.

———————————

<2> См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Правовая природа имущественной основы корпоративных коммерческих организаций // Северо-Кавказский юридический вестник. 2002. N 3. С. 17 — 24.

<3> См.: Фатхутдинов Р.С. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика // СПС «КонсультантПлюс».

<4> См.: Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Объекты гражданского оборота: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 208.

 

II. Влияние концепции об абсолютной природе корпоративного правоотношения мы продемонстрируем на следующих проблемах корпоративного права: 1) правовые проблемы оборота объектов корпоративного правоотношения, в том числе проблемы определения правовой природы бездокументарной акции; 2) правовая природа сделки о создании корпорации; 3) способы защиты нарушенного корпоративного права.

1. В первую очередь это касается вопросов гражданского оборота объектов корпоративного правоотношения. Как было обосновано выше, этим объектом является «участие в корпорации». Этот объект обладает всеми свойствами материального блага, но вещью не является. Не все объекты корпоративных прав имеют способность к гражданскому обороту. В зависимости от формы корпорации не являются объектами оборота, например, членство в общественной организации, участие в ассоциации.

Те же объекты, которые являются объектами гражданского оборота, имеют различные обозначения в зависимости от организационно-правовой формы корпорации. В акционерном обществе участие в корпорации оформляется акцией, в обществе с ограниченной ответственностью — долей, в кооперативе — паем. Для каждого вида объектов установлен свой правовой режим, который составляет главную особенность для данной организационно-правовой формы корпорации. Признание абсолютной природы основного корпоративного правоотношения дает основание с новых теоретических предпосылок проанализировать сложившиеся традиции оборота объектов корпоративных прав. Продемонстрируем это на примере хозяйственных обществ.

Наибольшее внимание исследователей получили вопросы оборота акций. Акции являются самым универсальным средством оборота объектов корпоративных правоотношений. Правовой режим акций установлен с учетом того, что акция является ценной бумагой, приравнена к вещам. Но характеристика акции как ценной бумаги в силу объективных причин, связанных с развитием информационных технологий, в настоящее время не столь очевидна. В соответствии со ст. 19 Закона «О рынке ценных бумаг» акции могут иметь только бездокументарную форму ценной бумаги. Таким образом, акция фактически лишилась своей материальной оболочки. Исторический период, когда рынок не мог обходиться без акции в виде ценной бумаги как вещи, закончился. Современный рынок в этих вещах (ценных бумагах) больше не нуждается. Эти обстоятельства ставят под сомнение квалификацию акции как ценной бумаги.

Бездокументарная акция только благодаря фикции может считаться ценной бумагой <5>. Действительная природа акции заключается в том праве, которое эта акция удостоверяет, т.е. формально обозначает. Это право акционера, точнее право участия в акционерном обществе.

———————————

<5> У фикционной теории бездокументарных ценных бумаг есть различные обоснования, но ни одно из них не связывается с абсолютным правом акционера. См., например: Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 178 — 181; Габов А. К вопросу о признании ценной бумаги // Законодательство и экономика. 1999. N 2. С. 43; Решетина Е.Н. К вопросу о правовой природе бездокументарных ценных бумаг // Журнал российского права. 2003. N 7. С. 106.

 

Д.В. Ломакин считает, что «объектом гражданского оборота в действительности являются не мифические конструкции в виде бездокументарных ценных бумаг, удостоверяющих членские (корпоративные) права, а сами эти права. Членские (корпоративные) права акционера представляют собой единый комплекс взаимосвязанных и взаимообусловленных прав. Этот комплекс, конечно, можно именовать акцией, но такая «акция» не будет иметь ничего общего с акцией как ценной бумагой» <6>. Мы согласны с такими выводами, но боимся, что мировой фондовый рынок еще не готов отказаться от категории ценной бумаги.

———————————

<6> См.: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008; СПС «КонсультантПлюс».

 

Рискнем предположить, что есть все теоретические основания полностью отказаться от характеристики акции как ценной бумаги, перевести проблему бездокументарной акции из теории ценных бумаг в теорию корпоративных правоотношений. Но отказ от «ценнобумажной» характеристики акции вряд ли возможен в условиях современного фондового рынка, который полностью сформирован и существует благодаря категории ценной бумаги. Для такого перехода необходимо качественное изменение в сознании участников этого рынка, отказ этих участников от «ценнобумажной основы этого рынка, «перезагрузка» программы этого рынка на совершенно иной основе, суть которой в абсолютном корпоративном праве. Задача видится невыполнимой, так как фондовый рынок — это явление общепланетарного масштаба. Это не позволяет в современных условиях игнорировать «ценнобумажную» характеристику бездокументарной акции. Вот почему единственным обоснованием этого явления юриспруденция может предложить такой метод, как «фикция». Теоретическое же основание этого явления мы видим в абсолютной природе права участия в акционерном обществе, которое лишь обозначается акцией, т.е. акция — это лишь формальное обозначение участия в акционерной корпорации.

Возможность гражданского оборота доли в капитале общества с ограниченной ответственностью, который весьма ограничен по сравнению с оборотом акций, также теоретически может быть обоснована только абсолютной природой права участия в обществе. Наибольший практический интерес представляет анализ отношений по передаче доли в капитале общества на основании сделок по отчуждению доли. Продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом общества (п. 2. ст. 21 Закона об ООО). Такая формулировка породила спор о возможности применения к сделкам по отчуждению доли правил об уступке требования (цессии).

Сторонники возможности применения правил об уступке требования (цессии) рассматривают право на долю в капитале общества как разновидность субъективного права обязательственной природы <7>. Данная позиция находит поддержку в судебной практике. Суды прямо указывают, что на передачу доли распространяются правила об уступке требования <8>.

———————————

<7> См., например: Степанов П.В. Корпоративные правоотношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 132; Яковлев А.С. Имущественные права как объекты гражданских правоотношений. Теория и практика. М., 2005. С. 119; Горлов В. Правовое положение участника общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2000. N 7; Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Журнал российского права. 2002. N 7. С. 66; Маковская А.А. Различия в правовом регулировании отношений между акционером и закрытым акционерным обществом и отношений между участником и обществом с ограниченной ответственностью // Корпорации и учреждения: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 75.

<8> См., например: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.04.2007 по делу N Ф04-3920/2006(32878-А03-13); Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.09.2003 по делу N А11-2060/2003-К2-Е-1291.

 

Противники возможности цессии справедливо указывают на то, что доля подразумевает не только права, но и обязанности, а это исключает возможность применения правил о цессии <9>. Например, Р.С. Фатхутдинов свое несогласие с возможностью уступки доли в порядке цессии обосновывает сходством правовой природы доли в капитале общества с акцией, предлагает применить здесь правила по системе трансферта <10>. По нашему мнению, только абсолютная природа права на долю в капитале общества полностью исключает возможность применения здесь правил о цессии, теоретически обосновывает возможность оборота доли.

———————————

<9> См., например: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004. С. 16 — 17; Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2002. С. 8; Тарнопольская С.В. Право требования в гражданском обороте // Объекты гражданского оборота: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 151; Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 174.

<10> Фатхутдинов Р.С. Указ. соч. Гл. II § 3.

 

2. Признание абсолютной природы корпоративного правоотношения дает основание пересмотреть юридический факт (состав), который служит основанием возникновения этого правоотношения.

Исследования, посвященные проблемам создания юридического лица, основной упор делают на вопросы возникновения юридического лица (корпорации) как субъекта гражданского права. Такой же подход закреплен в основном законе, который регулирует государственную регистрацию юридических лиц <11>.

———————————

<11> Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.

 

Однако действия учредителей (учредителя), направленные на создание юридического лица, являются основанием возникновения не только юридического лица как субъекта права, но и основанием возникновения корпоративного правоотношения. На данное обстоятельство обращают внимание сторонники теории корпоративного правоотношения особого рода (sui generic), например, Д.В. Ломакин, И.С. Шиткина, Н.В. Козлова <12>.

———————————

<12> См.: Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 152; Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2007. С. 152; Козлова Н.В. Правосубъектность юридических лиц. М.: Статут, 2005. С. 160.

 

Анализ действий учредителей, направленных на создание корпорации, должен проводиться во взаимосвязи с актом государственной регистрации о создании корпорации. ГК РФ (ст. 51) и Закон о государственной регистрации юридических лиц (ст. ст. 1, 11) установили самостоятельное значение акта государственной регистрации юридического лица. На основании этого считается, что акт государственной регистрации направлен только на одно последствие — создание корпорации, на то, что сделка является лишь основанием этой регистрации. Например, Н.В. Козлова объединяет эти два акта в один необходимый для создания юридического лица юридический состав <13>. Такой же подход мы наблюдаем у Д.И. Степанова <14>.

———————————

<13> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 160.

<14> Степанов Д.И. Сделка учредителей и присоединение к ней последующих участников // Вестник ВАС РФ. 2010. N 3. С. 25 — 26.

 

По нашему мнению, акт государственной регистрации должен не только создавать корпорацию, но и должен быть признан актом, регистрирующим сделку о ее создании. Сделка о создании корпорации должна приобретать юридическую силу в результате акта ее государственной регистрации. Данной сделке необходимо придать то же значение, что и сделке с недвижимостью (ст. 131 ГК РФ), регистрация которой регулируется в соответствии с Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <15>.

———————————

<15> Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 12 декабря 2011 г.) // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

 

Новый подход к статусу сделки по созданию корпорации заставляет по иному рассматривать действия учредителей, предшествующие этой сделке. В п. 5 ст. 9 Закона «Об акционерных обществах» установлено: «Учредители общества заключают между собой письменный договор о его создании, определяющий порядок осуществления ими совместной деятельности по учреждению общества, размер уставного капитала общества, категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, размер и порядок их оплаты, права и обязанности учредителей по созданию общества. Договор о создании общества не является учредительным документом общества».

Полагаем, что для возникновения корпоративного правоотношения договор о создании корпорации не имеет какого-либо значения. Применительно к сделке по созданию корпорации, как отмечает Д.И. Степанов, этот договор будет иметь значение лишь фактических действий, совершаемых учредителями до момента заключения сделки, т.е. до момента ее государственной регистрации. Но для учредителей корпорации этот договор будет иметь значение договора простого товарищества, как на это указывает Н.В. Козлова. Юридическая сила прав и обязанностей по этому договору будет иметь актуальность только для учредителей и до момента регистрации корпорации. Договор о создании имеет значение только в том случае, когда учреждение корпорации не состоялось. В этом случае договор станет, например, основанием для требований о возврате внесенных учредителями взносов. Нельзя этот договор назвать предварительным договором, сделкой под отлагательным условием, договором в пользу третьего лица. Все фактические и юридические действия, совершаемые учредителями корпорации до момента ее создания, имеют значение только для учредителей как участников простого товарищества (договора совместной деятельности). Для контрагентов до момента создания корпорации учредители выступают как участники простого товарищества. С момента государственной сделки возникает корпорация, которая приобретает права по указанному договору не в силу этого договора, а в силу сделки о создании корпорации.

Обязанность учредителей по внесению вкладов в уставный капитал корпорации как будто вытекает из договора о создании корпорации. На самом деле это не так — условия договора о создании корпорации, предусматривающие права и обязанности учредителей по отношению к корпорации, в том числе будут являться условиями сделки о создании корпорации, они приобретут реальность только в результате государственной регистрации этой сделки. Права и обязанности учредителей по отношению к корпорации приобретают реальность только в результате государственной регистрации корпорации, в результате возникновения корпорации как субъекта права. Эти права и обязанности до момента создания корпорации, до момента возникновения корпорации как субъекта права на самом деле в природе не существуют.

Предложение о придании акту государственной регистрации юридического лица свойства акта государственной регистрации сделки по созданию юридического лица создаст новую основу для рассмотрения споров, вытекающих из этой сделки.

Это предложение исключает теоретическую возможность заявлять требования о признании акта государственной регистрации юридического лица недействительным. Если заявитель считает, что при создании корпорации были допущены грубые нарушения, если эти нарушения носят неустранимый характер, то это обстоятельство может быть основанием заявления требования о ликвидации корпорации (ст. 61 ГК РФ).

3. Абсолютная природа корпоративного правоотношения объясняет судебную практику, которая признает возможность виндикации бездокументарных акций <16>, а также допускает возможность виндикации долей в капитале обществ с ограниченной ответственностью <17>. Но эта практика неоднозначно воспринимается цивилистами. Наибольшие споры возникли по поводу возможности виндикации бездокументарных акций.

———————————

<16> См., например: Постановление Президиума от 28.12.1999 N 1293/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 4; п. 7 Обзора практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций, утвержденного информационным письмом от 21.04.1998 N 33 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

<17> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 28 августа, 4 сентября 2007 г. N КГ-А40/8239-07; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.11.2008 N Ф08-6138/2008; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2010 по делу N А41-14279/08; Определение ВАС РФ от 29.12.2009 N ВАС-17664/09 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Спор идет вокруг проблемы признания бездокументарной акции ценной бумагой. Сторонники виндикации ссылаются на законодательные установления (ст. 149 ГК РФ, ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг» <18>), а также на то, что законодатель не определил иного способа защиты, делают вывод, что виндикация — наиболее оптимальный способ защиты акционерных прав. Противники виндикации настаивают на том, что бездокументарная акция в соответствии с теорией ценных бумаг ценной бумагой не является, тем более, бездокументарная акция не является вещью. Виндикация здесь невозможна в связи с отсутствием индивидуально-определенных признаков бездокументарной акции. Предлагается использовать относительно-правовой способ защиты в виде взыскания убытков или «общеправовой» способ защиты в виде признания права.

———————————

<18> Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ред. от 30.11.2011) // СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918. Статья 2: Акция — эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой; бездокументарная форма эмиссионных ценных бумаг — форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или, в случае депонирования ценных бумаг, на основании записи по счету депо; владелец — лицо, которому ценные бумаги принадлежат на праве собственности или ином вещном праве.

 

Мы полностью согласны с теми авторами, которые считают, что виндикация здесь применяется безосновательно. Считаем, что право «участия в корпорации» должно защищаться самостоятельным способом защиты. И в судебной практике мы наблюдаем появление нового способа защиты нарушенного корпоративного права. Речь идет о так называемой концепции «восстановление корпоративного контроля» <19>. Анализ публикаций, посвященных данному способу защиты, удивляет весьма странными объяснениями. Ни один из авторов так и не осмелился объяснить природу этого способа защиты его абсолютным характером <20>. Хотя абсолютно-правовой характер этого способа защиты виден невооруженным глазом.

———————————

<19> Постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2008 N 1176/08; Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2008 N 5539/08; Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2008 N 5022/08.

<20> См. например: Сарбаш С.В. Восстановление корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2008. N 4; Алещев И. О концепции «восстановления корпоративного контроля» // ЭЖ-Юрист. 2008. N 36; Маковская А.А. Восстановление корпоративного контроля в системе способов защиты корпоративных прав // Вестник ВАС РФ. 2009. N 1. С. 106 — 121; Степанов Д.И. Феномен корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2009. N 3. С. 142 — 206; Бабаев А.Б. Проблемы защиты корпоративных прав // Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 629 — 678; Русанова В.А. Восстановление корпоративного контроля как способ защиты нарушенных прав участников хозяйственных обществ // Законодательство. 2011. N 5.

 

«Восстановление корпоративного контроля» — это новый способ гражданско-правовой защиты, который не получил еще закрепление в нормах права. Мы предлагаем закрепить его в Гражданском кодексе РФ в виде нового способа защиты — иска о восстановлении права участия в корпорации (иска о восстановлении корпоративного права). В случае если участник корпорации лишился своего права участия помимо его воли (в результате противоправных действий), ему должен быть предоставлен специальный способ защиты: восстановление нарушенного корпоративного права.

Ушницкий Р.Р.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code