НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ УБЫТОЧНОСТИ СДЕЛОК С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ В ПРАКТИКЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ

Проблемы правового регулирования сделок с заинтересованностью, связанные с оспариванием названных сделок в арбитражных судах, носят принципиально важный характер для обеспечения стабильности национального хозяйственного оборота в целом. Анализ арбитражной практики показывает, что количество дел данной категории, рассматриваемых судами ежеквартально, исчисляется сотнями <1>.

———————————

<1> В соответствии с положениями статистического отчета о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 г. рассмотрено 10651 дело по корпоративным спорам, из них 1641 дело о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом. Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов в Российской Федерации в 2011 году. Подготовлена Контрольно-аналитическим управлением Высшего Арбитражного Суда РФ URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/BF2D3B8F8961047431972C2285F4F18A_an_zap_2011.pdf (дата обращения: 14.03.2012).

 

В соответствии с положениями действующего корпоративного законодательства для квалификации сделки в качестве совершенной с заинтересованностью правовое значение имеет наличие лишь формальных нормативно установленных оснований (критериев) заинтересованности применительно к определенному в законе закрытому перечню субъектов заинтересованности. В связи с этим в судебной практике, в частности, отмечается, что «положения закона не связывают установление факта заинтересованности лица в совершении сделки с субъективным отношением этого лица к сделке…» <2>.

———————————

<2> Постановления ФАС Уральского округа от 15.03.2011 N Ф09-676/11-С4 по делу N А34-2649/2010, от 02.03.2011 N Ф09-678/11-С4 по делу N А34-2647/2010 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Вместе с тем, отдельные положения действующего законодательства, устанавливающие перечень обстоятельств, препятствующих возможности признания сделок с заинтересованностью недействительными в судебном порядке, как представляется, призваны нивелировать негативные последствия вышеозначенного формального подхода к установлению заинтересованности.

Одним из таких обстоятельств является отсутствие доказательств убыточности сделки с заинтересованностью.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» <3> (далее по тексту — Закон об АО), п. 5 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» <4> (далее по тексту — Закон об ООО) суд отказывает в удовлетворении требований о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных законом требований к ней, недействительной, в том числе в случае, когда не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру (участнику) общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

———————————

<3> Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

<4> Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

 

Здесь уместно согласиться с К.И. Скловским, который отмечает: «…аннулирование сделок само по себе — явление крайне нежелательное. Еще Д.И. Мейер отмечал, что нельзя признавать сделку недействительной без крайней необходимости. Поэтому практику решительного аннулирования судами сделки, как только обнаруживаются самые малые, самые формальные основания к этому, нужно признать безусловно вредной, влекущей разрушительные последствия для нашего весьма слабого экономического организма» <5>.

———————————

<5> Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. N 8; СПС «КонсультантПлюс».

 

Названное основание (обстоятельство), препятствующее возможности признания сделки с заинтересованностью недействительной в судебном порядке, вызывает, возможно, наибольшие сложности при применении на практике. Полагаем, что сложности в первую очередь связаны с отсутствием в применимом законодательстве наиболее общих критериев убыточности сделок с заинтересованностью.

В связи с этим хотелось бы привести пример из судебной практики. Так, в Определении ВАС РФ от 17.08.2010 N ВАС-10801/10 по делу N А07-21428/2009 содержатся следующие выводы: «…Довод истца о наличии неблагоприятных для него последствий заключения сделки с заинтересованностью и об убыточности данной сделки подлежит отклонению. Суды… установили, что истец, на котором лежит бремя доказывания нарушения его прав и законных интересов оспариваемой сделкой, не предоставил доказательства каких-либо негативных изменений в финансовой или хозяйственной сфере деятельности ОАО… Доводы заявителя надзорной жалобы о превышении в три раза суммы сделки по договору поручительства балансовой стоимости активов ОАО… и о возможной угрозе банкротства в случае исполнения обязательства по договору поручительства также подлежали исследованию судами… которые пришли к выводу, что исполнение кредитного соглашения поручителем само по себе не должно расцениваться как заведомо неблагоприятное последствие, так как в соответствии с п. 1 ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству…» <6>.

———————————

<6> Определение ВАС РФ от 17.08.2010 N ВАС-10801/10 по делу N А07-21428/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Аналогичная правовая позиция в отношении договора поручительства содержится и в ряде других определений Высшего Арбитражного Суда РФ <7>.

———————————

<7> Определение ВАС РФ от 16.12.2011 N ВАС-15875/11 по делу N А40-125152/09-34-930 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Представляется, что подобная практика толкования положений закона об убытках и иных неблагоприятных последствиях совершения сделки с заинтересованностью является порочной.

Еще раз отметим, что согласно положениям Законов об АО (абз. 5 п. 1 ст. 84) и об ООО (абз. 5 п. 5 ст. 45) истцу необходимо представить доказательства того, что оспариваемая сделка повлекла или может повлечь причинение убытков обществу или акционеру (участнику) либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них. То есть истец должен доказать либо уже имеющий место факт причинения убытков (наступления неблагоприятных последствий) в связи с совершением оспариваемой сделки, либо разумную потенциальную возможность причинения (наступления) оных в будущем (в перспективе).

По нашему мнению, очевидным является тот факт, что в приведенном выше примере из судебной практики у общества могут возникнуть убытки (наступить иные неблагоприятные последствия) в результате заключения оспариваемого договора поручительства. В случае неисполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору и обращения кредитора с требованием к обществу-поручителю, балансовая стоимость активов которого в три раза меньше размера предполагаемого долга, велика вероятность необратимых деструктивных изменений в финансово-хозяйственной сфере деятельности последнего. В связи с возникновением в будущем указанного долгового обязательства общество-поручитель вообще может прекратить свою обычную хозяйственную деятельность, лишиться основных производственных активов, добровольно или принудительно погашая требования кредитора. Не исключена ситуация банкротства и прекращения бизнеса.

Следовательно, указанные неблагоприятные последствия в перспективе перманентно наступят и для акционера общества, в том числе в виде отсутствия дивидендов по акциям, снижения их рыночной стоимости, утраты корпоративного контроля и т.п.

При этом сам по себе факт получения обществом-поручителем права требования к должнику в случае исполнения обязательств перед кредитором не имеет существенного значения применительно к рассматриваемым нормам закона, поскольку не исключает причинения убытков (как в виде реального ущерба, так и в виде упущенной выгоды) и наступления иных неблагоприятных последствий как для общества, так и для его акционера.

Следует отметить, что изложенные нами выводы о фактической убыточности подобных сделок и нарушении вследствие этого прав и законных интересов общества и (или) его акционера (участника) находят отражение в правоприменительной практике <8>.

———————————

<8> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 N 14995/10 по делу N А50-39013/2009; Определения ВАС РФ от 13.09.2011 N ВАС-11665/11 по делу N А14-17264/2009-453/20, от 15.09.2011 N ВАС-11784/11 по делу N А14-17265/2009/449/20, от 20.05.2011 N ВАС-6398/11 по делу N А28-8557/2009-228/24-305, от 20.05.2011 N ВАС-6267/11 по делу N А28-8557/2009-228/24-291 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В соответствии с абз. 3 п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.06.2007 N 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» (далее по тексту — Постановление Пленума ВАС РФ N 40) при рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо исходить из того, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. При установлении арбитражным судом убыточности сделки для акционерного общества следует исходить из того, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное.

Согласно абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 40 судом также исследуется, какие цели преследовали стороны при совершении сделки, отвечающей признакам сделки с заинтересованностью, было ли у них намерение таким образом ущемить интересы акционеров (участников), повлекла ли эта сделка убытки для общества, не являлось ли ее совершение способом предотвращения еще больших убытков для хозяйственного общества.

То есть в соответствии с руководящими разъяснениями ВАС РФ признаки убыточности сделки должны рассматриваться судом с учетом конкретных обстоятельств дела сквозь призму законных интересов акционеров (участников) общества. Сам по себе факт доказанности того, что убыточная сделка общества с заинтересованностью преследовала своей целью предотвращение еще больших убытков, может повлечь отказ в удовлетворении исковых требований о признании такой сделки недействительной.

В качестве примера можно привести сделку по отчуждению обществом низколиквидного актива по цене ниже его действительной (рыночной) стоимости в целях последующего направления полученных денежных средств на погашение просроченной задолженности по кредитному обязательству, обеспеченному залогом основных производственных мощностей общества, используемых в процессе обычной хозяйственной деятельности.

По общему правилу под убыточностью применительно к сделкам с заинтересованностью мы предлагаем понимать фактическое отсутствие либо существенную несоразмерность (неэквивалентность) встречного предоставления по сделке (например, отчуждение обществом актива по цене, существенно более низкой, нежели его действительная (рыночная) стоимость <9> либо приобретение актива по цене, существенно превышающей его действительную (рыночную) стоимость).

———————————

<9> Постановление ФАС Уральского округа от 09.07.2008 N Ф09-5582/07-С6 по делу N А76-11331/2006 (Определением ВАС РФ от 17.09.2008 N 11243/08 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора) // СПС «КонсультантПлюс».

 

Совершая убыточную для себя сделку, общество фактически заведомо в значительной степени лишается того, на что могло бы рассчитывать, совершая схожую сделку при обычных условиях гражданского оборота, действуя разумно и осмотрительно.

При этом полагаем, что совершение сделки по рыночной цене с учетом конкретных обстоятельств дела также может нарушать права и законные интересы общества и его акционеров (участников).

Такая ситуация, в частности, возникает в случае отчуждения обществом по сделке с заинтересованностью своих основных материальных и (или) нематериальных активов, необходимых для осуществления обычной хозяйственной деятельности <10>. Указанная ситуация, безусловно, может повлечь причинение обществу существенных убытков вследствие невозможности дальнейшего добросовестного исполнения своих обязательств перед контрагентами в виде реального ущерба, а также упущенной выгоды.

———————————

<10> Определение ВАС РФ от 13.10.2010 N ВАС-9787/10 по делу N А07-13873/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.09.2010 по делу N А53-23237/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Так, например, ФАС Московского округа в Постановлении от 24.09.2009 N КГ-А40/9368-09 пришел к следующим выводам: «…оценивая бухгалтерскую отчетность общества, суд… пришел к выводу, что со II квартала 2008 г. произошло существенное снижение суммарной выручки ЗАО… при этом общество не имеет в настоящее время основных средств, а также каких-либо активов для ведения основной хозяйственной деятельности — оптовой торговли машинами и оборудованием. При этом… подтверждено, что общество получало выручку в период с 2005 по 2008 год от продажи продукции, изготовленной с использованием уступленных патентов. Доказательств отсутствия неблагоприятных последствий у общества в результате отчуждения имущества ответчиками не представлено» <11>.

———————————

<11> Постановление ФАС Московского округа от 24.09.2009 N КГ-А40/9368-09 по делу N А40-70670/08-19-458 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В качестве примера заведомо убыточной сделки можно привести, например, заключение обществом договора перевода долга путем принятия на себя долговых обязательств без соразмерного встречного предоставления. Фактически такая сделка влечет имущественные потери для общества, уменьшение активов общества, возникновение большей кредиторской задолженности, что негативно отражается на финансовом состоянии предприятия и, соответственно, рыночной стоимости акций (долей). В совокупности указанные обстоятельства непосредственно затрагивают имущественные права и интересы конкретного акционера (участника) хозяйственного общества <12>.

———————————

<12> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.03.2006 N Ф04-4550/2005(20934-А75-13) по делу N А75-4236-Г/04-1309/05 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Другим часто встречающимся в судебной практике примером убыточной сделки является заключение обществом договора залога в интересах третьего лица — выгодоприобретателя. Причем зачастую в залог передаются основные производственные активы хозяйственного общества. При этом суды, признавая подобные сделки недействительными, отмечают, что совершение обществом этих сделок влечет вероятность отчуждения принадлежащих ему активов и, как следствие этого, наступления неблагоприятных последствий в виде убытков, которые отразятся на его финансовом положении и повлекут снижение стоимости активов общества, а также уменьшение дивидендов и конечной стоимости акций общества, что ущемит интересы акционеров, нарушит права и законные интересы истца <13>.

———————————

<13> Определение ВАС РФ от 27.02.2010 N ВАС-1963/10 по делу N А63-683/09-С2-5; Постановления ФАС Центрального округа от 02.06.2011 по делу N А14-17269/2009/448/20, от 02.06.2011 по делу N А14-17268/2009/450/20, от 04.05.2011 по делу N А14-17267/2009/452/20; ФАС Дальневосточного округа от 13.07.2010 N Ф03-4212/2010 по делу N А51-11482/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

 

На основании вышеизложенного, учитывая отсутствие единообразия в судебной практике, считаем необходимым нормативно закрепить наиболее общие критерии убыточности совершаемых обществом сделок с заинтересованностью. При этом основополагающим фактором, определяющим убыточность, предлагаем по общему правилу считать отсутствие (безвозмездность) либо существенную несоразмерность (неэквивалентность) встречного предоставления по сделке.

Вместе с тем подход к оценке соразмерности, по нашему мнению, не должен носить формальный характер и всецело основываться на доказательствах рыночной цены по сделке. Соразмерность должна определяться с учетом особенностей хозяйственной деятельности конкретного общества и экономической конъюнктуры рынка, ее наличие не может презюмироваться только лишь в силу доказанности того, что цена по сделке соответствует рыночной стоимости отчуждаемого или приобретаемого обществом актива. Это особенно актуально, например, в тех случаях, когда происходит отчуждение основного актива общества пусть и по рыночной стоимости, что, безусловно, может повлечь негативные последствия в хозяйственной деятельности общества, причинить существенные убытки, в том числе в виде упущенной выгоды.

В заключение необходимо отметить, что в проекте N 47538-6 Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ» <14> (далее по тексту — законопроект N 47538-6) предлагается дополнить ч. 1 Гражданского кодекса РФ <15> (далее по тексту — ГК РФ) ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления».

———————————

<14> Проект N 47538-6 Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // «КонсультантПлюс».

<15> Гражданский кодекс РФ (ч. I) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

 

Положения указанной статьи в случае их принятия и внесения в установленном законом порядке в ГК РФ будут в полной мере распространяться на случаи совершения сделок с заинтересованностью с нарушением установленного законом порядка одобрения соответствующим органом хозяйственного общества.

Особый интерес представляют положения п. 3 названной статьи: «…В случаях, предусмотренных законом или соглашением с лицом, которое должно дать согласие на сделку, могут быть установлены последствия отсутствия необходимого согласия на сделку иные, чем ее недействительность». Представляется, что данная норма исключительно важна и актуальна для стабильного развития корпоративных отношений и предпринимательского оборота.

Указанное положение закона фактически предоставит возможность легального досудебного урегулирования по соглашению заинтересованных лиц корпоративного спора, возникшего в результате совершения обществом убыточной сделки с заинтересованностью, во избежание возможности признания такой сделки недействительной и применения соответствующих негативных последствий.

Однако сразу следует отметить недостаточную конкретность рассматриваемой нормы применительно к сделкам с заинтересованностью. Из буквального толкования данного положения закона прямо не следует, что под «лицом» допустимо понимать также орган юридического лица, в компетенцию которого входит одобрение соответствующей сделки.

В настоящий момент общество либо его акционеры (участники) имеют возможность восстановить нарушенные совершением убыточной сделки с заинтересованностью права и законные интересы в судебном порядке путем обжалования (признания недействительной) данной сделки и применения последствий ее недействительности либо путем взыскания причиненных сделкой убытков с виновных лиц.

Вместе с тем еще И.Б. Новицкий справедливо указывал: «…для заключившего чрезмерно невыгодный договор открывается лишь один выход — оспаривание договора, просьба об уничтожении его силы. Но заинтересованное лицо во многих случаях может желать иного: оно предпочитает, чтобы договор был сохранен, но обязанность этого лица была соответственно уменьшена… оно желало бы только справедливого понижения цены. Нельзя не согласиться с профессором Покровским относительно желательности предоставления судье права в случае соответствующей просьбы потерпевшего сохранять договор в силе, но понижать размер обязанности, принятой на себя потерпевшим. Возникает вопрос: можно ли также предоставить потерпевшему право просить о справедливом увеличении обязанности, принятой на себя другой стороной (эксплуататором)? …между понижением обязанности эксплуатируемого, с одной стороны, и повышением обязанности эксплуататора — с другой, принципиальной разницы и нет…» <16>.

———————————

<16> Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6, 7, 8; СПС «КонсультантПлюс».

 

Изложенное, по нашему мнению, представляется актуальным и применительно к заключению хозяйственным обществом убыточного договора в нарушение необходимого (установленного законом) порядка одобрения.

Кроме того, необходимо учитывать возможные интересы не только самого общества либо его акционеров (участников) в сохранении сделки с заинтересованностью действительной, но и интересы контрагента данного общества, а также исходить из соображений стабильности условий хозяйствования.

Думается, что под «последствиями отсутствия необходимого согласия на сделку иными, чем ее недействительность» можно понимать, например, обязанность контрагента хозяйственного общества по убыточной сделке с заинтересованностью выплатить «компенсацию до справедливой цены» по требованию указанного общества либо его акционеров (участников). При этом требование осуществить такую «доплату» может иметь место как в случае приобретения контрагентом актива общества по заниженной цене, так и при реализации обществу актива указанным лицом по завышенной цене.

Действующее законодательство не содержит норм, регламентирующих вопросы доплаты в случае «несправедливой цены» сделки. В связи с изложенным представляется необходимым внести в действующее законодательство соответствующие положения, наделив общество и его акционеров (участников) наравне с правом на оспаривание (признание недействительной) сделки с заинтересованностью также правом требовать в судебном порядке от контрагента общества выплатить «компенсацию до справедливой цены» в рамках совершенной сделки.

Критерии определения «справедливой цены», несомненно, должны быть регламентированы на законодательном уровне. В любом случае можно констатировать, что «справедливая цена» сделки по общему правилу не должна быть ниже действительной (рыночной) стоимости отчуждаемого либо приобретаемого обществом актива.

Вопрос же справедливости и практической полезности предоставления контрагенту самостоятельного права на выплату «компенсации до справедливой цены» независимо от волеизъявления лица, оспаривающего сделку с заинтересованностью, требует дальнейшей теоретической разработки и обоснования.

Ситдыков И.И.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code