НОВОЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О КОРПОРАТИВНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦАХ: ПРОБЛЕМЫ ИЕРАРХИИ НОРМ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Проблемы становления законодательства о юридических лицах имеют особую актуальность, поскольку речь идет о становлении правопорядка вообще и об определении правового статуса одного из главных участников гражданского оборота в частности.

В рамках общей проблемы совершенствования законодательства о юридических лицах можно выделить ряд более частных проблем, составляющих ее содержание.

1. Первый и самый значимый круг вопросов — это вопросы становления системы коммерческих юридических лиц, т.е. вопросы подхода действующего законодательства в отношении системы юридических лиц.

Создавая новую систему организационно-правовых форм юридических лиц, ГК РФ исходил из самого общего деления их на две крупные группы: коммерческие и некоммерческие. Как известно, такое деление всех юридических лиц известно большинству правопорядков.

Такое деление представляется оправданным и принципиально важным для современного отечественного правопорядка, поскольку имущественный оборот с необходимостью требует полной прозрачности правового статуса контрагентов. В силу этого перед законодателем стояла задача создать закрытый перечень организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц, что и было сделано специальной оговоркой (п. 2 ст. 50) ГК РФ и Вводным законом к I части ГК РФ <1>.

———————————

<1> Пункт 1 ст. 6 ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. N. 32. Ст. 3302.

 

Следует признать необходимость дальнейшего развития законодательства о коммерческих юридических лицах. Наиболее целесообразным представляется его унификация на основе подхода, закрепленного в ГК РФ о закрытости перечня организационно-правовых форм, в которых могут создаваться коммерческие юридические лица. Следует отказаться и от попыток модификации закрепленных организационно-правовых форм этих организаций. Как верно указывает Е.А. Суханов в своей статье «О концепции развития законодательства о юридических лицах», содержание Концепции развития законодательства о юридических лицах (далее — Концепция), являющейся составной частью общей Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, определяется рядом общих подходов, требований и принципов. К ним, прежде всего, относятся необходимость упрощения и унификации законодательного регулирования в этой области; устранение множественности действующих здесь законов и их взаимных противоречий; повышение роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц <2>.

———————————

<2> Суханов Е.А. О концепции развития законодательства о юридических лицах // СПС «КонсультантПлюс».

 

Как известно, мы переживаем этап интенсивного изменения гражданского законодательства, причем эти изменения носят во многом революционный характер. Изменения коснулись основных институтов гражданского права: предмета, принципов, источников, учения о субъектах, о юридических лицах, о системе юридических фактов и т.д. Но по итогам работы над этими изменениями можно уже сейчас сказать, что прорывного решения закрепления регулирования отношений, традиционно называемых предпринимательскими, ни в одном институте не состоялось. Нет системного понимания и регулирования корпоративных отношений. Хотя надо отметить, что законодательство начало формирование нового базового категориального аппарата в области регулирования корпоративных отношений. Речь идет о понятии корпоративных отношений, о корпоративных организациях, которые различаются (статья 65.1) на корпоративные и унитарные юридические лица. Юридические лица, учредители (участники, члены) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства), являются корпоративными организациями (корпорациями). Юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них права членства, являются унитарными организациями.

2. Однако указанными изменениями не была решена и наиболее сущностная и современная задача развития коммерческих юридических лиц создания эффективных стимулов внутри корпораций для привлечения инвестиций. Дискуссии о выстраивании корпоративного управления в России и о выстраивании законодательства в этой сфере, как правило, сосредоточены на защите мелких акционеров от крупных собственников или от менеджеров. Защита мелких акционеров необходима, в частности, для развития ликвидного рынка акций, который не только служит дополнительным каналом привлечения капитала, но и дает относительно надежный сигнал об эффективности деятельности компании, однако защита мелких инвесторов — это не единственный и далеко не самый серьезный вопрос корпоративного управления. В последние годы в экономической теории наметилась тенденция перехода от общепринятого определения корпоративного управления как средства обеспечения защиты интересов инвесторов к более широкому его определению как средства создания эффективных стимулов внутри корпорации, в первую очередь внутри корпорации, в первую очередь стимулов к инвестициям в проекты с положительной приведенной отдачей, что сразу нашло поддержку в текущей законопроектной работе в области создания коммерческих юридических лиц. Отражением данной тенденции явилось создание нового юридического лица — хозяйственного партнерства. Введение нового юридического лица — это первая попытка изменить имеющийся перечень коммерческих юридических лиц с 1995 г. Все это время с большим трудом эта система удерживалась на протяжении 17 лет. И это был серьезный показатель стабильности регулирования экономических отношений в целом. В связи с принятием Федерального закона от 3 декабря 2011 г. N 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах» <3> (далее — 380-ФЗ) и Федерального закона от 06.12.2011 N 393-ФЗ «О внесении изменения в ст. 50 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» <4> с 1 июля 2012 г. в коммерческий оборот России вводится новая организационно-правовая форма коммерческих организаций — хозяйственное партнерство. Данное юридическое лицо является восьмым видом коммерческих юридических лиц в целом и седьмым, основанным на частном капитале. Надо отметить, что в данном случае самим порядком введения данной организационной правовой формы коммерческих юридических лиц впервые нарушается принятый в Гражданском кодексе РФ порядок закрепления правового регулирования их создания и деятельности. Следует признать, что хотя изменения в ст. 50 ГК, касающиеся данного юридического лица, внесены, но в нарушение сложившейся законодательной традиции, на основе которой базовое регулирование правового статуса коммерческих юридических лиц осуществляется в Гражданском кодексе, ни одной новой статьи, посвященной собственно хозяйственному партнерству, в ГК РФ включено не было.

———————————

<3> СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. V). Ст. 7058.

<4> СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7335.

 

На сегодняшний день этот порядок регулирования, при котором в ГК содержится только указание на организационно-правовую форму коммерческого юридического лица, а весь механизм правового регулирования заложен в отдельном федеральном законе, должен рассматриваться как исключение из существующих правил регулирования отдельных видов коммерческих юридических лиц. Особенности правового статуса данного юридического лица вполне объясняются теми целями, которые ставили перед собой разработчики законопроекта, положенного в основу Федерального закона «О хозяйственных партнерствах», изложенными в пояснительной записке, — создание российского аналога правовой конструкции ограниченного партнерства (limited partnership). При этом разработчики указывали, что возникла необходимость создания в российском праве такого вида юридического лица, который соответствовал бы зарубежным аналогам ведения инновационной (в том числе венчурной) деятельности <5>. Правовой статус хозяйственного партнерства по ряду позиций аналогичен статусу обществ с ограниченной ответственностью (далее — ООО), поскольку в основе указанных видов коммерческих организаций лежит несколько общих конституционных признаков: это коммерческие организации с общей правосубъектностью; юридическое лицо является собственником закрепленного за ним участниками имущества; участники не несут ответственности по обязательствам созданного юридического лица, рискуют только потерей вклада; участие в хозяйственном обществе основано на членстве и участии в уставном (складочном) капитале в форме внесения доли в уставный (складочный) капитал. Однако надо отметить существенные различия в их статусе. Это проявляется в том, что в отношении хозяйственного партнерства установлено гораздо больше ограничений, чем в отношении ООО. Во-первых, это касается правоспособности хозяйственного партнерства, поскольку оно не может заниматься эмиссией облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, рекламой своей деятельности, ему не разрешено учреждение юридических лиц или участие в них (за исключением союзов и ассоциаций) (ч. ч. 4, 5, 7 ст. 2 N 380-ФЗ). Во-вторых, в соответствии с данным Законом в состав партнерства могут быть введены лица, не являющиеся участниками общества, не поименованные в ЕГРЮЛ, но являющиеся участниками соглашения об управлении партнерством (конфиденциальные участники). При этом следует отметить, что в отношении данных участников практически нет режима законного регулирования их прав и обязанностей, их статус определяется только договорным регулированием — соглашением об управлении партнерством. Такие лица, являющиеся стороной по соглашению об управлении партнерством, конфиденциально участвуют в хозяйственном обороте.

———————————

<5> Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

 

3. В основу правового статуса хозяйственного партнерства положены два документа — устав партнерства, который является единственным учредительным документом партнерства, и соглашение об управлении партнерством, которое заключается при учреждении партнерства. Причем такое соглашение является новым актом для российского законодательства, поскольку представляет собой соглашение, которое содержит не только права и обязанности участников партнерства, но и права и обязанности лиц, не являющихся участниками партнерства, порядок и сроки осуществления прав и исполнения обязанностей и которое, не являясь при этом учредительным документом, заключается при учреждении партнерства. Оценивая данный документ, надо отметить, что в отношении него введен особый режим конфиденциальности. Такое соглашение заключается в письменной форме, подлежит обязательному нотариальному удостоверению и хранению у нотариуса по месту нахождения партнерства и вступает в силу для участников соглашения об управлении партнерством и третьих лиц с момента такого удостоверения. Таким образом, законодательством создана новая организационно-правовая форма коммерческого юридического лица — новый вид хозяйственного общества, позволяющего создать договорное регулирование корпоративных прав участников, в том числе лицами, не являющимися учредителями или участниками данного общества. В данном правовом механизме впервые приоритет в регулировании прав участников корпорации перенесен в область конфиденциального договорного регулирования.

Анализ законодательства в сфере регулирования отношений по созданию и деятельности корпоративных коммерческих юридических лиц позволяет показать некоторые частные тенденции.

1. Максимальное умаление роли устава до роли фиксатора факта создания юридического лица.

2. Увеличение доли договорного регулирования создания и деятельности коммерческих юридических лиц)(корпоративный договор, соглашение об управлении хозяйственным партнерством).

3. Введение количественных и качественных запретов в отношении отдельных организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц, имеющих целью создать определенную защиту в отношениях, по которым снято лицензирование (например, строительство).

4. Обнаруживается поступательная тенденция по признанию за внутрикорпоративными актами большего регулирующего значения как внутренних, так и внешних отношений.

4. Введение новых юридических процедур путем включения на разных этапах нотариальных проверок законности создания юридического лица и внесения изменений в ЕГРЮЛ или в уставные документы.

Однако учет наработанной практики правоприменения законодательства о юридических лицах идет очень противоречиво. Например, в законодательстве не нашел закрепления момент возникновения прав единоличного исполнительного органа. Этот вопрос решает только судебная практика. Не выстроена система требований к внутрикорпоративным документам корпоративных юридических лиц, даже к их структуре. В связи с этим сохраняется необходимость вернуться к созданию законов по каждой организационно-правовой форме юридических лиц (в том числе и для полных и коммандитных товариществ).

Илюшина М.Н.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code