ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ГОСУДАРСТВА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ

Веленто И.И.

Проблемной зоной правового регулирования является участие государства в деятельности коммерческих организаций, которое в своей основе связано со статусом государства в качестве акционера.

В экономическом праве обосновывается, что правовой режим субъекта государственной и субъекта частной собственности обладают различными правовыми режимами (соответственно, «что не дозволено, то запрещено» и «что не запрещено, то разрешено»), что прямо вытекает из отсутствия у государства т.н. «чувства собственности» <1>.

———————————

<1> Веленто И.И., Елисеев В.С. Теория экономического права. Гродно: Изд-во ГрГУ, 2004. С. 35 — 75.

 

Одним из таких оснований является участие государства в формировании уставного капитала коммерческой организации частной формы собственности. Соответственно, возникает естественный вопрос: «Может ли, например, акционерное общество, абсолютный или полный пакет акций которого принадлежит государству, управляться по правилам частной формы собственности, т.е. на основе рыночного правового режима?».

В российском законодательстве сравнение компетенции руководителя акционерного общества, в соответствии со ст. 49 и ст. 53 ГК Российской Федерации, с компетенцией руководителя существовавшего ранее государственного предприятия на праве полного хозяйственного ведения, в соответствии со ст. 5 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР», указывает на идентичность правомочий, которые «ограничены только законом, а договор предприятия с собственником (устав) может лишь скорректировать эти возможности, поскольку увеличение уже невозможно» <2>, а, как известно, предприятия с имуществом на праве полного хозяйственного ведения были одной из самых неудачных правовых конструкций, в которой принцип свободы собственности был провозглашен с точностью до «наоборот», т.е. собственник в лице государства практически полностью отстранен от имущества, а руководитель почти не был ограничен в своих действиях, соответственно, возможности его злоупотреблений обширны. Нелишне напомнить, что законодатель отказался от конструкции ввиду ее неэффективности.

———————————

<2> Ершова И.В. Проблемы правового режима государственного имущества в хозяйственном обороте: теоретические основы и пути совершенствования. М.: Юриспруденция, 2001. С. 173.

 

Для акционерного общества, контрольный пакет акций которого принадлежит государству, пороки те же.

Нелишне вспомнить российскую Концепцию управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации, утвержденную Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 сентября 1999 г. (а ее актуальность для нынешнего периода только возросла): применительно к хозяйственным обществам, в которых Российская Федерация является участником, отмечается, что «нельзя признать эффективной систему управления посредством института таких представителей по следующим причинам»: во-первых, «существующий порядок назначения государственных служащих представителями не предусматривает действенных механизмов оценки их профессиональных качеств, квалификации и подготовки с учетом специфики конкретного объекта управления. В рамках данной системы управления невозможно применение таких мер имущественной ответственности за результаты деятельности представителей, которые могли бы существенно снизить риски государства»; во-вторых, «участие в качестве представителей государства, в основном государственных служащих, создает проблему качества управления»; в-третьих, «поскольку цели государства и его интересы, реализуемые посредством участия в хозяйственных товариществах и обществах, не всегда очевидны не только для управляющих, но и для государственных органов, их привлекающих, деятельность представителей государства основывается на собственном понимании этих целей и интересов»; в-четвертых, «отсутствует четкая и единообразная система отбора, подготовки и оценки управляющих, разработки способов достижения цели государства, а также отчетность управляющих, контроль за ними, обоснованные подходы к определению их полномочий»; в-пятых, «отсутствует порядок получения, систематизации и обобщения информации о состоянии дел в хозяйственных товариществах и обществах, в которых участвует государство»; в-шестых, «действующий порядок передачи акций, принадлежащих Российской Федерации, в доверительное управление громоздок и непрозрачен»; в-седьмых, «отсутствует классификация хозяйственных обществ, участником (акционером) которых является Российская Федерация, исходя из размера доли в уставных капиталах этих организаций, обеспечивающая возможность влияния на принятие определенных решений органами управления этих организаций»; в-восьмых, «учредительные документы акционерных обществ не соответствуют требованиям достижения целей государства и защиты его интересов» <3>.

———————————

<3> СЗ РФ. 1999. N 39. Ст. 4626. Пункт 3.

 

В качестве примера можно привести случай с искусственным банкротством СП «Маритал», где 50% уставного капитала принадлежит Республике Марий Эл, которое псевдоприватизируется фактически с подачи Госкомимущества данной республики, т.е. того органа, который обязан защищать интересы государства <4>, в связке с местной администрацией, Федеральной службой по финансовому оздоровлению, налоговой инспекцией и арбитражным судом. Нет оснований утверждать, что все указанные органы непосредственно участвуют в данной процедуре по сговору, но роль представителей каждого из перечисленных органов никак не направлена на защиту интересов государства.

———————————

<4> Николаев В. Смутные времена на марийский лад // РГ. 2002. 15 мая. С. 5.

 

По нашему мнению, основная причина подобных явлений кроется в предоставлении представителям государства в акционерных обществах прав и свобод, которые, по логике правового регулирования, могут принадлежать только собственникам. Указанные лица не связаны «чувством собственности», а следовательно, потенциально стремятся к получению максимальной выгоды (подставим модель «совершенного эгоиста»), а охранительных норм УК, КоАП, специального законодательства, которое эффективно сдерживало и подавляло бы подобные проявления негативного поведения, не существует. Таким образом, речь идет о нарушении логики правового регулирования отношений собственности. Поэтому сделать путь оздоровления предприятий прозрачным, рыночным, а значит — невосприимчивым к коррупции механизмом проведения процедуры банкротства вряд ли удастся без наведения порядка в отношениях собственности, а именно — без восстановления представительской природы представителя государства.

Необходимо отметить, что в силу процессов усиления влияния государства в частном бизнесе, свойственных белорусскому законодательству в целом, подобные тенденции пока не просматриваются, но они потенциально заложены в правовой системе. Но «российская «болезнь» потенциально заложена и в белорусском законодательстве, и при либерализации законодательства (что предполагает частный сектор экономики), в случае отсутствия необходимых механизмов сдерживания она может проявиться. Поэтому, анализируя конструкцию акционерных обществ в белорусском законодательстве, прежде всего ст. 45 «Правоспособность юридического лица» и ст. 49 «Органы юридического лица» ГК Республики Беларусь, можно сделать вывод, что, несмотря на их специальную правоспособность, в рамках, определенных видом деятельности, возможности управляющих аналогичны, т.е. данные отношения не ограждены от негативного усмотрения руководителей акционерных обществ государственного сектора экономики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code