КОРПОРАТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ

Важным вопросом исследования является не столько вопрос о том, входят ли корпоративные отношения в предмет гражданско-правового регулирования, сколько могут ли в системе современной цивилистической доктрины корпоративные отношения рассматриваться вообще как правоотношения. Для разрешения поставленной задачи следует определить, что данные отношения следует рассматривать не как отношения между учредителями, участниками между собой и с юридическим лицом, но и отношения внутри организации.

Чем характеризуются корпоративные отношения, какие отличительные свойства выделяют их в самостоятельную группу? Раскрывает ли институт юридического лица, разработанный как в правовой доктрине, так и в гражданском праве, все многообразие корпоративных отношений, всю их специфичность?

Предметом регулирования гражданского законодательства являются отношения с участием физических и юридических лиц, причем регулируются отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, притом что гражданское законодательство не применяется к отношениям, в которых начала юридического равенства между сторонами отсутствуют. Это сфера административного и иных публичных отраслей права.

С другой стороны, гражданское право не регулирует отношений между трудовым коллективом, органами управления, структурными подразделениями и пр. Не может оно регулировать, исходы из определения ст. 2 ГК РФ, и управленческие отношения вообще.

В настоящее время налоговое право, закон о бухгалтерском учете и некоторые иные акты <1> фиксируют, а также регулируют правовые последствия движения имущества и иных благ, имеющих стоимостную характеристику, между организацией и ее обособленным подразделением. ГК РФ не определяет правового положения такого субъекта, как обособленное подразделение, оно является частью целого — частью юридического лица <2>. Безусловно, оно не может самостоятельно участвовать в гражданском обороте, однако оно имеет свои, уникальные отношения с юридическим лицом (думаю, никто не будет оспаривать особенность химико-биологических связей между рукой и головой и между рукой и, например, кровью), которые никак не рассматриваются в качестве предмета гражданского права. Например, порядок обжалования решений общего собрания участников предполагает возможность существования самостоятельных отношений между органами управления корпорации между собой и с ее участниками. Равно легализация, например, крупной сделки организации возможна лишь после ее одобрения не отдельными участниками, а именно органом: советом директоров (члены которого могут и не являться участниками или работниками организации) или общим собранием.

———————————

<1> См.: ст. 167 (п. 12), ст. 195 (п. 2), ст. 201 (пп. 5 п. 11) и пр. НК РФ // СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3340. Ст. 6 (пп. а п. 2), ст. 13 (п. 2), ст. 15 (п. п. 2, 4) ФЗ «О бухгалтерском учете» // СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369. В.С. Мартемьянов отмечает, что внутрихозяйственные обязательства не имеют товарно-денежной формы, т.е. взаимодействие сторон в них не сопровождается производством товарной продукции (работ, услуг) с обменом ее на деньги. В силу этого внутрихозяйственное взаимодействие не использует таких инструментов, как реальные расчеты и счета в банке. Эти обязательства реализуются с помощью средств бухгалтерского учета, охватывающего перемещение материальных ценностей, выполнение работ и оказание услуг.

Тем не менее внутрихозяйственный расчет опирается на объективно существующие товарно-денежные отношения, вследствие чего внутрихозяйственные обязательства реализуются всегда как стоимостные. В ряде случаев участники взаимодействуют друг с другом по расчетным ценам, утверждаемым предприятием. В других случаях применяется чековая система расчетов. В-третьих, это может получить выражение в натурально-стоимостном виде. Однако независимо от этого обязательственная форма всегда служит внутрихозяйственному расчету, а потому имеет стоимостное измерение (Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций. М., 1994. Т. I. Общие положения. С. 47).

<2> Автор настоящей работы полагает, что субъектами корпоративных отношений являются: сама корпорация, ее участники, трудовой коллектив (в том числе менеджмент), структурные подразделения, органы управления (См.: Бортников С.П. К теории корпоративных отношений. Постановка проблемы. М.: Спарк, 2010).

 

Права и обязанности трудового коллектива, которые могут реализовываться, в том числе и через коллективный трудовой договор, с одной стороны, регулируются трудовым законодательством, но, с другой стороны, гражданское право вообще не различает трудовой коллектив как элемент корпорации, хотя в экономических теориях именно менеджер de facto рассматривается главным сособственником, фактическим распорядителем, лицом, распоряжающимся доходом корпорации <3>.

———————————

<3> См., например: Иноземцев В.Л. Цели и структура корпорации как основы ее конкурентоспособности // На рубеже эпох. Экономические тенденции и их экономические следствия. М., 2003. С. 278, 344 — 350, 375 — 376, 607; и др.

 

Ну и конечно, никакого равенства или автономии воли внутри организации существовать не может. Отношения между органами основаны не на корреспондирующих правах и обязанностях и интересе, а совершенно на ином правовом институте — компетенции и характеризуются особенным подчинением.

Проблема необходимости специализации корпоративных отношений <4>, их обособления поднималась еще в 60-е гг. XX столетия, когда для ее разрешения предлагали ввести характеристику координации <5>. Однако и теории метода (введение метода координации в гражданском праве) уязвимы как с теоретической, так и с практической точек зрения. Некоторые отношения и в сфере гражданского права возникают независимо от воли участников, и, напротив, в публичном праве имеются нормы, которые применяются по добровольному согласию сторон. Точно так же координационные отношения не составляют монополии частного права, а отношения субординации — монополии публичного права. Например, отношения между несовершеннолетними детьми и родителями являются отношениями субординации. Отношения между органами местного самоуправления одного и того же уровня, хотя они и регламентируются предписаниями публичного права, выступают как отношения координации.

———————————

<4> В ФРГ корпоративное право обычно характеризуется как область частного права. Иногда, как уже отмечалось, специалисты, стремящиеся к «созданию» предпринимательского права, объявляют правовые нормы, регулирующие частноправовые объединения, ядром этого будущего права. Научная разработка данной проблематики и ее значимость для профессиональной деятельности юриста привели к признанию корпоративного права как самостоятельной научной дисциплины, которая входит в учебные планы юридических факультетов в качестве обязательной (Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 488 — 489).

<5> См.: Советское гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Отв. ред. О.А. Красавчиков. С. 14 — 16.

 

Однако в ФРГ «корпоративное право (Gesell. schaftsrecht), — начинает свой учебник проф. Барбара Груневальд, — это право обществ, гражданского права, открытого торгового товарищества (общества), коммандитного товарищества (общества), скрытого общества (негласное товарищество), партнерского общества, Европейского хозяйственного объединения интересов, сообщества судовладельцев (Partnereederei) союзов (Verein), акционерных обществ, коммандитных обществ на акциях обществ с ограниченной ответственностью, внесенного в регистр товарищества и страхового объединения на паях» <6>. Вместе с тем некоторые субъекты права — юридические лица — не изучаются данной отраслью (например, фонды), не относятся к этой отрасли все организации публичного права, семейные и наследуемые объединения, частноправовые фонды (Stiftung), обязательства.

———————————

<6> Жалинский А., Рерихт А. Указ. соч. С. 488.

 

С другой стороны, В.С. Мартемьянов указывал, что хозяйственное право… регулирует предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов государства и общества. Где «связанные с ними отношения» рассматриваются как хозяйственная деятельность организационно-имущественного характера по созданию и прекращению предприятий, управлению собственностью, внутренние отношения предприятий и пр. <7>. И именно хозяйственное право предлагает разрешение поставленной проблемы.

———————————

<7> Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций. М., 1994. Т. 1. Общие положения. С. 1 — 3.

 

Вместе с тем в литературе встречается мнение, что выделение права в сфере экономики как самостоятельной правовой области в известном смысле является условным. Прежде всего, специализированные в экономике отрасли (и комплексы) права целесообразно рассматривать применительно к единому объекту, с тем чтобы попытаться лучше понять их специфику и взаимосвязи. Далее, необходимо уяснить, как объект, т.е. экономика, ее тип, ее специфика, влияет на эти отрасли права, обусловливает их развитие. Однако отрасли права, адресованного субъектам экономического (хозяйственного) оборота (именно к ним и относится само явление юридического лица и корпорации), обладают чертами, отличающими их от иных отраслей права, прежде всего гражданского, которое обращено ко всем дее- и правоспособным участникам правового оборота. Становление этого направления правового регулирования взламывает сложившуюся систему отраслей права и порождает в литературе споры относительно их соотношения с иными, уже сложившимися отраслями права, их статуса, степени самостоятельности, системы, предмета, методологических оснований и т.д. <8>.

———————————

<8> Жалинский А., Рерихт А. Указ. соч. С. 435 — 436.

 

В.С. Мартемьянов указывает на существование внутрихозяйственных обязательств, которые возникают по горизонтали между подразделениями предприятий, а также по вертикали между ними и предприятиями (объединениями) в силу актов хозяйственного руководства со стороны предприятий в адрес своих подразделений. На наш взгляд, можно добавить, что особенностью этих отношений будет и управление со стороны публичных образований своими унитарными предприятиями.

Реализация внутрихозяйственных обязательств может осуществляться при бригадных подрядах (в ОАО «Юкос» действовали и бригадные подряды, и «социалистическое соревнование»), в реализации прав трудового коллектива в процессе приватизации, в процессе реализации корпоративного нормотворчества и пр. <9>.

———————————

<9> Мартемьянов В.С. Указ. соч. С. 48.

 

Особенности социальных связей в корпорациях вообще не учитываются законодателем. Банальность значимости для корпорации общей цели деятельности субъектов, с одной стороны, находит свое противоречие в современных открытых акционерных обществах, где их масштаб, время владения акцией (которое может стремиться к нулю), разобщенность акционеров (часто акционеры не знают о существовании друг друга) и пр., с другой — заставляет ориентироваться не только на участников, но и на иные элементы (субъектов) исследуемого правоотношения.

Корпоративное отношение — как самостоятельный вид правовых, социальных, экономических отношений — обладает совокупностью специфических признаков, позволяющих отграничить их от всех других отношений. Простая же подмена термина «юридическое лицо» термином «корпорация» и попытка вложить в него новый смысл, часто совершенно чуждый, не приведет к положительному результату.

В юридической литературе довольно часто корпоративные (а точнее, отношения юридического лица) отношения относят к организационным <10> или организационно-имущественным <11>. С одной стороны, конечно, всякая организация (к которой, безусловно, относится и корпорация) предполагает наличие организационных отношений: учредители организуют (создают) организацию, упорядочивают определенные отношения в процессе ее деятельности (создают и ликвидируют органы и пр.). Вместе с тем во всех отраслях права существуют указанные организационные отношения, и данный подход потребует от исследователя либо выделить их и указать, что все организационные отношения имеют, например, административную природу, либо указанный подход не даст никакого результата в цивилистических границах для целей исследования природы корпоративных отношений.

———————————

<10> Гражданское право: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов М., 1993. Т. 1. С. 76.

<11> См.: Ефимов В.В. Догма Римского права. СПб., 1901. С. 80.

 

Носят ли организационные отношения применительно к корпорациям самостоятельный характер или они призваны обслуживать какие-либо иные цели?

На наш взгляд, проблема заключается не в том, можно ли рассматривать независимость и самостоятельность организационных отношений в предмете гражданско-правового регулирования или их служебный характер, а в том, какие отношения являются системообразующими, главными отношениями в корпорации.

В настоящее время специально для корпоративных отношений не определяется круг отношений, принципы, сферы действия и пр. Гражданский кодекс России лишь устанавливает определенные правила для юридических лиц. Называя органы юридических лиц как органы управления, законодатель не раскрывает юридическую природу самого «цивилистического управления»: основаны ли они на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности их участников (да и кто является участником этих управленческих отношений?).

Бортников С.П.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code