Глава 59. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА. § 1. Общие положения о возмещении вреда

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

Комментарий к статье 1064 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает общее положение об ответственности за причинение вреда — так называемый генеральный деликт, известный еще во времена Древнего Рима. Для российского кодифицированного законодательства, а также для большинства стран романо-германской системы права эти нормы также не являются новеллами. Статья 444 ГК РСФСР 1964 г., ст. 403 ГК РСФСР 1922 г. повторяли положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи. Гражданский кодекс Франции так определяет генеральный деликт: «…какое бы то ни было действие человека, которое причинило другому ущерб, обязывает того, по вине которого ущерб произошел, к возмещению ущерба» <1>.

———————————

<1> Гражданский кодекс Франции. Ст. 1382.

 

2. Традиционными условиями ответственности за причинение вреда являются:

— противоправность поведения причинителя вреда;

— наступление вреда <1>;

———————————

<1> Относительно правовой природы вреда как основания или условия ответственности за причинение вреда издавна ведутся споры в науке. См., например: Гражданское право: В 2 т.: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 2000. Т. II. Полутом 2. С. 371 — 372.

 

— причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом;

— вина причинителя вреда.

Противоправное поведение выражается в нарушении норм права, а также субъективных прав граждан или юридических лиц. Абзац 1 п. 3 настоящей статьи допускает возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. К таковым можно отнести, например, возмещение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (см. комментарий к ст. 1067 ГК). Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно ст. 18 Федерального закона «О противодействии терроризму» государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.

3. Гражданский кодекс РФ не содержит определения понятия вреда. Статья 15 ГК РФ определяет лишь понятия «убытки», «реальный ущерб», «упущенная выгода», в теории права существуют также понятия «вред», «ущерб».

В широком смысле вред рассматривается как всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любые неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным (нематериальным). Вред — это ущерб, порча, потеря, убыток, урон <1>.

———————————

<1> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С. 102.

 

Причиненный вред может быть материальным (имущественным) и нематериальным (моральным). Вред в гражданском праве можно рассматривать как умаление субъективного гражданского права, в том числе при уничтожении блага. Нередко вред и ущерб в теории гражданского права отождествляются. В контексте настоящей статьи вред рассматривается в широком значении, объединяющем как имущественный, так и неимущественный вред.

Моральный вред как неимущественный вред представляет собой согласно ст. 151 ГК РФ физические и нравственные страдания (о компенсации морального вреда см. ст. ст. 1099 — 1101 ГК РФ и комментарий к ним). Следствием денежного выражения имущественного вреда являются убытки, включающие в себя в соответствии со ст. 15 ГК РФ реальный ущерб и упущенную выгоду. Как справедливо отмечает В.В. Витрянский, «не всегда строго выдерживается дифференциация понятий «убытки», «вред», «ущерб», которые зачастую употребляются как синонимы либо как термины, дополняющие друг друга. Поэтому всякий раз необходимо выяснять истинный смысл употребления того или иного понятия, если, конечно же, это имеет какое-либо правовое значение» <1>.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2008. С. 642 — 643.

 

Причинение имущественного вреда порождает обязательство между причинителем вреда и потерпевшим, вследствие которого на основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

4. Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. В гражданском праве в отличие от уголовного вина презюмируется.

По общему правилу согласно п. 2 комментируемой статьи бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда. Как отмечалось Конституционным Судом РФ, наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно. Исходя из этого в гражданском законодательстве предусмотрены субъективные основания ответственности за причиненный вред, а для случаев, когда таким основанием является вина, решен вопрос о бремени ее доказывания <1>.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова» // Собрание законодательства РФ. 2001. N 7. Ст. 700.

 

Законом предусмотрены случаи возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя, в частности:

— обязанность возмещения вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вреда, причиненного юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК);

— обязанность юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (предусмотрена ст. 1079 ГК);

— ответственность продавца или изготовителя товара, лица, выполнившего работу или оказавшего услугу (исполнителя) при отсутствии вины за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге) (определена ст. 1095 ГК РФ). Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ.

Случаи отсутствия вины не следует путать с теми случаями, при которых обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда, в том числе:

— возложение обязанности возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, на лицо, в интересах которого действовал причинивший вред (абз. 2 ст. 1067 ГК);

— ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником (ст. 1068 ГК);

— ответственность Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК), а также за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или опекунов за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. ст. 1073, 1075 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или попечителей за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. ст. 1074, 1075 ГК);

— ответственность опекуна или организации, обязанной осуществлять надзор за недееспособным, за вред, причиненный недееспособным (ст. 1076 ГК);

— ответственность за вред, причиненный лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (ст. 1078 ГК);

— ответственность владельца источника повышенной опасности совместно с причинителем вреда при наличии вины в противоправном изъятии этого источника из его владения при причинении вреда лицом, противоправно завладевшим этим источником (п. 2 ст. 1079 ГК).

 

Статья 1065. Предупреждение причинения вреда

Комментарий к статье 1065 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Положение п. 1 комментируемой статьи носит превентивный характер и корреспондирует с положением абз. 3 ст. 12 ГК РФ, устанавливающим в качестве способа защиты пресечение действий, создающих угрозу нарушения права. ГК РСФСР 1922 и 1964 гг. не содержали подобных превентивных мер и предусматривали ответственность лишь за вред, который уже причинен. Первое упоминание об ответственности за еще не причиненный вред связано с Институциями Юстиниана, в которых устанавливалась ответственность за создание угрозы для прохожих, например, в случаях установления на крыше или на карнизе дома предмета, который при случайном падении мог бы нанести ущерб третьим лицам <1>.

———————————

<1> См.: Дождев Д.В. Римское частное право / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 1996. С. 560.

 

Опасность причинения вреда в будущем еще не создает обязательственного правоотношения по возмещению вреда.

Основанием возникновения данного обязательства, связанного с предупреждением причинения вреда, является факт опасности причинения вреда в будущем. Такая опасность должна иметь реальный характер и подтверждаться соответствующими видами доказательств, как правило, экспертизой. В частности, Постановлением Госгортехнадзора России от 6 ноября 1998 г. N 64 утверждены Правила проведения экспертизы промышленной безопасности. На практике сбор подобного рода доказательств физическими, а иногда и юридическими лицами затруднен, однако отсутствие доказательств приводит к отказу в удовлетворении иска. Так, Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 8 октября 2007 г. по делу N А43-33745/2006-23-687 <1> было отказано в удовлетворении заявления о приостановлении производственной деятельности предприятия в части выполнения технологических операций, так как факт сброса очищенных ненадлежащим образом сточных вод в систему очистных сооружений не был подтвержден материалами дела.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

2. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается специальное основание обязательства, связанного с предупреждением причинения вреда при эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая угрожает новым вредом. Применению превентивных мер в данном случае должно предшествовать наличие обязательства из причинения вреда (вред, причиной которого была вышеуказанная деятельность).

Деятельность, создающая опасность или угрожающая опасностью, достаточно многообразна. В п. 2 настоящей статьи упоминается лишь производственная деятельность, в том числе связанная с эксплуатацией предприятия или сооружения.

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» <1> называет в качестве опасных производственных объектов предприятия или их цеха, участки, площадки, а также иные производственные объекты, на которых: 1) получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются воспламеняющиеся, окисляющие, горючие, взрывчатые, токсичные, высокотоксичные вещества, вещества, представляющие опасность для окружающей среды; 2) используется оборудование, работающее под давлением более 0,07 мегапаскаля или при температуре нагрева воды более 115 градусов Цельсия; 3) стационарно установлены грузоподъемные механизмы, эскалаторы, канатные дороги, фуникулеры; 4) получаются расплавы черных и цветных металлов и сплавы на основе этих расплавов; 5) ведутся горные работы, работы по обогащению полезных ископаемых, а также работы в подземных условиях.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3588.

 

Статья 34 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Закон об охране окружающей среды) <1> предусматривает в качестве санкции за нарушение требований в области охраны окружающей среды приостановление по решению суда размещения, проектирования, строительства, реконструкции, ввода в эксплуатацию, эксплуатации, консервации и ликвидации зданий, строений, сооружений и иных объектов. Прекращение в полном объеме размещения, проектирования, строительства, реконструкции, ввода в эксплуатацию, эксплуатации, консервации и ликвидации зданий, строений, сооружений и иных объектов при нарушении требований в области охраны окружающей среды осуществляется на основании решения суда и (или) арбитражного суда.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

 

В соответствии со ст. 56 Закона об охране окружающей среды при нарушении предусмотренных настоящей главой природоохранных требований деятельность, осуществляемая с нарушением указанных требований, может быть ограничена, приостановлена или прекращена в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Статья 80 названного Закона дополняет, что требования об ограничении, о приостановлении или о прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, рассматриваются судом или арбитражным судом.

3. Основанием удовлетворения иска по п. 1 комментируемой статьи является ведение деятельности, в том числе эксплуатация предприятия, сооружения, иная производственная деятельность (если на момент рассмотрения спора деятельность не прекращена).

Субъектом указанной деятельности могут быть любые участники гражданских правоотношений (в литературе обосновывалось предложение о применение данной нормы и к органам судебной власти <1>).

———————————

<1> См.: Кадиев Р. Операция по принуждению к закону // ЭЖ-Юрист. 2008. N 36.

 

Истцами могут выступать как физические, так и юридические лица, а также органы государственной власти, органы местного самоуправления в соответствии со ст. 46 ГПК РФ. Так, согласно ст. 12 Закона об охране окружающей среды общественные и иные некоммерческие объединения, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, имеют право обращаться в органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления и иные организации с жалобами, заявлениями, исками и предложениями по вопросам, касающимся охраны окружающей среды, негативного воздействия на окружающую среду, и получать своевременные и обоснованные ответы.

Опасность деятельности должна быть доказана истцом. Как правило, такая деятельность является противоправной и связана с нарушениями норм экологического, санитарно-эпидемиологического, градостроительного законодательства. Конечно же, размер вреда в таких случаях может лишь научно обоснованно предполагаться.

4. Основания удовлетворения иска по п. 2 комментируемой статьи практически совпадают с вышеназванными основаниями, но распространяются лишь на такую деятельность, которая связана с эксплуатацией предприятия, сооружения либо иной производственной деятельностью. При этом иску должен предшествовать установленный факт причинения вреда такой же деятельностью ранее. Несмотря на причинение вреда, данная деятельность не прекращена либо имеет место угроза нового вреда, связанного с этой деятельностью, в том числе при изменении каких-либо характеристик деятельности и ее условий в связи с ранее причиненным вредом.

5. К исковым требованиям, указанным в настоящей статье, относятся:

— запрещение деятельности;

— приостановление деятельности;

— прекращение деятельности;

— возмещение вреда.

Приостановление деятельности, в отличие от ее прекращения, является временной мерой, действующей до тех пор, пока нарушитель не исключит потенциальную опасность своей деятельности. В решении суда могут быть указаны срок, в течение которого необходимо устранить нарушения, перечень действий, необходимых для этого. После устранения нарушений на основании заявления ответчика суд принимает решение о восстановлении деятельности.

Приостановление деятельности, указанное в комментируемой статье, носит гражданско-правовой характер и корреспондирует с нормами ст. 3.12 КоАП.

Административное приостановление деятельности устанавливается только судом на срок до 90 суток и при условии, что менее строгий вид административного наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания. Такое приостановление заключается во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществлении отдельных видов деятельности (работ), оказании услуг. Административное приостановление деятельности применяется в случае угрозы жизни или здоровью людей, возникновения эпидемии, эпизоотии, заражения (засорения) подкарантинных объектов карантинными объектами, наступления радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды либо в случае совершения административного правонарушения в области оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров; в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма; в области установленных в соответствии с федеральным законом в отношении иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций ограничений на осуществление отдельных видов деятельности; в области правил привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства к трудовой деятельности, осуществляемой на торговых объектах (в том числе в торговых комплексах); в области порядка управления; в области общественного порядка и общественной безопасности, а также в области градостроительной деятельности.

Важно отметить, что запрет деятельности, прекращение деятельности являются необратимыми мерами, применяемыми в случаях, когда отсутствует возможность исключить вредоносность деятельности ответчика.

6. В качестве основания для отказа в иске о приостановлении или прекращении такой деятельности выступает противоречие общественным интересам, например, прекращение деятельности градообразующего предприятия. Данное понятие является оценочным и определяется усмотрением суда. Так, в иске о прекращении использования теплотрассы, проложенной под жилыми домами с нарушением требований строительных норм и правил и угрожающей разрушением конструкций близлежащих зданий, суд отказал, ссылаясь на то, что прекращение подачи горячей воды в систему теплотрассы противоречит общественным интересам <1>. Ранее действовавший Градостроительный кодекс 1998 г. <2> определял общественные интересы в области градостроительной деятельности как интересы населения городских и сельских поселений, других муниципальных образований в обеспечении благоприятных условий проживания, ограничения вредного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду градостроительными средствами, улучшения экологической обстановки, развития инженерной, транспортной и социальной инфраструктур городских и сельских поселений и прилегающих к ним территорий и сохранения территорий объектов историко-культурного и природного наследия.

———————————

<1> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 июня 2003 г. N А56-33480/02 // СПС «КонсультантПлюс».

<2> Собрание законодательства РФ. 1998. N 19. Ст. 2069.

 

7. Практика применения названных норм достаточно обширна, но не всегда однозначна. Определяя право, применимое к спору о нарушении ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в результате депортации иностранного гражданина, что препятствовало его семейной жизни, Европейский суд по правам человека сделал ссылку на ст. 1069 ГК РФ в совокупности с комментируемой статьей <1>.

———————————

<1> Информация о деле (по материалам Постановления Европейского суда по правам человека от 6 декабря 2007 г. N 42086/05) // Бюллетень ЕСПЧ. 2008. N 8.

 

Статья 1066. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны

Комментарий к статье 1066 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Конституция РФ провозглашает право гражданина защищать свои права и законные интересы. В частности, в соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Соответственно, комментируемая статья, реализуя конституционное положение, устанавливает правило, на основании которого защита своих прав не порождает возмещение вреда, если при этом не было превышения необходимой обороны.

Настоящая статья устанавливает исключение из общего правила о возмещении причиненного вреда и корреспондирует со ст. 14 ГК РФ о самозащите как способе и форме защиты гражданских прав. Будучи разновидностью самозащиты, необходимая оборона должна быть соразмерна нарушению и не должна превышать пределы действий, необходимых для пресечения нарушения.

2. Понятие необходимой обороны не дано в гражданском законодательстве, а сформулировано в ст. 37 УК РФ, в связи с чем нормы УК РФ подлежат применению при определении необходимой обороны и ее пределов. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. При превышении пределов необходимой обороны ответственность наступает по общим правилам настоящей главы, в частности ст. 1064 ГК РФ.

Таким образом, из ст. 37 УК РФ следует, что необходимая оборона — это защита личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

3. Важными новеллами в части защиты прав обороняющегося стали нормы Федеральных законов от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» <1> и от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» <2>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

<2> Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

 

В настоящее время не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Необходимой обороной могут в равной мере воспользоваться все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

4. Следует иметь в виду, что субъектом действий, совершаемых в качестве необходимой обороны, может быть только физическое лицо.

Основаниями для применения необходимой обороны могут быть не только уголовные преступления нападающего лица, но и иные нарушения, в частности, подпадающие под признаки гражданско-правовых нарушений. Превышением пределов будут действия лица, которое прибегло к защите такими средствами и методами, применение которых явно не вызывалось ни характером и опасностью посягательства, ни реальной обстановкой и без необходимости причинило посягавшему несоизмеримый вред.

Условиями освобождения от гражданско-правовой ответственности при необходимой обороне являются:

а) защита охраняемых законом благ принадлежащих как самому причинителю вреда, так и другим лицам, например его детям;

б) соразмерность защиты характеру и степени общественной опасности посягательства;

в) причинение вреда только нападавшему, а не другим лицам, например его родственникам. Безусловно, причинение вреда в качестве мести после того, как действия нападавшего были завершены, должно рассматриваться как превышение пределов либо как самостоятельное правонарушение. Как отмечалось в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» <1>, состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела обороняющемуся не был ясен момент его окончания. Переход же оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 5.

 

5. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 <1> указывается, что в случаях причинения вреда в состоянии необходимой обороны следует учитывать, что лица, причинившие вред при превышении ее пределов, отвечают перед потерпевшими на общих основаниях. Размер возмещения должен быть определен судом в зависимости от степени вины как потерпевшего, действиями которого был вызван вред, так и причинителя вреда. При этом суд вправе принять во внимание имущественное положение лица, причинившего вред.

———————————

<1> Российская газета. 1994. 14 июля. N 131; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 7.

 

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Комментарий к статье 1067 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье определяются особенности ответственности в состоянии так называемой крайней необходимости, т.е. причинения вреда в результате противоправных действий. Данную норму можно рассматривать как исключение из общего правила, предусмотренного ст. 1064, об ответственности за неправомерные действия. Согласно п. 3 указанной статьи вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В связи с тем что действия в состоянии крайней необходимости не нарушают правовых норм, но тем не менее нарушают субъективные права граждан или юридических лиц, термин «ответственность» в данном случае не используется.

2. В отличие от УК РФ ГК РФ не предусматривает безусловного освобождения от обязанности возместить вред, причиненный в состоянии крайней необходимости. Согласно ч. 1 ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Крайняя необходимость представляет собой состояние, при котором лицом устраняется опасность, угрожающая ему или другим лицам, если эта опасность не может быть устранена иными средствами.

В отличие от УК РФ комментируемая статья не связывает наступление или освобождение от возмещения вреда с превышением пределов крайней необходимости, которым признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. В то же время данные обстоятельства должны быть учтены судом в соответствии с абз. 2 комментируемой статьи.

3. Общее правило, по которому вред должен быть возмещен его причинителем, применительно к комментируемой статье дополняется необходимостью учета обстоятельств причинения вреда. При этом суд может:

— возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда;

— полностью освободить от возмещения вреда третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, и лицо, причинившее вред;

— частично освободить от возмещения вреда третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, и лицо, причинившее вред.

Как разъяснил Верховный Суд РФ в Постановлении от 28 апреля 1994 г. N 3, если причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости, как в своих интересах, так и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых вред был причинен. Суд также вправе частично либо полностью освободить этих лиц или одного из них от обязанности по возмещению вреда. В частности, если причинение вреда имело место в результате правомерных действий гражданина по пресечению хулиганских, а также иных преступных проявлений или при задержании преступника, гражданин подлежит освобождению от возмещения вреда.

4. Причинителями вреда могут выступать физическое, юридическое лицо, а также Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования в лице своих органов, которым угрожает опасность причинения вреда, либо другое лицо, которое желает предотвратить угрозу опасности в отношении других лиц. Так, по иску о взыскании ущерба, понесенного в связи с утратой нежилого помещения, действия префектуры ЦАО г. Москвы были признаны совершенными в состоянии крайней необходимости. При строительстве подземной части соседнего здания произошло перемещение грунта, в результате чего усел фундамент принадлежащего истцу дома, возникла угроза обрушения здания и опасности для жизни и здоровья людей. Учитывая создавшуюся аварийную ситуацию, Управление государственного контроля охраны и использования памятников истории и архитектуры г. Москвы выдало разрешение на разборку данного здания, и на основании указанного разрешения префектом ЦАО г. Москвы было издано распоряжение о разборке указанного дома, в результате чего истец лишился принадлежащего ему имущества.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции, не указав мотивов взыскания, возложил ответственность за причиненные истцу убытки на префектуру ЦАО, применяя нормы ст. 1067 ГК РФ <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 1999 г. N 3350/99 по делу N А40-1027/98-79-10 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 4.

 

Потерпевшим может выступать не только лицо, чьи действия связаны с угрозой опасности, но и другие лица, в том числе те, которым угрожала опасность более серьезная по сравнению с причиненным в результате ее устранения вредом. При таком сравнении суд должен учитывать как объективные факторы (например, стоимость спасенного и поврежденного имущества), так и оценку обстоятельств причинения вреда, которая в зависимости от конкретной ситуации может быть субъективной.

Так, например, спасая жизнь работника ГИБДД, стоявшего на проезжей части на повороте, водитель автобуса выехал на встречную полосу движения. Согласно заключению автотехнической экспертизы водитель, управлявший автобусом, не располагал технической возможностью предотвратить наезд на инспектора ГИБДД. Случившееся происшествие повлекло смерть пассажира автомобиля, двигавшегося по встречной полосе автодороги, телесные повреждения его водителя и механические повреждения самого автомобиля. При наличии таких обстоятельств по делу суд признал правомерным привлечение к материальной ответственности за причиненный вред двух ответчиков, как третье лицо, так и причинителя вреда, так как последний совершил действия в состоянии крайней необходимости не только в своих интересах, но и в интересах вышеуказанного субъекта <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 8 апреля 2002 г. N А82-86/2001-Г/10 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В качестве третьего лица, в интересах которого действовал причинивший вред, могут выступать физические лица, представители юридического лица, Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований. В последних двух случаях вред возмещается юридическим лицом или соответствующим образованием, с действиями представителя которого связано причинение вреда. С непосредственного «виновника» вред может быть взыскан юридическим лицом или соответствующим образованием в порядке регресса. Таким образом, участниками отношений по возмещению вреда выступают его непосредственный причинитель, третье лицо и потерпевший.

В том случае, если возмещение вреда согласно абз. 2 комментируемой статьи возложено на третье лицо и причинителя вреда, они в соответствии со ст. 321 ГК РФ несут долевую ответственность, а не солидарную, поскольку не являются лицами, совместно причинившими вред. Размер долей определяется судом с учетом имеющих значение обстоятельств.

 

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

Комментарий к статье 1068 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

— работодателя за действия работников;

— заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем;

— полных товариществ, товариществ на вере, производственных кооперативов за их участников при осуществлении ими деятельности товарищества или кооператива.

Положения настоящей статьи не означают, что в трудовых отношениях к работникам приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор. Как отмечается в ч. 4 ст. 11 ТК РФ, в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей). Наличие фактических трудовых отношений может быть установлено судом.

Положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей или внештатных работников, т.е. на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК).

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Трудовые (служебные, должностные) обязанности работника определяются в трудовом договоре, согласно которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации, профессии, должности, конкретного вида, с подчинением внутреннему трудовому распорядку.

В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры. В качестве работодателей — физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей — индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Если вред причинен работником в нерабочее время, не при выполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то нормы комментируемой статьи не подлежат применению, что подтверждается и судебной практикой <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 7 ноября 2007 г. N 14802/07 по делу N А65-38932/2005-СГ3-12. Исходя из положений ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложение ответственности на юридическое лицо за действия своего работника возможно в том случае, если работник причинил вред при исполнении трудовых обязанностей и имелись общие условия ответственности за вред, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ.

 

В том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица, то на данные отношения также распространяются нормы комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой. Так, согласно приговору суда <1> причинитель вреда в момент причинения тяжкого вреда здоровью своего подчиненного, являясь командиром отделения, в котором служил потерпевший, руководил его работой в соответствии с должностными обязанностями. При таких условиях ответственность за вред, причиненный работником, должна нести войсковая часть, т.е. работодатель, где он состоял на военной службе.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2001 год» // СПС «КонсультантПлюс».

 

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика. Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» <1> отмечается, что в случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии с комментируемой статьей является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК).

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

 

В правоприменительной практике возникает конкуренция между нормами комментируемой статьи и ст. 1079 ГК РФ, и вопрос решается в пользу последней как специальной, устанавливающей ответственность владельца источника повышенной опасности независимо от вины. При этом не является самостоятельным владельцем и ответчиком по ст. 1079 ГК РФ лицо, управляющее чужим транспортным средством в силу исполнения трудовых или служебных обязанностей. В случае причинения вреда источником повышенной опасности за пределами служебных обязанностей, в нерабочее время, для личных нужд ответственность возлагается на работодателя, если тот не докажет, что транспортное средство выбыло из его владения в результате противоправных действий работника (п. 2 ст. 1079 ГК). При наличии вины работодателя в противоправном изъятии транспортного средства из его владения ответственность может быть возложена как на работодателя, так и на его работника — в долевом порядке.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Возложение на хозяйственные товарищества (полные товарищества, товарищества на вере), производственные кооперативы ответственности за вред, причиненный их участниками (членами), объясняется тем, что их участники (члены) занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества или кооператива в силу участия (членства). Данные отношения носят гражданско-правовой характер. При этом в отношении товариществ на вере целесообразно рассматривать распространение норм настоящей статьи лишь на полных товарищей, которые осуществляют управление деятельностью товарищества на вере (ст. ст. 72, 73, 84 ГК), а не на вкладчиков, правовое положение которых аналогично положению участников хозяйственных обществ. Полные товарищи в полном товариществе и товариществе на вере, а также члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества принадлежащим им имуществом (ст. ст. 69, 82, 107 ГК).

4. Несмотря на то что лица, указанные в настоящей статье, несут ответственность за вред, причиненный другими лицами, принцип вины, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, применяется и к данным правоотношениям с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 12-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полтавцевой Александры Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения комментируемой статьи не могут применяться вне системной взаимосвязи с его ст. 1064. Наличие вины — общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Так, ст. 1064 ГК РФ, регламентирующей общие основания ответственности за причинение вреда, предусмотрено, в частности, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, которое освобождается от такого возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине; возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда может быть предусмотрено законом (п. п. 1 и 2 указанной статьи).

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица. Работодатель и иные лица, указанные в комментируемой статье, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

5. Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Данное положение распространяется на требования о возмещении как материального, так и морального вреда. Возмещая моральный вред работнику, пострадавшему в результате несоблюдения требований охраны труда руководителем организации, работодатель вправе взыскать с последнего в порядке регресса выплаченные пострадавшему денежные средства в полном объеме. Если же вред причинен по вине другого работника, то он несет материальную ответственность перед работодателем в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК).

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства. Глава 39 ТК РФ регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работника перед работодателем. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

6. Спорным является вопрос о применении норм о возмещении вреда в отношении требований о компенсации за нарушение исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Судебная практика исходит из того, что требование о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав не входит в категорию требований из причинения вреда. Так, Постановлением ФАС Уральского округа от 11 января 2007 г. N Ф09-11655/06-С6 по делу N А60-8461/06 довод о необоснованном неприменении ст. 1068 ГК РФ был отклонен, поскольку указанной правовой нормой регламентирован порядок возмещения юридическим лицом вреда, причиненного его работником, в то время как иск заявлен о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. По нашему мнению, поскольку компенсация взыскивается вместо причиненных убытков, то оснований для отказа в применение норм настоящей статьи к данным правоотношениям нет.

7. В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются. При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.

 

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Комментарий к статье 1069 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Статьи 1069 — 1071 ГК РФ образуют основу института возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, — института возмещения вреда, причиненного актами власти. Одно из наиболее значимых научных исследований этого института провел А.Л. Маковский <1>.

———————————

<1> См., например: Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 67 — 112.

 

В комментируемой статье закреплены общие положения данного института, ст. 1070 устанавливает специальные положения для случаев причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а в ст. 1071 уточняется лишь порядок участия публичного субъекта в деликтном правоотношении.

2. На протяжении весьма длительного периода, начиная с 1917 г., в отечественном законодательстве отсутствовали какие бы то ни было основания для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Так, не содержалось соответствующих норм в Конституции (Основном Законе) РСФСР 1918 г., Основном Законе (Конституции) СССР 1924 г., Конституции (Основном Законе) СССР 1936 г., Конституции (Основном Законе) РСФСР 1937 г. Не были закреплены положения о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

С 1 мая 1962 г. были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 89 которых предусматривала возможность возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, однако лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Аналогичные положения были закреплены в ст. 447 ГК РСФСР 1964 г.

18 мая 1981 г. был принят, а 24 июня 1981 г. утвержден Законом СССР Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» (далее — Указ о возмещении ущерба). В соответствии с этим Указом ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, подлежал возмещению государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Указ о возмещении ущерба опирался на ст. 58 Конституции СССР 1977 г., в соответствии с которой гражданам СССР предоставлялось право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей. Конституция СССР была введена в действие с 7 октября 1977 г. Аналогичная норма была закреплена в ст. 56 Конституции РСФСР, введенной в действие с 12 апреля 1978 г.

Соответствующие Указу о возмещении ущерба изменения были внесены в ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1981 г., а в ст. 447 ГК РСФСР — Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 февраля 1987 г.

Однако особенностью Указа о возмещении ущерба явились специальные правила о его применении. В соответствии с п. 3 Указа право на возмещение ущерба получили граждане, в отношении которых незаконные действия были совершены после 1 июня 1981 г. Тем самым исключалась возможность возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, имевшими место не только в 20-х, 30-х, 40-х, но и в 70-х гг. XX в.

Последующее гражданское законодательство хотя и закрепляло положения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, однако так же, как и Указ о возмещении ущерба, не придавало соответствующим нормам обратной силы.

Так, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные 31 мая 1991 г. (применялись на территории Российской Федерации в силу Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»), содержали нормы об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, но не предполагали их применения на прошлое время.

Введенный с 1 января 1995 г. Гражданский кодекс РФ (часть первая) содержит ст. 16, в соответствии с которой убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению. В то же время Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепляет общее положение о действии норм Кодекса во времени и не придает обратной силы его ст. 16.

Положения об ответственности за вред, причиненный актами власти, закреплены в части второй ГК РФ, которая была введена в действие с 1 марта 1996 г. Статья 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержит специальное указание на то, что действие ст. ст. 1069 и 1070 Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

Таким образом, причинявшие вред деяния органов власти и их должностных лиц, имевшие место в период с 25 октября (7 ноября) 1917 по 1 июня 1981 г., никогда не рассматривались законодателем в качестве оснований для возмещения вреда.

Окончательное закрепление в современном законодательстве института возмещения вреда, причиненного актами власти, подчеркивает основной принцип участия государства в гражданских правоотношениях — участие на равных с иными субъектами началах <1>.

———————————

<1> Как отмечал А.И. Масляев, «включение Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в число участников гражданских правоотношений означает обязательность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства» (см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 107).

 

3. К условиям возмещения вреда в соответствии с комментируемой статьей следует отнести прежде всего наличие вреда (см. комментарий к ст. 1064 ГК). Вред может иметь как имущественный, так и неимущественный характер, т.е. на основании положений комментируемой статьи может быть взыскана также компенсация морального вреда <1>. Необходимым условием возникновения оснований для компенсации морального вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, является нарушение личных неимущественных прав потерпевшего (ст. 151 ГК).

———————————

<1> Так, например, К.Б. Ярошенко считает, что вред необходимо рассматривать как единую категорию, включающую как имущественный, так и моральный вред (см.: Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 335 — 336).

 

Вторым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является причинно-следственная связь между действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов и наступившими вредоносными последствиями. Законодатель прямо указывает на то, что вред может быть причинен в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Третье условие — противоправность деяния причинителя вреда — в комментируемой статье определено как «незаконные действия (бездействие)» государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов. Бремя доказывания правомерности деяния причинителя вреда лежит на ответчике.

И наконец, четвертым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является вина. Известный принцип «действия работников должника считаются действиями должника», отраженный в ст. ст. 402 и 1068 ГК РФ, применительно к случаям причинения вреда актами власти означает, что действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления есть действия или бездействие конкретных служащих или должностных лиц. В этом утверждении необходимо опираться на п. 2 ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которым к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

4. Одним из важнейших положений комментируемой статьи является определение субъекта в деликтном правоотношении — публично-правового образования, являющегося причинителем вреда. Указание на то, что вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, означает, что ответчиком в таких случаях должно выступать соответствующее публично-правовое образование. Этот вывод следует из ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которой Российская Федерация, субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», рассматривая иски, предъявленные согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов. Следовательно, при удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств из казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

Понятие «казна» определено в ст. ст. 214 и 215 ГК РФ <1>. Государственная или муниципальная казна состоит из средств соответствующего бюджета и иного государственного или муниципального имущества, не закрепленного за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями. Вред, причиненный актами власти, возмещается за счет имущества, составляющего казну, в соответствии с положениями ст. 126 ГК РФ, отграничивающей ответственность публично-правового субъекта от ответственности созданных им юридических лиц. Учитывая положения ст. 126 ГК РФ, необходимо признать, что государство и муниципальные образования отвечают за причиненный ими вред не всей своей казной, а лишь той ее частью, которая не изъята из гражданского оборота («за исключением имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности»). Кроме того, невозможно обратить взыскание по обязательствам публичных субъектов и на земельные участки и природные ресурсы, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 126 ГК РФ это возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

———————————

<1> Между тем в дореволюционном праве существовал подход, в соответствии с которым казна рассматривалась как государство, субъект прав (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 1. С. 135).

 

Указанные особенности обращения взыскания на имущество публично-правовых образований понудили законодателя специально определить порядок исполнения судебных актов в таких случаях. Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 197-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» Бюджетный кодекс Российской Федерации (далее — БК РФ) был дополнен гл. 24.1 «Исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». В соответствии со ст. 242.2 названной главы для исполнения судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (за исключением судебных актов о взыскании денежных средств в порядке субсидиарной ответственности главных распорядителей средств федерального бюджета), документы направляются для исполнения в Министерство финансов РФ. После этого исполнение судебных актов осуществляется в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

Для случаев, когда вред возмещается за счет казны субъекта Федерации или муниципального образования, БК РФ предусматривает аналогичные нормы.

Однако положения бюджетного законодательства не исключают применения норм ГК РФ об объеме ответственности публично-правового образования. Для участия в гражданских правоотношениях любому субъекту необходим такой признак, как имущественная обособленность или имущественная самостоятельность (ст. 2 ГК). Наличие отдельного имущества, обособленного от имущества иных лиц, — качество, необходимое для обеспечения стабильности и эффективности гражданского оборота. Очевидно, что реальная способность субъекта платить по своим обязательствам — наиболее привлекательная черта, выгодно отличающая его от других перед потенциальными контрагентами. Все сказанное может быть в известном смысле применено и к публичным субъектам гражданского права.

Поэтому справедливо утверждение ВАС РФ о том, что недопустимо ограничение источников взыскания с публично-правовых субъектов путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну (см. п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»).

После установления невозможности исполнения решения суда за счет средств бюджета в порядке, предусмотренном гл. 24.1 БК РФ, взыскатель вправе обратиться в службу судебных приставов, а судебный пристав-исполнитель вправе осуществить исполнительные действия по аресту и реализации принадлежащего публично-правовому образованию на праве собственности имущества, не закрепленного за созданными им юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, на которое может быть обращено взыскание.

5. Иногда к комментируемому институту ошибочно причисляют положения законодательства о реабилитации жертв политических репрессий. Это неверно. Нормы Закона РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее — Закон о реабилитации), определяющие правовые последствия реабилитации жертв политических репрессий, не могут быть отнесены к гражданско-правовому институту возмещения вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами. Во-первых, характер правовых последствий реабилитации жертв политических репрессий (в части возврата утраченного имущества или возмещения его стоимости ограниченный) имеет весьма существенные отличия от характера указанного института. Более того, взятые в целом эти последствия с возмещением вреда не совпадают по объему. Во-вторых, положения гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами, носят императивный характер и не предполагают существования иных правил, установленных специальным законом. В-третьих, предусмотренные Законом о реабилитации правовые последствия распространяются на случаи, имевшие место в весьма отдаленном прошлом. Подобной обратной силы не имеют нормы действующего гражданского законодательства.

Не случайно законодатель при установлении порядка и последствий реабилитации жертв политических репрессий создал специальное законодательство, наличие которого позволяет обойти запрет на имущественные взыскания с государства за деяния органов государственной власти или их должностных лиц, совершенные до 1 июня 1981 г., и в какой-то степени защитить нарушенные субъективные права жертв политических репрессий.

Аналогичное соотношение между названными институтами установил и Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 декабря 2004 г. N 432-О, в соответствии с которым действием Закона о реабилитации не может «ограничиваться или исключаться применение общих норм действующего законодательства, в том числе гражданского права, касающихся защиты права собственности, возмещения причиненного вреда и т.д., которые должны применяться судами в случаях, когда гражданин, в том числе имеющий право на реабилитацию, обращается за защитой своих прав в судебном порядке на основе общегражданских норм». Справедливости ради, однако, надо заметить, что из приведенной позиции Конституционного Суда в сущности не следует, что суммы вреда, причиненного репрессиями, подлежат взысканию в полном объеме в пользу потерпевших. Если лицо, которому в соответствии с положениями Закона о реабилитации выдан документ о реабилитации, потребует в судебном порядке полного возмещения причиненного вреда, ссылаясь на положения действующего Гражданского кодекса РФ, то в удовлетворении такого требования ему должно быть отказано со ссылкой на ст. 12 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Следовательно, обоснование требований жертв политических репрессий нормами действующего гражданского законодательства (о чем упоминается в ряде определений Конституционного Суда) возможно лишь при виндикации утраченного этими гражданами имущества, обнаруженного у третьих лиц (разумеется, при соблюдении условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, а также с учетом истечения давностных сроков). Вероятность удовлетворения таких требований крайне мала.

 

Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Комментарий к статье 1070 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Согласно Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53); права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

2. Комментируемая статья разграничивает случаи возмещения вреда, причиненного в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Первый пункт комментируемой статьи подлежит применению в случаях незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконного привлечения юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности.

Таким образом, в силу комментируемых норм возмещается вред в случаях, когда противоправное поведение публично-правового субъекта имеет специальный характер. В перечисленных выше случаях гражданину или юридическому лицу причинен в особенности тяжелый вред. Действительно, среди принадлежащих личности нематериальных благ свобода и возможность свободного передвижения являются одними из важнейших благ, а незаконное ограничение свободы причиняет подчас самые тяжкие страдания. То же можно сказать и о приостановлении деятельности юридического лица, ради которой создано само юридическое лицо. Особый характер вреда, причиняемого гражданам и юридическим лицам в случаях незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконного привлечения юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, требует применения специальной конструкции ответственности публичного субъекта. Эта специальная конструкция заключается в ответственности без вины. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи в перечисленных случаях вред возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

При этом в ГК РФ указывается, что порядок возмещения вреда в таких случаях устанавливается федеральным законом. В настоящее время такого закона не существует, и порядок возмещения определяется общими положениями о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК).

3. Перечень случаев, в которых в соответствии с п. 1 комментируемой статьи производится возмещение вреда, требует уточнения в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, который отметил, что положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 комментируемой статьи случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание. Пункт 1 комментируемой статьи по его конституционно-правовому смыслу означает, что подлежит возмещению за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда вред, причиненный гражданину не только в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, но и в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого <1>.

———————————

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

4. Специфика положений, содержащихся в п. 2 комментируемой статьи, сводится к тому, что возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, производится по принципу вины. При этом наиболее важной проблемой правоприменения является вопрос о вине судьи в случаях причинения вреда при осуществлении правосудия.

В соответствии с комментируемой статьей вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Конституционный Суд РФ высказал свою позицию по поводу данной нормы в Постановлении от 25 января 2001 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова».

Как отмечает Конституционный Суд РФ, Гражданским кодексом РФ в качестве общего основания ответственности за причинение вреда предусмотрено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064), т.е. по общему правилу бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда. Положение п. 2 ст. 1070 Кодекса является исключением из этого правила: в предусмотренном им случае не действует презумпция виновности причинителя вреда, вина которого устанавливается в уголовном судопроизводстве, т.е. за пределами производства по иску о возмещении вреда.

Такое специальное условие ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия, как отмечено в названном Постановлении, связано с особенностями функционирования судебной власти, закрепленными Конституцией РФ (гл. 7) и конкретизированными процессуальным законодательством (состязательность процесса, значительная свобода судейского усмотрения и др.), а также с особым порядком ревизии актов судебной власти. Производство по пересмотру судебных решений, а следовательно, оценка их законности и обоснованности осуществляются в специальных, установленных процессуальным законодательством процедурах: посредством рассмотрения дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Пересмотр судебного решения посредством судебного разбирательства по иску гражданина о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, фактически сводился бы к оценке законности действий суда (судьи) в связи с принятым актом, т.е. означал бы еще одну процедуру проверки законности и обоснованности уже состоявшегося судебного решения и, более того, создавал бы возможность замены по выбору заинтересованного лица установленных процедур проверки судебных решений их оспариванием путем предъявления деликтных исков.

Между тем в силу указанных конституционных положений это принципиально недопустимо, иначе сторона, считающая себя потерпевшей от незаконных, с ее точки зрения, действий судьи в ходе разбирательства в гражданском судопроизводстве, будет обращаться не только с апелляционной либо кассационной жалобой, но и с соответствующим иском, а судья всякий раз будет вынужден доказывать свою невиновность. Тем самым, по мнению Конституционного Суда РФ, была бы по существу перечеркнута обусловленная природой правосудия и установленная процессуальным законодательством процедура пересмотра судебных решений и проверки правосудности (законности и обоснованности) судебных актов вышестоящими инстанциями.

Результат осуществления правосудия находится в зависимости от «судейской дискреции», в результате разграничить незаконные решения, принятые вследствие не связанной с виной ошибки судьи и его неосторожной вины, затруднительно. Поэтому участник процесса, в интересах которого судебное решение отменяется или изменяется вышестоящей инстанцией, может считать, что первоначально оно было постановлено не в соответствии с законом именно по вине судьи. В этих условиях обычное для деликтных обязательств решение вопроса о распределении бремени доказывания и о допустимости доказательств вины причинителя вреда могло бы парализовать всякий контроль и надзор за осуществлением правосудия из-за опасения породить споры о возмещении причиненного вреда.

Положение п. 2 комментируемой статьи, которое оспаривалось заявителями в Конституционном Суде, не только исключает презумпцию виновности причинителя вреда, но и предполагает в качестве дополнительного обязательного условия возмещения государством вреда установление вины судьи приговором суда и, следовательно, связывает ответственность государства с преступным деянием судьи, совершенным умышленно (ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ) или по неосторожности (неисполнение или ненадлежащее исполнение судьей как должностным лицом суда своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если оно повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, — ст. 293 «Халатность» УК РФ).

Как полагает Конституционный Суд РФ, учитывая, что активность суда в собирании доказательств ограничена, законодатель вправе связать ответственность государства за вред, причиненный при осуществлении правосудия (т.е. при разрешении дела по существу) посредством гражданского судопроизводства, с уголовно наказуемым деянием судьи в отличие от того, как это установлено для случаев возмещения вреда, повлекшего последствия, предусмотренные п. 1 комментируемой статьи, в соответствии с которым ответственность государства наступает независимо от вины должностных лиц суда. В этой связи оспариваемое положение п. 2 ст. 1070 было признано не противоречащим Конституции РФ.

В то же время судебные акты хотя и принимаются в гражданском судопроизводстве, но ими дела не разрешаются по существу и материально: правовое положение сторон не определяется, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в п. 2 комментируемой статьи; в таких актах решаются, главным образом процессуально, правовые вопросы, возникающие в течение процесса — от принятия заявления до исполнения судебного решения, в том числе при окончании дела (прекращение производства по делу и оставление заявления без рассмотрения).

Вследствие этого положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением. При этом не действует положение о презумпции вины причинителя вреда, предусмотренное п. 2 ст. 1064 ГК РФ.

Изложенные выше соображения, приведенные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г., позволили суду прийти к выводу о том, что порядок возмещения вреда, причиняемого во всех таких случаях, а равно когда при причинении вреда в гражданском судопроизводстве уголовное преследование в отношении судьи прекращено по нереабилитирующим основаниям, подлежит законодательному урегулированию. В указанном Постановлении отмечено, что Федеральному Собранию надлежит урегулировать применительно к названным случаям основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), а также подведомственность и подсудность такого рода дел.

К сожалению, до сих пор эта часть Постановления Конституционного Суда РФ не выполнена. 30 сентября 2008 г. Верховный Суд РФ, пользуясь предоставленным ему Конституцией РФ правом законодательной инициативы, внес в Государственную Думу проект Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов», а также проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». Однако указанные законопроекты были отрицательно оценены Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, представившим по ним свое заключение. Как отмечается в заключении, предлагаемые законопроекты не охватывают всех случаев причинения вреда при осуществлении правосудия, а также фактически ограничивают право на возмещение по сравнению с действующими положениями ГК РФ.

 

Статья 1071. Органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет

Комментарий к статье 1071 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья занимает второстепенное место в институте возмещения вреда, причиненного актами власти. В ней лишь уточняется порядок участия публичных субъектов в деликтных правоотношениях.

Как отмечает А.А. Иванов, «российское законодательство исходит из плюралистической модели участия государства в гражданском обороте, когда его представляют несколько различных органов, причем порядок взаимодействия между этими органами и даже некое подобие их иерархичности отсутствуют». Такая модель оценивается в науке отрицательно <1>.

———————————

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2000. Т. 1. С. 199 — 201.

 

Статья 1071 ГК РФ содержит специальное правило, в соответствии с которым от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. В то же время по общему правилу, содержащемуся в ст. 125 ГК РФ, от имени публичных субъектов могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти и органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Таким образом, с учетом того, что в действующем законодательстве термин «казна» обозначает имущество, а не лицо, формулировка комментируемой статьи не вполне верна.

Кроме того, в данной статье содержится упоминание о возможности участия в деликтном правоотношении от имени публично-правовых образований иных лиц — государственных органов, органов местного самоуправления, а также юридических лиц и граждан «по специальному поручению».

2. Более подробно порядок участия публичных субъектов в деликтном правоотношении на стадии судебного разбирательства и последующего исполнения судебного решения определен бюджетным законодательством. В соответствии со ст. 158 БК РФ от имени Российской Федерации, субъекта Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Федерации, муниципальному образованию выступает главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Федерации, бюджета муниципального образования в случаях:

1) рассмотрения иска о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту;

2) рассмотрения требований о привлечении публично-правовых образований в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам подведомственных бюджетных учреждений.

Однако Высший Арбитражный Суд РФ полагает, что при принятии искового заявления к публично-правовому образованию суду следует исходить из того, что указание истцом в исковом заявлении органа, не являющегося соответствующим главным распорядителем бюджетных средств, не препятствует рассмотрению спора по существу. В данном случае суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен выяснить, какой орган на основании п. 10 ст. 158 БК РФ как главный распорядитель бюджетных средств должен выступить в суде от имени публично-правового образования и надлежащим образом известить его о времени и месте судебного разбирательства. В том случае, если государственный (муниципальный) орган, являвшийся главным распорядителем бюджетных средств на момент возникновения спорных правоотношений, утратил свой статус (в связи с передачей соответствующих полномочий иному органу или в связи с ликвидацией), в качестве представителя публично-правового образования надлежит привлекать орган, обладающий необходимыми полномочиями на момент рассмотрения дела в суде, а при отсутствии такового (в случае, если соответствующие полномочия не переданы иному органу) — соответствующий финансовый орган публично-правового образования (Постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23).

 

Статья 1072. Возмещение вреда лицом, застраховавшим свою ответственность

Комментарий к статье 1072 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Страхование гражданско-правовой ответственности является разновидностью имущественного страхования. Пункт 2 ст. 929 ГК РФ устанавливает, что по договору имущественного страхования может быть застрахован риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц.

Согласно п. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. При этом законом на указанных в нем лиц может быть возложена обязанность страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами (п. 1 ст. 935 ГК). Примеров подобного указания закона немало. Так, например, согласно ст. 323 КТМ РФ собственник судна, перевозящего наливом в качестве груза более чем 2000 т. нефти, должен для покрытия своей ответственности за ущерб от загрязнения окружающей среды осуществить страхование или предоставить иное финансовое обеспечение ответственности (гарантию банка или иной кредитной организации) на сумму, равную пределу его ответственности за ущерб от загрязнения. Статья 131 Воздушного кодекса РФ устанавливает обязательное страхование ответственности владельца воздушного судна перед третьими лицами за вред, причиненный жизни или здоровью либо имуществу третьих лиц при эксплуатации воздушного судна.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» <1> владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. При этом договором обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 18. Ст. 1720.

 

Основания обязательного страхования ответственности предусмотрены в Федеральных законах от 20 августа 1993 г. N 5663-1 «О космической деятельности» <1>, от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» <2>, от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» <3>, от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» <4>, от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» <5>, от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» <6>, от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» <7>, от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» <8>, от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» <9> и др.

———————————

<1> Российская газета. 1993. 6 окт. N 186.

<2> Собрание законодательства РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

<3> Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3588.

<4> Там же. Ст. 3589.

<5> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3813.

<6> Собрание законодательства РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

<7> Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

<8> Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

<9> Собрание законодательства РФ. 2003. N 13. Ст. 1177.

 

2. Понятие «страховое возмещение», упоминаемое в комментируемой статье, используется в имущественном страховании и является синонимом термина «страховая выплата», под которой в соответствии с ч. 3 ст. 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» понимается денежная сумма, установленная федеральным законом и (или) договором страхования и выплачиваемая страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю при наступлении страхового случая. Так, например, п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» определяет размер страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего в пределах 135 тыс. рублей — лицам, имеющим право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (кормильца); не более 25 тыс. рублей на возмещение расходов на погребение — лицам, понесшим эти расходы. Размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется: а) в случае полной гибели имущества потерпевшего — в размере действительной стоимости имущества на день наступления страхового случая. Под полной гибелью понимаются случаи, если ремонт поврежденного имущества невозможен либо стоимость ремонта поврежденного имущества равна его стоимости или превышает его стоимость на дату наступления страхового случая; б) в случае повреждения имущества потерпевшего — в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая. К таким расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом.

Страховое возмещение определяется исходя из страховой суммы. Страховая сумма — денежная сумма, которая установлена федеральным законом и (или) определена договором страхования и исходя из которой устанавливаются размеры страховой премии (страховых взносов) и страховой выплаты при наступлении страхового случая. Так, при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет: а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, — не более 160 тыс. рублей; б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, — не более 160 тыс. рублей; в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, — не более 120 тыс. рублей.

В тех случаях, когда условиями страхования гражданской ответственности в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты (страхового возмещения) предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу, это не лишает права выгодоприобретателя на возмещение разницы между фактическим размером ущерба и страховым возмещением.

Положение комментируемой статьи применяется и в тех случаях, когда ответственность возникает в отношении двух и более потерпевших по одному страховому случаю. Так, например, в соответствии с п. 3 ст. 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в том случае, если сумма требований, предъявленных несколькими потерпевшими страховщику на день первой страховой выплаты по возмещению вреда, причиненного имуществу по данному страховому случаю, превышает установленную ст. 7 настоящего Федерального закона страховую сумму, страховые выплаты производятся пропорционально отношению этой страховой суммы к сумме указанных требований потерпевших (с учетом ограничений страховых выплат в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, в соответствии со ст. 7 настоящего Федерального закона). Возмещение разницы между фактическим размером ущерба и страховым возмещением в этом случае возлагается на страхователя.

Страховое возмещение и фактический размер ущерба не всегда совпадают. Так, например, утрата товарной стоимости транспортного средства как уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств вследствие ДТП и последующего ремонта, при невключении в страховое возмещение может быть взыскана с причинителя вреда как реальный ущерб, возмещаемый в денежном выражении.

3. Право, предусмотренное комментируемой статьей, не переходит к страховщику в порядке суброгации. Согласно ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Положение настоящей статьи не ограничивает действие нормы п. 4 ст. 931 ГК РФ, предусматривающего именно право, а не обязанность лица, в пользу которого заключен договор страхования, обратиться непосредственно к страховщику, застраховавшему ответственность за причинение вреда, и не исключает обязанность лица, причинившего вред, возместить его в полном объеме.

Указание в данной статье суммы в виде разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба не запрещает суду в порядке п. 3 ст. 1083 ГК РФ уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения.

4. Согласно п. 2 ст. 966 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (ст. 196). До 9 ноября 2007 г. данный срок исковой давности составлял два года и был увеличен до трех лет Федеральным законом от 4 ноября 2007 г. N 251-ФЗ «О внесении изменения в статью 966 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» <1>. Согласно ст. 2 названного Закона трехлетний срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, применяется также к требованиям, ранее установленным ГК РФ, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2007. N 45. Ст. 5428.

 

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

Комментарий к статье 1073 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Нормы данной статьи, определяющие ответственность законных представителей за вред, причиненный их малолетними детьми, являются традиционными для российского законодательства. Так, например, в ст. ст. 653, 654 Свода законов Российской империи предусматривалось, что родители и опекуны как лица, обязанные надзирать за состоящими на их попечении малолетними, должны отвечать за убытки, причиненные последними, все равно, будет ли это действие преступлением или нет. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «их ответственность основывается на предполагаемой небрежности, на упущении в принятии необходимых и возможных мер предупреждения. Поэтому если родители или опекуны докажут, что не имели средств предупредить вредные действия малолетних или сумасшедших, то освобождаются от ответственности. Малолетний, действовавший по признанию суда с разумением, и несовершеннолетний во всяком случае отвечают сами своим имуществом за свои действия» <1>.

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2 // СПС «КонсультантПлюс».

 

При этом границы возраста малолетних детей устанавливались по-разному. Так, в силу ст. 213 Законов гражданских в «несовершеннолетии полагалось три возраста»: малолетними признавались дети в возрасте от рождения до 14 лет и от 14 до 17 лет. Статья 405 ГК РСФСР 1922 г. устанавливала, что за действия недееспособных, в том числе малолетних до 14 лет, несут ответственность лица, обязанные нести за ними надзор. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» <1> на родителей и опекунов возлагалась ответственность за действия их детей, причинившие материальный ущерб.

———————————

<1> Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1935. N 32. Ст. 252.

 

С 1964 г. до вступления в силу части первой ГК РФ возраст несовершеннолетних, за вред которых отвечали родители или опекуны, определялся границей в 15 лет. Согласно ст. 450 ГК РСФСР 1964 г. за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 15 лет, отвечают его родители или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний, не достигший 15 лет, причинил вред в то время, когда он состоял под надзором учебного заведения, воспитательного или лечебного учреждения, последние отвечают за этот вред, если не докажут, что вред возник не по их вине. Этими положениями ограничивалось определение ответственности по обязательствам из причинения вреда малолетними.

2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило об ответственности законных представителей малолетнего. Данная норма конкретизирует положение п. 3 ст. 28 ГК РФ, согласно которому родители, усыновители или опекуны в соответствии с законом отвечают за вред, причиненный малолетними. Иные родственники, мачеха, отчим, фактические воспитатели не несут такой ответственности.

Родительская ответственность имеет в качестве основания кровное родство, которое определяется свидетельством о рождении ребенка. Данная ответственность возникает независимо от того, состоят ли родители ребенка в браке или ребенок родился вне брака либо брак расторгнут или признан недействительным, независимо от места жительства родителей и ребенка, способа установления отцовства (добровольного или принудительного). Родители, лишенные родительских прав, несут ответственность в течение трех лет с момента вступления решения суда в законную силу (см. комментарий к ст. 1075 ГК).

Ответственность усыновителей возникает на основе решения суда об установлении усыновления. Согласно ст. 137 СК РФ усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам). Таким образом, кровные родители не несут ответственность, если вред причинен после вступления решения суда об установлении усыновления в законную силу. Исключение составляют случаи усыновления ребенка одним лицом: личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина.

Порядок назначения и ответственность опекунов определяются не только ГК РФ, но также Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» <1> (далее — Закон об опеке). Опека в отношении несовершеннолетних граждан устанавливается в случаях, предусмотренных ГК РФ и СК РФ.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

 

Основанием возникновения отношений между опекуном и подопечным является акт органа опеки и попечительства о назначении опекуна. Кроме того, в качестве опекунов выступают и приемные родители (опека по договору о приемной семье), патронатные воспитатели (по договору о патронатной семье, патронате, патронатном воспитании в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации).

Нормы п. 1 комментируемой статьи распространяются на все формы опеки, в том числе временную, предварительную (ст. 12 Закона об опеке). При этом временное пребывание подопечного в образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, или иной организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях получения медицинских, социальных, образовательных или иных услуг либо в целях обеспечения временного проживания подопечного в течение периода, когда опекун по уважительным причинам не может исполнять свои обязанности в отношении подопечного, не прекращает права и обязанности опекуна в отношении подопечного (ч. 3 ст. 11 Закона об опеке). В то же время вред, причиненный несовершеннолетним гражданином в течение данного периода, когда орган опеки и попечительства временно исполнял обязанности опекуна, подлежит возмещению на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, т.е. образовательная организация, медицинская организация или иная организация, обязанные осуществлять надзор, либо лица, осуществлявшие надзор на основании договора, несут ответственность за причиненный вред, если не докажут, что вред причинен не по их вине при осуществлении надзора.

В случае если лицу, нуждающемуся в установлении над ним опеки или попечительства, не назначен опекун в течение месяца, исполнение обязанностей опекуна временно возлагается на орган опеки и попечительства по месту выявления лица, нуждающегося в установлении над ним опеки. В отношении несовершеннолетнего гражданина орган опеки и попечительства исполняет указанные обязанности со дня выявления факта отсутствия родительского попечения. Опекуны не назначаются лицам, помещенным под надзор в образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Исполнение обязанностей опекунов или попечителей возлагается на указанные организации. Это учтено в п. п. 2, 3 комментируемой статьи, которые не являются абсолютными новеллами части первой ГК РФ. Подобные нормы содержались в ст. ст. 653, 654, 686 Законов гражданских, которыми ответственность за преступления, проступки малолетних и деяния, не являющиеся преступлениями или проступками, возлагалась на «лиц, обязанных иметь надзор за этими малолетними». Помимо родителей ответственными могли быть признаны и иные лица, на которых была возложена обязанность по надзору, когда малолетний, причинивший вред, не «находился при родителях». При этом круг ответственных лиц не был определен исчерпывающим образом. Это были не только опекуны, но и лица, отвечавшие за надзор за малолетними в учебных, фабричных, ремесленных и иных заведениях (ст. ст. 12, 37, 38 т. XI ч. 2 Свода законов).

3. К организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, относятся образовательные организации (дом ребенка, детский дом, в том числе семейного типа, интернат), медицинские организации (больницы различного профиля, санатории), организации, оказывающие социальные услуги, и иные некоммерческие организации, если указанная деятельность не противоречит целям, ради которых они созданы. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 155.1 СК РФ организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обязаны обеспечить условия пребывания в них детей, отвечающие требованиям, установленным Правительством РФ. Организации, осуществляющие на 1 сентября 2008 г. деятельность по надзору за детьми, оставшимися без попечения родителей, сохраняют право заниматься указанной деятельностью впредь до установления Правительством РФ требований, указанных в абз. 2 п. 1 ст. 155.1 данного документа (п. 4 ст. 6 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» <1>).

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1756.

 

Обязательным условием гражданско-правовой ответственности организаций является наличие государственной регистрации в качестве юридического лица. Такое положение подтверждается и судебной практикой <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 сентября 2002 г. N А21-495/02-С2 // СПС «КонсультантПлюс».

 

4. Ответственность родителей, усыновителей, опекунов, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, презюмируется. На них возлагается обязанность доказывания, что вред причинен не по их вине. Как показывает судебная практика, отсутствие вины родителей может иметь место в тех случаях, когда они в силу уважительных причин не участвовали в воспитании ребенка, например, служба в армии, длительная командировка, тяжелая болезнь, препятствующая участию в воспитании, и т.д. В отличие от лиц, указанных в п. п. 1, 2 комментируемой статьи, если ребенок временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эти лица должны доказать лишь отсутствие вины при осуществлении надзора, а не при воспитании ребенка.

5. Лица, указанные в комментируемой статье, несут ответственность за свою вину, а не за вину малолетних. При этом под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» (утратило силу), предлагалось понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.).

Под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.

Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка.

Действующее законодательство не содержит понятия вины. При ее определении подлежат применению нормы п. 1 ст. 401 ГК РФ, согласно которым лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

6. Комментируемая статья не исключает возможности возложения ответственности одновременно как на родителей, усыновителей, опекунов, так и на лиц, упомянутых в п. п. 2, 3 комментируемой статьи. Согласно п. 4 ст. 1081 ГК РФ лица, возместившие вред по основаниям, указанным в ст. ст. 1073 — 1076 настоящего Кодекса, не имеют права регресса к лицу, причинившему вред. Таким образом, по достижении ребенком возраста 14 лет вышеназванные лица не могут взыскать с него причиненный вред в порядке регресса.

7. На практике возникает немало проблем при определении соотношения норм п. п. 1 — 3 комментируемой статьи. Судебная практика при рассмотрении дел о причинении вреда малолетним во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, исходит из приоритета обязанности доказывания отсутствия вины при осуществлении надзора со стороны указанных лиц, а не родителей или иных законных представителей. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 65-Вп99-8 указано на приоритет п. 3 ст. 1073 ГК РФ: «Возлагая на родителей Р. в соответствии с ч. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд в решении указал на то, что ответчики не доказали отсутствия их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в ИДН и не являющегося, по мнению суда, законопослушным.

Применение судом п. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела правильным быть признано не может потому, что в соответствии с п. 3 той же ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

Судом при рассмотрении дела было с достоверностью установлено, что вред здоровью дочери истицы малолетний Р. причинил во время школьных занятий, то есть в то время, когда он находился под надзором средней общеобразовательной школы, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом.

От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если бы в суде она доказала, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда» <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

8. В абз. 2 п. 4 комментируемой статьи установлено правило «о богатом ребенке», которое было известно и дореволюционному законодательству. Так, в ст. 686 Свода законов Российской империи говорилось об ответственности малолетних, живущих при родителях или других лицах, обязанных иметь за ними надзор. Если окажется, что эти лица, имея все средства к надзору, своим небрежением допустили малолетнего до действия, от коего последовал вред, то они и обязаны отвечать за вред; если же окажется, что они не имели средств к предупреждению такого действия, то убытки взыскиваются с имения малолетнего. Как отмечал К.П. Победоносцев, закон не различал, с разумением или без разумения действовал малолетний <1>.

———————————

<1> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства // СПС «КонсультантПлюс».

 

9. Основаниями для возмещения вреда за счет имущества причинителя вреда являются обстоятельства, при которых:

1) вред причинен жизни или здоровью, т.е. потерпевшим может быть только физическое лицо;

2) родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в п. 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда;

3) причинитель вреда стал полностью дееспособным, достигнув 18 лет, либо при вступлении в брак, либо в результате эмансипации;

4) причинитель вреда обладает такими средствами независимо от оснований их приобретения (получение имущества по наследству, в порядке дарения, доходы от трудовой, предпринимательской и иной деятельности и по другим основаниям);

5) вред возмещается по решению суда.

Суд учитывает имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда, а также другие обстоятельства (например, семейное положение потерпевшего и др.).

10. Понятие «вред» в комментируемой статье рассматривается в широком смысле и включает в себя любые неблагоприятные последствия правонарушения, в том числе неблагоприятные последствия в отношении как имущественных, так и личных неимущественных прав применительно и к физическим, и к юридическим лицам, в том числе реальный ущерб и упущенную выгоду, вред имуществу, вред жизни, здоровью, моральный вред и др.

 

Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

Комментарий к статье 1074 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Согласно п. 3 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с п. п. 1 и 2 настоящей статьи. За причиненный ими вред такие несовершеннолетние несут ответственность в соответствии с настоящим Кодексом. Положения комментируемой статьи конкретизируют данную норму, причем некоторые из них не являются новеллами для российского законодательства. Так, ГК РСФСР 1922 г. предусматривал, что за вред, причиненный несовершеннолетними, наряду с ними отвечают также родители и опекуны.

Статья 451 ГК РСФСР 1964 г. была посвящена ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 15 до 18 лет, и устанавливала, что несовершеннолетний в возрасте от 15 до 18 лет отвечает за причиненный им вред на общих основаниях (ст. ст. 444, 449 и 454). В случаях, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 15 до 18 лет нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, вред должен быть возмещен в соответствующей части его родителями или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Эта их обязанность прекращается, когда причинивший вред достигнет совершеннолетия, а также в случае, если у него до достижения совершеннолетия появится имущество или заработок, достаточные для возмещения вреда.

2. Ответственность лиц, указанных в п. 2 комментируемой статьи (см. комментарий к ст. 1073 ГК), носит субсидиарный характер. Эти лица не несут ответственность в том случае, если вред был причинен несовершеннолетним.

Основанием для освобождения лиц, указанных в п. 2, от ответственности является доказательство отсутствия их вины (о понятии вины см. комментарий к ст. 1073 ГК). В отличие от малолетних (п. 3 ст. 1073 ГК), если несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет причинил вред тогда, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо не несут ответственности за причиненный вред.

Право регресса лиц, возместивших вред по основаниям, указанным в настоящей статье, к лицу, причинившему вред, не применяется (п. 4 ст. 1081 ГК).

3. Положения комментируемой статьи имеют важное значение при применении мер уголовной ответственности к лицам в возрасте от 16 лет, а по некоторым преступлениям — с 14 лет. С процессуальной точки зрения следственные органы при наличии на то оснований, предусмотренных п. 2 настоящей статьи, к участию в деле в качестве гражданских ответчиков привлекают родителей, попечителей, усыновителей, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные организации. Если следственные органы этого не сделали, суд должен вынести определение о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права, предусмотренные ст. 54 Уголовно-процессуального кодекса (УПК РФ), и обеспечить условия для реализации этих прав.

Как отмечается в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», суды должны обратить внимание на то, что в соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях и лишь в случаях, когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, он должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями. Поэтому суду прежде всего следует обсудить вопрос о возможности возмещения вреда самим несовершеннолетним.

В силу ст. ст. 21 и 27 ГК РФ и ст. 13 СК РФ самостоятельную ответственность за причиненный вред несут несовершеннолетние, которые в момент причинения вреда, а также в момент рассмотрения судом вопроса о возмещении вреда обладали полной дееспособностью в порядке эмансипации либо вступили в брак до достижения 18-летнего возраста <1>.

———————————

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Российская газета. 2000. 14 марта. N 50.

 

4. Неправильное разрешение гражданского иска в уголовном деле без учета положений настоящей статьи является основанием для отмены приговора суда в этой части (п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 1 ч. 1 ст. 309, п. 2 ч. 1 ст. 379, ч. 1 ст. 409 УПК). Так, в судебной практике имеют место случаи, когда суд в уголовном процессе не рассматривает вопросы о наличии или отсутствии имущества у несовершеннолетнего осужденного, о наличии вины законных представителей и т.п. <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 марта 2007 г. N 609-П06 // СПС «КонсультантПлюс».

 

5. При совместном причинении вреда несовершеннолетние несут солидарную ответственность (ст. 1080 ГК). В то же время необходимо учитывать, что лица, указанные в п. 2 комментируемой статьи, не являются причинителями вреда, в связи с чем их ответственность носит долевой характер. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Так, при рассмотрении материалов дела по преступлению, совершенному подростками в возрасте от 14 до 18 лет, один из которых на момент провозглашения приговора достиг совершеннолетия, суд возложил обязанность по возмещению вреда в пользу потерпевшего не на достигшего совершеннолетия, а на его мать. Кроме того, суд возложил солидарную ответственность как на осужденного подростка, так и на родителей другого подростка, которые не участвовали в совместном причинении вреда потерпевшему <1>.

———————————

<1> Определение Верховного Суда РФ от 20 октября 2006 г. N 70-о06-14 // СПС «КонсультантПлюс».

 

6. Положения комментируемой статьи распространяются в том числе на причиненный моральный вред, поскольку на правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда, полностью распространяются общие правила § 1 гл. 59 ГК РФ, в том числе и правила возмещения вреда несовершеннолетними лицами в возрасте от 14 до 18 лет, не имеющими самостоятельного источника дохода для полной компенсации морального вреда, установленные ст. 1074 ГК РФ. Как отмечается в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», при рассмотрении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного в результате преступных действий несовершеннолетнего, судам необходимо иметь в виду, что на правоотношения, возникающие вследствие причинения морального вреда, распространяются общие правила § 1 гл. 59 ГК РФ, в частности, предусмотренные ст. 1074 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями несовершеннолетнего лица в возрасте от 14 до 18 лет, в соответствии с указанной статьей подлежит возмещению непосредственным причинителем вреда. При недостаточности у него имущества дополнительная ответственность может быть возложена на его родителей, усыновителей, попечителей, приемных родителей, учреждение, являющееся его попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом характера физических и нравственных страданий потерпевшего, степени вины несовершеннолетнего причинителя вреда и лиц, осуществляющих надзор за ним, а также имущественного положения виновных лиц и других заслуживающих внимания обстоятельств.

7. Основания прекращения ответственности лиц, указанных в п. 2 комментируемой статьи, определены в п. 3 этой же статьи. К ним относятся:

— достижение причинившим вред совершеннолетия;

— появление у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда;

— приобретение полной дееспособности до достижения совершеннолетия в результате эмансипации или вступления в брак (ст. ст. 21, 27 ГК РФ).

 

Статья 1075. Ответственность родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетними

Комментарий к статье 1075 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Настоящая статья устанавливает ответственность родителей, лишенных родительских прав, которая не была предусмотрена ни ГК РСФСР 1922 г., ни ГК РСФСР 1964 г. Основания, порядок и последствия лишения родительских прав определены ст. ст. 69 — 71 СК РФ, а также иными нормативными правовыми актами, например ст. 91 ЖК РФ. Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они:

— уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

— отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций;

— злоупотребляют своими родительскими правами;

— жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

— являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

2. Норма настоящей статьи корреспондирует с положениями п. 1 ст. 63 СК РФ, согласно которой родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей.

Ответственность, предусмотренная комментируемой статьей, наступает при наличии следующих юридических фактов:

1) вред причинен несовершеннолетним в возрасте до 18 лет;

2) родители несовершеннолетнего лишены родительских прав;

3) с момента вступления решения суда о лишении родительских прав не прошло трех лет;

4) вред причинен в результате поведения несовершеннолетнего, которое явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей в период до лишения родительских прав, а именно обязанности по воспитанию и развитию своих детей. Под ненадлежащим осуществлением родительских обязанностей следует понимать уклонение от воспитания своих детей или воспитание, осуществляемое ненадлежащим образом, как прямое, так и косвенное (аморальное, антиобщественное поведение родителей, совершение умышленных преступлений, оставление ребенка без присмотра, отсутствие заботы о ребенке, злоупотребление спиртными напитками, наркотическими средствами, применение недопустимых приемов воспитания, проявляющихся в физическом и психическом насилии над детьми, уклонение от исполнения обязанности по обучению ребенка и т.д.). Пункт 15 (подп. «а») Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» <1> (утратило силу) определял вину родителей и попечителей, влекущую ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, как за неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и за безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которых явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, а также оставление детей без надзора, отсутствие к ним должного внимания и т.п.);

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 7.

 

5) вред мог быть причинен как до лишения родительских прав, так и после.

Ответственность может быть возложена только на основании решения суда.

При этом не имеет значения, был ли ребенок в период причинения вреда под опекой, попечительством, в том числе в приемной семье, под патронатным воспитанием, в детском учреждении, осуществлявшем его воспитание. В связи с тем что опекуны, попечители, будучи законными представителями, как и родители, несут ответственность в соответствии со ст. ст. 1073, 1074 ГК РФ, ответственность может быть распределена между опекунами, попечителями и родителями, лишенными родительских прав.

3. Трехлетний срок, установленный в настоящей статье, начинает течь с момента вступления решения суда в законную силу. Существуют различные точки зрения на обоснование законодателем данного срока. Так, по мнению С.П. Гришаева и А.М. Эрделевского, законодатель «исходит из того, что по истечении трех лет утрачивается причинная связь между недостатками воспитания ребенка родителем, лишенным родительских прав, и вредом, причиненным этим ребенком» <1>. А.М. Нечаева считает, что «комментируемая статья распространяет общие правила об исковой давности на требования, вытекающие из семейных отношений, что противоречит п. 1 ст. 9 СК. Вместе с тем использование исковой давности в делах подобного рода подрывает саму идею об усилении ответственности родителей за ненадлежащее семейное воспитание своих детей, заложенную в комментируемой статье, тем более что ущерб воспитанию ребенка эта категория родителей, как правило, причиняет задолго до лишения их родительских прав. Серьезные дефекты так называемого воспитания ими своих детей дают о себе знать много позже» <2>.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского. Подготовлен для системы «КонсультантПлюс».

<2> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2006 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Как отмечает Ю.Ф. Беспалов, «следовало бы исключить из этой нормы указание на срок. Вредоносное поведение родителей может сказаться на поведении ребенка и через годы. Время, истекшее с момента лишения родительских прав, не может исключить неблагоприятное воздействие родителей на детей, имевшее место в период до лишения родительских прав» <1>.

———————————

<1> Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка // Нотариус. 2005. N 2.

 

4. При восстановлении в родительских правах в соответствии со ст. 72 СК РФ родители вновь становятся ответственными в соответствии со ст. ст. 1073, 1074 ГК РФ за вред, причиненный их детьми, по тем обязательствам, которые возникли с момента вступления решения суда в законную силу.

5. Норма комментируемой статьи не применяется в отношении тех родителей, которые ограничены в родительских правах (ст. ст. 73 — 75 СК РФ), а также при отмене усыновления (ст. ст. 140 — 143 СК РФ). Родители, ограниченные в родительских правах, несут ответственность, предусмотренную ст. ст. 1073, 1074 ГК РФ, кроме тех случаев, когда родители признаны судом недееспособными: они освобождаются от ответственности с учетом ст. 1076 ГК РФ. Кроме того, согласно п. 2 ст. 73 СК РФ, если основанием для ограничения родительских прав было поведение родителя, вследствие которого оставление с ним ребенка является опасным для ребенка и если родитель не изменит своего поведения, то максимальный срок ограничения родительских прав составляет шесть месяцев. По истечении этого срока орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока.

Согласно п. 1 ст. 143 СК РФ при отмене судом усыновления ребенка взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей прекращаются и восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его родителей, если этого требуют интересы ребенка. Однако это не затрагивает обязанностей в отношении третьих лиц (потерпевших по обязательствам из причинения вреда). Для возложения обязанности на бывших усыновителей, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей усыновителя, применение нормы комментируемой статьи возможно только по аналогии в соответствии с п. 1 ст. 6 ГК РФ.

 

Статья 1076. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным

Комментарий к статье 1076 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья определяет отдельные гражданско-правовые последствия признания гражданина недееспособным. Основания признания гражданина недееспособным определены ст. 29 ГК РФ, согласно которой гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. Порядок признания гражданина недееспособным определяется гл. 31 ГПК РФ.

Отдельные положения комментируемой статьи не являются новеллами. Так, в соответствии с ГК РСФСР 1922 г. недееспособное лицо не отвечало за причиненный им вред. За него отвечало лицо, обязанное иметь за ним надзор.

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. содержал специальную ст. 452, посвященную ответственности за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, согласно которой за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным (ст. 15), отвечает его опекун или организация, обязанная вести за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Статья 67 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан <1> о возмещении затрат на оказание медицинской помощи гражданам, потерпевшим от противоправных действий, предусматривает, что в случае причинения вреда здоровью граждан лицами, признанными в установленном законом порядке недееспособными, возмещение ущерба осуществляется за счет государства в соответствии с законодательством Российской Федерации. В то же время государство гарантирует лишь оказание медицинской помощи, а не возмещение причиненного ущерба.

———————————

<1> Утверждены Постановлением Верховного Совета РФ от 22 июля 1993 г. N 5489-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1319.

 

2. К числу организаций, предусмотренных в комментируемой статье, относятся больницы и другие стационарные лечебные учреждения, в которых недееспособный находится на излечении.

3. Вина опекуна и соответствующих организаций выражается в отсутствии с их стороны должного наблюдения за недееспособным в момент причинения вреда. При этом данные лица несут ответственность за свою вину, а именно за неосуществление ими должного наблюдения за недееспособным в момент причинения вреда, и не имеют права регресса к лицу, причинившему вред (п. 4 ст. 1081 ГК).

4. Прекращение ответственности опекуна возможно в следующих случаях:

а) если опекун умер, объявлен судом умершим; либо

б) при наличии следующих обстоятельств:

— опекуном выступает физическое лицо;

— опекун не имеет достаточных средств для возмещения вреда;

— вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, а не имуществу;

— причинитель вреда обладает такими средствами;

— имущественное положение потерпевшего дает возможность возместить причиненный вред;

— возложение обязанности возместить вред возможно только по решению суда;

— суд учитывает имущественное положение как потерпевшего, так и причинителя вреда, а также другие обстоятельства;

— суд может взыскать причиненный вред полностью или частично.

 

Статья 1077. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным ограниченно дееспособным

Комментарий к статье 1077 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Основания и последствия ограничения гражданина в дееспособности определены ст. 30 ГК РФ. Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством (гл. 31 ГПК). Над ним устанавливается попечительство.

Такой гражданин вправе:

— самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, при этом он самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред;

— совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы, однако распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя.

Таким образом, норма настоящей статьи конкретизирует положение ст. 30 ГК РФ в части деликтоспособности гражданина, ограниченного судом в дееспособности.

Действующее законодательство не предусматривает применение принудительных мер медицинского характера к лицам, злоупотребляющим спиртными напитками или наркотическими средствами и ограниченными судом в дееспособности. Такие меры могут быть назначены судом при рассмотрении уголовного дела в отношении лиц, совершивших преступление и признанных нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании (ст. 97 УК).

Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности. Это не влияет на деликтоспособность данного гражданина.

2. В том случае, если гражданин, ограниченный судом в дееспособности, был в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими (например, состояние аффекта), он должен быть освобожден от ответственности в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 1078 ГК РФ. Однако если гражданин сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом, то он несет ответственность в соответствии с нормой комментируемой статьи и п. 1 ст. 1078 ГК РФ.

 

Статья 1078. Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значения своих действий

Комментарий к статье 1078 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Нормы комментируемой статьи являются достаточно новыми в российском законодательстве по сравнению с нормами об ответственности родителей и иных законных представителей за вред, причиненный несовершеннолетними детьми. Статья 453 ГК РСФСР 1964 г. предусматривала освобождение от ответственности дееспособного гражданина, причинившего вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, за исключением случаев приведения себя в такое состояние употреблением алкоголя или наркотических веществ либо иным способом.

2. Субъектами, о которых идет речь в п. 1 комментируемой статьи, являются:

— полностью дееспособные лица (лицо, достигшее 18 лет, либо несовершеннолетний, ставший полностью дееспособным путем эмансипации или вступления в брак);

— несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, не обладающие полной дееспособностью;

— граждане, ограниченные в дееспособности (хотя об этом прямо не говорится в комментируемой статье, однако ограничение в дееспособности не является основанием для ограничения в деликтоспособности согласно ст. 1077 ГК РФ, в связи с чем ограниченный в дееспособности гражданин несет ответственность наряду с полностью дееспособными гражданами).

Другим юридическим фактом, на который указывается в п. 1 комментируемой статьи, является состояние в момент причинения вреда, при котором гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими. При этом гражданин не признан судом недееспособным (решение суда о признании гражданина недееспособным не вступило в силу). В случае признания гражданина недееспособным он не несет ответственность за причиненный вред независимо от того, на что был направлен причиненный вред (на жизнь, здоровье или имущество).

Причинами состояния, при котором гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими, могли быть состояние аффекта, сильное душевное расстройство, психологический стресс, временное психическое расстройство, потеря сознания, состояние обморока, нахождение под влиянием гипноза, медицинских и иных препаратов, употребление которых не подпадает под признаки, предусмотренные п. 2 комментируемой статьи, например, были введены в организм под влиянием обмана, угрозы или насилия и т.п.

Доказательствами наличия такого состояния, как правило, бывают свидетельские показания и заключение эксперта (результаты психологической, психиатрической либо комплексной психолого-психиатрической экспертизы), а также иные доказательства, в том числе письменные, аудио- и видеозаписи.

Освобождение от ответственности по данному основанию характерно также для уголовного и административного права. Гражданин, причинивший вред преступлением, совершенным в состоянии невменяемости (ст. 21 УК), но не признанный судом недееспособным, также освобождается от имущественной ответственности на основании комментируемой статьи, а не ст. 1076 ГК РФ. Аналогичное положение характерно и для административного законодательства. Согласно ст. 2.8 КоАП не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

В отличие от норм уголовного и административного права комментируемая статья не связывает основания освобождения от ответственности лишь с состоянием болезни гражданина — болезненным состоянием психики гражданина. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 4.2 КоАП совершение административного правонарушения в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств является лишь смягчающим обстоятельством.

3. Пункты 2, 3 комментируемой статьи устанавливают исключения из общего правила об освобождении от ответственности:

1) причинение вреда жизни и здоровью потерпевшего. В данном случае по решению суда объем возмещения может быть полным либо частичным. При его определении учитываются обстоятельства, при которых гражданин был приведен в указанное состояние, имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда, а также другие обстоятельства;

2) приведение причинителем вреда себя в состояние невменяемости употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным аналогичным способом;

3) обязанность по возмещению вреда, причиненного невменяемым лицом, может быть возложена на совместно проживающих с ним трудоспособных супруга, родителей и совершеннолетних детей, которые, зная о расстройствах психики причинителя вреда, не ставили вопрос о признании гражданина недееспособным, в частности не обратились в компетентные органы: непосредственно в суд с заявлением о признании такого лица недееспособным, в прокуратуру или орган опеки и попечительства с ходатайством о возбуждении в суде соответствующего производства, а также в психиатрическое или психоневрологическое учреждение с заявлением о необходимости принятия предусмотренных законом мер или с заявлением о психиатрическом освидетельствовании лица. Круг лиц, определенный в п. 3 комментируемой статьи, изложен исчерпывающим образом и не подлежит расширительному толкованию. В то же время, на что неоднократно обращалось внимание <1>, ни ГК РФ, ни ГПК РФ, ни Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ни Федеральный закон «Об опеке и попечительстве», ни иные нормативные правовые акты не содержат положений, обязывающих родственников лица, страдающего психическим заболеванием, ставить вопрос о признании его недееспособным.

———————————

<1> См., например: Михеева Л.Ю. Опека и попечительство над взрослыми. Работа подготовлена для СПС «КонсультантПлюс».

 

Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

Комментарий к статье 1079 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье содержатся особые правила возмещения вреда в случае, если он причинен источником повышенной опасности. Понятно, что применение этих правил в первую очередь требует уяснения того, что следует понимать под источником повышенной опасности. С одной стороны, казалось бы, содержание абз. 1 п. 1 настоящей статьи свидетельствует о том, что под ним разумеется деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих. Об этом же говорит и титул статьи — «Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих». С другой стороны, в абз. 2 п. 1 рассматриваемой статьи, а также в ее п. п. 2 и 3 говорится о владельцах источников повышенной опасности (на праве собственности, праве хозяйственного ведения и др.), о выбытии источника повышенной опасности из обладания, взаимодействии источников повышенной опасности (столкновении транспортных средств и т.п.). В этом случае, конечно же, речь идет об источнике как объекте, вещи, предмете материального мира.

Учитывая вышесказанное, под источниками повышенной опасности следует понимать предметы материального мира (преимущественно орудия и средства производства, обладающие особыми количественными и качественными состояниями, в силу которых владение (пользование, производство, хранение и т.п.) ими связано с повышенной опасностью для окружающих <1>.

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 2. С. 317; Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1985. Т. 2. С. 386.

 

Повышенная опасность для окружающих таких предметов и деятельности по их использованию обусловлена спецификой соответствующих объектов. Полный контроль над ними невозможен <1>.

———————————

<1> Вопрос о понятии источника повышенной опасности относится к числу дискуссионных. В основном обсуждаются «концепция деятельности» (источник повышенной опасности — деятельность) и «концепция объекта» (источник повышенной опасности — предмет материального мира). Обзор мнений см.: Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 11 — 45; Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 290 — 317.

 

2. Источники повышенной опасности принято классифицировать по различным основаниям. Наиболее широкое распространение получила классификация, предложенная О.А. Красавчиковым <1>. В качестве исходного признака разграничения им избрана форма энергии, заключенная в соответствующих предметах материального мира, используемых в определенной среде. Соответственно, выделяются следующие виды источников повышенной опасности.

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 317 — 346.

 

Физические — они оказывают механическое, тепловое, электрическое и иное физическое воздействие на окружающую их среду. К их числу относятся механические источники повышенной опасности — различные промышленные агрегаты, механические транспортные средства, подъемные механизмы и т.д. Тепловыми источниками повышенной опасности являются различные виды производственного оборудования, эксплуатация которого связана с высокими температурами (например, агрегаты так называемых горячих цехов — мартеновских, доменных, прокатные станы и т.п.). Электрическими источниками повышенной опасности признаются оборудование электростанций, подстанции, линии электропередачи и т.д. и т.п.

Химическими источниками повышенной опасности являются, в частности, отравляющие, взрывоопасные, огнеопасные вещества.

К физико-химическим (радиоактивным) источникам повышенной опасности относятся все промышленные и научно-исследовательские агрегаты и аппаратура, создающие радиоактивность в опасных дозах.

Среди биологических источников повышенной опасности выделяют зоологические (находящиеся во владении дикие звери, ядовитые змеи и т.д.) и микробиологические (например, бактерии).

Некоторые объекты сочетают в себе два или более вида источников повышенной опасности — механических и электрических (например, электровозы, трамваи, троллейбусы, станки и иные агрегаты, приводимые в движение силой тока, и др.), механических и химических (например, автомобили) и др.

3. Говоря о понятии источников повышенной опасности и видах таких источников, в заключение необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, квалификация того или иного объекта в качестве источника повышенной опасности в одних случаях не вызывает затруднений (например, автомобиль). В других случаях признание (или непризнание) объекта источником повышенной опасности требует значительной работы (проведение экспертизы и пр.). Так, в качестве примера микробиологического источника повышенной опасности названы бактерии. Но, конечно же, далеко не все бактерии являются источниками повышенной опасности, а только болезнетворные. И даже далеко не все болезнетворные. Традиционно домашние животные не относятся к числу источников повышенной опасности. Однако представляется правильным утверждение, в соответствии с которым, например, «собаки специально выведенных пород, заведомо отличающиеся особой агрессивностью, также могут быть, при определенных обстоятельствах, признаны источниками повышенной опасности» <1>.

———————————

<1> Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2007. Т. II. С. 472 (автор главы — И.Ш. Файзутдинов).

 

Таким образом, нередко вопрос об отнесении того или иного объекта к числу источников повышенной опасности решается судом в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств конкретного дела.

Во-вторых, как следует из сказанного, перечень источников повышенной опасности не является исчерпывающим. Но, кроме того, по мере развития науки и техники могут появляться новые источники повышенной опасности. Одни из них будут вполне укладываться в известную классификацию (физические, физико-химические, биологические, химические). Другие будут представлять (или уже представляют) собой новые виды источников повышенной опасности <1>.

———————————

<1> Так, В.М. Болдинов считает целесообразным отнести к числу источников повышенной опасности так называемые компьютерные вирусы (см.: Болдинов В.М. Указ. соч. С. 41 — 45).

 

В-третьих, названные и другие вещи (автомобили, станки и т.д.) не следует автоматически относить к источникам повышенной опасности. Но лишь в том случае, если они используются людьми. Именно поэтому в п. 1 комментируемой статьи при объяснении того, что такое деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих, указывается, что таковой признается использование транспортных средств, механизмов и т.д. При этом понятие использования трактуется достаточно широко, хотя его объем, конечно, зависит от специфики того или иного объекта, форм проявления его вредоносных свойств. Так, использование взрывчатых веществ осуществляется и при их транспортировке, и при хранении, и при применении по прямому назначению, и т.д. Автомобиль признается источником повышенной опасности, если он в движении, но не перестает быть таким источником, когда остановился на перекрестке для того, чтобы уступить дорогу пешеходам. Помещенный в гараж автомобиль перестает быть физическим источником повышенной опасности, но остается химическим источником повышенной опасности. Если, предположим, вследствие неисправности электрической проводки произошло воспламенение находящегося в гараже автомобиля и кому-либо причинен вред, то возмещение вреда будет производиться по правилам комментируемой статьи (проявились вредоносные свойства автомобиля как химического источника повышенной опасности).

4. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, несет его владелец.

Владельцами источников повышенной опасности признаются юридические лица и граждане.

Принято выделять два признака владельца источника повышенной опасности — юридический и материальный.

Первый из этих признаков отчетливо выражен в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи: владельцем источника повышенной опасности признается субъект, обладающий им на законном основании. Важно подчеркнуть, что речь идет только о гражданско-правовых основаниях владения источником повышенной опасности.

Правом собственности на источники повышенной опасности могут обладать граждане и такие юридические лица, как акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью, кооперативы и др.

Правом хозяйственного ведения на источники повышенной опасности наделяются государственные и муниципальные унитарные предприятия. Право оперативного управления на имеющиеся у них источники повышенной опасности имеют казенные предприятия и учреждения.

Встречаются и иные законные основания владения источником повышенной опасности. Некоторые из них названы в комментируемой статье (абз. 2 п. 1). В частности, временным владельцем источника повышенной опасности является арендатор (наниматель) — лицо, получившее от арендодателя (наймодателя) этот источник за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (ст. 606 ГК). Доверенности на право управления транспортными средствами имеют чрезвычайно широкое распространение. Обычно собственник транспортного средства (чаще всего это автомобиль) предоставляет право владения и пользования им кому-либо из членов семьи, друзьям и т.п. Нередко за выдачей доверенности стоит купля-продажа автомобиля (в таких случаях говорят о «доверенности с правом продажи»).

В ряде случаев выдача доверенности обусловлена иными соображениями.

Однако во всех случаях управления транспортным средством на основании доверенности имеются воля и волеизъявление собственника такого транспортного средства на предоставление соответствующих полномочий, а также воля и волеизъявление лица, которому выдана доверенность на реализацию таких полномочий. Потому закон исходит из того, что владелец «по доверенности» является законным. Право владения источником повышенной опасности может базироваться на административном акте и иных основаниях (перечень законных оснований незакрытый). Так, соответствующее имущество может передаваться по договору безвозмездного пользования, агентскому договору (на практике в этих случаях обычно выдается доверенность) и др.

Как уже отмечалось, владельцами источников повышенной опасности признаются субъекты, обладающие ими на гражданско-правовых основаниях. Отсюда следует, что не могут считаться такими владельцами и, соответственно, привлекаться к ответственности по правилам, установленным в комментируемой статье, лица, связанные с владельцем источника повышенной опасности трудовыми отношениями, хотя именно они непосредственно совершают те или иные действия по использованию источника повышенной опасности. Например, лицо (работник), управляющее во исполнение трудового договора транспортным средством, принадлежащим работодателю. И даже если транспортное средство используется вопреки условиям трудового договора (допустим, в нерабочее время, в личных целях и пр.), ответственность будет возлагаться на владельца источника повышенной опасности — работодателя.

Суть материального признака владельца источника повышенной опасности состоит в том, что он реально (фактически) владеет этим источником. Косвенно об этом сказано в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи, где говорится о том, что ответственность несут юридические лица и граждане, которые используют источник повышенной опасности. Так, если есть доверенность на право управления транспортным средством (правовой признак) и автомобиль управляется лицом, на имя которого выдана доверенность (находится в его владении) (материальный признак), то именно это лицо считается владельцем источника повышенной опасности и, соответственно, привлекается к ответственности. Если же есть такая доверенность, но транспортное средство управляется собственником (выдавшим доверенность), т.е. находится в его владении, то владельцем источника повышенной опасности считается собственник. В данном случае правовым признаком является то, что он обладает источником повышенной опасности на законном основании (на праве собственности), а материальным признаком — то обстоятельство, что он (собственник) фактически (реально) владеет им.

Таким образом, для того, чтобы считать субъекта владельцем источника повышенной опасности, необходимо установить наличие одновременно и правового, и материального признаков.

5. Правом требования возмещения вреда по правилам, установленным в комментируемой статье, могут обладать граждане в случае причинения вреда их здоровью или имуществу и юридические лица при причинении вреда их имуществу (о понятии вреда см. комментарий к ст. 1064 ГК).

В случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют лица, указанные в ст. 1088 ГК РФ (см. указанную статью и комментарий к ней).

6. Обязательство, о котором идет речь в комментируемой статье, возникает при наличии следующих условий:

— причинен вред личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица источником повышенной опасности;

— вред причинен источником повышенной опасности противоправно;

— между противоправными действиями владельца источника повышенной опасности и наступившим вредом существует причинная связь (о понятиях «вред», «противоправность» и «причинная связь» см. комментарий к ст. 1064 ГК).

Главная особенность обязательств по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, состоит в том, что вред подлежит возмещению независимо от того, виновен владелец источника повышенной опасности в причинении вреда или нет (вред возмещается независимо от наличия или отсутствия вины).

На первый взгляд такое решение представляется алогичным. Однако здесь есть своя логика. Учитывая специфику деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, базируется не на системе вины, а на системе риска <1>. Неблагоприятные имущественные последствия даже случайного причинения вреда источником повышенной опасности возлагаются на владельца этого источника.

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 390 — 422.

 

7. При наличии предусмотренных в комментируемой статье оснований владелец источника повышенной опасности освобождается от обязанности возместить вред.

Среди таких оснований в первую очередь названо возникновение вреда вследствие непреодолимой силы.

Под непреодолимой силой в гражданском праве понимается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК). Исходя из этого определения следует выделять признаки непреодолимой силы.

Во-первых, это обстоятельство чрезвычайное — совершенно необычное, из ряда вон выходящее, непредсказуемое. Поэтому, предположим, наводнения, случающиеся в том или ином месте систематически, не обладают характером чрезвычайности и потому не признаются непреодолимой силой. Если же произошло наводнение там, где его никогда не было, или оно значительно более разрушительно в сравнении с тем, что было ранее, то такое наводнение может быть признано непреодолимой силой.

Во-вторых, это обстоятельство непредотвратимое.

В-третьих, это обстоятельство, непредотвратимое при данных условиях, т.е. оно в принципе может быть и могло быть предотвращено, но это невозможно было в данной, конкретной ситуации.

К обстоятельствам непреодолимой силы в связи с рассматриваемыми вопросами следует относить различные стихийные бедствия (землетрясения, ураганы и т.д.), воздействовавшие на источник повышенной опасности, который в результате такого воздействия причинил кому-либо вред.

Владелец источника повышенной опасности не должен возмещать вред, причиненный таким источником, если возникновение вреда обусловлено умыслом потерпевшего, т.е. потерпевший желал причинения вреда (своему здоровью, имуществу) и совершил действия, которые привели к возникновению вреда. Например, некто, желая покончить жизнь самоубийством, бросается под паровоз. В таком случае владелец источника повышенной опасности (паровоза) не будет возмещать вред.

Бремя доказывания того, что вред причинен вследствие действия непреодолимой силы или умысла потерпевшего, возлагается на причинителя вреда — законного владельца источника повышенной опасности.

Нередко случается, что источник повышенной опасности выбывает из владения собственника, арендатора или иного законного владельца помимо их воли, противоправно (например, угон автомобиля). Если субъекты, противоправно завладевшие источником повышенной опасности, используя этот источник, причинили кому-либо вред, то логичны освобождение законного владельца от обязанности возмещать вред и возложение этой обязанности на субъектов, противоправно завладевших источником повышенной опасности. Однако при этом и поведение законного владельца источника повышенной опасности может быть упречным. Например, угнан автомобиль, оставленный его собственником с работающим двигателем, с открытой дверью. В этом случае обязанность возместить вред, причиненный источником повышенной опасности действиями лиц, противоправно завладевших им, может быть возложена: а) на этих лиц; б) в определенных долях на владельца источника повышенной опасности и на лиц, противоправно завладевших таким источником. По-видимому, с учетом конкретных обстоятельств дела не исключен и третий вариант: обязанность возместить вред возлагается на законного владельца источника повышенной опасности.

Важно подчеркнуть, что в таких ситуациях должна быть установлена вина законного владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания. По общему правилу наличие вины законного владельца доказывается потерпевшим. Однако вина законного владельца может быть установлена и по-иному (показаниями самого владельца, лиц, противоправно завладевших источником повышенной опасности, и т.д.).

Наконец, владелец источника повышенной опасности может быть освобожден от обязанности возместить причиненный им вред полностью или в части по основаниям, установленным ст. 1083 ГК РФ (см. данную статью и соответствующий комментарий).

8. В абз. 1 п. 3 комментируемой статьи речь идет о частном случае совместного причинения вреда. Например, в результате столкновения транспортных средств причинен вред пешеходу. В такой ситуации возмещение вреда производится по общим правилам возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности. Особенности заключаются, во-первых, в том, что причинителями вреда и, соответственно, обязанными возместить вред являются все владельцы всех источников повышенной опасности, взаимодействием которых и причинен вред. В приведенном примере — владельцы всех столкнувшихся транспортных средств. Во-вторых, обязательство этих лиц является солидарным, т.е. потерпевший вправе требовать возмещения вреда как от всех владельцев источников повышенной опасности, взаимодействием которых причинен вред, совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (более подробно см. комментарий к ст. 1080 ГК).

9. В абз. 2 п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что возмещение вреда, причиненного в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, осуществляется по правилам о генеральном деликте (ст. 1064 ГК). Например, в результате столкновения транспортных средств причинен вред одному из владельцев. Правила комментируемой статьи в таких случаях не применяются. Возмещает вред тот, кто виновен.

 

Статья 1080. Ответственность за совместно причиненный вред

Комментарий к статье 1080 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Лица считаются совместно причинившими вред, если действия (бездействие) их всех породили возникновение вреда: все эти лица совершили противоправные деяния, и именно эти их (совместные) действия явились причиной появления вреда (о причинной связи см. комментарий к ст. 1064 ГК).

В ряде случаев установить, является ли вред результатом совместных действий, достаточно сложно. Так, нередко действия одного лица создают лишь предпосылку, абстрактную возможность того, что кому-либо будет причинен вред, и не находятся в непосредственной причинно-следственной связи с наступившим вредом, а причиной возникновения вреда явились действия других лиц.

Являлись ли действия лиц, совместно причинивших вред, согласованными, правового значения не имеет. Действия этих лиц могут быть направлены на прямо противоположные цели, могут быть лишены какой-либо направленности вообще. Это не важно. Юридическое значение имеет то обстоятельство, что такие действия в совокупности (потому они и совместные) явились причиной появления вреда.

Один из случаев совместного причинения вреда прямо назван в законе: причинение вреда в результате взаимодействия источников повышенной опасности (столкновение транспортных средств и т.п.) (п. 3 ст. 1079 ГК).

2. По общему правилу если в обязательстве участвуют несколько должников, то каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими, поскольку из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное (ст. 321 ГК). Солидарная обязанность (ответственность) возникает, если солидарность обязанности предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства (п. 1 ст. 322 ГК). В комментируемой статье как раз и устанавливается солидарная ответственность лиц, совместно причинивших вред.

Суть солидарной ответственности условно можно определить как «один за всех и все за одного». Потерпевший может требовать возмещения вреда как от всех должников (лиц, совместно причинивших вред) совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК). Если, например, три лица причинили кому-либо вред, то потерпевший может потребовать возмещения вреда от всех этих лиц. Он может потребовать исполнения обязательства содолжниками в определенных долях (необязательно равных). Может взыскать вред в полном объеме или в части с одного из должников (выбрав наиболее состоятельного) и т.д. Не получив полного удовлетворения от одного из солидарных должников, потерпевший может требовать недополученное от остальных содолжников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (п. 2 ст. 323 ГК). В случае солидарной обязанности должник не вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на таких отношениях других должников с кредитором, в которых данный должник не участвует. Таким образом, установление солидарной ответственности лиц, совместно причинивших вред, максимально обеспечивает интересы потерпевшего.

3. Суд вправе (!) принять решение о замене солидарного обязательства долевым, если: а) заявлено соответствующее требование потерпевшего; б) такая замена отвечает интересам потерпевшего.

На взгляд человека, не искушенного в юриспруденции, указанная замена ничем не отличается от ситуации, когда потерпевший заявляет требование о возмещении вреда ко всем лицам, совместно причинившим вред, в равных долях. Это, конечно, не так. При замене солидарного обязательства возместить вред таким же, но долевым обязательством каждый из содолжников (лиц, совместно причинивших вред) становится обязанным возместить только часть (долю) вреда. Принцип «один за всех и все за одного» заменяется принципом «каждый за себя». Если с кого-то из долевых причинителей вреда не удалось взыскать его долг (приходящуюся на него долю), то нельзя возложить на других содолжников обязанность компенсировать недополученное.

Замена солидарного обязательства возместить вред, причиненный совместными действиями нескольких лиц, долевым обязательством этих лиц по общему правилу не соответствует интересам потерпевшего (см. также п. 2 ст. 1081 ГК и соответствующий комментарий).

 

Статья 1081. Право регресса к лицу, причинившему вред

Комментарий к статье 1081 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Принято различать фактического причинителя вреда и причинителя вреда в деликтном обязательстве. Так, юридическое лицо или гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (см. ст. 1068 ГК и комментарий к ней). В этом случае фактическим причинителем вреда является работник; причинителем вреда в деликтном обязательстве (лицом, обязанным возместить вред) — работодатель. Аналогичная ситуация складывается и в ряде иных случаев (см. ст. ст. 1069 — 1076 ГК и соответствующий комментарий).

Установление подобных правил призвано максимально обеспечить интересы потерпевшего. С другой стороны, они обусловлены тем, что нередко действия фактического причинителя вреда есть следствие упущений работодателя, родителей и т.д. (отсутствие надлежащей организации работы, допущение к работе недостаточно квалифицированного работника, неисполнение родителями своих обязанностей по воспитанию ребенка и т.п.).

Когда одно лицо в силу закона возмещает вред, причиненный другим лицом, то было бы несправедливо освобождение фактического причинителя вреда от какой-либо ответственности. Более того, по общему правилу лицо, возместившее вред, может требовать от фактического причинителя вреда компенсации уплаченного им потерпевшему в полном объеме. Иными словами, с момента выплаты возмещения потерпевшему возникает регрессное обязательство. Субъектами данного обязательства являются лицо, возместившее вред третьему лицу (потерпевшему), и фактический причинитель вреда. Объектом — денежная сумма, соответствующая уплаченной потерпевшему. Содержание данного обязательства составляют право обратного требования (регресса) лица, возместившего вред, к фактическому причинителю вреда о выплате денежной суммы в размере выплаченного возмещения и корреспондирующая с данным правом обязанность фактического причинителя вреда уплатить указанную сумму.

Законом может быть установлено, что фактический причинитель вреда в порядке регресса уплачивает лицу, возместившему вред, иную сумму, нежели та, которая уплачена потерпевшему. Так, в силу ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. В соответствии со ст. 241 этого же Кодекса за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено федеральным законом. Работники в возрасте до 18 лет несут полную материальную ответственность лишь за умышленное причинение ущерба, за ущерб, причиненный в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, а также за ущерб, причиненный в результате совершения преступления или административного проступка (ст. 242 ТК).

2. Как известно, лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (см. ст. 1080 ГК и комментарий к ней). Если кто-либо из лиц, совместно причинивших вред, возместил вред потерпевшему, то это не должно вести к неосновательному обогащению других причинителей вреда. Поэтому причинитель вреда, выплативший возмещение, имеет право регрессного требования к остальным причинителям вреда (содолжникам). Каждый из них должен выплатить определенную долю выплаченного возмещения, за вычетом доли, падающей на причинителя вреда, выплатившего возмещение. Доля каждого содолжника определяется исходя из степени его вины с учетом конкретных обстоятельств каждого конкретного дела. Если степень вины установить невозможно, доли признаются равными.

3. В случаях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ, вред возмещается потерпевшему независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Это установлено с целью максимально обеспечить интересы потерпевшего. Одновременно, для того чтобы обеспечить интересы соответствующих должностных лиц, в п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что обращенное к ним регрессное требование будет удовлетворено, только если вина должностного лица установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Таким образом, в данном случае фактический причинитель вреда отвечает перед лицом, возместившим вред, если совершил преступление, что и установлено приговором суда.

4. Лица, возместившие вред по основаниям, указанным в ст. ст. 1073 — 1076 ГК РФ, лишены права обратного требования (регресса) к фактическому причинителю вреда, поскольку они отвечают за свою вину (за себя) (см. указанные статьи и комментарии к ним).

 

Статья 1082. Способы возмещения вреда

Комментарий к статье 1082 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Суд, удовлетворяя требование потерпевшего о возмещении вреда, обязан определить способ возмещения вреда. Их всего два: 1) возмещение вреда в натуре; 2) возмещение причиненных убытков.

Несмотря на то что в комментируемой статье возмещение вреда в натуре формулируется как преимущественное правило, на самом деле в большинстве случаев причинитель вреда обязывается возместить причиненные убытки. И это естественно, поскольку деньги есть всеобщий эквивалент и чаще всего потерпевший заинтересован именно во взыскании убытков (см. комментарий к ст. 1064 ГК).

2. Определяя способ возмещения вреда, суд учитывает все обстоятельства каждого конкретного дела. При этом во внимание принимается то, в чем выразился вред (какое имущество повреждено или уничтожено), возможность (или невозможность) возмещения вреда в натуре, целесообразность (или нецелесообразность) возмещения вреда в натуре с экономической точки зрения и т.д. и т.п. Конечно, при избрании способа возмещения вреда должно учитываться и мнение потерпевшего, и в меньшей степени причинителя вреда.

Возмещение в натуре вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, невозможно (см. ст. 1084 ГК и комментарий к ней).

 

Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

Комментарий к статье 1083 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Если вред возникает вследствие умысла потерпевшего, то было бы нелогично возлагать неблагоприятные последствия на непосредственного причинителя вреда. Так, если некто, желая свести счеты с жизнью, бросается под паровоз, то нет оснований возлагать обязанность возместить вред на владельца паровоза.

В гражданском праве не различаются умысел прямой и умысел косвенный (как в уголовном праве).

Действие считается умышленным, если лицо понимает, что действует противоправно, осознает, что могут наступить отрицательные последствия, и желает их наступления или безразлично к ним относится. Ни о какой осмотрительности и заботливости говорить не приходится — субъект не только не проявляет ни того, ни другого, но и желает неблагоприятных последствий для себя или безразличен к ним.

2. Нередко в возникновении вреда виновен не только причинитель вреда (должник), но и потерпевший (кредитор). Например, вред причинен транспортным средством пешеходу, переходившему дорогу на запрещающий знак светофора или в неположенном месте. Иногда по вине потерпевшего увеличивается вред. В таких случаях говорят о смешанной вине — виновны и причинитель вреда (должник), и потерпевший (кредитор). Понятно, что такого рода обстоятельства не могут игнорироваться правом — в абз. 1 п. 2 комментируемой статьи предусматривается, что при смешанной вине размер возмещения должен быть уменьшен.

При уяснении этого правила необходимо обратить внимание на следующее.

Во-первых, учету подлежит не всякая смешанная вина, но только если со стороны потерпевшего она выражена в виде грубой неосторожности. При неосторожности лицо осознает противоправность своего поведения, не предвидело отрицательных последствий и, стало быть, не желало их наступления, но должно было понимать противоправность своего поведения, предвидеть возможность наступления указанных последствий (вреда). Неосторожность — это всегда неосмотрительность. Неосторожность бывает грубой и простой. При грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, а при простой неосторожности неосмотрительность не носит явно выраженного характера. В данном случае правовое значение имеет только грубая неосторожность потерпевшего (простая неосторожность игнорируется, а при умысле потерпевшего вред не возмещается вовсе).

Форма вины причинителя вреда значения не имеет.

Во-вторых, при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения не может быть, но должен быть уменьшен. При рассмотрении спора в суде уменьшение размера возмещения в такой ситуации — это не право суда, но его обязанность.

В-третьих, размер возмещения уменьшается в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда.

3. Как известно, в некоторых случаях причинитель вреда обязан его возместить независимо от вины (даже если он невиновен). Например, независимо от того, виновен или нет, должен возмещать вред владелец источника повышенной опасности (см. ст. 1079 ГК и комментарий к ней).

В абз. 2 п. 2 комментируемой статьи установлено, что размер возмещения вреда должен быть (!) уменьшен или в возмещении вреда должно быть (!) отказано, если:

— причинен вред и законом установлено, что причинитель вреда в соответствующих случаях отвечает независимо от вины;

— в данной конкретной ситуации (причинения вреда) причинитель вреда невиновен;

— имеется грубая неосторожность потерпевшего.

Вопрос о том, отказывать ли при наличии указанных условий в возмещении вреда или уменьшать размер возмещения, решается в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств дела. В частности, может (и должна) учитываться степень вины потерпевшего.

Законом может быть установлено, что данные правила в каких-либо случаях не действуют. Здесь же (в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи) установлено исключение: нельзя отказать в возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Нельзя отказать, но при наличии названных условий размер возмещения должен быть (!) уменьшен.

4. Наличие вины потерпевшего не имеет правового значения, если речь идет о возмещении дополнительных расходов (на лечение, дополнительное питание, протезирование, посторонний уход и т.д.), о возмещении вреда в связи со смертью кормильца (нетрудоспособным лицам, состоявшим на иждивении умершего, и др.), о возмещении расходов на погребение (см. ст. ст. 1085, 1089, 1094 ГК и соответствующие комментарии). Это значит, что в указанных случаях в возмещении вреда не может быть отказано и размер возмещения не может быть уменьшен, даже если установлена грубая неосторожность потерпевшего. Так сказано в абз. 3 п. 2 комментируемой статьи. Справедливости ради надо отметить, что вина потерпевшего в определенной форме может быть учтена и в указанных случаях: если вина потерпевшего выразилась в форме умысла, то вред возмещению не подлежит (п. 1 комментируемой статьи).

5. Нет ничего абсолютного, действующего всегда и всюду, не знающего никаких исключений. Общее правило — причинивший вред должен его возместить в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК). Но, учитывая конкретные обстоятельства, суд может (но не должен) уменьшить размер возмещения вреда, если:

— причинитель вреда гражданин (но не юридическое лицо);

— имущественное положение причинителя вреда свидетельствует о том, что возмещение им вреда в полном объеме поставит его в крайне неблагоприятные условия. Естественно, принимается во внимание и имущественное положение потерпевшего.

6. Иногда на практике правила комментируемой статьи применяются в случаях, когда обе стороны спора заявляют друг другу требования о возмещении вреда. Как представляется, это противоречит закону. Деликтное обязательство является односторонне обязывающим, в отличие от большинства обязательств, где каждая из сторон имеет и права, и обязанности, одновременно является и кредитором, и должником (купля-продажа, подряд и т.д. и т.п.). В деликтном обязательстве одна сторона имеет право требовать возмещения вреда — потерпевший является кредитором (управомоченным лицом). Другая сторона обязана возместить вред — причинитель вреда является должником (обязанное лицо). И не иначе. Поэтому при наличии указанного спора необходимо установить причинителя вреда и потерпевшего. А затем возможно и применить правила комментируемой статьи, если для того есть основания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code