Глава 53. ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВОМ. Ст.ст. 1012 — 1026 ГК РФ

Статья 1012. Договор доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1012 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В ранее действовавшем законодательстве норм, подобных тем, что сосредоточены в ст. ст. 1012 — 1026, образующих гл. 53 ГК РФ, не было. Появление системы норм о доверительном управлении обусловлено рядом причин. В частности, тем, что собственник, не обладающий достаточными познаниями в экономике, праве и прочих науках, должен иметь возможность передать свое имущество в управление лицу более компетентному. Такую же возможность следовало предоставить и собственнику, не располагающему достаточным количеством времени или попросту не желающему заниматься такой деятельностью. Иногда складывается ситуация, когда имущество, требующее постоянного управления, остается на какое-то время, условно говоря, безнадзорным (при признании гражданина безвестно отсутствующим, после открытия наследства и т.п.). Такого рода оснований для введения норм о доверительном управлении ранее не существовало (была иная система экономических отношений, частная собственность отсутствовала; допуская некоторое преувеличение, можно утверждать, что всем управляли партия и государство, а остальным субъектам такие нормы были не нужны в связи с отсутствием объектов, требующих управления, и т.д.).

Кроме того, в связи с введением в российское гражданское законодательство института доверительного управления имуществом пресекались неуклюжие попытки внедрения в отечественное право англо-американской системы доверительной собственности (траста) <1>. (Кстати, не случайно в п. 4 ст. 209 ГК РФ при упоминании права собственника передать свое имущество в доверительное управление, а также в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему.)

———————————

<1> См., в частности, Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 «О доверительной собственности (трасте)» // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

 

2. Сторонами рассматриваемого договора являются учредитель управления (см. ст. 1014 ГК и комментарий к ней) и доверительный управляющий (см. ст. 1015 ГК и комментарий к ней).

Управление имуществом осуществляется в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Если имущество передано в доверительное управление в интересах третьего лица (выгодоприобретателя), то в правовых отношениях, порождаемых договором, участвуют (имеют права и обязанности) три лица: учредитель управления, доверительный управляющий и выгодоприобретатель. Если же управление должно осуществляться в интересах учредителя управления, то права и обязанности возникают у двух субъектов — учредителя управления и доверительного управляющего. В этом случае учредитель управления выступает одновременно и в качестве выгодоприобретателя. Казалось бы, это само собой разумеется. Следует, однако, обратить внимание на то, что закон (п. 2 комментируемой статьи) говорит о выгодоприобретателе, очевидно, имея в виду в том числе и учредителя управления. В других случаях в законе четко различаются фигуры учредителя управления и выгодоприобретателя (их права, обязанности доверительного управляющего в отношении того и другого и т.д.), т.е. выгодоприобретателем именуется третье лицо, в интересах которого учреждено доверительное управление. Так, одним из существенных условий договора в п. 1 ст. 1016 ГК РФ названо указание субъектов, «в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя)». «Доверительный управляющий представляет учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности», — говорится в п. 4 ст. 1020 ГК РФ. В абз. 1 п. 1 ст. 1022 Кодекса речь идет о возмещении упущенной выгоды выгодоприобретателю и убытков — учредителю управления (см. также п. 2 ст. 1021, абз. 2 п. 1 ст. 1022, п. 4 ст. 1022 ГК).

Таким образом, если доверительное управление осуществляется в интересах учредителя управления, то, оценивая (квалифицируя) действия соответствующего субъекта, сверяя их с законом, требуется всякий раз устанавливать, действовал ли он как учредитель управления, как сторона договора или как лицо, в пользу которого учреждено управление.

3. В п. 1 комментируемой статьи говорится, что доверительное управление должно осуществляться в интересах учредителя управления или указанного им выгодоприобретателя. Интерес может заключаться в обеспечении сохранности имущества, получении доходов в процессе его использования и т.д.

Возможны варианты, когда благодаря доверительному управлению удовлетворяются только интересы учредителя управления. Например, в управление передается объект недвижимости, доход от использования которого (допустим, путем сдачи в аренду) будет поступать учредителю управления. При этом интерес учредителя управления может быть не только в получении такого дохода. В зависимости от условий договора он может заключаться также в обеспечении сохранности объекта, его надлежащем содержании и эффективной эксплуатации и т.д.

Несмотря на то что в п. 1 комментируемой статьи говорится об интересах учредителя управления или выгодоприобретателя, думается, интерес учредителя есть почти всегда, даже если назначен выгодоприобретатель. При отсутствии интереса у учредителя доверительное управление не будет учреждено. (Можно, конечно, попытаться выделить интерес в учреждении управления и интерес в осуществлении управления. Как представляется, это будет игра в слова, не могущая иметь для юриста какого-либо значения.) Так, при назначении выгодоприобретателя, который будет получать доход, интерес учредителя может заключаться в том, чтобы доверительный управляющий сохранял имущество. И даже в тех случаях, когда, казалось бы, существуют только интересы выгодоприобретателя, все же есть и интерес учредителя — хотя бы в том, чтобы выгодоприобретатель получал какую-то пользу (выгоду). Например, руководствуясь родственными чувствами, учредитель хочет облагодетельствовать своих родителей. Следует подчеркнуть еще раз: если у собственника имущества нет интереса в учреждении управления, то, естественно, не будет и договора доверительного управления.

Таковы общие правила, из которых, разумеется, есть исключения (потому и сказано, что интерес учредителя есть почти всегда). Так, при передаче имущества в доверительное управление нотариусом (см. п. 2 настоящего комментария и ст. 1013) последний выполняет возложенные на него публично-правовые функции. То же самое происходит при учреждении управления органом опеки и попечительства (ст. ст. 38, 43 ГК).

При учреждении и осуществлении доверительного управления всегда есть и интерес доверительного управляющего. Прежде всего он заключается в получении вознаграждения. И даже если договор безвозмездный, интерес доверительного управляющего не всегда очевиден, но он есть. В противном случае — при отсутствии интереса у соответствующего лица — отношения, в которых оно было бы доверительным управляющим, не возникнут.

4. Из определения договора, содержащегося в п. 1 комментируемой статьи, следует, что права и обязанности сторон возникают с момента передачи имущества в доверительное управление (договор является реальным).

Договор относится к числу двусторонне обязывающих (двусторонних, взаимных), т.е. каждая из сторон имеет и права, и обязанности.

Формулировки закона о вознаграждении доверительному управляющему (п. 1 ст. 1016, ст. 1023 ГК) как будто дают основание предполагать, что по общему правилу договор доверительного управления является безвозмездным (предполагается безвозмездность). Учитывая, однако, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (за исключением унитарного предприятия) (абз. 1 п. 1 ст. 1015 ГК), такое предположение представляется ошибочным. По общему правилу договор имеет возмездный характер. В случаях, когда доверительное управление осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, и доверительным управляющим избран гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация (абз. 2 п. 1 ст. 1015 ГК), договор является возмездным, если выплата вознаграждения предусмотрена договором (в этих случаях предполагается безвозмездность).

Любое обязательство существует в течение определенного или неопределенного срока. Обязательство, порождаемое договором доверительного управления имуществом, всегда носит срочный характер (подробнее см. ст. 1016 ГК и комментарий к ней).

5. Указание на то, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему, лишь на первый взгляд предназначено только для отграничения доверительного управления от доверительной собственности (траста). На самом деле в таком указании более глубокий смысл. Доверительный управляющий совершает в отношении имущества, переданного ему в управление, любые юридические и фактические действия, осуществляет правомочия собственника. Но при этом он, во-первых, действует в пределах, предусмотренных законом и договором (см. п. 1 ст. 1020 и соответствующий комментарий), во-вторых, в интересах выгодоприобретателя (п. 2 комментируемой статьи) и учредителя управления (см. п. п. 2, 3 настоящего комментария). Сам же доверительный управляющий выгодоприобретателем быть не может (п. 3 ст. 1015 ГК). В-третьих, собственник владеет, пользуется и распоряжается своим имуществом своей властью (по своему усмотрению), а доверительный управляющий — властью собственника.

6. Доверительный управляющий выступает в гражданском обороте от своего имени. Однако другие участники оборота должны быть осведомлены, что вступают в отношения не с собственником вещей, не с обладателем исключительных прав и т.д. (см. ст. 1013 ГК и комментарий к ней), но с доверительным управляющим. В п. 3 комментируемой статьи, во-первых, предусмотрена обязанность субъекта информировать о том, что он действует в качестве доверительного управляющего. Хотя в законе речь идет только о сделках, думается, соответствующая информация должна предоставляться и в иных случаях совершения доверительным управляющим юридически значимых действий. Во-вторых, сформулированы юридико-технические правила о порядке исполнения доверительным управляющим указанной обязанности. В-третьих, указываются последствия неисполнения этой обязанности: обязательство существует, но доверительный управляющий отвечает своим имуществом, а не тем, которое находится у него в доверительном управлении.

7. Включение в комментируемую статью п. п. 4 и 5 обусловлено введением в законодательство множества особенностей доверительного управления паевыми инвестиционными фондами и автомобильными дорогами общего пользования федерального значения. Такие особенности введены Федеральными законами от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» <1> и от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <2>, а также некоторыми иными актами.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2007. N 50. Ст. 6247.

<2> Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3582.

 

Среди таких особенностей можно отметить, например, что в соответствии со ст. 13 Закона об инвестиционных фондах в доверительное управление открытым и интервальным паевым инвестиционным фондам могут быть переданы только денежные средства (ср. с п. 2 ст. 1013 ГК).

Во втором из названных федеральных законов, в частности, предусмотрено, что в соответствии с этим Законом «учреждается доверительное управление автомобильными дорогами общего пользования федерального значения». Учредителем и выгодоприобретателем доверительного управления является Российская Федерация. Указанные дороги передаются в доверительное управление государственной компании на 99 лет. При передаче дорог в доверительное управление государственной компании заключение договора не требуется (!) (составляется передаточный акт) (ст. ст. 28 — 32 Закона).

 

Статья 1013. Объект доверительного управления

Комментарий к статье 1013 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В доверительное управление передается имущество. Как известно, термин «имущество» используется в законодательстве и доктрине неоднозначно. В одних случаях под имуществом понимаются только вещи (например, ст. ст. 130, 209 ГК), в других — вещи и имущественные права (например, ст. 56 ГК). Нередко под имуществом разумеется все имеющееся у субъекта: вещи, права и обязанности (например, ст. 1112 ГК). Именно в этом значении используется термин «имущество» в комментируемой статье, что, конечно, не означает недопустимость передачи в доверительное управление только вещей или только прав и т.д.

Все объекты гражданских прав (ст. 128 ГК) делятся на две большие группы: 1) материальные блага; 2) нематериальные блага.

В доверительное управление могут передаваться только материальные блага.

В принципе по усмотрению собственника, учреждающего доверительное управление, в управление можно передавать любые материальные блага. Естественно, что должны соблюдаться установленные законом правила об оборотоспособности объектов гражданских прав (ст. 129 ГК). Объекты, изъятые из оборота, не могут быть переданы в доверительное управление.

Объекты ограниченно оборотоспособные (те, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению) могут быть переданы в доверительное управление с соблюдением соответствующих специальных норм.

Земля и другие природные ресурсы могут быть объектами доверительного управления в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и о других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК). Существует множество запретов и ограничений. Так, иностранные граждане и юридические лица, а также некоторые иные субъекты могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды (ст. 3 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»). Следовательно, указанные лица не могут получать соответствующие земельные участки в доверительное управление.

2. Как отмечалось, по общему правилу любое имущество в любое время может быть передано в доверительное управление по усмотрению собственника. Если закон предусматривает передачу имущества в управление, то тот же закон указывает, какое это имущество — то, которое требует постоянного управления им (ст. ст. 38, 43, 1173 ГК). Иногда аналогично тому, как это сделано в комментируемой статье, дается примерный перечень имущества, передаваемого в доверительное управление. Так, в соответствии со ст. 1173 ГК РФ «если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и тому подобное)», оно передается в доверительное управление. Иногда закон предписывает передачу в доверительное управление имуществом определенным субъектам (см. п. 2 комментария к ст. 1014 ГК).

3. В доверительное управление могут передаваться, в частности, следующие объекты:

1) предприятие как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности; в состав предприятия входят все виды имущества, предназначенного для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, сырье, продукцию, права требования, долги, исключительные права и т.д. (ст. 132 ГК);

2) «другие имущественные комплексы». В законодательстве отсутствует четкое указание на то, что следует понимать под имущественным комплексом. В доктрине отмечаются, в частности, следующие признаки имущественных комплексов как объектов гражданских прав: множественность, разнородность и взаимосвязанность их элементов, единое целевое назначение их элементов и, как следствие, единый правовой режим. Впрочем, законом или договором могут устанавливаться различные правовые режимы для разных элементов (вплоть до отрицания существования комплекса как объекта).

Очевидно, что с экономической точки зрения (а также с обыденной, житейской) следует различать ситуации, когда имущество передается в доверительное управление именно как имущественный комплекс, и случаи, когда волей сторон договора в виде комплекса обозначены разнородные вещи, не образующие единого целого. Но, учитывая отсутствие легального понятия имущественного комплекса и неоднозначность данного понятия в юридической науке, как представляется, с правовой точки зрения указанное различие не имеет принципиального значения. И в том и в другом случае существенным условием договора доверительного управления имуществом является условие о составе имущества, передаваемого в управление (см. п. 1 ст. 1016 ГК и соответствующий комментарий). С учетом сказанного само по себе указание в комментируемой статье в качестве возможного объекта доверительного управления объекта имущественного комплекса вряд ли можно считать имеющим сколько-нибудь серьезное значение.

Некоторые имущественные комплексы не могут быть объектами доверительного управления. Так, отнесение к имущественному комплексу общего имущества в многоквартирном доме едва ли вызывает сомнение. Но управление этим имущественным комплексом осуществляется способами и в порядке, установленными жилищным законодательством. Среди таких способов передача имущественного комплекса в доверительное управление не предусмотрена;

3) «отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу», говоря проще, в комментируемой статье имеется в виду, что в доверительное управление могут передаваться как объекты недвижимости, являющиеся элементами имущественного комплекса (в этом случае в качестве объекта доверительного управления выступает имущественный комплекс), так и объекты недвижимости сами по себе (здание, сооружение и т.д.) (ст. 130 ГК) (об особенностях доверительного управления недвижимостью см. также ст. ст. 1017, 1020 ГК и соответствующий комментарий);

4) «ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами» также названы среди возможных объектов доверительного управления. Ценной бумагой является документ, с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов удостоверяющий имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (п. 1 ст. 142 ГК). К ценным бумагам относятся государственные облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты и т.д. (ст. 143 ГК) (см. также ст. 1025 и комментарий к ней и п. 2 комментария к ст. 1014 ГК);

5) исключительные права, которые могут передаваться в доверительное управление как вместе с другими объектами, в том числе будучи элементом имущественного комплекса, так и сами по себе.

Исключительное право является имущественным (ст. 1226 ГК). Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (п. 1 ст. 1229 ГК).

Перечень объектов, которые можно передавать в доверительное управление, незакрытый. Такими объектами, кроме перечисленных видов, может быть и другое имущество.

4. Рассматривая п. 2 комментируемой статьи, в первую очередь следует обратить внимание на то, что общий запрет на передачу денег в доверительное управление распространяется на случаи, когда деньги выступают как самостоятельный объект. Вместе с тем деньги (как наличные, так и существующие в безналичной форме) могут передаваться в доверительное управление как элемент состава предприятия.

Несмотря на наличие указанного общего запрета, законом нередко предусматривается возможность передачи денег в доверительное управление. Так, в соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 15 ноября 2010 г., с изм. 7 февраля 2011 г.) кредитные организации вправе осуществлять доверительное управление денежными средствами и иным имуществом по договорам с физическими и юридическими лицами.

Бюджетный кодекс РФ предусматривает возможность передачи в доверительное управление денежных средств и других финансовых активов Фонда национального благосостояния специализированным финансовым организациям (ст. 96.11).

В ст. 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. от 7 февраля 2011 г.), имеющей титул «Деятельность по управлению ценными бумагами», деятельностью по управлению ценными бумагами признается деятельность по доверительному управлению ценными бумагами, денежными средствами, предназначенными для совершения сделок с ценными бумагами и (или) заключения договоров, являющихся производными финансовыми инструментами. Наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам.

В соответствии с Федеральным законом от 29 ноября 2001 г. «Об инвестиционных фондах» (в ред. от 27 июля 2010 г.) денежные средства могут передаваться в доверительное управление инвестиционным фондам. Причем в доверительное управление открытым и интервальным паевым инвестиционным фондам могут быть переданы только денежные средства. В доверительное управление закрытым паевым инвестиционным фондам могут передаваться денежные средства, а также (при соблюдении определенных правил) иное имущество.

О возможности передачи в доверительное управление средств пенсионных накоплений (ценных бумаг и денежных средств в рублях и иностранной валюте) говорится в Федеральном законе от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (в ред. от 27 июля 2010 г.) (ст. 36.13). Достаточно детализированные нормы о договоре доверительного управления средствами пенсионных накоплений содержатся в Федеральном законе от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» (в ред. от 27 июля 2010 г.) (ст. 18).

Допуская доверительное управление денежными средствами, названные законы в ряде случаев так или иначе «подправляют» правила, установленные ГК РФ. Например, БК РФ указывает, что управляющий должен представлять отчет об управлении средствами Фонда национального благосостояния в сроки, предусмотренные договором, но не реже одного раза в квартал. Состав соответствующей информации определяется Правительством РФ (ср. с п. 4 ст. 1020 ГК). В то же время указывается, что некоторые положения ГК РФ о доверительном управлении (п. 3 ст. 1022, ст. 1023, п. 1 ст. 1024) к договору доверительного управления средствами Фонда национального благосостояния не применяются (ст. 96.11). В силу Закона о негосударственных пенсионных фондах к договору доверительного управления средствами пенсионных накоплений не применяются положения ст. 1023, а также п. 1 ст. 1024 ГК РФ (ст. 36.13 Закона) и т.д.

5. В п. 3 комментируемой статьи содержится безоговорочный запрет на передачу в доверительное управление имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении. Такой запрет представляется оправданным, учитывая специфику субъектов, обладающих соответствующими правами (государственные и муниципальные унитарные предприятия, казенные предприятия, учреждения).

Второе предложение рассматриваемого пункта комментируемой статьи попросту лишнее. Если соответствующее указание «перевести на русский язык», то оказывается, что имущество, находившееся в хозяйственном ведении либо оперативном управлении, можно передать в доверительное управление после того, как прекратятся права хозяйственного ведения и оперативного управления. При наличии запрета в первом предложении п. 3 комментируемой статьи указание, содержащееся во втором предложении, является само собой разумеющимся.

 

Статья 1014. Учредитель управления

Комментарий к статье 1014 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. По общему правилу учредителем доверительного управления является собственник имущества, передаваемого в управление. При этом форма собственности значения не имеет — в доверительное управление может быть передано имущество, находящееся в частной собственности (граждан или юридических лиц), муниципальной собственности, государственной собственности (субъектов Федерации, Российской Федерации).

В доверительное управление может быть передано имущество, находящееся в общей собственности. В этом случае существует множественность лиц на стороне учредителя управления (ст. ст. 320 — 326 ГК). Нередко в качестве учредителей управления выступают органы государственной власти. Если такой орган наделен соответствующими полномочиями, то ничего страшного нет, хотя называть его учредителем управления некорректно. Ведь он выступает от имени Российской Федерации или субъекта Федерации (см. ст. ст. 124 — 127 ГК).

Иногда в законе называются органы, могущие выступать от имени собственника. Например, в Бюджетном кодексе РФ указывается, что в правоотношениях в связи с учреждением доверительного управления средствами Фонда национального благосостояния от имени Российской Федерации выступает Министерство финансов РФ (ст. 96.11). В Федеральном законе от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» указано, что учредителем доверительного управления средствами пенсионных накоплений является Российская Федерация, а права учредителя принадлежат Пенсионному фонду РФ (ст. 18) (формулировки неточные, но идея правильная) (см. также комментарий к ст. 1013 ГК).

2. В ст. 1026 ГК РФ, к которой содержится отсылка в комментируемой статье, приводится незакрытый перечень случаев, когда доверительное управление имуществом учреждается во исполнение указания закона. Причем закон может предписать собственнику имущества учредить доверительное управление. Так, в силу Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в случае, если владение гражданским служащим приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций) может привести к конфликту интересов, он обязан передать указанные ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление (ст. 17) <1>. Норма аналогичного содержания, адресованная членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы, содержится в Законе РФ от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» <2> (ст. 6). В соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ члены Правительства РФ обязаны передавать в доверительное управление под гарантию государства на время своего пребывания в составе Правительства РФ находящиеся в их собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций (ст. 11) <3>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.

<2> Собрание законодательства РФ. 1994. N 2. Ст. 74.

<3> Собрание законодательства РФ. 1997. N 51. Ст. 5712.

 

Нередко закон указывает, что не собственник имущества, но другое лицо при наличии определенных условий должно учредить доверительное управление. В частности, учредителем управления может быть орган опеки и попечительства при необходимости постоянного управления имуществом подопечного (ст. 38 ГК) либо лица, признанного безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК). Доверительное управление наследственным имуществом может быть учреждено нотариусом, а в случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором назначен исполнитель завещания, — исполнителем завещания (ст. 1173 ГК) (см. также ст. 1026 ГК РФ и комментарий к ней).

 

Статья 1015. Доверительный управляющий

Комментарий к статье 1015 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает субъектный состав участников договора доверительного управления, а именно требования к доверительному управляющему. В качестве доверительного управляющего может выступать либо индивидуальный предприниматель, либо коммерческая организация в виде хозяйственного общества (товарищества) или производственного кооператива. Государственные и муниципальные унитарные предприятия не могут быть доверительными управляющими, поскольку сами не являются собственниками имущества, а обладают имуществом на праве хозяйственного ведения и оперативного управления.

Не могут выступать в качестве доверительных управляющих органы государственной власти и местного самоуправления. На этом основании Определением Верховного Суда РФ от 18 мая 2005 г. N 4-Г05-9 подтверждено признание недействующими отдельных положений Закона Московской области от 23 ноября 1998 г. N 51/98-ОЗ «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления и выборного должностного лица местного самоуправления в Московской области», в соответствии с которыми выборное должностное лицо обязано передавать в доверительное управление под гарантию муниципального образования на время осуществления своих полномочий находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном (складочном) капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральными законами, нормативными правовыми актами муниципального образования.

Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи предусматривает случаи доверительного управления в силу закона. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1026 ГК РФ доверительное управление имуществом может быть также учреждено:

— вследствие необходимости постоянного управления имуществом подопечного в случаях, предусмотренных ст. 38 ГК РФ;

— на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик);

— по иным основаниям, предусмотренным законом. Согласно п. 3 ст. 41 ГК РФ помощник совершеннолетнего дееспособного гражданина может выступать в качестве доверительного управляющего в отношении имущества гражданина, находящегося под патронажем. Статья 43 ГК РФ предусматривает доверительное управление имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им.

В этих случаях в качестве доверительного управляющего могут выступать гражданин, не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, а также некоммерческая организация с учетом ее специальной правоспособности, за исключением учреждений, которые являются субъектами права оперативного управления.

Так, Определением ВАС РФ от 20 марта 2008 г. N 3311/08 по делу N А24-2364/07-18 был признан правомерным отказ в удовлетворении иска учреждения о заключении договора доверительного управления, учитывая, что в силу комментируемой статьи учреждение, будучи некоммерческой организацией, не может являться доверительным управляющим.

Для осуществления доверительного управления по общему правилу не требуется лицензия. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» <1> деятельность по управлению ценными бумагами требует лицензии. Наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

 

В некоторых случаях доверительный управляющий определяется в результате проведения конкурса, например, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 8 декабря 2008 г. N 929 «Об утверждении Правил проведения конкурса по отбору управляющих компаний для заключения с ними договоров доверительного управления накоплениями для жилищного обеспечения военнослужащих и Правил определения совокупной взвешенной оценки (рейтинга) управляющей компании для заключения с ней договора доверительного управления накоплениями для жилищного обеспечения военнослужащих» <1>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2008. N 50. Ст. 5957.

 

В соответствии со ст. 22 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» к участию в конкурсе допускается управляющая компания, получившая в установленном порядке лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, если она соответствует на момент проведения конкурса положениям, установленным п. п. 13 и 14 ст. 12 названного Федерального закона, и к ней не применялись процедуры банкротства либо санкции в виде аннулирования действия лицензии на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами в течение последних двух лет. Порядок предоставления лицензии определен Приказом ФСФР России от 10 февраля 2009 г. N 09-4/пз-н «Об утверждении Административного регламента по исполнению Федеральной службой по финансовым рынкам государственной функции по лицензированию деятельности инвестиционных фондов, деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, деятельности специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, а также деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию» <1>.

———————————

<1> Бюллетень нормативных актов. 2009. N 25.

 

Дополнительные требования, которые управляющая компания обязана соблюдать в период действия договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений для финансирования накопительной части трудовой пенсии, устанавливаются Правительством РФ.

2. Нарушение условий, предусмотренных комментируемой статьей, при заключении договора с лицом, которое не может выступать в качестве доверительного управляющего, ведет к тому, что сделка является недействительной на основании ст. 168 ГК РФ, что подтверждается и судебной практикой (Определение ВАС РФ от 18 июня 2007 г. N 6970/07 по делу N А50-12963/2006-Г16).

 

Статья 1016. Существенные условия договора доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1016 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

К существенным условиям договора доверительного управления в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ относятся условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В комментируемой статье прямо перечислены существенные условия договора доверительного управления:

1) предмет доверительного управления, который имеет двухобъектную структуру. С одной стороны, это услуги доверительного управляющего, с другой — имущество, в том числе оборотоспособные имущественные права. Применительно к исключительным правам имеется в виду как само указание на исключительное право или право из лицензионного договора, так и указание на объект, по поводу которого эти права возникают.

Доверительное управление исключительными правами отличается от доверительного управления материальными объектами в силу различий в правовой природе этих объектов. При доверительном управлении материальными объектами право собственности сохраняется за учредителем управления, а сам материальный объект передается доверительному управляющему. Подобная ситуация не имеет правового значения для нематериальных объектов. Сохранение исключительного права за правообладателем и передача материального носителя идеального объекта доверительному управляющему не влекут возникновения прав, аналогичных правам доверительного управляющего в отношении материальных объектов. Доверительный управляющий не приобретает правомочий по управлению.

Затруднительность применения конструкции доверительного управления к исключительным правам обусловлена тем, что в отношении материальных объектов право управления этими объектами возможно при отсутствии права собственности на них (право собственности не переходит к доверительному управляющему), а в отношении нематериальных объектов при отсутствии прав на них такое управление невозможно. При этом материальные объекты фактически передаются доверительному управляющему, и он осуществляет правомочия собственника в отношении этого имущества. В силу существенного различия в правовом режиме объектов вещных и исключительных прав передача последних при отсутствии передачи прав на них не влечет возникновения каких-либо правомочий у их приобретателя, в связи с чем отпадает возможность осуществления каких-либо юридических действий доверительным управляющим по использованию объектов. Отчуждение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации влечет прекращение этих прав у правообладателя, что не совпадает с правовой природой договора доверительного управления, а именно:

— положения о сохранении права собственности за учредителем управления (по аналогии положения о сохранении исключительного права за правообладателем);

— договор доверительного управления может быть заключен на срок не более пяти лет, а договор об отчуждении исключительного права не является срочным и др.

По договору доверительного управления доверительный управляющий управляет чужим имуществом — имуществом учредителя управления, а применительно к исключительным правам — чужими правами. В то же время, для того чтобы эффективно управлять правами, в том числе осуществлять сделки с ними, необходимо эти права приобрести. При отчуждении исключительного права первоначальный правообладатель перестает быть таковым в отличие от собственника имущества, переданного в доверительное управление. Для обеспечения прав учредителя управления исключительными правами в договоре может быть предусмотрена обязанность возврата исключительных прав после истечения срока доверительного управления. В период же действия договора учредитель управления не имеет исключительных прав, у него сохраняется лишь право требования к доверительному управляющему, который фактически является правообладателем.

По мнению Е.А. Суханова <1>, а также Н.Д. Егорова <2>, к доверительному управляющему переходят не правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению, а возможность их реализации, что не позволяет четко определить предмет договора применительно к исключительным правам, поскольку передача объекта без исключительного права лишена юридического смысла и практического значения, а возможность управления исключительными правами не может быть реализована без исключительных прав. Управление исключительными правами охватывает любые юридические и фактические действия правообладателя, направленные на получение экономической выгоды. Такое управление невозможно без пользования и распоряжения правами, а пользование и распоряжение осуществляются на основании договоров об отчуждении исключительных прав и лицензионных договоров. Доверительный управляющий не становится обладателем исключительных прав, но приобретает возможность их осуществления. Хотя в науке существуют и другие точки зрения. Так, З.Э. Беневоленская <3> утверждает, что «доверительное управление имуществом может повлечь уступку исключительных прав», и предлагает не применять к доверительному управлению исключительными правами положение абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК РФ, поскольку названное положение «в общем и целом проистекает из так называемой проприетарной теории исключительных прав, которая сама по себе небесспорна», в связи с чем опровергает позицию О.А. Городова, считающего, что «поскольку переход права собственности на имущество к доверительному управляющему по принятой схеме управления недопустим, очевидна аналогия и с переходом исключительных прав. Их полная уступка по предлагаемой законодателем модели недопустима, или, говоря другими словами, передача исключительных имущественных прав в доверительное управление не влечет их уступки доверительному управляющему» <4>. В.Н. Евдокимова утверждает, что «передача исключительных прав в доверительное управление не влечет их уступки доверительному управляющему. Учредитель управления (патентообладатель) не отвечает переданными в управление правами по своим обязательствам, т.е. право на патент не может перейти доверительному управляющему вследствие невыполнения учредителем-патентообладателем своих обязательств по договору доверительного управления. Этот вид договора не является юридическим средством предоставления права на использование, в частности, охраняемого объекта промышленной собственности и не может быть квалифицирован ни как договор уступки патента, ни как договор коммерческой концессии или лицензионный договор. Основным отличием передачи исключительных прав в доверительное управление от договора коммерческой концессии, а также от лицензионного договора является предоставление в рамках последних исключительных прав пользователю (лицензиату) для его собственной предпринимательской деятельности, деятельности по использованию объекта промышленной собственности в своем интересе, на свой риск» <5>. По мнению Л.Ю. Михеевой, «по договору доверительного управления эти права не передаются. Управляющий обязан указывать на свой особый статус («д. у.»), но утверждать, что он является правообладателем, например, права на воспроизведение он не вправе. В этой связи представляется необоснованным мнение о том, что при доверительном управлении «полной уступки права доверительному управляющему не происходит, а имеет место срочная передача всех или части имущественных правомочий» <6>. Передача прав либо происходит, либо нет. По нашему мнению, такой передачи не должно быть. Управляющий, действуя от своего имени, «продает» исключительное право, предупреждая «покупателя» о том, что оно ему не принадлежит… Такое представление о доверительном управлении исключительными правами соответствует замыслу гл. 53 ГК РФ, предполагающей, что обладатель блага не отчуждает его управляющему, а предлагает лишь извлечь из него выгоды» <7>.

———————————

<1> Гражданское право: Учебник. М., 2006. Т. II. Полутом 2. С. 128.

<2> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 597.

<3> Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М.: Волтерс Клувер, 2005 (СПС «КонсультантПлюс»).

<4> Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. СПб., 1999. С. 179, 180.

<5> Евдокимова В.Н. Вопросы правомочности лицензиара в лицензионном договоре // Адвокат. 2000. N 7 (СПС «КонсультантПлюс»).

<6> Городов О. Доверительное управление исключительными правами // Хозяйство и право. 1999. N 3. С. 37.

<7> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом: Комментарий законодательства (работа подготовлена для СПС «КонсультантПлюс». 2001).

 

Хотелось бы поддержать последнюю позицию и сделать вывод о разграничении договоров о распоряжении исключительными правами и договоров об оказании услуг, к которым относится договор доверительного управления, учитывая, что по договорам о распоряжении исключительными правами пользователь приобретает для себя исключительное право или право использования объекта в своих интересах за вознаграждение, выплачиваемое правообладателю. А по договору доверительного управления доверительный управляющий лишь осуществляет действия по получению дохода учредителем управления с помощью чужих прав за вознаграждение, выплачиваемое доверительному управляющему за оказанные услуги. Как отмечает В.В. Витрянский, «собственник не передает свои правомочия доверительному управляющему, а возлагает на него путем заключения договора определенные обязанности по управлению имуществом» <1>. Так и обладатель исключительных прав возлагает на доверительного управляющего правомочия по доверительному управлению, не отчуждая исключительное право.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В том случае, если условия договора не позволяют однозначно идентифицировать состав переданного имущества, договор является незаключенным. Факт пользования в течение длительного времени имуществом, которое не определено договором, не является основанием для признания договора заключенным. Указание адреса места нахождения передаваемого имущества без его индивидуализации влечет признание договора незаключенным, поскольку не согласовано одно из существенных условий договора (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 июля 2004 г. N А29-1206/2003-2э);

2) наименование выгодоприобретателя. Если управление осуществляется в интересах учредителя управления, то в договоре необходимо указать, что таковой является выгодоприобретателем. Иначе договор по смыслу комментируемой статьи является незаключенным;

3) размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Если в договоре не указаны размер и форма вознаграждения, то он является безвозмездным. В том случае, если из договора следует, что он возмездный, то размер и форму вознаграждения определить не представляется возможным, в том числе путем толкования, такой договор является незаключенным.

В договоре может быть установлен порядок определения вознаграждения в зависимости от определенных критериев. Использование при определении размера вознаграждения выражения в условных единицах или иностранной валюте допускается в соответствии со ст. 317 ГК РФ.

Статья 1023 ГК РФ кроме вознаграждения доверительному управляющему предусматривает также возмещение необходимых расходов за счет доходов от осуществления исключительных прав.

Пункт 3 ст. 424 ГК РФ не подлежит применению к договору доверительного управления;

4) срок действия договора. Договор доверительного управления имеет длящийся характер и может быть заключен на срок в пределах пяти лет. Законодатель не случайно устанавливает указанное правило, поскольку сама природа доверительного управления, предполагающая в соответствии с законом длящийся характер таких отношений, указывает на невозможность заключения договора доверительного управления для совершения какого-либо разового действия.

Этот срок не может превышать срок действия исключительного права, если такие права входят в имущество, в том числе в состав предприятия как имущественного комплекса, передаваемого по договору (патент на изобретение действует 20 лет, на полезную модель — 10 лет, на промышленный образец — 15 лет, на свидетельство на товарный знак — 10 лет и т.д.).

В законодательстве могут быть предусмотрены и иные, в том числе более продолжительные, сроки действия договора доверительного управления исключительными правами. В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» срок действия договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом, указываемый в правилах доверительного управления этим фондом, не должен превышать 15 лет с начала срока его формирования.

Договор доверительного управления средствами пенсионных накоплений с управляющей компанией, отобранной по конкурсу, в соответствии с п. 14 ст. 18 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» заключается на срок не более 15 лет. Конкретный срок заключения указанного договора определяется условиями конкурса, порядок и условия его продления устанавливаются Правительством РФ (письмо Минфина России от 2 сентября 2008 г. N 05-01-11/12 «О пролонгации договоров доверительного управления средствами пенсионных накоплений между Пенсионным фондом РФ и управляющей компанией»);

5) другие существенные условия отдельных видов договоров доверительного управления содержатся в иных нормативных правовых актах.

В соответствии с п. 6 ст. 11 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» <1> помимо существенных условий договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом, предусмотренных ГК РФ и настоящим Федеральным законом, правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом должны содержать одно из следующих условий:

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2001. N 49. Ст. 4562.

 

— наличие у владельца инвестиционных паев права в любой рабочий день требовать от управляющей компании погашения всех принадлежащих ему инвестиционных паев и прекращения тем самым договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом между ним и управляющей компанией или погашения части принадлежащих ему инвестиционных паев;

— наличие у владельца инвестиционных паев права в течение срока, установленного правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом, требовать от управляющей компании погашения всех принадлежащих ему инвестиционных паев и прекращения тем самым договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом между ним и управляющей компанией или погашения части принадлежащих ему инвестиционных паев;

— отсутствие у владельца инвестиционных паев права требовать от управляющей компании прекращения договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом до истечения срока его действия иначе, как в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

 

Статья 1017. Форма договора доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1017 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья предусматривает обязательную письменную форму договора доверительного управления имуществом независимо от субъектного состава и объектов, передаваемых в доверительное управление. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора. В том случае, если объектом доверительного управления является движимое имущество, требование о составлении договора в виде единого документа законодательством не предусмотрено.

Если объектом доверительного управления является недвижимое имущество, как недвижимость, прочно связанная с землей, так и другие объекты, перечисленные в ст. 130 ГК РФ, в соответствии со ст. 550 ГК РФ договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК). Государственной регистрации подлежат и передача недвижимого имущества, и переход права собственности. Таким образом, регистрируется не договор доверительного управления, а передача имущества доверительному управляющему. Причем отсутствие регистрации передачи имущества влечет недействительность договора доверительного управления, что является определенным несоответствием между п. п. 2 и 3 комментируемой статьи.

2. В соответствии со ст. 30 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления, также должны регистрироваться, причем только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров или решения суда.

К заявлению о государственной регистрации договора должны быть приложены подписанные оригинал договора и акт приемки-передачи имущества, а также оригиналы правоустанавливающих документов, подтверждающих право собственности учредителя управления на передаваемое в управление имущество.

Прекращение доверительного управления в форме расторжения договора либо прекращения его как обременения права собственности самостоятельной государственной регистрации не требует (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 марта 2005 г. по делу N А10-6381/04-15-Ф02-1057/05-С2).

При передаче в доверительное управление предприятия к акту должны быть приложены следующие документы: акт инвентаризации, бухгалтерский баланс, заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, а также перечень всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и срока их требований (ст. ст. 132, 561, 563 ГК).

3. Регистрация договора доверительного управления может иметь в качестве основания решение суда, например, при доверительном управлении вследствие необходимости постоянного управления недвижимым имуществом подопечного (ст. 38 ГК).

При доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим в соответствии со ст. 43 ГК РФ, для регистрации необходимо представить следующие документы:

— решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК);

— постановление (решение) органа опеки и попечительства о назначении конкретного гражданина доверительным управляющим недвижимого имущества безвестно отсутствующего;

— договор доверительного управления недвижимым имуществом безвестно отсутствующего, заключенный между органом опеки и попечительства и управляющим, и акт приемки-передачи такого имущества, подписанный обеими сторонами.

Значение государственной регистрации передачи имущества по договору доверительного управления состоит в возможности доверительного управляющего осуществлять действия по доверительному управлению, а в случаях, предусмотренных договором, — и распоряжаться этим имуществом.

 

Статья 1018. Обособление имущества, находящегося в доверительном управлении

Комментарий к статье 1018 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Словосочетание «обособление имущества» используется в разных институтах гражданского законодательства. Об обособлении имущества кроме комментируемой статьи прямо говорит, например, ст. 48 ГК РФ как об одном из признаков юридического лица, а также ст. 239 Кодекса, регулирующая прекращение права собственности на недвижимое имущество в связи с изъятием обособленных природных объектов. Об обособлении имущества можно судить, когда речь идет о специальной регистрации или учете отдельных видов недвижимого имущества (ст. 131 ГК), об отдельных видах имущества, которые не могут принадлежать гражданам или юридическим лицам (ст. 213 ГК), о предмете залога, оставленного под замком или печатью залогодержателя (ст. 338 ГК), о пожертвовании, принятом юридическим лицом (ст. 582 ГК), об общем имуществе товарищей в простом товариществе (ст. 1043 ГК), об имуществе, вошедшем в наследственную (ст. ст. 1171 — 1173 ГК) или конкурсную (ст. 131 Закона о несостоятельности (банкротстве)) массу и др. Однако анализ этих норм показывает, что понятие «обособление имущества» употребляется в этих нормах в разных смысловых значениях.

2. Обособление имущества в зависимости от цели его использования можно понимать в трех значениях: экономическом, юридическом и техническом <1>. Не все из этих значений, как будет показано далее, характерны для доверительного управления.

———————————

<1> Подсосонная В.В. Обособление имущества // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 252.

 

Экономическое обособление означает ту меру состояния присвоенности материальных благ, которая позволяет его субъекту стать участником гражданского оборота. В этом состоянии важны два момента: с одной стороны, отделение субъектом определенного имущества от имущества других лиц, с другой — персонификация этого имущества как «своего». Экономическое обособление в этом смысле позиционирует его субъекта как товаровладельца, обладающего имущественной самостоятельностью и несущего самостоятельную имущественную ответственность <1>.

———————————

<1> Якушев В.С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 15, 16; Собчак А.А. Правовые проблемы хозрасчета. Л., 1980. С. 11; Шкредов В.П. Экономика и право. М., 1990. С. 11, 12; Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М., 2004. Т. 1. С. 297.

 

При заключении договора доверительного управления реального экономического обособления имущества не происходит. Имущество хотя и переходит к доверительному управляющему, тем не менее пребывает как бы в «автономном состоянии»: оно отделяется от имущества и собственника, и управляющего, но сохраняет связь и с тем, и с другим. В результате в имущественном обороте выступает как бы само обособленное имущество в лице доверительного управляющего <1>. Сам же доверительный управляющий полной имущественной самостоятельности не приобретает. Он осуществляет правомочия собственника-учредителя в пределах, установленных законом и договором, и в интересах выгодоприобретателя. В силу своеобразия выступления в обороте самого обособленного имущества ответственность доверительного управляющего также нельзя признать самостоятельной.

———————————

<1> Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (гл. 53) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: текст, комментарий, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 537; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 830.

 

3. Юридическое обособление отражает правовую сторону экономического обособления и состоит в приобретении лицом таких уникальных прав на обособленное имущество, которые: а) возлагают на него риск ответственности за свои действия; б) являются для кредиторов данного лица подтверждением его способности нести самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам; в) исключают или ограничивают риск ответственности третьих лиц за использование этого имущества <1>.

———————————

<1> Подсосонная В.В. Указ. соч. С. 262.

 

Поскольку в результате заключения договора доверительного управления реального экономического обособления управляющего не происходит, то, казалось бы, трудно говорить о каком-либо юридическом обособлении за ним имущества учредителя. Передача имущества в доверительное управление, как отмечается в комментарии к ст. 1012 ГК РФ, не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Однако, как уже отмечалось, сама природа доверительного управления предусматривает два рода объектов — совершение юридических и фактических действий, составляющих содержание управления как услуги, и само имущество, в отношении которого эти действия совершаются <1>. Последнее обстоятельство и дало повод для обоснования в литературе точки зрения, согласно которой нахождение имущества в обладании доверительного управляющего и реальная возможность управляющего осуществлять правомочия собственника-учредителя позволяют квалифицировать доверительное управление как разновидность ограниченного вещного права либо обязательственного права с вещно-правовыми элементами <2>.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 800, 826.

<2> Обзор указанных точек зрения см.: Зайцев О.Р. Доверительное управление имуществом: общая характеристика // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2007. Вып. 11. С. 353 — 368.

 

Следует отметить, что поскольку реального экономического обособления управляющего не происходит, то никаких вещных прав на имущество учредителя управления доверительный управляющий не получает. В силу заключенного договора он приобретает только права по осуществлению правомочий собственника, обусловленные условиями этого договора. Однако все же следует согласиться, что действия доверительного управляющего невозможны без обладания имуществом <1>. А это означает, что осуществление управляющим таких правомочий собственника, как пользование и тем более распоряжение, без реального владения имуществом учредителя невозможно.

———————————

<1> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / Под ред. В.М. Чернова. М., 1999. С. 72.

 

Владение имуществом учредителя доверительный управляющий получает через акт передачи вещей, совершаемый при заключении договора. И в этом акте оно предстает как титульное владение <1>, обеспечивающее юридическое обособление имущества, переданного в доверительное управление. Наиболее ярко эта природа владения проявляется при передаче в доверительное управление управляющему недвижимого имущества. Такая передача подлежит государственной регистрации, которая в самом акте внесении записи в реестр подтверждает титул владельца. В отношении же движимых вещей, как отмечается в литературе, неизбежны трудности с таким обособлением <2>. Поэтому титульное владение движимыми вещами может выводиться только из самого факта заключения договора, подтвержденного актом передачи и технического обособления такого имущества.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 827, 843.

<2> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 539, 541.

 

Юридическое обособление имущества учредителя, выраженное в праве владения, дает управляющему возможность хозяйственно господствовать над вещами, а также пользоваться вещно-правовыми способами защиты (п. 3 ст. 1020 ГК). Однако это не означает, что доверительный управляющий вместе с актом передачи вещи получает от учредителя и принадлежащее ему как собственнику правомочие владения. Как верно отмечается в литературе, в силу того, что ГК РФ не знает «отдельного права владения, стороны не могут договориться о его переносе или установлении. Владение является фактическим отношением, хозяйственной властью, а потому преемство во владении невозможно» <1>. Отсюда следует, что передача имущества в доверительное управление как двустороннее действие порождает у управляющего владение, определяемое не законом, а условиями договора доверительного управления. Действительность же договора превращает такое владение в право владения <2>.

———————————

<1> Васильев Г.С. Движимые вещи // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 306.

<2> В этом контексте трудно согласиться с Г.С. Васильевым, который считает, что действительность договора превращает владение в правомочие (Васильев Г.С. Указ. соч. С. 307). Доверительный управляющий по договору как раз никакой триады, свойственной праву собственности, не получает. В доверительном управлении и структура прав, и их содержание определяются содержанием управления, которое и определяется условиями договора.

 

4. Техническое обособление, о котором говорится в п. 1 комментируемой статьи, выступает показателем (внешней формой) <1> юридической обособленности имущества. Применительно к доверительному управлению такое обособление не свидетельствует об имущественной самостоятельности управляющего, не порождает у него никаких вещных прав на обособленное имущество, а только лишь подтверждает его право владения имуществом учредителя для реализации целей доверительного управления.

———————————

<1> Заменгоф З.М. Правовой режим имущества хозяйственных органов. М., 1972. С. 69.

 

Назначение технического обособления имущества в доверительном управлении состоит также в документарном разграничении имущества, переданного в управление, с одной стороны, и имущества, оставшегося во владении учредителя, с другой стороны, а также имущества самого доверительного управляющего и, наконец, имущества, переданного ему в доверительное управление иными лицами. Такое документарное разграничение направлено на недопущение смешения имущества этих лиц в процессе доверительного управления.

Техническое обособление может осуществляться разными способами в зависимости от целей обособления имущества вообще и видов имущества, которое обособляется. В частности, отделение имущества может отражаться на самостоятельном, разделительном или отдельном балансе, в смете, на банковском счете, счете депо, в реестре, в описи имущества, акте инвентаризации, передаточном акте и др. В доверительном управлении могут применяться только те способы технического обособления, которые не отражают реального экономического обособления доверительного управляющего за счет учредителя и не свидетельствуют о персонификации такого обособления в качестве нового субъекта гражданского права.

5. Из перечисленных выше способов технического обособления п. 1 комментируемой статьи регламентирует в основном способ обособления за доверительным управляющим имущества, вовлеченного в коммерческий оборот. Этот вывод соответствует и общему правилу п. 1 ст. 1015 ГК РФ, предусматривающего выступление в договоре в качестве доверительного управляющего либо индивидуального предпринимателя, либо коммерческой организации (кроме унитарного предприятия). Переданное в этих случаях в доверительное управление имущество отражается у управляющего на отдельном балансе и подтверждается выдачей учредителю управления извещения об оприходовании имущества или первичного учетного документа (копии накладной, акта приемки-передачи и т.п.) с пометкой «д. у.». По всем операциям с этим имуществом управляющий ведет самостоятельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет, в том числе валютный, если расчеты производятся в иностранной валюте. На банковский счет должны зачисляться все доходы, полученные от доверительного управления имуществом, и с него осуществляются расходы по управлению имуществом. Соответственно, при наличии фигуры выгодоприобретателя учитываются операции с имуществом как учредителя управления, так и выгодоприобретателя <1>.

———————————

<1> Указания об отражении в бухгалтерском учете организаций операций, связанных с осуществлением договора доверительного управления имуществом, утв. Приказом Минфина России от 28 ноября 2001 г. N 97н (в ред. Приказа от 25 октября 2010 г.) // Бюллетень нормативных актов. 2002. N 1.

 

Порядок технического обособления может отличаться от вышеуказанного в связи со спецификой объекта, передаваемого в доверительное управление. Так, при передаче в доверительное управление предприятия ведение бухгалтерского учета доверительным управляющим осуществляется по правилам, установленным для юридического лица, имеющего самостоятельный баланс (п. 18 указаний Минфина России от 28 ноября 2001 г.). Для учета прав на ценные бумаги, находящиеся в доверительном управлении, в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг управляющий открывает отдельный лицевой счет управляющего, а если учет прав на ценные бумаги осуществляется в депозитарии, он открывает отдельный счет депо управляющего. Для хранения денежных средств, находящихся в доверительном управлении, а также полученных управляющим в процессе управления ценными бумагами, последний обязан использовать отдельный банковский счет <1>.

———————————

<1> См.: п. 2.9 Порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами, утв. Приказом ФСФР России от 3 июля 2007 г. N 07-37/пз-н // Бюллетень нормативных актов. 2007. N 26.

 

Что касается особенностей обособления в целях доверительного управления имущественных прав, то в литературе отмечается, что этот вопрос в законодательстве остался непроработанным <1>. Поскольку гражданское законодательство на данный момент не знает особой правовой формы временного обладания имущественными правами с целью их осуществления, следует согласиться с точкой зрения, согласно которой они могут стать объектом доверительного управления только в составе других объектов (например, предприятия) либо в случаях, прямо указанных в законе <2>, и подлежат обособлению по правилам, предусмотренным для данных объектов.

———————————

<1> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом: Комментарий законодательства // СПС «КонсультантПлюс».

<2> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 849.

 

6. Способы технического обособления за доверительным управляющим недвижимого, особо ценного и иного имущества, не включенного в коммерческий оборот (это в основном случаи доверительного управления имуществом по основаниям, предусмотренным законом: доверительное управление имуществом подопечного (ст. 38 ГК); совершеннолетнего дееспособного гражданина, находящегося под патронажем (ст. 41 ГК); гражданина, признанного безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК), а также в какой-то части наследственным имуществом (ст. 1173 ГК)), действующим законодательством не регламентируются. Поэтому, когда имущество этих лиц передается в доверительное управление некоммерческих организаций, его обособление и операции с ним отражаются в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности некоммерческой организации в порядке, установленном указаниями Минфина России от 28 ноября 2001 г. N 97н <1>. Это же имущество может быть обособлено за управляющим-гражданином посредством подписания сторонами договора передаточного акта с приложением описи передаваемого имущества. При этом важнейшим показателем обособления за управляющим-гражданином недвижимого имущества все также будет служить запись в ЕГРП о передаче ему этого имущества.

———————————

<1> См.: п. 11 информации Министерства финансов РФ от 24 декабря 2007 г. «Об особенностях формирования бухгалтерской отчетности некоммерческих организаций» (документ не опубликован) // СПС «КонсультантПлюс».

 

7. Обособление имущества, переданного в доверительное управление, которое, как уже отмечалось, благодаря этому пребывает как бы в «автономном состоянии» и само участвует в гражданском обороте через доверительного управляющего, требует гарантий такой «автономии» и обеспечения стабильности положения самого доверительного управляющего. Эта гарантия устанавливается п. 2 комментируемой статьи, который не допускает обращения взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление. Иными словами, это имущество открыто для взыскания только по обязательствам в отношении самого этого имущества. Не трудно заметить, что по своей направленности такая гарантия практически равнозначна вещно-правовой конструкции разделения ответственности, применяемой при закреплении публичными собственниками имущества на праве хозяйственного ведения и оперативного управления за государственными (муниципальными) предприятиями и учреждениями (п. 1 ст. 126 ГК).

Закон из этого правила устанавливает два изъятия:

1) взыскание по долгам учредителя управления может быть обращено в том числе и на имущество, переданное им в доверительное управление, только при несостоятельности (банкротстве) учредителя управления (п. 2 ст. 1018 ГК). Несостоятельность учредителя в данном случае представляет собой тот предел, до которого «автономность» имущества, переданного в доверительное управление, и возможность его участия в гражданском обороте сохраняются. Напротив, несостоятельность доверительного управляющего, стараниями которого это имущество участвует в обороте, эту «автономность» не устраняет (ст. 15 Закона об инвестиционных фондах);

2) взыскание по долгам учредителя управления может быть также обращено на переданное им в доверительное управление имущество, если это имущество до передачи в доверительное управление было заложено учредителем в обеспечение исполнения им принятого на себя обязательства (см. комментарий к п. 1 ст. 1019 ГК).

 

Статья 1019. Передача в доверительное управление имущества, обремененного залогом

Комментарий к статье 1019 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья в целом устанавливает основные условия доверительного управления имуществом, обремененным залогом.

Во-первых, законодатель в качестве общего правила допускает передачу в доверительное управление имущества учредителя управления, находящегося в залоге. Однако следует учитывать, что, поскольку договор доверительного управления относится к числу реальных договоров, его заключение связывается с фактом передачи объекта доверительного управления управляющему (вещным эффектом), а значит, и с нахождением этого имущества в момент заключения договора в обладании учредителя управления. Если это имущество находится в обладании залогодержателя, то передать его доверительному управляющему, а следовательно, и заключить договор доверительного управления в отношении такого заложенного имущества залогодатель не сможет. Таким образом, учредитель может передать в доверительное управление только те заложенные объекты, которые остаются во владении учредителя-залогодателя (ипотека, заложенные имущественные права и т.п.) и могут быть реально переданы доверительному управляющему.

Во-вторых, передача заложенного имущества в доверительное управление относится к числу распорядительных действий учредителя-залогодателя, а потому в силу п. 2 ст. 346 ГК РФ может осуществляться с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Так, закон предусматривает несколько случаев запрета на передачу в доверительное управление заложенных ценных бумаг. Например, ч. 3 ст. 13 Федерального закона «Об инвестиционных фондах» запрещает передавать в доверительное управление паевым инвестиционным фондом имущество, находящееся в залоге, что объясняется необходимостью поддержания уровня ликвидности имущества паевого инвестиционного фонда <1>. Передаваемые в общие фонды банковского управления денежные средства и ценные бумаги также должны быть свободны от обременений, в том числе от залога (п. 2.3 Общих условий создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления <2>).

———————————

<1> См.: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Комментарий к Федеральному закону «Об инвестиционных фондах» (постатейный). М., 2003 (комментарий к ст. 13) // СПС «КонсультантПлюс».

<2> Приложение N 2 к Инструкции ЦБ РФ от 2 июля 1997 г. N 63 «О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации» // Вестник Банка России. 1997. N 43.

 

В то же время договором о залоге залогодателю может быть предоставлено право распоряжаться предметом залога, в том числе и путем передачи его в доверительное управление, свободно, без необходимости получения согласия залогодержателя. Аналогичное правило может быть предусмотрено и законом. Например, п. 5 ст. 1233 ГК РФ допускает распоряжение залогодателем (правообладателем) исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в течение срока действия договора без согласия залогодержателя, если договором не будет предусмотрено иное.

В-третьих, в силу п. 1 комментируемой статьи передача заложенного имущества в доверительное управление не лишает залогодержателя права обратить взыскание на это имущество.

В-четвертых, при заключении договора доверительного управления управляющий, согласно требованию п. 2 комментируемой статьи, должен быть предупрежден о том, что передаваемое ему в управление имущество обременено залогом.

В целом соблюдение этих четырех условий передачи в доверительное управление имущества, обремененного залогом, направлено на обеспечение баланса интересов сторон в договоре доверительного управления и залогодержателя как кредитора учредителя доверительного управления.

2. Правило п. 1 комментируемой статьи говорит о сохранении права залогодержателя на обращение взыскания на имущество, которое было передано в доверительное управление, решая тем самым вопрос о соотношении сталкивающихся здесь двух видов обременений (ограничений) — залога как вещного обременения и доверительного управления как обременения обязательственно-правового <1>.

———————————

<1> В данном случае мы применяем терминологию, использованную законодателем в Федеральном законе «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ст. ст. 1, 4 и др.), хотя в научной литературе нет единства взглядов в понимании доверительного управления как обременения (ограничения). См.: Микрюков В.А. Ограничения и обременения гражданских прав. М., 2007. С. 85 — 90.

 

Закон разрешает это столкновение прав в пользу залога в силу его вещно-правового характера и, в частности, качества следования, которое позволяет залогодержателю сохранять свое право и в том случае, когда объект залога (в нашем случае — имущество учредителя управления) переходит к другому лицу.

Права доверительного управляющего, несмотря на их «вещно-правовое оперение» (в виде наличия права владения, осуществления доверительным управляющим «правомочий собственника»), тем не менее имеют обязательственно-правовой характер, который по ряду признаков не позволяет распространить на них качество следования <1>.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 842; Беневоленская З.Е. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. СПб., 2002. С. 212; Микрюков В.А. Указ. соч. С. 87. Хотя существует и противоположная точка зрения. См.: Пьяных Е.С. Место договора доверительного управления имуществом в системе гражданско-правовых обязательств // Юрист. 2004. N 12. С. 24; Курбатов А.Я. Вещные права в правоотношениях доверительного управления имуществом: анализ правового регулирования (работа подготовлена для СПС «КонсультантПлюс». 2008).

 

Во-первых, хотя никаких запретов на совершение учредителем распорядительных актов закон не содержит, однако из самого смысла доверительного управления следует, что с момента заключения договора правомочия собственника, включая распоряжение, осуществляет все же доверительный управляющий. Поэтому сохранение за учредителем как собственником свободы распорядительных действий может если не подвергнуть сомнению саму целесообразность существования доверительного управления, то по крайней мере существенно снизить его ценность. Эта позиция находит подтверждение и в арбитражной практике <1>, и в ее доктринальной оценке <2>.

———————————

<1> Постановления ФАС Уральского округа от 13 апреля 2006 г. N Ф09-2588/06-С3; ФАС Дальневосточного округа от 21 ноября 2006 г. N Ф03-А59/06-1/4448.

<2> Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, частей второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 1164 — 1166.

 

Во-вторых, допущение отчуждения учредителем имущества, переданного в доверительное управление, повлечет перемену лица в обязательстве на стороне учредителя управления, которая должна быть совершена в порядке и с соблюдением условий уступки прав и перевода долга, предусмотренных гл. 24 ГК РФ. Соблюдение этих правил может сделать такую перемену лиц невозможной и даже привести к прекращению договора (абз. 6 п. 1 ст. 1024 ГК).

3. Передача в доверительное управление имущества, обремененного залогом, хотя и допускается законом, тем не менее создает аналогичные угрозы для доверительного управляющего, что и отчуждение, и иные распорядительные акты учредителя управления в отношении этого имущества. В частности, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения учредителем обязательства, обеспеченного залогом, для удовлетворения требований кредитора взыскание может быть обращено на имущество, переданное в доверительное управление, что неизбежно подорвет материальную основу доверительного управления. Поэтому п. 2 комментируемой статьи обязывает учредителя управления при заключении договора предупредить доверительного управляющего о том, что передаваемое ему в управление имущество обременено залогом.

Казалось бы, такое предупреждение должно стать одним из существенных условий договора доверительного управления, однако характер последствий несоблюдения этого требования совершенно другой. Отсутствие уведомления о том, что имущество, передаваемое в доверительное управление, обременено залогом, не делает такой договор незаключенным, но дает доверительному управляющему право в судебном порядке потребовать расторжения договора и уплаты причитающейся ему по договору годовой суммы вознаграждения, при том условии, что доверительный управляющий не знал и не должен был знать о таком обременении. Из этого следует, что речь здесь идет об ответственности учредителя управления за неисполнение им преддоговорной обязанности <1>, возложенной на него правилом п. 2 комментируемой статьи. Такая ответственность учредителя управления наступает только перед добросовестным доверительным управляющим, который не знает и по обстоятельствам дела не должен знать о существующем обременении имущества. Например, управляющий проверил документацию по имуществу, в которой факт залога не нашел отражения. Другое дело, если речь идет о заложенной недвижимости, передаваемой в доверительное управление; управляющий может и должен получить эту информацию из ЕГРП. В случае спора учредитель управления должен доказать, что управляющий был извещен об обременении, лежащем на имуществе, а доверительный управляющий доказать отсутствие у него такой информации и невозможность ее получения им по обстоятельствам дела.

———————————

<1> Глинцевич К.В. Преддоговорная ответственность в российском гражданском праве (culpa in contrahendo) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 3. С. 39.

 

Статья 1020. Права и обязанности доверительного управляющего

Комментарий к статье 1020 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья, несмотря на ее название, регламентирует не все права и обязанности доверительного управляющего, возникающие из данного договора, а только те, которые образуют и «обеспечивают» функцию управления имуществом через доверительного управляющего. При этом термин «управление» употребляется здесь не как «особое правомочие» <1> доверительного управляющего, а как его «целенаправленная деятельность» в отношении имущества собственника-учредителя, обусловленная задачами доверительного управления (сохранностью имущества, его эксплуатацией, эффективным функционированием и др.).

———————————

<1> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 66.

 

Права, связанные с управлением имуществом, доверительный управляющий приобретает из внутреннего отношения с учредителем управления, а осуществляет их в процессе такого управления во внешних отношениях с третьими лицами. Такая структура отношений очень сходна с отношениями, возникающими в связи с хозяйствованием в отношении имущества собственника (с правами оперативного управления и хозяйственного ведения), однако кардинально отличается от них по своей природе.

Управление, осуществляемое в связи с хозяйствованием в отношении имущества собственника, основано на экономическом обособлении его субъектов (государственных и муниципальных предприятий и учреждений) от собственника, поэтому облекается в вещно-правовую форму оперативного управления или хозяйственного ведения и реализуется через триаду правомочий, определенную законом. По сути такое управление представляет собой вещно-правовую форму реализации права собственности.

Доверительное управление может быть связано (например, по отношению к такому объекту, как предприятие), а может быть и не связано с хозяйствованием в отношении имущества учредителя-собственника (например, когда имущество в своей совокупности не образует такого единого объекта, как хозяйство), но во всех случаях оно не основывается на экономическом обособлении доверительного управляющего. Как отмечается в комментарии к п. 1 ст. 1018 ГК РФ, обособляется для целей доверительного управления само имущество учредителя, а управление им облекается в обязательственно-правовую форму, позволяющую этому имуществу участвовать в гражданском обороте стараниями доверительного управляющего. Поэтому и управление реализуется не через «триаду» правомочий собственника, а через действия доверительного управляющего по осуществлению только тех правомочий учредителя-собственника, которые допускаются законом и (или) договором. Такое управление по сути представляет собой иную обязательственно-правовую форму реализации права собственности.

2. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Содержание этого правила позволяет судить, с одной стороны, о структуре правомочий собственника, через которые доверительный управляющий может осуществлять управление имуществом, и с другой стороны, о пределах осуществления этих правомочий доверительным управляющим.

Структура правомочий собственника, через которые доверительный управляющий вправе осуществлять управление имуществом учредителя, целиком и полностью определяется внутренним (договорным) правоотношением между ними, которое в качестве общего правила п. 1 комментируемой статьи моделирует эту структуру в самом широком смысле — как «все правомочия» собственника (триада). Такой подход в полной мере корреспондируется с правилами п. п. 2 и 4 ст. 209 ГК РФ о праве собственника совершать в отношении своего имущества любые действия, в том числе передавать другим лицам права владения, пользования и распоряжения имуществом. Однако, как верно отмечается в литературе, обязательственно-правовая природа доверительного управления не предполагает «жестко фиксированного (Typenfixierung, numerus clausus) перечня правомочий» <1>. В частности, тот же п. 1 комментируемой статьи гласит, что распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий может осуществлять только в случаях, предусмотренных договором доверительного управления. А при осуществлении деятельности по доверительному управлению автомобильными дорогами доверительный управляющий вправе передавать их только во временное владение и в пользование операторам (лицам, ответственным за содержание, ремонт автомобильных дорог, оказание услуг по организации проезда и взимание платы), но не вправе производить их отчуждение под страхом ничтожности таких сделок (ст. ст. 30, 31 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <2>). Иногда исключительный характер имущества, передаваемого в доверительное управление, предопределяет права доверительного управляющего по распоряжению им. Так, управление ценными бумагами, денежными средствами просто невозможно без распоряжения ими путем совершения сделок (ст. 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» <3>).

———————————

<1> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М., 2008. С. 83.

<2> Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3582.

<3> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

 

Точно так же и пределы осуществления доверительным управляющим названных правомочий собственника могут определяться и законом, и договором. Например, при осуществлении управляющим правомочий по управлению имуществом подопечного он, в силу прямого указания п. 2 ст. 37 и ч. 2 п. 1 ст. 38 ГК, не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки: а) по отчуждению, в том числе обмену или дарению, имущества подопечного; б) по сдаче его внаем, в безвозмездное пользование или в залог; в) влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей; г) любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. Аналогичные или иные пределы, исходя из конкретных случаев и специфики управления различными видами имущества, могут быть предусмотрены и в самом договоре доверительного управления.

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет правовой режим прав и обязанностей, приобретенных доверительным управляющим в результате совершения действий по доверительному управлению имуществом.

В основе построения такого режима лежит, во-первых, отмеченная выше идея «автономности» имущества, переданного в доверительное управление. Благодаря действиям доверительного управляющего имущество учредителя включается в гражданский оборот, что отражается на составе и стоимости этого имущества: права, приобретенные доверительным управляющим, включаются в состав имущества, а обязанности, возникшие в результате действий управляющего, исполняются за счет этого имущества. Внешними показателями включения прав в состав имущества и исполнения за счет него обязанностей являются документы регистрационного учета (по правам на недвижимое имущество), данные отдельного бухгалтерского баланса и бухгалтерского учета, состояние отдельного лицевого счета (по ценным бумагам) и отдельного банковского счета (по денежным средствам).

Во-вторых, равновесный механизм «обогащения» переданного в управление имущества приобретенными правами и «обременения» его возникшими обязанностями работает при условии проявления доверительным управляющим должной заботливости об интересах выгодоприобретателя и учредителя управления. Отход от этих интересов обязывает доверительного управляющего к возмещению убытков, причиненных имуществу, переданному в доверительное управление, за счет собственного имущества доверительного управляющего (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК).

В-третьих, отмеченный равновесный механизм также работает при условии, если доверительный управляющий действует в соответствии с теми правомочиями учредителя-собственника и в тех пределах, которые допускаются законом и договором. Поэтому за действия, совершенные доверительным управляющим с нарушением установленных для него ограничений или с превышением установленных пределов, доверительный управляющий также будет отвечать лично (см. комментарий к п. 2 ст. 1022 ГК).

4. Права и обязанности, приобретенные доверительным управляющим в результате совершения действий по доверительному управлению имуществом, отражаясь в данных регистрационного, бухгалтерского и иного учета, позволяют судить о степени эффективности действий доверительного управляющего, который должен в соответствии с п. 4 комментируемой статьи предоставить учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности. Хотя п. 4 комментируемой статьи и говорит об отчете в единственном числе, речь все же идет о разных видах отчета доверительного управляющего.

Обязанность доверительного управляющего отчитаться перед учредителем управления объясняется тем, что за учредителем сохраняются все правомочия собственника имущества, которым как чужим управляет доверительный управляющий. Поэтому право учредителя требовать отчет от управляющего по действиям, совершенным в порядке управления таким имуществом, представляет собой форму контроля со стороны учредителя порядка такого управления и его результатов. Для учредителя в зависимости от целей управления нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий может выступать наличие минимально необходимых выгод от использования имущества, а в ряде случаев — отсутствие в нем реального ущерба (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК). Поэтому в зависимости от оснований возникновения, вида имущества и целей доверительного управления отчет может включать данные о состоянии имущества (сохранности), о совершенных действиях, в том числе о сделках с ним, о приобретенных правах и обязанностях, об осуществлении прав и исполнении обязанностей, о финансовых результатах управления и др. К отчету доверительного управляющего должны быть приложены документы, подтверждающие факты, отраженные в отчете.

Обязанность доверительного управляющего отчитаться перед выгодоприобретателем обусловлена положением его как третьего лица, в пользу которого заключен договор (ст. 430 ГК), и его статусом. Как третье лицо, выгодоприобретатель не приобретает всего комплекса прав и обязанностей по договору доверительного управления, а поэтому не вправе требовать отчета о всех действиях доверительного управляющего. Но как лицо, имеющее право на выгоды от доверительного управления, выгодоприобретатель вправе требовать отчета о результатах доверительного управления. Для выгодоприобретателя нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий выступает лишь наличие минимально необходимых выгод от имущества (доходов, выгод в иной форме), от доверительного управления им (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК).

Отчеты доверительный управляющий обязан представлять в сроки и в порядке, предусмотренные договором доверительного управления.

5. Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, п. 3 комментируемой статьи предоставляет доверительному управляющему право использовать вещные иски. Такой подход в выборе способов защиты объясняется опять же характером обособления имущества, передаваемого в доверительное управление, которое как бы находится в «автономном состоянии», участвует в гражданском обороте через доверительного управляющего — титульного владельца этого имущества и превращает последнего в наиболее актуальную фигуру при посягательстве на это имущество третьих лиц.

С момента получения имущества, переданного в доверительное управление, в титульное владение, доверительный управляющий вступает в абсолютные правоотношения со всеми третьими лицами и при посягательстве на это имущество вправе использовать виндикационный (ст. ст. 301, 302 ГК) и негаторный (ст. 304 ГК) иски. Используя эти иски, доверительный управляющий должен доказать законность своего владения путем ссылки на заключенный договор доверительного управления, а при передаче в доверительное управление недвижимого имущества — на государственную регистрацию такой передачи. Закон со ссылкой на ст. 305 ГК РФ допускает использование этих исков и против учредителя-собственника <1>.

———————————

<1> Такое толкование п. 3 комментируемой статьи достаточно распространено и в научной литературе. См., например: Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник ВАС РФ. 2000. N 1. С. 90; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина; Институт государства и права РАН. М., 2004. Т. 2. С. 850. Иное толкование см.: Эрделевский А.М. О защите прав титульного владельца // СПС «КонсультантПлюс». 2003.

 

Однако, как представляется, такое понимание противоречит самой природе доверительного управления. Доверительный управляющий хотя и приобретает право владения, тем не менее оно, как отмечается в п. 3 комментария к ст. 1018 ГК, не представляет собой некое отдельное, самостоятельное право. Поскольку доверительный управляющий никаких правомочий собственника не получает, а получает лишь возможность их осуществления, то возникает вопрос: может ли доверительный управляющий, осуществляя чужие права, а значит, действуя в чужом интересе, защищаться против обладателя этих прав и интереса с помощью вещных исков? Очевидно, что нет. Доверительный управляющий не получает ни одного из правомочий собственника, не имеет собственного интереса в извлечении полезных свойств из вещей собственника, а поэтому, находясь с управляющим не в абсолютном, а в относительном правоотношении, вправе потребовать от учредителя в случае его противоправных действий, связанных с изъятием вещей, находящихся во владении доверительного управляющего, или не связанных с лишением владения, лишь возмещения причиненных убытков (ч. 2 ст. 398 ГК) <1>.

———————————

<1> Как верно отмечает К.И. Скловский, если бы ГК предусматривал владельческую защиту, то нужда в использовании ст. 305 Кодекса в этих случаях отпала бы вовсе. См.: Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. С. 92.

 

Использование доверительным управляющим вещно-правовых исков не следует абсолютизировать и в силу того, что объектами доверительного управления не всегда бывают телесные вещи. Поэтому при посягательстве на такие объекты доверительного управления, как бездокументарные ценные бумаги, имущественные и исключительные права, не находящиеся в составе имущественных комплексов, доверительному управляющему следует использовать весь арсенал средств защиты, который ему предоставляет ст. 12 ГК РФ.

 

Статья 1021. Передача доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1021 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет принцип личного исполнения обязательства доверительным управляющим, выделяя тем самым доверительное управление из общего ряда имущественных обязательств, в которых личность должника при исполнении обязательства не играет особой роли, если из закона, условий обязательства или его существа не вытекает иное (п. 1 ст. 313 ГК). В обязательстве доверительного управления имуществом личности доверительного управляющего придается особое значение, поскольку ему вверяется осуществление чужого субъективного права от собственного имени, но в интересах учредителя управления и выгодоприобретателя. В этой связи возникает вопрос: личный характер касается только исполнения данного обязательства или определяет природу данного правоотношения как лично-доверительного (фидуциарного)?

В решении этого вопроса нет единства мнений. Одни авторы полагают, что личность доверительного управляющего имеет значение лишь в связи с повышенным риском утраты имущества, передаваемого в доверительное управление, который, впрочем, присущ многим другим правоотношениям, и поэтому принцип личного исполнения характеризует только порядок исполнения обязательств, вытекающих из договора доверительного управления <1>, что о «доверительности» можно говорить только в том смысле, в котором мы говорим о договоре поручения <2>, а при возмездности отношений ни о какой их фидуциарности не может идти речь <3>, что термин «доверительное» носит условный характер и никакого доверия, как, например, в договоре поручения, между сторонами в договоре доверительного управления не предполагается <4>. Другие авторы склонны относить договор доверительного управления к числу фидуциарных по признакам, во-первых, повышенного риска утраты имущества, во-вторых, особого характера исполнения обязательств доверительным управляющим, прекращения договора и одностороннего отказа от него и, в-третьих, невозможности перемены лиц на стороне доверительного управляющего и учредителя <5>.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 794, 889 — 890.

<2> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 532.

<3> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства // СПС «КонсультантПлюс».

<4> Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общ. ред. В.Д. Карповича. М., 1996. С. 239.

<5> Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2007. Т. 2 // СПС «КонсультантПлюс»; Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997. С. 411; Гузикова С.В. Доверительное управление: гражданско-правовые отношения и их юридическое содержание // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 307.

 

Следует отличать личный и лично-доверительный (фидуциарный) характер обязательства. Личный характер обязательства связывается исключительно с персонификацией его исполнения определенным лицом. Критерием фидуциарности обязательства помимо требования личного исполнения его должником является неспособность вытекающих из него субъективных прав требования и обязанностей (долгов) к участию в гражданском обороте, которая обеспечивается императивными предписаниями ГК РФ — ст. ст. 313, 383, 388, 418 и др. Фидуциарность обязательства в полной мере может проявляться при отсутствии в нем встречного удовлетворения (возмездности). В возмездных обязательствах степень фидуциарности ослабляется, а при наличии коммерческой направленности исключается вообще <1>, поскольку интересы коммерческого оборота требуют свободы в распоряжении своими правами и обязанностями, если, конечно, законом не установлено иное <2>. Таким образом, хотя по общему правилу ст. 1013, ч. 1 п. 1 ст. 1015 и п. 1 ст. 1016 ГК РФ договор доверительного управления направлен на достижение коммерческих целей и должен исключать фидуциарность вытекающего из него обязательства, тем не менее отмеченные ранее ограничения в применении уступки прав по нему, установленная п. 2 ст. 1021 ГК недопустимость передачи доверительным управляющим управления имуществом другому лицу и предусмотренные п. 1 комментируемой статьи особые основания прекращения договора, связанные с личностью доверительного управляющего, учредителя и выгодоприобретателя, свидетельствуют о том, что он подпадает под исключения, установленные законом, и должен относиться все же к группе фидуциарных договоров. Безвозмездные же договоры доверительного управления безоговорочно должны признаваться фидуциарными.

———————————

<1> Именно поэтому фидуциарные сделки часто противопоставляются коммерческим. См.: Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. М., 2003. С. 173, 179.

<2> Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 2003. С. 450, 451.

 

2. Принцип личного исполнения доверительным управляющим обязательства по управлению имуществом учредителя допускает одно исключение, которое, однако, не подрывает его фидуциарной природы. В силу п. 2 комментируемой статьи доверительный управляющий может поручить другому лицу совершать от имени доверительного управляющего действия, необходимые для управления имуществом, в трех случаях:

1) если он уполномочен на это договором доверительного управления; либо

2) получил на это письменное согласие учредителя (но не выгодоприобретателя); либо

3) вынужден к этому силой обстоятельств для обеспечения интересов учредителя управления или выгодоприобретателя и не имеет при этом возможности получить указания учредителя в разумный срок.

Закон не допускает передачи управления имуществом, а предоставляет возможность доверительному управляющему уполномочить другое лицо на совершение действий (в основном юридических), необходимых для управления имуществом. Поэтому в качестве правовой формы такой «передачи» доверительный управляющий может использовать либо договор поручения (доверенность), либо агентский договор, сконструированный по модели договора поручения, но не прибегать к возложению исполнения обязательства на третье лицо посредством заключения однотипного договора доверительного управления субдоговора <1>. Такие полномочия по сравнению со сроком действия договора доверительного управления ограничены сроком действия доверенностей и, конечно, не охватывают всего круга прав по управлению имуществом, часть из которых выражена в совершении фактических действий с имуществом учредителя. Само имущество для совершения действий поверенным не подлежит обособлению по правилам ст. 1018 ГК РФ <2>. Поверенный совершает юридические и фактические действия с имуществом учредителя от имени доверительного управляющего, а не от своего имени. Ну и главное — доверительный управляющий, прибегнувший к такой «передаче» управления, в отличие от передоверия исполнения по договору поручения (ст. 976 ГК) продолжает оставаться ответственным за действия избранного поверенного как за свои собственные, что опять же свидетельствует о неустранимости личной связи доверительного управляющего с учредителем управления и выгодоприобретателем в данном обязательстве.

———————————

<1> В этой связи нельзя согласиться с квалификацией такой «передачи» как субституции, при которой подназначенный получил бы полный набор прав по управлению имуществом. См.: Беневоленская З.Э. Указ. соч. С. 39.

<2> Поэтому весьма сомнительно утверждение, что такое «имущество (например, предприятие. — А.Б.) перейдет к поверенному». См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. Т. 2. С. 851.

 

Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего

Комментарий к статье 1022 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Доверительный управляющий, выполняя функции управления имуществом учредителя, совершает юридические и фактические действия по осуществлению чужого субъективного права в пределах, установленных законом и договором, и в интересах учредителя управления и указанного им лица (выгодоприобретателя). Указанная формула доверительного управления, с одной стороны, определяет границы правомерного поведения доверительного управляющего в отношении имущества, обособленного для целей управления, а с другой — конкретизирует характер исполнения принятых доверительным управляющим обязательств во внутренних отношениях с учредителем и выгодоприобретателем. Выход за пределы этих границ образует составы гражданских правонарушений в виде действий доверительного управляющего, совершенных, во-первых, в ущерб интересам учредителя доверительного управления и выгодоприобретателя и, во-вторых, с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений. Последствиям совершения таких действий доверительным управляющим, а также обеспечению интересов учредителя управления и выгодоприобретателя при наступлении этих последствий и посвящены правила п. п. 1 — 4 комментируемой статьи.

2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает ответственность доверительного управляющего за действия, совершенные не в интересах учредителя управления и выгодоприобретателя, или, другими словами, за неэффективность своего управления. Суть этих действий состоит в «непроявлении должной заботливости» об интересах последних. Как верно отмечается в литературе, никаких иных требований, которые характеризовали бы направленность действий управляющего, ГК РФ не содержит <1>, и это подчас приводит к противоречивому толкованию п. 1 комментируемой статьи. Так, ряд авторов в отсутствии должной заботливости управляющего об интересах учредителя и выгодоприобретателя видят проявление его вины, что вступает в противоречие со следующим правилом комментируемого пункта, которое устанавливает, что доверительный управляющий несет ответственность независимо от вины <2>. «Непроявление должной заботливости» доверительным управляющим следует понимать не в смысле субъективного отношения его к своим действиям и их результату, а в смысле самого правонарушения как основания наступления гражданско-правовой ответственности, выраженного в ненадлежащем исполнении доверительным управляющим обязанности по управлению вверенным ему имуществом.

———————————

<1> Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом: Комментарий законодательства // СПС «КонсультантПлюс». 2001.

<2> Гражданское право России: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. Ч. 2: Обязательственное право. С. 581; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 308.

 

Ответственность доверительного управляющего за нарушение этой обязанности наступает в форме возмещения убытков и дифференцируется в зависимости от того, чьи интересы пострадали от действий управляющего — выгодоприобретателя или учредителя и какие негативные последствия возникли у того и у другого. Как отмечается в комментарии к п. 4 ст. 1020 ГК РФ, для учредителя в зависимости от целей управления нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий может выступать наличие минимально необходимых выгод от использования имущества, а в ряде случаев — только отсутствие в нем реального ущерба. Для выгодоприобретателя нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий выступает лишь наличие минимально необходимых выгод от имущества. Поэтому за все то, что оказывается ниже этих границ эффективности, отвечает доверительный управляющий, а его ответственность носит ограниченный характер. В частности, доверительный управляющий, не проявивший в ходе управления должной заботливости об интересах учредителя или выгодоприобретателя, должен возместить учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду, а выгодоприобретателю — упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом.

Ответственность доверительного управляющего за неэффективность управления наступает при соблюдении двух условий. Во-первых, возникшие убытки должны находиться в причинно-следственной связи с неэффективными действиями доверительного управляющего. Поэтому если убытки были обусловлены изменением конъюнктуры рынка, а не деятельностью управляющего, то во взыскании таких убытков должно быть отказано <1>. Во-вторых, такая ответственность наступает независимо от вины доверительного управляющего: он отвечает и за убытки, возникшие вследствие собственных виновных действий, и за случайно причиненные убытки. Однако он может быть освобожден от ответственности, если докажет, что убытки в ходе управления возникли вследствие действия непреодолимой силы либо действий самого учредителя или выгодоприобретателя (например, указаний доверительного управляющего об условиях хранения либо использования имущества).

———————————

<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17 мая 2001 г. N А19-1137/01-9-Ф02-1018/01-С2.

 

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет последствия совершения доверительным управляющим действий по управлению имуществом с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений. Принципиальное значение здесь имеет ответ на вопрос: могут ли такие действия доверительного управляющего обременять имущество, переданное в доверительное управление? Поскольку переданное в управление имущество не закрепляется за доверительным управляющим, а существует «автономно» и участвует в гражданском обороте только стараниями доверительного управляющего, все действия доверительного управляющего по управлению имуществом, совершенные за пределами предоставленных ему прав и установленных ограничений, обременять такое автономное имущество не могут и все обременения возлагаются лично на доверительного управляющего и на его имущество.

Вместе с тем в интересах гражданского оборота это правило допускает одно исключение. Оно касается всех тех участвующих в сделке с доверительным управляющим третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о превышении им полномочий или установленных ограничений. В отношении таких добросовестных участников сделки долги по возникшим обязательствам погашаются доверительным управляющим за счет имущества, переданного в доверительное управление. В отношениях же с учредителем эти действия доверительного управляющего расцениваются как нарушение обязательства по доверительному управлению, дающее учредителю право требовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков.

4. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает режим погашения долгов по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом учредителя. Такие долги погашаются за счет имущества, находящегося в доверительном управлении. В случае недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество доверительного управляющего, а при недостаточности его имущества — на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление. В литературе такой порядок погашения долгов получил название «двухступенчатая субсидиарная ответственность» <1>.

———————————

<1> Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник ВАС РФ. 2000. N 1. С. 89. По мнению В.В. Витрянского, субсидиарной можно признать лишь ответственность учредителя доверительного управления, так как погашение долгов — это не ответственность, а исполнение обязательств. Поэтому недостаточность имущества, переданного в управление, для удовлетворения требований кредиторов свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязательства доверительным управляющим, а значит, и о самостоятельной (а не субсидиарной) его ответственности. А вот при недостаточности имущества доверительного управляющего к субсидиарной ответственности может быть привлечен учредитель управления. См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 906 — 908.

 

Особый характер такого режима погашения долгов обусловлен спецификой обособления имущества, находящегося в доверительном управлении. Как отмечено в комментарии к п. 1 ст. 1018 ГК РФ, оно не достигает уровня экономического обособления доверительного управляющего, а следовательно, исключает самостоятельную имущественную ответственность доверительного управляющего по долгам, возникшим в связи с доверительным управлением. Техническое обособление этого имущества обеспечивают «автономность» его существования, обособленность от имущества доверительного управляющего и оставшегося имущества учредителя, создавая материальные предпосылки для его участия в гражданском обороте. Наличие же элементов юридического обособления имущества, находящегося в доверительном управлении, за доверительным управляющим, выраженного в титульном владении этим имуществом и возможности управляющего от своего имени осуществлять юридические действия с ним, образует правовые предпосылки для вовлечения в сферу ответственности и самого этого имущества, и собственного имущества доверительного управляющего. Имущество же учредителя управления, не переданное в управление, может быть вовлечено в сферу ответственности по доверительному управлению только потому что и постольку, поскольку доверительный управляющий действует все же в интересах учредителя управления, а его ответственность исчерпала принадлежащее ему имущество. Последнее звено в реализации этой ответственности может вступить в противоречие с целью доверительного управления, указанной в п. п. 1 и 2 ст. 1012 ГК РФ, — действовать в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя. В этом случае учредитель управления может в регрессном порядке потребовать от доверительного управляющего возмещения всех понесенных им убытков.

Следует также учитывать, что в отдельных видах доверительного управления имуществом правило о субсидиарной ответственности учредителя управления может быть исключено. Так, если учредителем управления является орган опеки и попечительства, то ответственность по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом подопечного, не может распространяться на имущество этого органа. В свою очередь, долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, в соответствии с п. 2 ст. 16 Федерального закона «Об инвестиционных фондах» погашаются за счет имущества фонда. В случае недостаточности имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, взыскание может быть обращено только на собственное имущество управляющей компании.

5. Возможность привлечения в субсидиарном порядке к ответственности учредителя управления по обязательствам, связанным с доверительным управлением его имуществом, значительно увеличивает его риски и актуализирует вопрос об использовании им тех или иных обеспечительных мер. Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает использование в договоре доверительного управления имуществом залога, предоставляемого доверительным управляющим в обеспечение возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора со стороны доверительного управляющего. В договоре могут быть использованы и иные обеспечительные меры.

 

Статья 1023. Вознаграждение доверительному управляющему

Комментарий к статье 1023 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 1016 ГК РФ к существенным условиям договора доверительного управления относятся размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Вознаграждение управляющему может устанавливаться в разных формах: например, путем однократно выплачиваемой суммы, периодических, например ежемесячных или ежеквартальных, выплат, части дохода, определенного процента от управления имуществом и т.п. В договоре может быть определен способ установления размера вознаграждения, в том числе в иностранной валюте с определением курса, в условных единицах с учетом ст. 317 ГК РФ, валютного законодательства. Отсутствие указания о выплате вознаграждения в наличной или безналичной форме при наличии размера вознаграждения или способа его определения не влечет признания договора незаключенным или отсутствия права у доверительного управляющего на вознаграждение (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 26 января 2009 г. N Ф09-10546/08-С6 по делу N А50-6749/2008).

Законодательством не определены размеры вознаграждения доверительному управляющему. Лишь Постановлением Правительства РФ от 27 мая 2002 г. N 350 «Об утверждении предельного размера вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления наследственным имуществом» <1> установлен предельный размер вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления наследственным имуществом, который не может превышать 3% оценочной стоимости наследственного имущества.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 22. Ст. 2096.

 

Право на вознаграждение у доверительного управляющего возникает в том случае, если это предусмотрено договором, т.е. договор не является безвозмездным.

Право на возмещение необходимых расходов у доверительного управляющего возникает независимо от права на вознаграждение. Подтверждение размера произведенных расходов является обязанностью доверительного управляющего. Возмещение расходов производится за счет полученных от доверительного управления доходов.

Этот порядок может быть изменен договором.

Праву доверительного управляющего на получение вознаграждения и возмещение расходов корреспондирует обязанность учредителя управления. Эта обязанность может быть исполнена и путем предоставления управляющему права удерживать указанные платежи из доходов от управления имуществом.

В договоре целесообразно указать срок выплаты вознаграждения. При отсутствии такового вознаграждение должно быть выплачено немедленно после окончания срока действия договора. Последствия просрочки выплаты вознаграждения и возмещения понесенных расходов могут быть определены в договоре. При отсутствии таковых подлежат взысканию проценты по ст. 395 ГК РФ, возмещаются причиненные убытки в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

2. Нормы комментируемой статьи не предусматривают исключений. Однако иными федеральными законами такие исключения установлены. Так, в соответствии со ст. 96.11 Бюджетного кодекса РФ, посвященной управлению средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, к договору доверительного управления средствами Фонда национального благосостояния не применяются положения комментируемой статьи в части возмещения необходимых расходов, произведенных доверительным управляющим за счет доходов от использования имущества, переданного в доверительное управление.

К договору доверительного управления средствами пенсионных накоплений не применяются положения комментируемой статьи (п. 7 ст. 36.13 Федерального закона от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»).

 

Статья 1024. Прекращение договора доверительного управления имуществом

Комментарий к статье 1024 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Договор доверительного управления может быть прекращен по общим основаниям прекращения обязательств (гл. 26 ГК), по соглашению сторон, по требованию одной стороны, вследствие одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон (ст. 450 ГК), а также по специальным основаниям, предусмотренным комментируемой статьей.

Данные основания исходят из предусмотренного п. 1 ст. 1021 личного характера доверительного управления (деловые, профессиональные качества лица также имеют существенное значение для управления), поэтому смерть, объявление умершим, признание лица недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим, ликвидация юридического лица прекращают договор вследствие невозможности дальнейшего участия в договоре одной из сторон или выгодоприобретателя.

Однако в силу диспозитивности регулирования договором может быть предусмотрено, что права выгодоприобретателя перейдут к его правопреемнику.

Если выгодоприобретателями выступало несколько лиц, то смерть одного из них не должна прекращать договор. Прекращение обязательства возможно только в случае смерти последнего из них.

Если выгодоприобретатель откажется от получения выгод по договору, то это приведет к прекращению договора, если иное не предусмотрено в договоре.

Признание несостоятельным (банкротом) индивидуального предпринимателя или ликвидация юридического лица, являющихся учредителями управления, также влечет прекращение договора. Следует учитывать, что в случае несостоятельности (банкротства) учредителя управления переданное в управление имущество должно поступить в конкурсную массу (п. 2 ст. 1018 ГК), что лишает возможности осуществлять доверительное управление им.

Основанием для прекращения договора является и отказ от исполнения договора, что с определенными особенностями соответствует предусмотренным п. 3 ст. 450 ГК РФ общим требованиям, которые предъявляются к отказу от исполнения договора. При этом отказ доверительного управляющего или учредителя управления от исполнения договора может быть продиктован невозможностью для доверительного управляющего осуществлять свои обязанности лично (что может быть вызвано как субъективными причинами, к примеру длительная болезнь лица, так и объективными, например прекращение действия лицензии юридического лица). В этом случае управляющий не вправе требовать выплаты ему вознаграждения за весь срок. Такой отказ допустим и по иным, не связанным с вышеназванными обстоятельствам, что должно быть обосновано и доказано стороной, заявляющей об отказе. И в этом случае управляющий вправе при расторжении договора потребовать выплаты всей суммы причитающегося ему вознаграждения.

Статья 1019 ГК РФ (п. 2) предусматривает также возможность расторжения договора судом по заявлению доверительного управляющего, если последний не знал и не должен был знать об обременении залогом имущества, переданного ему в доверительное управление, с одновременной уплатой ему причитающегося по договору вознаграждения за один год.

Прекращение договора доверительного управления возможно также по иным предусмотренным законом основаниям. Так, прекращение опеки или попечительства прекращает и доверительное управление имуществом подопечного. Явка лица, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, прекращает дальнейшее исполнение договора доверительного управления имуществом этого лица. Вступление наследников в права наследования, если иное не предусмотрено завещанием, прекращает доверительное управление наследственной массой.

2. Пункт 1 комментируемой статьи допускает три варианта отказа, прекращающие договор (что в целом соответствует общим положениям, закрепленным п. 3 ст. 450 ГК):

— отказ выгодоприобретателя от получения выгод по договору, если договором не предусмотрено иное;

— отказ доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом;

— отказ учредителя управления от договора по иным причинам при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения.

При этом уведомление об отказе от исполнения договора доверительного управления должно быть получено другой стороной не позднее трех месяцев до момента его прекращения, если договором не предусмотрен иной срок. Данное правило не распространяется на отказ от договора выгодоприобретателя.

3. По общему правилу правовым последствием прекращения договора доверительного управления является передача имущества, находящегося в доверительном управлении, учредителю управления — собственнику. При этом если в доверительном управлении находилось имущество, определяемое индивидуальными признаками, то возврату подлежит именно это имущество, а если имущество, определяемое родовыми признаками, — то доверительный управляющий обязан вернуть такое же количество имущества того же рода и качества.

Однако контрагенты вправе предусмотреть в договоре и иные условия (к примеру, выкуп имущества, его дарение доверительному управляющему и др.).

 

Статья 1025. Передача в доверительное управление ценных бумаг

Комментарий к статье 1025 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Из содержания комментируемой статьи можно выявить следующие основные моменты.

Во-первых, возможность объединения ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами.

Во-вторых, объектами доверительного управления могут быть ценные бумаги, а также права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами.

В-третьих, особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом.

2. Передача в доверительное управление ценных бумаг обладает определенной спецификой. Так, абз. 1 комментируемой статьи предусматривает возможность объединения ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами. Например, банки, иные кредитные организации, управляющие компании закрытых паевых инвестиционных фондов осуществляют доверительное управление ценными бумагами, как правило, путем объединения ценных бумаг различных учредителей управления в общий фонд управления.

Решение о создании общего фонда банковского управления принимается органом управления кредитной организации — доверительного управляющего, уполномоченным на принятие такого решения, одновременно с утверждением инвестиционной декларации и общих условий создания и доверительного управления имуществом. Инвестиционная декларация — это документ, содержащий информацию о доле каждого вида ценных бумаг, входящих в портфель инвестиций фонда.

По общему правилу при передаче в доверительное управление принадлежащих разным учредителям однородных ценных бумаг, когда разрешается их объединение, они все равно должны быть обособлены от имущества управляющего, в том числе от принадлежащих ему аналогичных ценных бумаг.

Объединение доверительным управляющим находящихся в его управлении ценных бумаг, принадлежащих разным учредителям управления, осуществляется в порядке, устанавливаемом Федеральной службой по финансовым рынкам.

3. В абз. 2 комментируемой статьи указано, что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления.

Договор доверительного управления ценными бумагами считается заключенным с момента передачи их учредителем управления доверительному управляющему. Отметим, что помимо общих требований к данному договору договор доверительного управления средствами инвестирования в ценные бумаги должен содержать инвестиционную декларацию управляющего, определяющую направления и способы инвестирования денежных средств учредителя управления.

4. Доверительный управляющий должен быть профессиональным участником рынка ценных бумаг, что должно быть подтверждено наличием у него соответствующей лицензии (ст. ст. 5, 39 Закона о рынке ценных бумаг).

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по управлению ценными бумагами, именуется управляющим, который при осуществлении своей деятельности обязан указывать, что он действует в качестве управляющего.

В случае конфликта интересов доверительного управляющего и клиента, о котором стороны не были уведомлены заранее и который привел к действиям управляющего, нанесшим ущерб интересам клиента, управляющий обязан в установленном порядке возместить убытки.

5. Под деятельностью по управлению ценными бумагами в соответствии со ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг признается осуществление юридическим лицом от своего имени за вознаграждение в течение определенного срока доверительного управления переданными ему во владение и принадлежащими другому лицу в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц ценными бумагами; денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги; денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами.

Согласно ст. 6 Закона о банках и банковской деятельности банки в соответствии с лицензией Банка России на осуществление банковских операций вправе осуществлять доверительное управление ценными бумагами по договору с физическими и юридическими лицами. При этом определяются требования к ценным бумагам, которые выполняют функции платежного документа, подтверждают привлечение денежных средств во вклады и на банковские счета, а также осуществление операций с которыми не требует получения специальной лицензии в соответствии с федеральными законами.

Наличие лицензии на ведение деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам (например, права на получение дивидендов).

Согласно абз. 3 данной статьи особенности осуществления доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги физическими и юридическими лицами определяются законодательством РФ и иными правовыми актами (в частности, Федеральными законами «О рынке ценных бумаг», «О банках и банковской деятельности», «Об инвестиционных фондах», «О негосударственных пенсионных фондах», «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации», «Об ипотечных ценных бумагах» и др.), подзаконными нормативными актами (например, Приказами Федеральной службы по финансовым рынкам от 3 апреля 2007 г. N 07-37/пз-н «Об утверждении Порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами», Центрального банка РФ от 2 июля 1997 г. N 02-287 «Об утверждении Инструкции «О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации» и др.).

Правила настоящей статьи распространяют свое действие помимо ценных бумаг и на права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами. Статья 1013 ГК РФ (п. 1) также допускает в качестве объектов доверительного управления не только ценные бумаги, но и права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами.

В соответствии со ст. 149 ГК РФ в случаях, определенных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме. К такой форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации. Причем операции с бездокументарными ценными бумагами могут совершаться только при обращении к лицу, которое официально совершает записи прав.

6. Непосредственно процедура доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги закреплена в Порядке осуществления деятельности по управлению ценными бумагами, согласно которому объектами доверительного управления могут быть ценные бумаги:

1) российских эмитентов, в том числе полученные управляющим в процессе деятельности по управлению ценными бумагами. К ним относятся акции акционерных обществ, в том числе акции, находящиеся на момент заключения договора о доверительном управлении ими в государственной (муниципальной) собственности; облигации коммерческих организаций, в том числе облигации, находящиеся на момент заключения договора о доверительном управлении ими в государственной (муниципальной) собственности; государственные (муниципальные) облигации любых типов, за исключением тех, условия выпуска и обращения которых не допускают передачу их в доверительное управление;

2) иностранных эмитентов, правомерно ввезенные на территорию РФ, допущенные к обращению на территории РФ в соответствии с требованиями законодательства, прошедшие процедуру листинга на фондовых биржах.

Следует отметить, что не все виды ценных бумаг могут передаваться в доверительное управление. Некоторые виды неэмиссионных ценных бумаг, как правило, не могут быть объектами доверительного управления. К ним относятся простые и переводные чеки, сберегательные книжки на предъявителя, складские свидетельства любых видов (типов), а также иные товарораспорядительные ценные бумаги.

 

Статья 1026. Доверительное управление имуществом по основаниям, предусмотренным законом

Комментарий к статье 1026 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье перечислены особые случаи доверительного управления имуществом.

Пункт 1 конкретно указывает лишь на ст. 38 ГК РФ, регулирующую доверительное управление имуществом подопечного, а также на конструкцию доверительного управления наследственным имуществом (ст. 1173 ГК).

В ст. 38 ГК РФ сформулирована норма, согласно которой при необходимости постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом подопечного орган опеки и попечительства заключает с управляющим, определенным этим органом, договор о доверительном управлении таким имуществом. В этом случае опекун или попечитель сохраняет свои полномочия в отношении того имущества подопечного, которое не передано в доверительное управление.

Данный договор является договором, заключаемым органом опеки и попечительства и доверительным управляющим, им же определенным, в пользу третьего лица, являющегося выгодоприобретателем по договору, — несовершеннолетнего собственника имущества (подопечного) в целях обеспечения защиты его имущественных прав.

При исполнении данного договора доверительный управляющий вправе осуществлять в отношении переданного ему в управление имущества любые юридические и фактические действия в соответствии с условиями договора. Однако ГК РФ предусматривает ограничения этого права. Так, доверительный управляющий не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе по обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного. Доверительный управляющий не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом доверительного управляющего и их близкими родственниками (п. п. 2 и 3 ст. 37 ГК).

Доверительное управление имуществом подопечного прекращается по основаниям, предусмотренным законом для прекращения договора о доверительном управлении имуществом, а также в случаях прекращения опеки и попечительства по основаниям, указанным в ст. ст. 39, 40 ГК РФ, а именно:

1) возвращение несовершеннолетнего его родителям или его усыновление;

2) просьба опекуна или попечителя;

3) ненадлежащее выполнение опекуном или попечителем лежащих на них обязанностей;

4) достижение несовершеннолетним подопечным возраста совершеннолетия;

5) вступление несовершеннолетнего в брак и иные случаи приобретения им полной дееспособности до достижения совершеннолетия. Также Законом об опеке и попечительстве (п. 1 ст. 29) предусмотрены дополнительные основания прекращения опеки и попечительства;

6) смерть опекуна или попечителя либо подопечного;

7) истечение срока действия акта о назначении опекуна или попечителя;

8) выявление органом опеки и попечительства фактов существенного нарушения опекуном или попечителем установленных федеральным законом или договором правил охраны имущества подопечного и (или) распоряжения его имуществом.

Второй указанный в п. 1 комментируемой статьи случай учреждения доверительного управления раскрыт ст. 1173 ГК, устанавливающей, что, если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и т.п.), нотариус в соответствии с комментируемой статьей заключает договор доверительного управления этим имуществом в качестве учредителя доверительного управления. В случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором назначен исполнитель завещания, права учредителя доверительного управления принадлежат исполнителю завещания. То есть по договору доверительного управления в этом случае нотариус или исполнитель завещания (душеприказчик), выступая в качестве учредителя управления, передает доверительному управляющему на определенный срок наследственное имущество в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах наследников (выгодоприобретателей) с целью обеспечения сохранности переданного ему в управление имущества.

Как и иные меры по охране и управлению имуществом, доверительное управление в соответствии с п. 4 ст. 1171 ГК РФ учреждается нотариусом на срок не более шести месяцев с момента открытия наследства.

Основными особенностями договора доверительного управления наследственным имуществом являются исключения из общих правил по статусу доверительного управляющего (в данном случае управляющими могут быть и некоммерческие организации, и гражданин, не являющийся предпринимателем (п. 1 ст. 1015 ГК)), а также по легитимации выгодоприобретателя, имя которого обычно не указывается, так как на момент заключения договора оно может быть еще не известно.

Перечень оснований учреждения доверительного управления имуществом, данный в п. 1 комментируемой статьи, не является исчерпывающим и, соответственно, может быть дополнен и иными нормами. Так, доверительное управление может быть учреждено и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ, но почему-то не указанным в комментируемой статье.

В соответствии со ст. 41 ГК РФ распоряжение имуществом, принадлежащим совершеннолетнему дееспособному подопечному, осуществляется попечителем (помощником) на основании договора поручения или доверительного управления, заключенного с подопечным.

Правила ст. 43 ГК РФ устанавливают, что имущество гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им передается на основании судебного решения лицу, определяемому органами опеки и попечительства и действующему на основании договора о доверительном управлении, заключенного с этим органом. Данный договор прекращается по общим основаниям прекращения договора доверительного управления имуществом с учетом положения ст. 44 ГК РФ, согласно которому в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим, на основании чего отменяется и управление имуществом этого гражданина.

Также доверительное управление может быть учреждено и по основаниям, предусмотренным иными нормативными правовыми актами, к которым можно отнести:

— Федеральный закон от 8 мая 1994 г. N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», в п. 2.1 ст. 6 которого сказано, что в случае, если владение членом Совета Федерации или депутатом Государственной Думы приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций) может привести к конфликту интересов, он обязан передать принадлежащие ему указанные ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с законодательством РФ;

— Федеральный закон от 11 января 1995 г. N 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации», ст. 6.2 которого содержит правило, согласно которому в случае, если владение Председателем Счетной палаты, заместителем Председателя Счетной палаты или аудитором Счетной палаты приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций) может привести к конфликту интересов, указанные лица обязаны передать принадлежащие им ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с законодательством РФ;

— Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 114-ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации», в п. 3 ст. 7 которого говорится о том, что сотрудник таможенного органа обязан передавать в доверительное управление на время прохождения службы в таможенных органах находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном законодательством РФ;

— Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», который гласит, что члены Правительства РФ обязаны передавать в доверительное управление под гарантию государства находящиеся в их собственности доли (пакеты акций) в порядке, установленном федеральным законом (ст. 11);

— Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», ст. ст. 5, 32 которого предусматривают, что застрахованное лицо вправе отказаться от получения накопительной части трудовой пенсии в Пенсионном фонде РФ и передать свои накопления, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета, в негосударственные пенсионные фонды, действующие от имени государства — собственника этих накоплений и заключающие договор с управляющей компанией, которая может быть как государственной, так и частной;

— Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации», согласно п. 2 ст. 10 которого Пенсионный фонд РФ обязан передавать управляющей компании средства пенсионных накоплений в порядке и сроки, которые установлены Правительством РФ, и в соответствии с договорами доверительного управления средствами пенсионных накоплений;

— Федеральный закон от 24 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в п. 2 ст. 17 которого содержится указание на то, что в случае, если владение гражданским служащим приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций) может привести к конфликту интересов, он обязан передать принадлежащие ему указанные ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством РФ;

— Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций», ст. 15 которого гласит, что управление имуществом, составляющим целевой капитал, должно осуществляться управляющей компанией на основании договора доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал. Правила расчета стоимости чистых активов, находящихся в доверительном управлении управляющей компании по договору доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, утверждены Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 14 июня 2007 г. N 07-67/пз-н.

2. Отметим, что во всех вышеназванных случаях заключается договор доверительного управления имуществом, к которому применяются положения гл. 53 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом и не вытекает из существа таких правоотношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code