Глава 51. КОМИССИЯ. Ст.ст. 990 — 1004 ГК РФ

Статья 990. Договор комиссии

Комментарий к статье 990 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Статья дает понятие договора комиссии. Договор комиссии является институтом, давно известным российскому гражданскому праву, нормы о нем содержались еще в ГК 1964 г. Вместе с тем в комментируемой и во всех последующих статьях, относящихся к рассматриваемому институту, содержится много новых положений, свидетельствующих о существенном развитии этого договора.

2. В комментируемой статье есть ряд новых положений, направленных на более четкое определение юридических признаков договора комиссии.

Договор комиссии относится к числу договоров о предоставлении юридических услуг. В этом смысле он довольно близок к договору поручения, но вместе с тем между ними имеются существенные различия. Первое состоит в том, что по договору поручения одна сторона может в интересах другой стороны совершать различные юридические действия, в том числе по исполнению обязанностей или осуществлению прав представляемого лица. По договору же комиссии комиссионер обязуется по поручению комитента совершить одну или несколько сделок. Таким образом, предметом договора комиссии является более узкий круг юридических действий, а именно лишь совершение сделок.

Предметом договора комиссии не может являться получение задолженности, однако заключенный договор с таким предметом не должен автоматически признаваться недействительным.

Так, ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском к некоммерческому партнерству о признании недействительным договора комиссии и применении последствий его недействительности.

Суд первой инстанции удовлетворил иск и, признавая договор комиссии недействительным, сослался на то, что согласно п. 1 ст. 990 ГК РФ предметом договора комиссии могут быть только сделки, но не иные юридические действия, к числу которых относится получение задолженности.

Суд кассационной инстанции отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, указав, что отсутствие признаков договора комиссии у заключенного сторонами договора не может означать его автоматическую недействительность. При новом рассмотрении спора суду следует определить правовую природу данного договора, в том числе имея в виду возможность заключения не поименованных в гражданском законодательстве договоров.

Второе отличие договора комиссии от договора поручительства — и оно является главным — состоит в том, что поверенный совершает юридические действия от имени доверителя, в то время как комиссионер, совершая сделки, действует от своего имени. Эта черта договора комиссии усилена содержащимся в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи указанием на то, что по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, права и обязанности приобретает он сам. Такое правило действует и в тех случаях, когда комиссионер при заключении сделки назвал своего комитента или комитент вступил в прямые отношения с третьим лицом по исполнению заключенной сделки.

У контрагента в сделке, заключенной с ним комиссионером по поручению комитента, не возникает права требования по отношению к комитенту, за исключением случаев, когда обязанности комиссионера перешли к комитенту путем соглашения о переводе долга или на основании закона.

Общим для договоров поручения и комиссии является то, что и поверенный, и комиссионер выполняют юридические действия за счет другой стороны, т.е. доверителя или комитента. В п. 1 комментируемой статьи содержится прямое указание на это.

3. В п. 2 комментируемой статьи указывается на то, что договор комиссии может быть заключен в различных вариантах и на весьма разнообразных условиях: как на определенный срок, так и бессрочно; с указанием или без указания территории его исполнения; с обязательством комитента не вступать в аналогичный договор с другими лицами или без такого обязательства; с определением условия по ассортименту товаров, подлежащих покупке или продаже, или без такого условия.

В комментируемой статье отсутствует правило, относящееся к форме договора. Это означает, что, если иное не предусмотрено конкретными законами или иными правовыми актами, то на договор комиссии распространяются общие правила о форме сделок.

4. В п. 3 комментируемой статьи предусмотрена возможность издания законов, а также иных правовых актов, которыми могут быть установлены особенности отдельных видов договора комиссии.

Особенности комиссионной продажи непродовольственных товаров, принадлежащих гражданам, юридическим лицам и гражданам-предпринимателям, установлены Правилами комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 6 июня 1998 г. N 569 <1>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733.

 

Комиссионная торговля на товарных биржах должна осуществляться с учетом правил, содержащихся в Законе о биржах.

Обязательные условия договора комиссии по продаже заложенных в обеспечение кредита акций, принадлежащих Российской Федерации, установлены приложением N 3 к Указу Президента РФ от 31 августа 1995 г. N 889 «О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности» <1>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1995. N 36. Ст. 3527.

 

5. На практике иногда допускается смешение договора поручения с договором комиссии, а также этих институтов с соглашением об уступке права требования и с другими договорами.

Так, предприятие «ВолгоРос» обратилось в арбитражный суд с иском к АО «Норси» о взыскании пени за просрочку оплаты нефти по договору, заключенному между поставщиком — АО «Мегионнефтегаз» и покупателем — АО «Норси». По утверждению истца, право требования пени перешло к нему на основании договора о факторинге от АО «Нефтегазовая компания «Славнефть», которому данное право было передано первоначальным кредитором — АО «Мегионнефтегаз» по договору комиссии. Однако суд установил, что между первоначальным кредитором — АО «Мегионнефтегаз» и АО «Нефтегазовая компания «Славнефть» фактически был заключен не договор комиссии, а договор поручения на взыскание задолженности в пользу первоначального кредитора с должника — АО «Норси».

Поскольку АО «Мегионнефтегаз» вследствие заключения договора поручения не выбыло из первоначального обязательства, поверенный — АО «Нефтегазовая компания «Славнефть» — не имел права распоряжаться не принадлежащим ему правом по взысканию пени. Следовательно, предприятие «ВолгоРос» заявило неправомерное требование о реализации не принадлежащего ему права. Поэтому суд отказал предприятию «ВолгоРос» во взыскании пени за просрочку оплаты нефти с АО «Норси».

Возникают споры, вытекающие из договора, согласно условиям которого товар передается одной стороной другой на реализацию. В этих случаях правовая природа договора определяется судом исходя из толкования его условий и фактических отношений сторон, сложившихся при его заключении и исполнении.

Так, рассматривая имущественный спор, суд указал, что совокупность условий рассматриваемой сделки свидетельствует о том, что между сторонами заключен договор купли-продажи. При наличии в данном договоре условия об оплате не позднее определенного срока в нем отсутствуют условия, свойственные комиссионным отношениям. Приняв на себя обязанность оплатить товар не позднее определенной даты, ответчик согласился нести риск невозможности дальнейшей продажи товара, что соответствует договорным отношениям купли-продажи.

Между университетом и банком был заключен договор о приеме платежей за обучение, согласно которому университет поручает, а банк принимает обязательство осуществлять прием платежей за обучение студентов (плательщиков) и перечислять поступившие денежные средства на счет университета.

Апелляционный суд, рассматривая иск о возврате незаконно удерживаемых банком сумм комиссии, квалифицировал договор как договор комиссии.

По мнению суда кассационной инстанции, банк и университет заключили договор банковского счета, а не договор комиссии: в договоре отсутствуют условия, согласно которым банк обязуется по поручению университета совершать за вознаграждение какие-либо сделки с плательщиками от своего имени, но за счет университета. В то же время в договоре говорится о том, что банк обязуется перечислять денежные средства плательщиков на счет университета за вычетом комиссии банка, что более характерно для договоров банковского счета.

Условия расторжения договора банковского счета университетом соблюдены не были, следовательно, договор не расторгнут, основания для взыскания с банка удержанных им на основании договора комиссионных сборов отсутствуют (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 ноября 2009 г. N А21-1067/2009).

При рассмотрении иска о взыскании задолженности по договору комиссии суд пришел к выводу, что предмет спорного договора не соответствует предмету договора комиссии, определенному ст. 990 ГК РФ. Суд руководствовался следующим.

Исходя из смысла комментируемой статьи предметом договора комиссии является узкий круг юридических действий, а именно совершение сделок. При этом, совершая сделки, комиссионер действует от своего имени. Между тем предметом спорного договора является не совершение комиссионером сделки, а поиск покупателя долей общества (комитента) в уставном капитале за определенную цену и подготовка необходимых для совершения сделки документов (Постановление ФАС Центрального округа от 3 марта 2010 г. N Ф10-6010/09).

Общество обратилось в суд с иском о взыскании задолженности за поставленный товар.

Ответчик указал на то, что между сторонами фактически возникли отношения по договору комиссии, а не по договору купли-продажи. В накладных предусмотрено, что товар находится на реализации, в связи с чем обязанность ответчика по оплате товара не возникает до момента его фактической реализации. Товар реализован лишь частично. Следовательно, требования истца не подлежат удовлетворению.

Суд первой инстанции доводы ответчика признал обоснованными.

Квалифицировав сложившиеся между сторонами правоотношения как отношения, вытекающие из купли-продажи, суд апелляционной инстанции решение отменил.

Из ГК РФ следует, что существенным условием договора комиссии являются конкретные юридические действия комиссионера, т.е. заключение одной или нескольких сделок.

Из товарной накладной не следует, что истец поручил ответчику совершать конкретные действия по совершению сделки (сделок) с третьим лицом. Товарная накладная не содержит указание на размер и выплату комиссионного вознаграждения за услуги по реализации товара. В материалах дела отсутствуют отчеты комиссионера либо иные документы, свидетельствующие о передаче всего полученного комитенту (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 мая 2010 г. по делу N А19-17899/09).

В суде возник вопрос о правовой природе платежей, которые комиссионер обязан был уплачивать за комитента.

Предмет договора комиссии — совершение комиссионером от своего имени, но за счет комитента сделок. Причем в соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Осуществление платежей, связанных с экспортом, за иное лицо не может рассматриваться как сделка. Такие платежи находятся в сфере действия таможенного законодательства и, соответственно, порождают не гражданские, а административные права и обязанности. То же самое относится и к оплате услуг банка при выполнении им функций агента валютного контроля: здесь также возникают не гражданско-правовые, а административно-правовые последствия, урегулированные законодательством о валютном контроле. Осуществляя платежи по транспортировке за комитента, комиссионер также не имел цели создать, изменить либо прекратить гражданские права и обязанности.

Таким образом, действия по осуществлению вышеуказанных платежей за комитента по своей правовой природе являются не сделками, а иными юридическими действиями. Осуществление таких платежей не может являться предметом договора комиссии. Договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер обязуется совершать иные юридические действия (не сделки), считается смешанным, содержащим элементы агентского договора. В этом случае плата за их совершение — агентское, а не комиссионное вознаграждение (Постановление ФАС Поволжского округа от 12 мая 2010 г. по делу N А65-20469/2009).

 

Статья 991. Комиссионное вознаграждение

Комментарий к статье 991 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает, что договор комиссии является возмездным. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи содержит норму о том, как определяются размер вознаграждения и порядок его уплаты, если они не были установлены самим договором. Естественно, что это правило является диспозитивным.

Суды удовлетворяют требования комиссионеров о выплате причитающегося вознаграждения, если комиссионер полностью и надлежащим образом исполняет свои обязательства по договору комиссии.

Так, по одному из дел комитент отказал в выплате вознаграждения комиссионеру на том основании, что реализуемое по договору комиссии имущество передано покупателю непосредственно им самим, минуя комиссионера. Суд удовлетворил требование комиссионера о выплате вознаграждения исходя из того, что обязанности по договору комиссии были им полностью выполнены.

Если комиссионер отвечает за третье лицо и на этом основании исполнит в пользу комитента сделку, заключенную с третьим лицом, комитент не может уклониться от уплаты комиссионного вознаграждения.

2. Комиссионер имеет право на возмещение понесенных расходов при условии представления доказательств реального наличия этих расходов.

Правило, содержащееся в п. 2 комментируемой статьи, дает комиссионеру право получить вознаграждение или возмещение понесенных расходов также в тех случаях, когда договор комиссии не был исполнен по причинам, зависящим от комитента.

Судебная практика исходит из того, что, если договор комиссии не был исполнен по причинам, зависящим от комитента, комиссионер имеет право на возмещение понесенных им расходов, включая суммы убытков, которые он возместил третьему лицу вследствие неисполнения перед ним обязательства по вине комитента.

Право требования уплаты комиссионного вознаграждения не зависит от исполнения сделки, заключенной между комиссионером и третьим лицом, если иное не вытекает из существа обязательства или соглашения сторон. Так, суд первой инстанции отказал истцу в иске по мотиву, что право на комиссионное вознаграждение возникает лишь при исполнении третьим лицом той сделки, которая была с ним заключена комиссионером.

Суд апелляционной инстанции отменил это решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что в силу п. 1 ст. 990 ГК РФ основной обязанностью комиссионера, с исполнением которой связано возникновение права комиссионера на вознаграждение, является обязанность совершить сделку, а принятие исполнения по этой сделке может входить или не входить в предмет комиссионного поручения в зависимости от соглашения между комиссионером и комитентом.

 

Статья 992. Исполнение комиссионного поручения

Комментарий к статье 992 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Статья содержит правило о том, что комиссионер обязан исполнить поручение комитента на наиболее выгодных для последнего условиях. Кроме того, это правило развивается: комиссионер обязан выполнять поручения комитента в соответствии с его указаниями, а если таких указаний нет, то в соответствии с обычаями делового оборота или обычно предъявляемыми требованиями.

Абзац 2 комментируемой статьи устанавливает правило о том, что если комиссионер совершил сделку на условиях более выгодных, чем те, которые указал комитент, то дополнительная выгода делится между комитентом и комиссионером поровну, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В соответствии со ст. 408 ГК 1964 г. вся выгода в таких случаях поступала комитенту. Таким образом, новое правило стимулирует комиссионера к совершению сделки на более выгодных условиях.

2. Суммы санкций, которые третьи лица должны уплатить комиссионеру в связи с допущенными ими нарушениями обязательств, не признаются дополнительной выгодой, поэтому в отношениях между комиссионером и комитентом причитаются последнему, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за неисполнение сделки третьим лицом.

Комитент обратился в арбитражный суд с иском к комиссионеру о взыскании договорной неустойки, полученной комиссионером по условиям договора между ним и покупателем товара, принадлежащего комитенту, ввиду просрочки его оплаты.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав на основании абз. 2 комментируемой статьи с комиссионера половину полученной им суммы неустойки, расценив ее как дополнительная выгоду по сделке, заключенной комиссионером.

Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что неустойка и иные санкции, уплачиваемые третьим лицом, не входят в понятие дополнительной выгоды по сделке с третьим лицом, подлежащей распределению между комиссионером и комитентом при отсутствии соглашения об ином. Поскольку комиссионер действует в чужих интересах, указанные суммы санкции должны поступить комитенту, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за исполнение сделки третьим лицом и может компенсировать собственные потери только за счет средств, уплачиваемых третьим лицом. Будучи с экономической точки зрения компенсацией имущественных потерь, санкции, выраженные в имущественной форме, не могут входить в понятие «дополнительная выгода», регулирование которой содержится в абз. 2 комментируемой статьи.

3. При продаже имущества на торгах организацией, проводящей торги на основании договора комиссии, разница между начальной и итоговой ценами продажи не образует дополнительной выгоды по смыслу абз. 2 комментируемой статьи.

Между обществом и организацией был заключен договор, согласно которому организация (ответчик по делу) осуществляла от своего имени продажу имущества, принадлежащего обществу (истцу), на открытых торгах. В договоре было установлено вознаграждение комиссионера в размере 1% от итоговой цены продажи, распределение дополнительной выгоды стороны не урегулировали. Реализовав имущество по цене, отличающейся от начальной цены торгов, ответчик при перечислении истцу выручки удержал не только сумму своего вознаграждения, но и половину суммы дополнительной выгоды, исчисленной им в виде разницы между начальной и итоговой ценами торгов. Истец полагал, что ответчик неосновательно удержал сумму в виде разницы между начальной и итоговой ценами торгов.

Суд удовлетворил исковое требование, указав, что правило абз. 2 комментируемой статьи рассчитано на применение в случаях, когда заключение сделки на условиях, более выгодных по сравнению с названными комитентом, предстает как результат дополнительных усилий комиссионера. При комиссионной продаже имущества на торгах повышение назначенной цены обусловлено выбранным сторонами способом исполнения комиссионного поручения, а не действиями самого комиссионера.

 

Статья 993. Ответственность за неисполнение сделки, заключенной для комитента

Комментарий к статье 993 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье определяются правовые последствия неисполнения сделки, заключенной комиссионером для комитента. По общему правилу (п. 1) комиссионер не отвечает за указанное неисполнение. Вместе с тем из данного предписания установлены два исключения: комиссионер несет ответственность, если он, во-первых, не проявил необходимую осмотрительность в выборе контрагента по заключенной им сделке для комитента; во-вторых, принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере). Эти два случая ответственности комиссионера носят для данной ситуации исчерпывающий характер (п. 15 Обзора практики по договору комиссии). Из содержания отмеченных исключений следует, что:

1) в рамках комиссионных правоотношений комиссионер несет обязанность проявить необходимую осмотрительность в выборе контрагента по сделке, заключаемой во исполнение комиссионного поручения. Поскольку по смыслу п. 1 комментируемой статьи комиссионер в рамках первого названного исключения отвечает именно за неисполнение сделки, то обозначенную обязанность следует понимать расширительно по субъектному признаку. Комиссионер на стадии заключения сделки (п. 15 Обзора практики по договору комиссии) должен проявить необходимую осмотрительность в выборе (а) контрагента по сделке, т.е. того лица, с кем он непосредственно заключает сделку, и (б) третьего лица, исполняющего сделку, если по ее условиям исполнение возложено на это лицо, а не на сторону в договоре. Указанная формула «проявить необходимую осмотрительность» означает, что комиссионер должен принять все обычные меры по проверке указанных лиц — получить доступную информацию об их предшествующей договорной практике и пр. Во всяком случае комиссионер, обладая информацией негативного характера, например о систематическом нарушении договорных обязательств потенциальным контрагентом по сделке (третьим лицом, на которое возложено исполнение), не должен заключать соответствующую сделку.

Все это имеет значение для правильного определения истцом (комитентом) предмета доказывания (его части) по делу о возложении на комиссионера ответственности за неисполнение сделки, заключенной им для комитента. На основании п. 1 комментируемой статьи бремя доказывания непроявления комиссионером необходимую осмотрительность при выборе контрагента возлагается на комитента. Обосновывая, что комиссионер не проявил необходимой осмотрительности, истец должен подтвердить, что он, исполняя комиссионное поручение, обладал негативной информацией о будущем контрагенте (третьем лице, на которое возложено исполнение), но, несмотря на это, заключил соответствующую сделку. Вместе с тем знание комитентом лица, с которым предполагается заключить договор во исполнение комиссионного поручения (например, по предшествующей положительной договорной практике), и одобрение им этого лица, в частности, путем согласования комиссионером с комитентом условий конкретной заключаемой сделки снимают с комиссионера ответственность за его ненадлежащий выбор (п. 17 Обзора практики по договору комиссии).

Если комиссионер нарушил правила о выборе им контрагента по сделке, возникает вопрос: как же он отвечает перед комитентом за неисполнение сделки? Здесь комиссионер может быть привлечен к ответственности, например, путем взыскания с него не поступившей от покупателя суммы оплаты. Однако при этом у комиссионера сохраняется право на комиссионное вознаграждение. С учетом того, что сделка во исполнение комиссионного поручения была заключена, а сам комиссионер реально понес ответственность за третье лицо и тем устранил последствия допущенных им нарушений при выборе данного лица, комиссионное поручение признается исполненным (п. 18 Обзора практики по договору комиссии). Представляется, что подобное право на комиссионное вознаграждение есть и в случае с делькредере (см. ниже);

2) комиссионер может при заключении договора комиссии или впоследствии принимать на себя делькредере, т.е. ручаться за исполнение сделки. Принятие делькредере означает, что комитент получает повышенную гарантию соблюдения своих имущественных прав. В свою очередь, для комиссионера это дополнительное обременение, за которое он вправе получить дополнительное вознаграждение по правилам п. 1 ст. 991 ГК РФ.

Не исключено, что в конкретной ситуации принятие делькредере по заявлению потенциального комитента будет отнесено к существенным условиям заключаемого договора комиссии. Здесь право будущего комиссионера принять на себя делькредере, по сути, превращается в его обязанность, поскольку без такого делькредере контрагент (потенциальный комитент) не соглашается совершить договор.

Закон не устанавливает механизм указанного ручательства, в том числе и его конкретных форм <1>. В судебно-арбитражной практике выработано правило, согласно которому в случае принятия комиссионером на себя ручательства за исполнение сделки положения о поручительстве (§ 5 гл. 23 ГК) не применяются, поскольку ручательство не является разновидностью поручительства. Основаниями для такого вывода является отсутствие прямого указания закона на возможность подобного применения, а также различия в природе отношений, возникающих при поручительстве и делькредере. В случае с делькредере комиссионер выступает как единственный должник комитента, обязанный произвести исполнение договора в полном объеме, что вытекает из п. 1 комментируемой статьи (п. 16 Обзора практики по договору комиссии). С таким подходом практики к оценке природы ручательства нужно согласиться, поскольку, несмотря на известную созвучность слов «ручательство» и «поручительство», при делькредере комиссионер отвечает, по сути, не за исполнение обязательства другим лицом, как при поручительстве (ст. 361 ГК), а за свой выбор контрагента по договору, заключенному во исполнение комиссионного поручения. Иными словами, комиссионер выбирает контрагента и ручается за него.

———————————

<1> На это обстоятельство справедливо указывается в юридической литературе. См. комментарий к ст. 993 ГК РФ в кн.: Судебно-арбитражная практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации. Часть вторая. По материалам Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа за 2000 — 2006 гг. / Под ред. Ю.В. Романца. М.: Норма, 2007 // СПС «Гарант» (автор комментария к гл. 51 — М.А. Семенюк).

 

Несмотря на указанный единообразный подход судебной практики к пониманию природы рассматриваемого ручательства, в юридической литературе она иногда рассматривается как спорная. Так, делькредере иногда все же расценивается как поручительство, в других случаях — как специальный вид гарантий <1>.

———————————

<1> Об этом см. комментарий к ст. 993 ГК РФ в кн.: Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Арсланов К.М. и др. Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010 // СПС «Гарант» (автор комментария к гл. 51 — В.Б. Чуваков).

 

Специфика комиссионных правоотношений, в которых комиссионер отвечает перед комитентом за неисполнение заключенной в рамках комиссионного поручения сделки (и за нарушение правил о выборе контрагента, и при делькредере), выражена и в некоторых особенностях расчетов между сторонами. Так, в этих ситуациях неустойка и иные санкции, уплачиваемые за нарушение договора, заключенного во исполнение комиссионного поручения, должны поступить не комитенту (это общее правило), а комиссионеру, который может компенсировать собственные потери только за счет средств, уплачиваемых третьим лицом (п. 11 Обзора практики по договору комиссии).

2. По общему правилу, указанному в п. 1 комментируемой статьи, комиссионер не отвечает за неисполнение сделки, заключенной им для комитента, но тем не менее он несет в отношении последнего три обязанности, установленные в п. п. 2 и 3 этой же статьи в целях охраны прав комитента.

Во-первых, согласно п. 2 указанной статьи в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, последний обязан немедленно сообщить об этом комитенту (информационная обязанность комиссионера).

Во-вторых, комиссионер несет обязанность по сбору соответствующих доказательств неисполнения сделки, заключенной для комитента (п. 2 ст. 993 ГК). Данную обязанность, исходя из ее смысла, следует понимать расширительно: такие доказательства должны быть не только собраны комиссионером, но и переданы комитенту. Вместе с тем такая передача необходима лишь тогда, когда комиссионер уступает комитенту права по неисполненной сделке, заключенной во исполнение комиссионного поручения.

В-третьих, на комиссионера возлагается обязанность по совершению уступки требования. Эта обязанность исполняется лишь при условии наличия соответствующего требования комитента (требования о совершении уступки). Когда заявлено подобное требование, комиссионер не вправе отказать в передаче комитенту прав по сделкам с третьим лицом даже при условии, что комитентом не исполнены обязанности перед комиссионером по оплате причитающихся ему сумм по договору комиссии. Как установлено в п. 10 Обзора практики по договору комиссии, это обусловлено тем, что в законодательстве не закрепляется возможность комиссионера получить в счет причитающихся ему сумм удовлетворение из прав требования к третьему лицу, обратив на них взыскание или реализовав иным образом. Поэтому непогашение комитентом требований комиссионера к нему не может выступать препятствием для перевода на комитента права требования к третьему лицу в порядке применения п. 2 комментируемой статьи. Комиссионер же вправе защищать свои права путем обращения к комитенту с самостоятельным иском. Вместе с тем из содержания отмеченного п. 10 Обзора следует, что для случая неисполнения обязанностей комитента перед комиссионером стороны могут установить в договоре комиссии иные правила, т.е. правила об условиях передачи комитенту прав по сделкам с третьим лицом.

В рамках исполнения рассматриваемой обязанности комиссионер должен передать комитенту права по неисполненной сделке, заключенной во исполнение комиссионного поручения. При этом применяются правила ГК РФ об уступке требования — ст. ст. 382 — 386, 388, 389. Такая уступка прав комитенту по сделке допускается в любом случае — независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего подобную уступку. Однако это не освобождает комиссионера от ответственности перед третьим лицом в связи с уступкой права в нарушение соглашения о ее запрете или ограничении. Данная ответственность может наступать в форме возмещения убытков (ст. 15 ГК).

Уступка права по неисполненной сделке, заключенной во исполнение комиссионного поручения, может не состояться в связи с тем, что на соответствующее требование было обращено взыскание по собственным долгам комиссионера. В таком случае комитент имеет право требовать от комиссионера возмещения причиненных ему убытков. Комиссионер здесь отвечает за то, что он нарушил свои договорные обязательства, поскольку допустил обращение взыскания по собственным долгам на право требования, подлежавшее передаче комитенту на основании п. 2 комментируемой статьи (п. 19 Обзора практики по договору комиссии). Ответственность комиссионера в форме возмещения убытков наступает и в иных случаях нарушения им своих указанных выше обязанностей по отношению к комитенту: за отказ от уступки права требования, за непредоставление комитенту доказательств, за нарушение информационной обязанности.

 

Статья 994. Субкомиссия

Комментарий к статье 994 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье установлены основные правила о договоре субкомиссии, являющемся производным от договора комиссии и заключаемым в целях его исполнения. Смысл субкомиссии состоит в передаче прав и обязанностей комиссионера по договору комиссии полностью или частично третьему лицу (комиссионеру в договоре субкомиссии), но без юридического замещения первого. К этому договору применяются правила о договоре комиссии с учетом особенностей, установленных в настоящей статье. По своей сути договор субкомиссии представляет собой форму участия третьего лица в основном комиссионном обязательстве, для наиболее оптимального исполнения которого возникает и существует юридическая связь между комиссионером как стороной договора комиссии и третьим лицом (комиссионером в договоре субкомиссии) <1>.

———————————

<1> Указанная общая характеристика договора субкомиссии сформулирована на базе теоретических выводов: Муртазин А.И. Субдоговор как форма участия третьего лица в обязательстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.

 

Договор субкомиссии, как, впрочем, и сам договор комиссии, зачастую оформляет посредническую деятельность в сфере предпринимательства. Рассматриваемый договор может быть связан с областью действия не только гражданского, но и публичного права. Так, в судебно-арбитражной практике договор субкомиссии довольно часто упоминается в судебных актах по налоговым спорам <1>. При этом в данной категории споров применяются не только соответствующие нормы налогового права, но и нормы ГК РФ о договоре комиссии и субкомиссии. Иногда в этих спорах налоговые органы квалифицируют договоры комиссии и субкомиссии как недействительные сделки, в частности прикрывающие реально совершаемые договоры купли-продажи. Указанные договоры используются и в области исполнительного производства, о чем свидетельствует соответствующая категория судебно-арбитражных споров <2>.

———————————

<1> См., например: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 17 апреля 2006 г. по делу N А43-37759/2005-35-1084; ФАС Поволжского округа от 12 февраля 2008 г. N А12-8947/07-С42; ФАС Северо-Западного округа от 24 августа 2010 г. по делу N А13-7616/2009 и др. // СПС «Гарант».

<2> См., например, Постановления ФАС Московского округа от 5 сентября 2006 г. N КГ-А40/8050-06; ФАС Поволжского округа от 1 ноября 2007 г. N А72-8766/06-19/210 и др. // СПС «Гарант».

 

2. По общему правилу п. 1 комментируемой статьи комиссионер имеет возможность заключать договор субкомиссии (общее дозволение для комиссионера). Данное правило носит диспозитивный характер (п. 4 ст. 421 ГК), поэтому в договоре комиссии право на заключение договора субкомиссии может быть исключено или ограничено. Это означает, что стороны договора комиссии для цели исполнения комиссионного поручения могут выбрать три основных модели такого исполнения:

1) при отсутствии иного соглашения сторон (по умолчанию) — комиссионер лично исполняет комиссионное поручение, но по своему усмотрению (самостоятельно) может заключать договор субкомиссии, полностью или частично заменяя личное исполнение исполнением на основании указанного договора;

2) при наличии соответствующего договорного условия — комиссионер исполняет договор только лично, без возможности заключения договора субкомиссии;

3) комиссионер исполняет договор только лично относительно согласованной договором части комиссионного поручения, а в остальном применяется первая модель.

Закрепляя в п. 1 комментируемой статьи право на совершение договора субкомиссии, законодатель обозначает его в единственном числе. Соответственно, можно сделать первоначальный вывод, что для цели исполнения комиссионного поручения комиссионер вправе заключить лишь один договор субкомиссии. Вместе с тем представляется, что это правило подлежит расширительному толкованию, исходя из интересов сторон договора комиссии. Получается, что для цели обеспечения оптимального исполнения комиссионного поручения и если тем самым не нарушаются интересы комитента, комиссионер может заключить по своему усмотрению не только один договор субкомиссии по схеме «комиссия — субкомиссия», но и несколько таких договоров для исполнения различных частей комиссионного поручения по схеме «комиссия — ряд субкомиссий». Думается, что не исключена и сама по себе правомерна ситуация, когда договоры субкомиссии заключаются последовательно по схеме «комиссия — субкомиссия — следующая субкомиссия и т.д.». Во всяком случае эти различные варианты установления субкомиссионных отношений целесообразно закрепить в основном договоре комиссии.

3. Содержание п. п. 1 и 2 комментируемой статьи указывает на ряд особенностей как самого договора субкомиссии, так и правовых последствий его заключения. Во-первых, это субъектный состав договора, отражающий взаимосвязь договоров комиссии и субкомиссии: комиссионер в договоре комиссии становится комитентом с соответствующими правами и обязанностями в договоре субкомиссии. Во-вторых, это ответственность комиссионера перед комитентом за действия субкомиссионера. Это значит, что для комитента действия субкомиссионера есть действия комиссионера. В-третьих, в период действия договора комиссии (т.е. после его заключения) действует правовой запрет: комитент не вправе без согласия комиссионера вступать в непосредственные отношения с субкомиссионером вплоть до прекращения договорных отношений по комиссии. Впрочем, иное может быть предусмотрено договором комиссии.

 

Статья 995. Отступление от указаний комитента

Комментарий к статье 995 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье закреплены основания и некоторые правовые последствия отступления от указаний комитента. Необходимость довольно детальной правовой регламентации такого отступления обусловлена тем, что механизм исполнения комиссионного поручения, а также фактически уточнение самого поручения определяется в каждом конкретном случае посредством этих указаний. Кроме того, названная необходимость вызвана получившей известное распространение договорной практикой, в рамках которой указания комитента носят общий (недетализированный) характер. Как показывает анализ судебно-арбитражных споров по договору комиссии, нередко названные отступления связаны с ситуациями, когда содержанием комиссионного поручения выступает совершение сделок купли-продажи <1>. Об этом же свидетельствует и содержание Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 6 июня 1998 г. N 569 <2> с изменениями и дополнениями, где воспроизведены и отчасти детализированы правила комментируемой статьи.

———————————

<1> См., например: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 5 февраля 2001 г. N Ф04/265-3/А03-2001, от 26 февраля 2001 г. N Ф04/571-70/А03-2001, от 11 июля 2001 г. N Ф04/2009-59/А02-2001 и др. // СПС «Гарант».

<2> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733.

 

По общему правилу (п. 1 комментируемой статьи) комиссионер может отступить от указаний комитента только при одновременном наличии двух условий, обеспечивающих правомерность названного отступления:

1) необходимость подобного отступления по обстоятельствам дела в интересах комитента. Например, имущество комитента не может быть продано в конкретной рыночной обстановке за ту цену, которая им первоначально указана;

2) наличие специального условия, сформулированного на альтернативных началах и связанного с информационной сферой: комиссионер не мог предварительно запросить комитента о предстоящем отступлении либо не получил в разумный срок ответ на свой запрос.

В частности, оба этих случая могут быть связаны с динамикой ценовых изменений на рынке соответствующего товара. В ситуации, когда при наличии названных условий комиссионер отступает от указаний комитента, он обязан исполнить в отношении последнего информационную обязанность: уведомить его о допущенных отступлениях, как только уведомление стало возможным. В любом случае при решении вопросов о распределении бремени доказывания по спорам, связанным с отступлениями от указаний комитента, лицом, заинтересованным в подтверждение (а) существования обозначенных выше условий, (б) факта исполнения отмеченной информационной обязанности, нужно считать комиссионера.

Из содержания п. 1 комментируемой статьи следуют основы юридической процедуры, которая должна осуществляться тогда, когда есть необходимость отступить от указаний комитента. Такая процедура включает в себя следующие базовые стадии (действия комиссионера): предварительный запрос комитента о предстоящем отступлении — производство отступлений — уведомление комитента о допущенных отступлениях. Вместе с тем для комиссионера — субъекта предпринимательской деятельности эта процедура может выглядеть несколько иначе, поскольку комитент может предоставить ему право отступать от его указаний без предварительного запроса. Тем не менее в этом случае комиссионер также обязан в разумный срок уведомить комитента о допущенных отступлениях. Однако правило об обязательности такого уведомления диспозитивно.

2. В п. п. 2 и 3 комментируемой статьи предусмотрены специальные правила об отступлениях от указаний комитента для случаев, когда сущностью комиссионного поручения выступает купля-продажа имущества. Законодатель дифференцирует такие случаи на две типичные ситуации, когда комиссионер (1) продает имущество по цене ниже согласованной с комитентом и (2) покупает имущество по цене выше согласованной с комитентом. С позиции комиссионера целесообразно в договоре комиссии закреплять саму возможность отступления от указаний комитента в отмеченных двух формах для того, чтобы более эффективно защищать свои права.

В первом случае комиссионер обязан возместить комитенту разницу в цене. Однако комиссионер может быть освобожден от исполнения данной обязанности, если докажет, что:

— у него не было возможности продать имущество по согласованной цене и продажа по более низкой цене предупредила еще большие убытки;

— у него не было возможности предварительно получить согласие комитента на отступление от его указаний (для случая, когда комиссионер был обязан предварительно запросить комитента).

Во втором случае комитент, не желающий принять такую покупку, обязан заявить об этом комиссионеру в разумный срок после получения от него извещения о заключении сделки с третьим лицом. В противном случае покупка признается принятой комитентом. Однако, если комиссионер сообщил, что принимает разницу в цене на свой счет, комитент не вправе отказаться от заключенной для него сделки купли-продажи.

 

Статья 996. Права на вещи, являющиеся предметом комиссии

Комментарий к статье 996 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Регламентируя ситуации, связанные главным образом (но не исключая иного) с заключением в рамках комиссионного поручения сделок купли-продажи, комментируемая статья определяет состав субъективных имущественных прав на те вещи, которые являются предметом комиссии. Речь идет о двух таких правах — праве собственности на вещи и праве их удержания.

В п. 1 в целях обеспечения охраны прав комитента закрепляется, что ему принадлежит право собственности на вещи, во-первых, поступившие от него к комиссионеру, а во-вторых, приобретенные комиссионером за его счет. Моменты возникновения, прекращения, а также перехода данного права к третьему лицу определяются по общим правилам гражданского законодательства (ст. ст. 223, 224 ГК) с учетом того, что на основании п. 1 комментируемой статьи право собственности переходит непосредственно от комитента к третьему лицу, например покупателю вещи, или от третьего лица, например продавца вещи, к комитенту. Поэтому если существом комиссионного поручения явилось совершение сделки купли-продажи недвижимости, то с заявлениями о государственной регистрации перехода прав могут обращаться лишь комитент и третье лицо, но не комиссионер (п. 23 Обзора практики по договору комиссии).

В случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) указанное право комиссионера прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со статьей 360 настоящего Кодекса наравне с требованиями, обеспеченными залогом.

Приведенное правило подлежит расширительному толкованию в части указанного вещного права — права собственности, поскольку заключать договоры комиссии в качестве комитентов могут и те лица, которые в силу действующего законодательства в принципе не могут быть обладателями такого имущественного права. К ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия <1> (§ 4 гл. 4 ГК) и учреждения (ст. 120 ГК), которым принадлежат права хозяйственного ведения и оперативного управления (гл. 19 ГК). Соответственно, этим лицам, выступающим в роли комитента, принадлежит не право собственности на являющиеся предметом комиссии вещи, а иные обозначенные вещные права, которые носят ограниченный характер. Представляется, что приведенное расширительное толкование п. 1 комментируемой статьи не нарушает заложенную в эту норму гарантию прав комитента.

———————————

<1> В п. 6.3 разд. III Концепции развития гражданского законодательства РФ (www.privlaw.ru) содержится вывод о бесперспективности данной организационно-правовой формы юридического лица и желательности ее постепенной замены другими видами коммерческих организаций, но в будущем допускается сохранение лишь федеральных казенных предприятий. Тем не менее в проекте федерального закона о внесении изменений в ГК РФ (www.privlaw.ru) эта организационно-правовая форма сохраняется, но с существенной модификацией.

 

Что же касается вещей комитента, находящихся у комиссионера, то должны иметься доказательства факта их принадлежности комитенту (например, таким доказательством может служить содержание товарных накладных) <1>. В противном случае существует риск утраты указанных вещей при обращении взыскания на имущество комиссионера по его долгам (п. 19 Обзора практики по договору комиссии). Таким образом, подтверждение указанного факта необходимо прежде всего в целях защиты имущественных прав комитента, а также комиссионера, к которому в случае утраты вещей по указанному основанию может быть предъявлен иск, основанный на том, что он не обеспечил сохранность находящегося у него имущества комитента. Соответственно, в договоре комиссии целесообразно установить механизм подтверждения права собственности комитента на вещи, в частности закрепить обязанность комиссионера индивидуализировать вещи комитента, хранить их отдельно от своих вещей и вещей других лиц и пр.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 3 декабря 2009 г. N Ф09-9719/09-С5 // СПС «Гарант».

 

К предмету комиссии могут относиться не только вещи, но и имущественные права. В этой связи следует согласиться с высказанным в юридической литературе утверждением, что п. 1 комментируемой статьи в порядке аналогии закона применим и к указанной ситуации с имущественными правами <1>.

———————————

<1> Об этом см. комментарий к ст. 996 ГК РФ в кн.: Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Арсланов К.М. и др. Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий / Под ред. А.П. Сергеева (автор комментария к гл. 51 — В.Б. Чуваков).

 

2. В п. 2 комментируемой статьи установлена гарантия прав комиссионера в форме удержания вещей. Комиссионеру предоставляется возможность на основе общих правил об удержании (ст. 359 ГК) удерживать находящиеся у него вещи. Речь идет о вещах, подлежащих передаче комитенту либо лицу, им указанному. Удержанием обеспечиваются требования комиссионера по договору комиссии — прежде всего денежные, например, об уплате вознаграждения (ст. 991 ГК). По соглашению сторон договора комиссии, права требования комиссионера к комитенту могут обеспечиваться и иными способами обеспечения исполнения обязательств — неустойкой и пр. (гл. 23 ГК).

Специальное правило предусмотрено на случай объявления комитента несостоятельным (банкротом). В этой ситуации право комиссионера на удержание прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360 ГК наравне с требованиями, обеспеченными залогом. Таким образом, данное удовлетворение производится не в обычном, а в определенном преимущественном порядке.

 

Статья 997. Удовлетворение требований комиссионера из причитающихся комитенту сумм

Комментарий к статье 997 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье установлено правило, определяющее механизм удовлетворения денежных требований комиссионера из причитающихся комитенту сумм, в основу которого положены общие предписания о зачете (ст. 410 ГК). В соответствии со ст. ст. 410 и 997 ГК РФ комиссионер имеет возможность удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. В судебно-арбитражной практике это право совершенно справедливо толкуется несколько расширительно: в соответствии со ст. 410 ГК РФ комиссионер вправе удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента, а также заявить о зачете на основании иных встречных денежных требований к нему, в том числе и по другим договорам (п. 16 Обзора практики по зачету). Данное право по смыслу комментируемой статьи принадлежит только комиссионеру, и суд, рассматривая спор по договору комиссии, не может его осуществить по своей инициативе, в частности, путем уменьшения взыскиваемой в пользу комитента суммы на размер комиссионного вознаграждения, причитающегося комиссионеру (п. 5 Обзора практики по договору комиссии).

Рассматриваемое право комиссионера на удержание осуществляется следующим образом:

1) комиссионер делает заявление о зачете, которое должно быть получено комитентом (п. 4 Обзора практики по зачету);

2) соответствующие денежные обязательства комиссионера в отношении комитента прекращаются полностью или в части при наличии оснований по ст. 410 ГК РФ (встречность и однородность требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования);

3) денежные средства, ранее причитавшиеся комитенту, остаются у комиссионера (удерживаются им), поскольку обязательство в соответствующем объеме прекращено.

Реализация данного права на удержание сама по себе не зависит от механизма расчетов между третьим лицом и комиссионером, т.е. от того, как и в каком порядке последний получает денежные средства, причитающиеся комитенту. Так, если третье лицо, например покупатель, производит оплату частичными платежами, то при отсутствии соглашения об ином комиссионер вправе удержать комиссионное вознаграждение полностью уже из первой поступившей ему суммы (п. 4 Обзора практики по договору комиссии).

В некоторых случаях указанный выше зачет невозможен, поэтому удовлетворение требований комиссионера произведено быть не может. В частности, сюда можно отнести ситуации (а) недопустимости зачета с даты возбуждения в отношении одной из его сторон дела о банкротстве (п. 14 Обзора практики по зачету), а также (б) оговоренные договором комиссии (ст. 411 ГК).

2. В целях защиты прав некоторых привилегированных кредиторов комитента в комментируемой статье специально закрепляется их право на удовлетворение своих требований из удержанных комиссионером сумм. Речь идет о кредиторах комитента, пользующихся преимуществом перед залогодержателями в отношении очередности удовлетворения их требований.

В установленных гражданским законодательством очередностях удовлетворения требований кредиторов (ст. 64 ГК и др.) подобными кредиторами обычно являются граждане, перед которыми комитент отвечает за причинение вреда жизни или здоровью, а также которым он должен по трудоправовым основаниям (оплата труда и пр.) либо как авторам результатов интеллектуальной деятельности. Такие кредиторы вправе требовать от комиссионера и, соответственно, вправе получить от него причитающиеся им денежные средства. Однако обозначенное право требования кредиторов комитента в отношении комиссионера по смыслу комментируемой статьи ограничивается размером удержанных комиссионером сумм.

 

Статья 998. Ответственность комиссионера за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента

Комментарий к статье 998 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает специфику ответственности комиссионера за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента. Обычно такая ответственность наступает в форме возмещения стоимости утраченного, недостающего или поврежденного имущества. Так, принадлежащий комитенту товар признается судом утраченным в случаях, если комиссионер не предоставил надлежащих доказательств исполнения им договора комиссии, не предоставил комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, или доказательств наличия у него нереализованных остатков товара комитента. Данная утрата товара влечет взыскание полной рыночной стоимости всех находившихся у комиссионера товаров комитента (п. 14 Обзора практики по договору комиссии). По сути, если комиссионер не рассчитался с комитентом за реализованный товар, не вернул его комитенту, не представил соответствующего отчета — все это в совокупности можно расценить, в зависимости от обстоятельств дела, как полную или частичную утрату товара <1>.

———————————

<1> См. также, например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 6 августа 2001 г. N А43-7194/00-25-241 // СПС «Гарант».

 

В подобных случаях речь фактически идет о возмещении комитенту реального ущерба. Однако закон не ограничивает право комитента на полное возмещение причиненных ему убытков (ст. 15 ГК) для данного случая, поэтому он при наличии соответствующих оснований вправе требовать взыскания не только реального ущерба, но и упущенной выгоды. Это подтверждается и существующей судебно-арбитражной практикой, которая при применении комментируемой статьи делает вывод о том, что стоимость имущества, в частности нереализованного и невозвращенного комитенту, подлежит возмещению в порядке, определенном ст. 393 ГК РФ, т.е. по правилам об исполнении обязанности должника возместить убытки <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26 июня 2002 г. N Ф08-2125/2002 // СПС «Гарант».

 

В свою очередь, в рамках рассматриваемой ответственности перед комитентом, в частности в связи с утратой вещей вследствие их порчи и последующей утилизации, комиссионер осуществляет расходы (платежи в пользу комитента), которые в силу ст. 15 ГК РФ являются его убытками <1>. Соответственно, он вправе требовать возмещения данных убытков в установленном порядке.

———————————

<1> См., например: Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 5 июля 2004 г. N Ф08-2627/04, от 13 ноября 2007 г. N Ф08-7495/07 и др. // СПС «Гарант».

 

2. В п. 2 комментируемой статьи установлен специальный набор обязанностей комиссионера, обеспечивающих права комитента в ситуации с недостачей или повреждением его имущества. Это три обязанности: 1) принять меры по охране прав комитента (направленные, например, на предотвращение увеличения имущественного вреда); 2) собрать необходимые доказательства нарушения прав комитента; 3) без промедления сообщить обо всем комитенту.

Данные обязанности возникают и осуществляются не во всех случаях указанного повреждения или недостачи, а только в следующих двух:

1) при обнаружении повреждения или недостачи в рамках процедуры приема комиссионером имущества, присланного комитентом для исполнения комиссионного поручения либо поступившего к комиссионеру для комитента. Причем в первом случае речь идет лишь о таких повреждениях имущества или его недостаче, которые могут быть замечены при наружном осмотре. Иными словами, это должны быть явные, а не скрытые недостатки имущества комитента либо его явная недостача. В отношении второго вида имущества указанная процедура его приема, также включающая и осмотр, представляет собой первый этап приемки этого имущества в рамках отношений по комиссии (приемка имущества комиссионером). Второй этап — это приемка имущества уже самим комитентом по ст. 1000 ГК РФ;

2) при причинении кем-либо ущерба имуществу комитента, находящемуся у комиссионера.

3. В п. 3 комментируемой статьи в исчерпывающей форме перечислены случаи, когда комиссионер отвечает за то, что находящееся у него имущество комитента им не было застраховано. При этом называются два подобных случая: комитент предписал комиссионеру застраховать имущество за счет комитента; страхование этого имущества комиссионером предусмотрено договором комиссии или обычаями делового оборота. Соответственно, в иных ситуациях комиссионер не несет ответственности за то, что отмеченное имущество не застраховано.

 

Статья 999. Отчет комиссионера

Комментарий к статье 999 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Существуют ряд обязанностей информационного характера, которые комиссионер, согласно ГК РФ, несет в отношении комитента (п. 2 ст. 993, ст. 995, п. 2 ст. 998 и др.). Существование таких обязанностей обусловлено тем, что комиссионер как контрагент комитента производит операции с имуществом последнего. Соответственно, комитенту нужно обладать такими сведениями о движении принадлежащей ему имущественной массы, которые необходимы для принятия юридических и фактических решений (продолжение реализации товара, выбор наиболее оптимальных схем такой реализации и пр.).

Комментируемая статья закрепляет правила об исполнении базовой информационной обязанности комиссионера — обязанности по предоставлению отчета комитенту. Практика показывает, что значение этой обязанности комиссионера, закрепленной в комментируемой статье, как минимум двоякое. Во-первых, контрагент информируется об исполнении комиссионного поручения. Во-вторых, содержание отчета комиссионера подтверждает факт надлежащего или, наоборот, ненадлежащего исполнения обязательств из договора комиссии, а отсутствие такого отчета (его непредоставление) может, в свою очередь, свидетельствовать о нарушении договора комиссии, например, в совокупности с другими доказательствами об утрате имущества комитента (об этом см. комментарий к ст. 998 ГК). Таким образом, названная обязанность имеет доказательственное значение.

2. После того как комиссионер исполнил данное ему поручение, он обязан совершить в отношении комитента два действия: предоставить отчет и передать все полученное по договору комиссии. Первая обязанность существует во всяком договоре комиссии и должна исполняться в любом случае. Однако обязанность по передаче всего полученного как от самого комитента, так и от третьих лиц комиссионер должен исполнить лишь тогда, когда это получение в действительности имело место. Скажем, оно может отсутствовать исходя из условий договора комиссии. Так, принятие исполнения по сделке, заключенной комиссионером с третьим лицом, может входить или не входить в предмет комиссионного поручения в зависимости от соглашения между комиссионером и комитентом (п. 3 Обзора практики по договору комиссии).

В соответствии с условиями заключенного договора комиссии обозначенные два действия (две обязанности) могут совершаться комиссионером не только по исполнении всего поручения, но и на различных его стадиях. Например, договором может быть предусмотрена обязанность комиссионера по предоставлению как промежуточных, так и итогового отчетов. Однако при отсутствии соглашения сторон об ином сама по себе обязанность перечислять комитенту суммы, полученные от третьих лиц, в частности вырученные от продажи товара комитента, возникает у комиссионера непосредственно в момент получения указанных сумм. Комиссионер должен исполнять эту обязанность по мере поступления указанных сумм в разумный срок, а не по результатам исполнения поручения комитента в полном объеме, если иное не установлено договором комиссии (п. 9 Обзора практики по договору комиссии).

Комментируемая статья не устанавливает форму, содержание, подробный порядок предоставления отчета комиссионера. Подобные требования к отчету могут быть сформулированы в договоре комиссии. Представляется, что с учетом особенностей процессуального доказывания форма отчета комиссионера предпочтительно должна быть письменной. Содержание отчета определяется через существо комиссионного поручения — соответственно, в нем указываются сведения о совершенных комиссионером сделках во исполнение комиссионного поручения, о полученном от комитента и третьих лиц имуществе, его передаче комитенту, о совершенных комиссионером платежах и пр. Во всяком случае из отчета комиссионера должна следовать ясная информация, во-первых, о том, что им сделано при исполнении договора комиссии, во-вторых, о расчетах с комитентом и третьими лицами, в-третьих, об имуществе (вещах) комитента. К письменному отчету комиссионера могут прилагаться документы, в частности, подтверждающие факты заключения и исполнения сделок, свидетельствующие об их условиях (об этом см. комментарий к ст. 998 ГК, п. 14 Обзора практики по договору комиссии).

Что же касается процедуры предоставления отчета, то комиссионеру, исходя из его интересов, целесообразно прежде всего обеспечить наличие доказательств направления отчета комитенту и его получения им (расписка в получении и пр.). Со своей стороны комитент может заявлять возражения по отчету. Для этой цели в комментируемой статье установлен пресекательный (правопрекращающий), но диспозитивный срок — 30 дней со дня получения отчета, если иной срок не установлен соглашением сторон. Пропуск данного срока при отсутствии другого соглашения означает, что отчет принят комитентом и, таким образом, он не имеет возможности в дальнейшем заявлять возражения. По сути, в таком случае можно считать, что комитент согласился с отчетом комиссионера, причем согласился даже при наличии информации о тех или иных отступлениях от указаний комитента. Получается, что, принимая отчет, комитент согласовывает отмеченное отступление (одобряет его по факту совершения).

 

Статья 1000. Принятие комитентом исполненного по договору комиссии

Комментарий к статье 1000 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье устанавливаются четыре обязанности комитента, связанные с принятием исполненного по договору комиссии.

Во-первых, комитент должен принять от комиссионера все исполненное по договору комиссии. Это означает, что комитент обязан совершить необходимые фактические действия по принятию исполненного и не должен чинить препятствия комиссионеру, если исполненное соответствует комиссионному поручению.

Во-вторых, комитент несет две обязанности, связанные с принятием имущества, приобретенного для него комиссионером. По сути, это второй этап приемки такого имущества в рамках отношений по комиссии (об этих этапах см. в комментарии к ст. 998 ГК). Указанные две обязанности состоят в том, что комитент должен осмотреть имущество и без промедления известить комиссионера об обнаруженных в нем недостатках. Основываясь на правиле об аналогии закона (ст. 6 ГК), следует заметить, что такие же действия комитент должен совершить и при возврате ему комиссионером ранее полученного имущества (при прекращении договорных отношений и в иных случаях).

В-третьих, комитент обязан освободить комиссионера от обязательств, принятых им на себя перед третьим лицом по исполнению комиссионного поручения. Как отмечено в п. 2 Обзора практики по договору комиссии, правило абз. 4 комментируемой статьи регулирует внутренние отношения между комитентом и комиссионером и устанавливает обязанность комитента, которая может быть исполнена разными способами: например, путем перевода на комитента долга комиссионера перед истцом или непосредственного погашения комитентом этого долга. В судебно-арбитражной практике принято следующее правило в отношении подобного перевода долга: сама по себе анализируемая обязанность комитента не свидетельствует о том, что она может быть исполнена путем понуждения комитента к заключению договора о переводе на себя долга комиссионера перед третьим лицом <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 декабря 2009 г. N А42-6153/2008 // СПС «Гарант».

 

2. Другим частным примером возможной формы исполнения рассматриваемой обязанности может служить передача комиссионеру товаров потребительского назначения надлежащего качества, например, бытовой техники (п. 13 Обзора практики по договору комиссии). В последнем случае речь идет о ситуациях, когда комиссионер, исполняя комиссионное поручение, вступает в правоотношения купли-продажи с третьими лицами, являющимися потребителями, а в товарах, полученных комиссионером от комитента и проданных этим лицам, обнаружены недостатки. При этом если потребитель на основании ст. 18 Закона о защите прав потребителей предъявляет требование о замене товара ненадлежащего качества, то у комиссионера (продавца) возникает встречная обязанность заменить товар (совершить обмен). Передавая комиссионеру товар надлежащего качества для цели его дальнейшей передачи потребителю, заявившему указанное законное и обоснованное требование об обмене, комитент, по сути, принимает меры для освобождения комиссионера от его обязательств перед потребителем.

 

Статья 1001. Возмещение расходов на исполнение комиссионного поручения

Комментарий к статье 1001 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье развивается и детализируется предусмотренное в п. 1 ст. 990 ГК РФ правило о том, что комиссионер исполняет комиссионное поручение за счет комитента. Причем такое правило, когда сторона действует за счет своего контрагента, одинаково для договоров поручения, комиссии и агентирования. Исходя из этого общего предписания в комментируемой статье сформулирована обязанность комитента возместить комиссионеру израсходованные им на исполнение комиссионного поручения суммы. Этой обязанности комитента корреспондирует право комиссионера требовать возмещения соответствующих сумм. Таким образом, в рамках системы платежей по договору комиссии нужно различать вознаграждения комиссионера (комиссионное вознаграждение и дополнительное вознаграждение за делькредере), с одной стороны, и суммы, уплачиваемые в возмещение расходов на исполнение комиссионного поручения, — с другой.

2. В рамках исполнения рассматриваемой обязанности комитент возмещает комиссионеру лишь те суммы, которые были израсходованы на исполнение комиссионного поручения. В судебно-арбитражной практике принято считать, что подобные расходы должны находиться в причинной связи с исполнением поручения, быть объективно необходимыми и экономически оправданными: возмещению подлежат такие расходы, которые являются необходимыми для обеспечения должного исполнения возложенного на комиссионера поручения. К ним практика относит, в частности, расходы по таможенному оформлению, транспортировке, страхованию и пр. <1>. Такой подход практики свидетельствует о том, что в интересах комиссионера обеспечить наличие доказательств существования связи понесенных им расходов с исполнением комиссионного поручения, например, оговорить состав этих расходов в договоре комиссии (приложениях к нему).

———————————

<1> Эти характеристики указанных расходов в таком виде изложены в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 10 апреля 2009 г. N А56-35566/2007 // СПС «Гарант».

 

В комментируемой статье формально открытым является вопрос об общем размере анализируемых расходов, т.е. вопрос о том, сколько в общей сложности может потратить комиссионер на исполнение комиссионного поручения. С учетом содержания комментируемой статьи можно сделать вывод о том, что предельный размер расходов законом не ограничен, он может выражаться в любой сумме, лишь бы они расходы направлены именно на исполнение комиссионного поручения. Представляется, что в целях соблюдения имущественных прав комитента ответ на поставленный вопрос должен быть дан в договоре комиссии.

Из обязанности комитента возместить комиссионеру израсходованные им на исполнение комиссионного поручения суммы в комментируемой статье установлено одно исключение. Комиссионер не имеет права на возмещение расходов, произведенных на хранение находящегося у него имущества комитента. Однако иное может быть предусмотрено в законе или непосредственно в договоре комиссии.

 

Статья 1002. Прекращение договора комиссии

Комментарий к статье 1002 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья открывает в рамках гл. 51 ГК РФ заключительный блок статей (ст. ст. 1002 — 1004), посвященных прекращению договорных отношений по комиссии. Если комментируемая статья закрепляет общий перечень оснований для прекращения рассматриваемого договора, то в ст. ст. 1003 и 1004 ГК РФ детализируются правила о двух специальных основаниях: об отмене комиссионного поручения комитентом и об отказе комиссионера от исполнения договора комиссии соответственно.

Договор комиссии может быть прекращен как по общим для прекращения гражданско-правовых договоров основаниям, так и по специальным, указанным в комментируемой статье. Общим для всех оснований второго вида является то, что они в той или иной степени связаны со сторонами договора. Разграничение рассматриваемых оснований можно произвести в зависимости от их существа. Так, при наличии первых двух оснований — отказа комитента от исполнения договора и отказа в случаях, предусмотренных законом или договором, комиссионера — договор комиссии прекращается в зависимости от воли той или иной его стороны. В совокупности названные основания свидетельствуют о том, что комитенту в процедурном отношении несколько проще прекратить договор комиссии, чем комиссионеру. В свою очередь, это указывает на то, что в рамках комиссионных отношений комиссионер в сравнении с комитентом считается более сильной стороной, поскольку у него есть возможность оперировать с чужим имуществом (имуществом комитента).

В случаях с третьим и четвертым основаниями — смерть комиссионера, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим; признание индивидуального предпринимателя, являющегося комиссионером, несостоятельным (банкротом), — наоборот, прекращение договора осуществляется помимо воли комиссионера. Объединяет последние два основания то обстоятельство, что в обоих случаях комиссионер считается юридически отсутствующим. Естественно, что при применении указанных оснований подлежат реализации и соответствующие общие положения части первой ГК РФ — положения ст. ст. 25, 29, 30, 42, 45.

2. Ряд положений комментируемой статьи связаны с таким правовым явлением, как несостоятельность (банкротство) комиссионера. Во-первых, одним из специальных оснований для прекращения договора комиссии является несостоятельность (банкротство) комиссионера — индивидуального предпринимателя. Представляется, что названное основание касается только тех договоров комиссии, которые индивидуальный предприниматель заключил как комиссионер именно в рамках осуществления своей предпринимательской деятельности.

Выделение такого основания обусловлено прежде всего спецификой правовых последствий признания несостоятельным (банкротом) именно этого субъекта. Это два основных правовых последствия, свидетельствующих о невозможности и нецелесообразности сохранения договорных отношений по комиссии, носящих предпринимательский характер: регистрация индивидуального предпринимателя в качестве такового утрачивает силу с момента вынесения судом решения о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (п. 1 ст. 25 ГК), т.е. он не может далее продолжать предпринимательскую деятельность; после завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, освобождается от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью, и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании предпринимателя банкротом, за исключением отдельных требований, установленных законом (п. 4 ст. 25 ГК).

В судебной практике рассматриваемое основание может быть истолковано расширительно, с распространением его и на ситуации с банкротством комиссионера, выступающего как юридическое лицо. На это обстоятельство обращено внимание в юридической литературе со ссылкой на один из соответствующих судебных актов <1>.

———————————

<1> См.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, частей второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт, 2010 // СПС «Гарант» (автор материала к гл. 51 — Р.С. Бевзенко).

 

Во-вторых, закреплено правило о том, что в случае объявления комиссионера несостоятельным (банкротом) его права и обязанности по сделкам, заключенным им для комитента во исполнение указаний последнего, переходят к комитенту. Причем речь идет лишь о тех сделках, которые были совершены для цели исполнения указаний комитента, что должно быть проверено арбитражным судом (п. 2 Информационного письма о практике применения части второй ст. 1002 ГК).

В судебной практике отмеченное правило о переходе прав и обязанностей реализуется в том числе и в отдельных спорах, связанных с предоставлением бюджетного финансирования. В подобных случаях комментируемая статья применяется совместно с положениями бюджетного законодательства, а права и обязанности переходят от комиссионера (частного лица) к публично-правовому образованию в лице соответствующего уполномоченного органа <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Московского округа от 5 апреля 2010 г. N КГ-А41/1632-10 по делу N А41-4217/09 // СПС «Гарант».

 

Поскольку норма ч. 2 комментируемой статьи носит императивный характер, то переход к комитенту прав и обязанностей комиссионера по сделкам с третьими лицами происходит в силу прямого указания закона и не требует заключения специального соглашения между комиссионером и комитентом, а также согласия их самих и третьих лиц (п. 1 информационного письма о практике применения части второй ст. 1002 ГК). Моментом перехода прав и обязанностей от комиссионера к комитенту признается дата принятия решения арбитражного суда о признании комиссионера банкротом и об открытии конкурсного производства (п. 1 информационного письма о практике применения части второй ст. 1002 ГК).

В п. 3 информационного письма о практике применения части второй ст. 1002 ГК РФ содержатся положения об объеме прав и обязанностей, переходящих к комитенту. В объем указанных прав включается как право требования исполнения основного обязательства, так и все связанные с ним права, в частности на взыскание с должника процентов, неустойки, убытков. В свою очередь, в состав обозначенных обязанностей включается как обязанность по исполнению основного обязательства, так и все связанные с ним обязанности, в частности по уплате процентов, неустойки, возмещению убытков. В то же время переход к комитенту обязанности возместить убытки или понести иные меры ответственности по сделке с третьим лицом происходит независимо от того, на кого было возложено исполнение обязательства перед третьим лицом в договоре комиссии и по чьей вине произошло неисполнение или ненадлежащее его исполнение.

 

Статья 1003. Отмена комиссионного поручения комитентом

Комментарий к статье 1003 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Развивая положения ст. 1002 ГК РФ, комментируемая статья закрепляет основные правила об отмене комиссионного поручения комитентом. Независимо от вида договора комиссии комитент может отменить комиссионное поручение в любое время. Как следует из содержания комментируемой статьи, названные правила могут детализироваться договором комиссии, такая детализация обычно касается юридической процедуры отмены комиссионного поручения.

Совершая подобную отмену, комитент должен уведомить о ней комиссионера. Вместе с тем комитент может отказаться от договора комиссии, не только ясно заявляя о нем (письменно выражая свою волю на такой отказ), но и совершая те или иные действия, явно свидетельствующие о такой воле, — по истребованию нереализованного товара и пр. <1>. Во всяком случае комиссионер должен получить четкую информацию об отмене комиссионного поручения.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 июля 2010 г. по делу N А13-14563/2009 // СПС «Гарант».

 

Рассматриваемая отмена по своей сути означает отказ комитента от исполнения договора комиссии. Существо этого отказа определяется с учетом общих правил части первой ГК РФ. В соответствии с п. 3 ст. 450 Кодекса, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично (когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон), договор считается расторгнутым или измененным. Согласно ст. 453 ГК РФ общими последствиями изменения и расторжения договора соответственно являются сохранение обязательств сторон в измененном виде при изменении договора и их прекращение при его расторжении. С учетом этих правил получается, что при отказе комитента от исполнения договора комиссии договор расторгается, а обязательства сторон прекращаются на будущее время. Однако не исключена ситуация, когда комитент свое право на отказ от исполнения договора комиссии будет осуществлять лишь частично.

Несмотря на общее допущение отмены комиссионного поручения комитентом, другим ее правовым последствием закон (п. 1 комментируемой статьи) называет возникновение права комиссионера требовать возмещения убытков, вызванных такой отменой. Подобные убытки могут, в частности, выражаться в виде расходов комиссионера по оплате неустойки третьим лицам, с которыми он заключил договоры во исполнение комиссионного поручения (например, расходов по оплате договорной неустойки за отказ комиссионера от исполнения договора по приобретению акций) <1>. Убытки возмещаются по общим правилам ГК РФ (ст. ст. 15, 393). В рамках такого возмещения исполняется корреспондирующая названному праву комиссионера обязанность комитента по возмещению таких убытков.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 28 ноября 2008 г. N 15356/08 // СПС «Гарант».

 

В последнем абзаце п. 13 Обзора практики по договору комиссии на примере конкретного судебного спора разъясняется, что правила п. 1 комментируемой статьи устанавливают специальное основание для взыскания убытков при отказе комитента от заключенного на определенный срок договора и в совокупности с правилами п. 2 указанной статьи не исключают применения к комитенту ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств. Вместе с тем, исходя из буквального содержания п. 1 комментируемой статьи, представляется правильным считать, что обозначенное право комиссионера на возмещение убытков и соответствующая ему обязанность комитента не зависят от вида договора комиссии.

2. Для договора комиссии, заключенного без указания срока его действия (п. 2 ст. 990 ГК), п. 2 комментируемой статьи закрепляет специфику процедуры прекращения договора по инициативе комитента. В данном случае комитент должен уведомить комиссионера о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней до предполагаемого прекращения. Однако договором комиссии может быть предусмотрен более продолжительный срок осуществления уведомления.

В рассматриваемой ситуации прекращения договора комиссии за комитентом сохраняются обязанности по выплате комиссионного вознаграждения (ст. 991 ГК) и по возмещению расходов на исполнение комиссионного поручения (ст. 1001 ГК), понесенных за исполнение комиссионного поручения за время до прекращения договора. Момент названного прекращения определяется истечением указанного выше срока извещения, закрепленного законом или договором, либо более длительного срока, сформулированного комитентом в извещении. Представляется, что отмеченные обязанности комитент несет и в случае прекращения договора комиссии, заключенного на определенный срок.

3. В силу п. 3 комментируемой статьи во всякой ситуации прекращения договора комиссии по инициативе комитента в результате отмены им поручения комитент несет обязанность по распоряжению имуществом, находящимся в ведении комиссионера. Это означает, что комитент должен определить юридическую судьбу этого имущества. При этом он совершает определенные фактические действия (самостоятельно забирает имущество, дает соответствующие указания комиссионеру — передать имущество конкретному третьему лицу и др.). Для исполнения данной обязанности комитента закон отводит относительно определенный срок — это срок, установленный договором комиссии, а если такой срок не установлен — то незамедлительно. Неисполнение комитентом названной обязанности дает комиссионеру право сдать имущество комитента на хранение за его счет либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене. Бремя доказывания такой выгодности цены реализованного имущества комитента возлагается на комиссионера.

 

Статья 1004. Отказ комиссионера от исполнения договора комиссии

Комментарий к статье 1004 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В развитие положений ст. 1002 ГК РФ комментируемая статья закрепляет предписания об отказе комиссионера от исполнения договора комиссии. Такой отказ по своему юридическому значению (правовой природе) схож с отказом комитента от исполнения договора комиссии (см. ст. 1003 ГК и комментарий к ней). По существу, в обоих случаях законодатель применяет общий в своей основе подход к регламентации складывающихся отношений, в том числе в части процедуры и сроков, хотя, естественно, имеются и различия, на что обращается внимание в судебной практике <1>. Согласно правилу п. 1 комментируемой статьи комиссионер не вправе отказаться от исполнения договора, заключенного на определенный срок, если иное не предусмотрено непосредственно договором. Что же касается договора, заключенного без указания срока его действия, то отказ от исполнения такого договора возможен и без прямого закрепления этой возможности в договоре.

———————————

<1> См., например: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27 сентября 2000 г. N Ф08-2601/2000 по делу N А53-10966/99-С3-36 // СПС «Гарант».

 

Отказ комиссионера от исполнения договора влечет для него определенные правовые последствия. При рассматриваемом отказе у комиссионера возникают две обязанности. Во-первых, он должен уведомить комитента о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней (более продолжительный срок уведомления может предусматриваться договором). Уведомление производится по тем же правилам, что и схожее уведомление комиссионера комитентом (см. п. 1 комментария к ст. 1003 ГК). Во-вторых, комиссионер обязан принять меры, необходимые для обеспечения сохранности имущества комитента.

К правовым последствиям отказа комиссионера от договора можно также отнести и сохранение за ним права на комиссионное вознаграждение за сделки, совершенные им до прекращения договора, а также на возмещение понесенных до этого момента расходов (п. 3 комментируемой статьи). Тем не менее данное правило диспозитивно: иное может быть предусмотрено в договоре комиссии.

2. Отказ комиссионера от договора влечет возникновение обязанностей не только для него самого, но и для комитента (п. 2 комментируемой статьи). Последний должен распорядиться своим находящимся в ведении комиссионера имуществом. Срок исполнения данной обязанности — пятнадцать дней со дня получения уведомления об отказе комиссионера исполнить поручение. Вместе с тем договором комиссии может быть установлен иной срок как большей, так и меньшей продолжительности. Исполнение рассматриваемой обязанности комитента обеспечено санкцией в форме возникновения у комиссионера специального права: при нарушении этой обязанности комитентом он может сдать имущество на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code