НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЕМ ПРИ РЕГУЛИРОВАНИИ ПРАВООТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ

А.Б.СВИСТИЛЬНИКОВ, кандидат юридичecких наук, доцент, Почетный сотрудник МВД

Связь, сигнал, системы, сети, телекоммуникации, борьба с преступлениями в сфере телекоммуникационных технологий, законодательство, терминология, толкование терминов и понятий, регулирование правоотношений.

В статье рассматриваются отдельные аспекты толкования ряда терминов и понятий, которые используются в законодательных и подзаконных нормативных правовых актах, регулирующих правоотношения в сфере телекоммуникаций. Подробно исследуются понятия «телекоммуникационные системы» и «телекоммуникационные сети» с позиций различных отраслей знаний. Приводятся аргументированные доводы, касающиеся применяемого понятийно-категориального аппарата. Делается вывод о том, что адекватная интерпретация рассматриваемых понятий позволяет использовать данные категории в качестве исходных составляющих в правоприменительной деятельности сотрудников органов внутренних дел, а также в нормотворчестве и научной работе.

 

В настоящее время практически во всех сферах жизнедеятельности человека активно используются достижения научно-технического прогресса, связанные с информационно-коммуникационными технологиями. Однако рассматриваемый процесс, наряду с определенными благами, скрывает в себе значительную опасность для гражданского общества и государства. В последние годы наблюдается постоянный рост преступлений, совершаемых с использованием высокотехнологичного электронно-вычислительного оборудования, программно-аппаратных комплексов и телекоммуникационных средств. Криминал активно использует достижения научно-технического прогресса в сфере коммуникаций, массово организует бесконтактный сбыт психоактивных веществ, совершает мошеннические деяния в отношении как физических, так и юридических лиц, распространяет порнографию, ведет экстремистскую пропаганду, совершает иную незаконную деятельность.

Вышеизложенное послужило поводом к написанию данной статьи, поскольку развитие информационных технологий и средств коммуникаций вводит в понятийный аппарат законов и иных нормативных правовых актов новые термины и категории, содержательную сущность которых еще предстоит уяснить правоприменителям при квалификации совершаемых противоправных деяний. Суть проблемы заключается в том, что в ряде случаев законодатель, ученые и практики, вводя в научный оборот новые понятия или заимствуя их из иных сфер научного знания, не всегда следуют установленным правилам по их логическому толкованию либо лингвистическому оформлению.

Подобная практика приводит к неоднозначному пониманию используемых терминов, разночтениям при их толковании, а затем и при использовании в тех или иных юридических нормах. И как следствие, происходит утрата доказательств по уголовным делам либо вынесение оправдательных приговоров суда. В этом плане термин «телекоммуникации» может рассматриваться в качестве одного из таких примеров. Нелепость выражений «телекоммуникационные устройства связи ЭВМ», «телекоммуникационные вычислительные сети», «телекоммуникационные каналы связи» или «телекоммуникационные инструменты» вполне очевидна и вряд ли требует каких-либо пояснений.

С целью уяснения содержательной сущности термина «телекоммуникация» обратимся к справочной литературе. Понятие «телекоммуникации» (telecommunications) отдельные зарубежные издания толкуют следующим образом: это средства обмена информацией на расстоянии или средства связи, основанные на различных физических принципах [2, с. 329]. Другие специализированные издания под «телекоммуникациями» предлагают понимать дальнюю связь, дистанционную передачу данных, телесвязь [3, с. 461; 4, с. 435]. Не подвергая сомнению достоверность и репрезентативность цитируемых источников, можно сделать вывод о том, что смысловая нагрузка анализируемого понятия предполагает как процесс передачи определенных данных (информации) на некоторое расстояние, так и совокупность технических устройств и иных приспособлений [5, с. 760] для его осуществления.

Слово, используемое для обозначения рассматриваемого нами понятия, состоит из двух частей: «теле» и «коммуникации». Первая из них происходит от греческого «tele», означающего «вдаль, далеко», и может рассматриваться в двух аспектах: 1) действующий или осуществляемый на дальнее расстояние (например телевидение); 2) соответствующий по значению слову «телевизионный» (например телеантенна) [6, с. 599]. Вторая часть происходит от латинского «сommumcatio», что означает «делать общим, связывать; общаться», и может рассматриваться в различных аспектах как путь сообщения, форма связи, акт общения, связь между двумя и более индивидами, процесс сообщения информации с помощью технических средств – средств массовой коммуникации [6, с. 294].

Обобщение результатов семантического и этимологического толкования термина «телекоммуникации» дает основания полагать, что анализируемое понятие в русском языке рассматривается как синоним понятий «передача информации» и «связь» [4, с. 93]. Поэтому мы не разделяем позицию В.В. Крылова, который к «противоправным действиям в сфере телекоммуникаций» относит «неправомерный контроль почтовых сообщений и отправлений» [7, с. 166].

Для установления истины представляется целесообразным внести существенное уточнение. В английском языке почтовая служба называется «Post office», и почтовая связь понятием «телекоммуникации» (telecommunications) не охватывается. Ввиду изложенного отметим, что поскольку термин «телекоммуникации» интегрирован в русский язык из речевого оборота англоязычных стран, то он должен нести аналогичную смысловую нагрузку и рассматриваться как синоним понятия «электрическая связь». В этом вопросе мы разделяем позицию В.П. Даниленко о том, что заимствованные термины приходят в национальную терминологию нашей страны как готовые языковые единицы вместе с понятиями и категориями, наименованием которых они являются [8, с. 167].

Обращаясь к генезису термина «телекоммуникации» (telecommunications) отметим, что в русском языке широкое распространение он получил только в конце XX века. Именно поэтому данный термин отсутствует в Большой Советской Энциклопедии [9] и Энциклопедическом словаре, которые были изданы в 6070-х годах прошлого столетия [10]. Причиной распространения рассматриваемого термина, прежде всего, стали кардинальные изменения в жизни российского общества в начале 1990-х годов, приведшие к смене общественно-политической формации. У граждан и хозяйствующих субъектов появилась возможность информационного обмена на международном уровне, который невозможно было реализовать на базе отечественных систем ввиду их серьезной технической и моральной отсталости от зарубежных аналогов. Поэтому для модернизации систем коммуникации использовалось в основном импортное оборудование, работа с которым требовала не только подготовки специалистов, но и введения в языковое обращение определенного понятийного аппарата. Изложенные факторы стали причиной того, что до настоящего времени в сфере связи и коммуникаций для объяснения процессов передачи информации по любым электромагнитным системам в русском языке параллельно используются две группы терминов, образованные такими базовыми понятиями, как «телекоммуникации» и «электросвязь».

Анализ действующего законодательства показал, что в последние годы законодатель чаще использует понятия первой терминологической группы. Причем в федеральных законах «О противодействии терроризму» [11] и «О военном положении» [12] используется понятие «телекоммуникационные системы», а в федеральных законах «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [13], «О связи» [14] и других используются понятия «телекоммуникационные сети» и «информационно-телекоммуникационные сети». Схожая ситуация наблюдается с начала 90-х годов прошлого столетия до настоящего времени и в иных нормативных правовых актах, а также технической и юридической литературе, где широкое применение нашли термины «сфера телекоммуникаций», «телекоммуникационная сеть», «телекоммуникационная система» [15].

Многие используемые в настоящее время в рассматриваемой нами сфере понятия образованы от базового термина «телекоммуникация». Они сравнительно недавно появились в русском языке. Поэтому единого взгляда на их понимание и толкование пока не выработано. Принимая во внимание изложенное, попытаемся определить их содержательную сущность, смысловую нагрузку и соотношение между собой. Думается, что понятие «сфера телекоммуникаций» представляет наименьшую трудность для анализа. В русском языке термин «сфера», наиболее часто используется для обозначения среды или пределов распространения чего-нибудь [5, с. 114]. В данном случае этот термин несет аналогичную смысловую нагрузку.

Представляется, что сфера телекоммуникаций системно объединяет в себе такие направления деятельности, как: организация работы по лицензированию деятельности в сфере оказания услуг связи; определение номерной емкости и выделение необходимого частотного ресурса; осуществление сертификации используемых средств связи; определение необходимых потребностей в аппаратно-программных комплексах, системах и средствах связи и их удовлетворение; предоставление услуг связи; сервис средств связи и аппаратно-программных комплексов; осуществление контроля за деятельностью по оказанию услуг связи.

Следующее понятие, подлежащее анализу и осмыслению, – «телекоммуникационная сеть». Правильное его толкование вызывает гораздо большую трудность по сравнению с предыдущим. Это происходит из-за его семантической близости с понятием «телекоммуникационная система». Наличие отдельных отличий в смысловых оттенках рассматриваемых понятий показывает, что в целом они несут одинаковую смысловую нагрузку и обозначают совокупность технологий и технических устройств, позволяющих потребителю обмениваться необходимой информацией.

Изучение различных точек зрения исследователей, изложенных в технической и специальной литературе, показало отсутствие существенных расхождений в понимании анализируемых терминов. Так, справочник терминов по теории передачи информации систему передачи информации (систему связи) рассматривает как совокупность передающих и приемных устройств, а также каналов связи, по которым осуществляется передача информации [16, с. 13]. Дж. Уолрэнд дает похожее определение, тем не менее «программное обеспечение и набор технических средств, которые предоставляют возможность пользователям обмениваться информацией», он рассматривает как сеть связи, а не как систему [17, с. 22]. Толковый словарь русского языка также не вносит ясности в данную дискуссию, поскольку определяет сеть как систему коммуникаций, расположенных на каком-нибудь пространстве [5, с. 714].

Несмотря на некоторую схожесть указанных терминов, между ними существуют определенные различия. Согласно устоявшейся в технических отраслях знаний позиции вести речь о сети можно при взаимном подключении трех и более компьютеров и их взаимном соединении между собой. Руководствуясь этим, определим «телекоммуникационную сеть» как технологически упорядоченную совокупность более двух программно-аппаратных комплексов или иных технических средств, используемых для организации взаимного обмена информацией.

Нет четкого и понятного толкования такой категории, как «телекоммуникационная система». Так, коллектив авторов во главе с С.Н. Ивановым полагает, что любая коммуникационная система состоит из таких основных компонентов, как: передающее устройство, являющееся источником данных (ЭВМ); сообщение – данные предназначенные для передачи в определенном цифровом формате (файл); средства передачи – специальная аппаратура и физическая среда, обеспечивающая передачу информации и сообщений; приемное устройство, обеспечивающее прием данных (ЭВМ) [18, с. 44]. Другие считают, что «системой передачи информации» является «совокупность средств, служащих для передачи информации», при этом в ее состав должны входить приемник, передатчик и канал связи. Передающее устройство необходимо для преобразования поступающего от абонента информационного сообщения в сигнал, который передается по каналу связи. Приемное устройство служит для обратного преобразования сигнала в информационное сообщение, которое поступает абоненту. В данном случае абонентами могут быть пейджеры, телефонные аппараты, компьютеры, а также люди [19, с. 537].

Сопоставляя и анализируя изложенные позиции, считаем необходимым выделить ряд дискуссионных аспектов. Во-первых, обращение к энциклопедическому словарю показывает, что абонентом является юридическое или физическое лицо, пользующееся абонементом [20, с. 9; 5, с. 15; 21, с. 8]. Вследствие этого им (то есть абонентом) никак не могут быть «пейджеры, телефонные аппараты и компьютеры». Во-вторых, «специальная аппаратура, обеспечивающая передачу сообщений, и физическая передающая среда» в большей степени относятся к «каналу связи», чем к «средствам передачи». В русском языке термин «средство» имеет двойное толкование: с одной стороны, это прием либо способ действия для достижения чего-нибудь, с другой – орудие, предмет, совокупность приспособлений для осуществления какой-нибудь деятельности [5, с. 760]. Анализ показывает, что данный термин не может быть использован в рассматриваемом выражении. В связи с этим не лишним будет напоминание о том, что под средствами передачи и средствами приема (для их обозначения используется обобщенный термин – «средства связи») принято понимать «технические средства, используемые для формирования, обработки, передачи или приема сообщений электросвязи» [14]. В-третьих, «передаваемые данные определенного цифрового формата» (файл и т.п.) являются сигналом [6, с. 554], а не сообщением [5, с. 747].

Именно поэтому сигналы как носители информации целесообразно рассматривать только в пределах определенной телекоммуникационной системы или сети. При этом модулированный определенной информацией сигнал должен конвертироваться в сообщение, а в приемном устройстве должен быть обратимым. Естественно, сигналы как физические явления могут существовать и вне системы, однако в таком качественном состоянии они теряют свое основное предназначение – возможность переносить информацию.

Учитывая, что в сфере телекоммуникаций сигнал является основным предметом преступного посягательства, представляется целесообразным рассмотреть эту субстанцию более подробно. Функционально сигналы, используемые при работе телекоммуникационных систем, подразделяются на информационные и технологические. Последние обеспечивают слаженную работу телекоммуникационных систем как территориально рассредоточенных технических систем. С помощью информационных сигналов реализуется основная функция телекоммуникаций – обмен информацией.

Анализ преступлений, совершаемых в телекоммуникационной сфере, в зависимости от объекта преступного посягательства позволяет условно классифицировать их на две группы:
– противоправные деяния, связанные с несанкционированным доступом к информации и манипуляцией ею;
– преступления, содержанием которых является несанкционированное проникновение в сферу телекоммуникаций и использование их ресурса в корыстных целях.

Из этого следует, что при совершении преступлений первой группы противоправному посягательству подвергаются сигналы, несущие в себе информационную нагрузку, а при совершении противоправных деяний второй группы – технологические сигналы.

Раскрывая объективную сторону преступлений, совершаемых в сфере телекоммуникаций, целесообразно отразить еще одну качественную особенность сигнала. Кроме обладания возможностью переносить информацию, он может быть жестко зафиксирован и в таком виде существовать достаточно длительное время (например записанный на диск файл). Это свойство сигнала предоставляет возможность криминалу осуществлять не- санкционируемый доступ в сферу телекоммуникаций (сеть, систему) и производить копирование сигнала в одно время, а использовать полученную информацию в другое время. Таким образом, между совершенным противоправным деянием и наступившими вредными последствиями может быть значительный временной промежуток, который во многих случаях затрудняет работу по выявлению и раскрытию преступлений.

Проведенный нами анализ вышеизложенных позиций различных авторов позволил выделить следующие основные признаки, характерные как для телекоммуникационной системы, так и для телекоммуникационной сети: наличие возможности обмена информацией; осуществление обмена между объектами, территориально удаленными друг от друга; использование для обмена информацией каналов связи различной физической природы. Вместе с тем для любой телекоммуникационной системы (сети связи, системы передачи информации) характерно следующее структурное построение: наличие передающего устройства, канала связи и приемного устройства. А в ее функцию входит передача информации [13] посредством сигнала из одной точки пространства в другую [16, с. 15; 19, с. 527]. Таким образом, телекоммуникационную систему, равно как и телекоммуникационную сеть, можно определить как технологически упорядоченную совокупность передатчика, приемника и канала связи, предназначенную для информационного обмена посредством электромагнитного сигнала.

В заключение отметим, что в данной статье нами была предпринята попытка проанализировать отдельные термины и понятия, используемые правоохранительными органами для борьбы с преступлениями, совершаемыми в сфере телекоммуникационных технологий. Их адекватная интерпретация позволит пользоваться ими в качестве исходных составляющих в правоприменительной деятельности сотрудников органов внутренних дел, а также в нормотворческой либо научной работе при проведении различных исследований. ¦

Библиографический список:

1. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // СПС «КонсультантПлюс».
2. Оксфордская иллюстрированная энциклопедия: в 9 т. Т. 6. Изобретения и технологии / Пер. с англ. М.: ИНФРА-М; Весь Мир, 2000.
3. Новый Большой англо-русский словарь: в 3 т. / Под ред. Ю.Д. Апресяна. М.: Русский язык, 1994.
4. Англо-русский словарь по вычислительной технике: Компьютеры, мультимедиа, сети, Интернет, телекоммуникации, Windows. М.: ЭТС, 2000.
5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / 4-е изд., дополн. М.: Азбуковник, 1999.
6. Современный словарь иностранных слов: Ок. 20 000 слов / 2-е изд., стер. М.: Русский язык, 1999.
7. Крылов В.В. Расследование преступлений в сфере информации. М.: Городец 1998.
8. Даниленко В.П. Русская терминология: опыт лингвистического описания. М., 1954.
9. Большая Советская Энциклопедия: в 30 т. Т. 23 / Гл. ред. А.М. Прохоров; изд. 3-е. М: Советская Энциклопедия, 1976.
10. Энциклопедический словарь / Гл. ред. Б. А. Введенский. М: Советская Энциклопедия, 1964.
11. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СПС « КонсультантПлюс ».
12. Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 № 1-ФКЗ «О военном положении» // СПС «КонсультантПлюс».
13. Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // СПС «КонсультантПлюс».
14. Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» // СПС «КонсультантПлюс».
15. Указ Президента Российской Федерации от 28.06.1993 № 966 «О Концепции правовой информатизации России» // СПС «КонсультантПлюс».
16. Теория передачи информации. Терминология. Вып. 101. М.: Наука, 1984.
17. Уолрэнд Д. Телекоммуникационные и компьютерные сети. Вводный курс. М.: Постмаркет, 2001.
18. Вычислительные машины, сети и телекоммуникации: Учебное пособие. Комсомольск- на-Амуре, 2002.
19. Вычислительные системы, сети и телекоммуникации / В.Л. Бройдо. СПб: Питер, 2002.
20. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров; 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1984.
21. Словарь иностранных слов / 18-е изд. М.: Русский язык, 1989.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2018. № 3 (53)

Просмотров: 381

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code