Глава 47. ХРАНЕНИЕ. § 1. Общие положения о хранении. Ст.ст. 886 — 906 ГК РФ

Статья 886. Договор хранения

Комментарий к статье 886 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Договор хранения относится к договорам об оказании услуг и является одним из древнейших видов гражданско-правовых договоров, известных еще праву Древнего Рима. Старым цивильным правом потребность отдачи вещи во временное пользование, на сохранение и в залог удовлетворялась посредством mancipatio или in jure cessio этой вещи с присоединением pactum fiduciae. Суть fiducia состояла в передаче вещи во временное пользование для определенной цели с последующим возвратом по ненадобности, что и послужило прообразом современного договора поклажи.

Римское частное право выделяло поклажу как самостоятельный договор, в силу которого одно лицо (депонент) передает другому (депозитарию) вещь на сохранение.

Уже в то время определяли специальные виды поклажи, в частности так называемый depositum miserabile — поклажу в случае несчастья (пожара и т.д.); sequestratio — передачу двумя спорящими лицами спорной вещи на время спора третьему, с тем чтобы оно выдало ее тому, кто спор выиграет. Очевидно, что последние положения стали прообразом современных норм о секвестре.

В дореволюционном законодательстве договор хранения был известен как договор поклажи и рассматривался как договор, в силу которого одно лицо обязывается к сохранению движимой вещи, отданной ему для этой цели другим.

В Своде законов Российской империи хранению была посвящена гл. 5 книги четвертой «О сдаче и приемке на сохранение, или О поклаже». В 1888 г. было принято специальное Положение о товарных складах. Устав торговый 1909 г. включал специальный раздел «О товарных складах».

Как отмечал К.П. Победоносцев, «наше законодательство о поклаже сложилось окончательно в 1846 г. в положении, составленном под очевидным влиянием французского права» <1>.

———————————

<1> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. М.: Статут, 2004. Часть третья: Договоры и обязательства.

 

В советское время, как писал О.С. Иоффе <1>, в 20-х гг. XX в. законодательное нормирование договора хранения не шло дальше складского хранения, в 30-х гг. оно учитывало также хранительские операции ломбардов, а аналогичные функции транспортных предприятий всегда встречали неизменное внимание со стороны действующих на разных видах транспорта кодексов, уставов или правил. В ГК РСФСР 1922 г. нормы о договоре хранения не были кодифицированы. И лишь в ГК РСФСР 1964 г. хранению посвящается отдельная глава — гл. 37, объединяющая в основном общие положения о хранении, а также отдельные статьи о хранении имущества в гостиницах, общежитиях и других организациях, хранении с обезличением вещей, а также об обязательствах хранения в силу закона.

———————————

<1> Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М.: Статут, 2003.

 

Несмотря на сравнительно слабое правовое регулирование договора хранения в гражданских кодексах РСФСР, интерес ученых к данному договору не снижался. Начиная с дореволюционных времен и заканчивая работами известных современных цивилистов, на отдельных этапах развития юридической мысли договор хранения нашел свое отражение в работах Г.Ф. Шершеневича <1>, Д.И. Мейера <2>, О.С. Иоффе <3>, М.В. Зимелевой <4>, К.А. Граве <5>, З.И. Цыбуленко <6>, Л.А. Антоновой <7>, М.И. Брагинского <8>.

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. По изд. 1911 г. // СПС «КонсультантПлюс».

<2> Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997.

<3> Иоффе О.С. Обязательственное право. Л., 1985.

<4> Зимелева М.В. Поклажа в товарных складах. М., 1927.

<5> Граве К.А. Договор хранения // Отдельные виды обязательств / Под ред. К.А. Граве и И.Б. Новицкого. М., 1954.

<6> Цыбуленко З.И. Обязательства хранения в советском гражданском праве. Саратов, 1980.

<7> Антонова Л.А. Обязательство хранения в советское время: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1950.

<8> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Изд. доп., испр. М.: Статут, 2002.

 

В наше время гл. 47 части второй ГК РФ, вступившей в силу 1 марта 1996 г., посвящена регулированию договора хранения в Российской Федерации, на который распространяются также общие положения о договорах, обязательствах, сделках, предусмотренные частью первой ГК РФ.

2. Комментируемая статья, как и в целом гл. 47, регулирует традиционный договор, по которому хранитель временно сохраняет переданную другим лицом по договору вещь.

3. Сторонами договора хранения могут выступать как граждане, так и юридические лица. Лицо, взявшее на себя обязательство сохранить вещь (не путать с охраной), именуется хранителем (не путать с охранником). Соответственно, лицо, передавшее вещь на хранение, именуется поклажедателем.

К профессиональным хранителям относятся коммерческие организации, индивидуальные предприниматели, некоммерческие организации, осуществляющие хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, например хранение на товарном складе (см. ст. ст. 907 — 918 ГК и комментарий к ним).

В некоторых случаях к хранителю предъявляются дополнительные требования, в частности наличие лицензии. В соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» <1> лицензия необходима для оказания услуг по хранению химического оружия, взрывчатых материалов промышленного назначения, наркотических средств и психотропных веществ. Согласно ст. 173 ГК РФ сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной. Однако, как свидетельствует судебная практика, отсутствие у ответчика лицензии на соответствующий вид хранения на момент заключения договора не может служить основанием для признания судом этого договора недействительным по иску, предъявленному в связи с его ненадлежащим исполнением <2>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3430.

<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 17 мая 2005 г. N 15812/04 по делу N А55-9765/3-7 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 9.

 

Право собственности на вещь не переходит от поклажедателя к хранителю. Хранителем не может выступать собственник вещи. Совпадение хранителя и собственника вещи, например приобретшего право собственности по договору купли-продажи с поклажедателем, влечет ничтожность договора хранения. Такая позиция нашла отражение и в судебной практике <1>.

———————————

<1> См., например, Определение ВАС РФ от 13 сентября 2007 г. N 10443/07 по делу N А45-3347/05-30/78.

 

4. Цель договора хранения — сохранение и возврат вещи в оговоренные сроки и в том виде, в котором она была передана. Соответственно, вещь, как правило, должна быть движимой. Невозможно передавать на хранение имущественные права.

Что касается недвижимости, то недвижимое имущество можно передать под секвестр (см. ст. 926 ГК и комментарий к ней). Кроме того, полагаем, что объекты, отнесенные к недвижимости в силу закона (например, водное судно), также могут быть переданы на хранение.

5. Договоры хранения достаточно многообразны и регулируются не только комментируемой главой, но также и другими нормами иных нормативных правовых актов. Так, например, Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» <1> регулирует принятие материальных ценностей для хранения в государственном резерве, т.е. для обеспечения мобилизационных нужд Российской Федерации; для обеспечения неотложных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и т.д. Отсутствие в иных нормативных правовых актах, в том числе в названном Федеральном законе, положения о заключении в обязательном порядке договора (контракта) на ответственное хранение не исключает необходимости заключения договора хранения. Исключения из общего правила предусмотрены ст. 906 ГК РФ. Как отметил Высший Арбитражный Суд РФ, к правоотношениям по ответственному хранению материальных ценностей государственного резерва, с учетом особенностей такого хранения, предусмотренных Законом о материальном резерве, применимы общие положения института хранения, содержащиеся в ГК РФ. В частности, из норм комментируемой статьи следует, что правоотношения по хранению вещи возникают в силу договора <2>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1995. N 1. Ст. 3.

<2> Определение ВАС РФ от 23 марта 2007 г. N 2775/07 по делу N А71-3959/2006-Г8 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 9.

 

6. Конструкция договора хранения, предусмотренная в п. 1 комментируемой статьи, построена по модели реального договора, п. 2 этой же статьи допускает заключение консенсуального договора, если в качестве хранителя выступает профессиональный хранитель. При этом договор хранения может быть как возмездным, так и безвозмездным. Некоторые виды договоров хранения могут быть лишь возмездными, например договор хранения на товарном складе.

7. В качестве существенного условия договора, заключаемого с участием профессионального хранителя, стороны могут заранее предусмотреть обязанность хранителя принять вещь на хранение в предусмотренный договором срок. Например, в договоре, заключенном 27 марта 2009 г., указывается, что вещи принимаются на хранение 29 апреля 2009 г.

При возникновении спора относительно исполнения договора хранения и применения мер гражданско-правовой ответственности необходимо доказать факт принятия вещи на хранение. Так, при рассмотрении спора относительно принятой на хранение и похищенной в ходе исполнения договора вещи Высший Арбитражный Суд РФ подтвердил, что для возложения на хранителя ответственности за причиненный хищением имущества ущерб поклажедатель (истец) должен был доказать суду факт передачи ответчику указанного имущества на хранение в соответствии с заключенным между сторонами договором хранения <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 4 мая 2007 г. N 2826/07 по делу N А65-1153/2006-СГ1-18.

 

8. Элементы договора хранения могут присутствовать и в других договорах, например в договоре подряда, простого товарищества и др. При рассмотрении споров ссылка на такого рода договоры не освобождает ответственное лицо от обязанности по надлежащему хранению, о чем свидетельствует и судебная практика <1>.

———————————

<1> См., например, Определение ВАС РФ от 12 ноября 2007 г. N 12776/07 по делу N А21-34038/05-С39.

 

9. Договор хранения необходимо отличать от других имеющих определенное сходство договоров, в частности от договоров займа, аренды (найма), охраны и др. Так, при сравнении договора имущественного найма, безвозмездного пользования (ссуды) и договора хранения в качестве общего признака можно отметить обязанность вернуть именно ту вещь, которая была передана хранителю или арендатору, а не подобную ей (исключение составляет договор иррегулярного хранения). Основное отличие состоит в том, что договор хранения заключается в интересах поклажедателя и не предполагает пользование вещью хранителем, а договор аренды (найма), безвозмездного пользования (ссуды) заключается в интересах арендатора, ссудополучателя и предусматривает предоставление права пользования имуществом. Кроме того, вещи, определяемые родовыми признаками, не могут быть объектами договора аренды или ссуды.

При разграничении договора займа и договора хранения особые сложности возникают в отношении договора хранения с обезличением, решающее значение имеет переход права собственности. По договору хранения право собственности не переходит к хранителю. Кроме того, договор займа направлен на удовлетворение потребностей заемщика, который при возмездном договоре выплачивает вознаграждение заимодавцу, а договор хранения — на удовлетворение потребностей поклажедателя, который при возмездных отношениях уплачивает вознаграждение хранителю.

Основным критерием разграничения договоров хранения и договоров охраны является факт передачи во владение. По договору охраны собственник не передает вещь во владение. Нередко споры возникают по поводу договора помещения транспортного средства на охраняемую автостоянку. Исходя из сущности данных отношений, в силу которых переходит право владения на автомобиль, такой договор порождает отношения, регулируемые комментируемой главой, что подтверждает и практика Высшего Арбитражного Суда РФ <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 22 июля 2008 г. N 9404/08 по делу N А60-9660/06-СР.

 

Статья 887. Форма договора хранения

Комментарий к статье 887 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает общее правило относительно письменной формы совершения договоров хранения. Исключение составляет договор, предметом которого является вещь, стоимость которой менее 10 установленных законом минимальных размеров оплаты труда. На сегодняшний день один МРОТ равен 100 руб.; следовательно, объект договора должен стоить менее 1 тыс. руб. При этом сумма вознаграждения по возмездному договору хранения не имеет значения.

Следует иметь в виду, что на основании ст. 161 ГК РФ в простой письменной форме должны совершаться сделки юридических лиц между собой и с гражданами.

Хранение вещи, удостоверенное сохранной распиской, квитанцией, свидетельством или иным документом, предусмотренным п. 2 комментируемой статьи и подписанным хранителем, является письменной формой договора. Однако указанная норма относится только к реальным договорам хранения (п. 1 ст. 886 ГК). Для организаций, осуществляющих в качестве профессиональной деятельности хранение имущества, принадлежащего иным лицам, заключение договора в письменной форме, тем более между юридическими лицами, является обязательным согласно ст. 161, п. 2 ст. 886, п. 1 настоящей статьи. Такой вывод подтверждается судебной практикой <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики: Приложение к письму ФТС России от 30 сентября 2004 г. N 01-06/2037 «Обзор судебной практики по делам о возмещении вреда (убытков), причиненного незаконными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов и их должностных лиц».

 

Наряду с перечисленными в п. 2 комментируемой статьи доказательствами заключения договора хранения к иным документам могут быть отнесены накладные, чеки и др., в частности, при заключении договора хранения транспортного средства подтверждением передачи автомобиля на хранение могут быть авансовый отчет, товарный и кассовый чеки, запись в соответствующем журнале, пропуск на стоянку и т.п. При рассмотрении одного из подобных споров ВАС РФ сделал вывод о том, что ссылка заявителя на последствия несоблюдения письменной формы договора, предусмотренные в ст. 162 ГК РФ, неосновательна, поскольку несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, тогда как в комментируемой статье такое условие не предусмотрено.

Так, по одному из дел обстоятельства спора и представленные доказательства (авансовый отчет, товарный и кассовый чеки, предоплатная ведомость, постановление следователя СО при Кировском РОВД г. Томска о возбуждении уголовного дела, а также показания свидетеля) были предметом рассмотрения и оценки судов, что и подтвердило наличие договорных отношений между сторонами <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 28 февраля 2008 г. N 1893/08 по делу N А67-1397/07.

 

Накладная, как правило, является доказательством наличия договорных отношений по хранению вещей с обезличением, например топлива <1>. Отсутствие документального оформления взимаемой платы за хранение вещи, например транспортных средств на автостоянках, само по себе не может свидетельствовать об отсутствии договора оказания услуги по хранению автомобиля и взимания за это платы, что подтверждено и судебной практикой <2>.

———————————

<1> См., например, Определение ВАС РФ от 23 января 2008 г. N 7559/07 по делу N А72-2904/06-22/137, в котором в качестве надлежащего доказательства, представленного истцом в подтверждение факта принятия ответчиком мазута, выступает накладная, скрепленная соответствующими печатями и подписанная представителями сторон.

<2> Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

 

2. При удостоверении договора хранения с помощью жетона, номера, иного знака, подтверждающего прием вещей на хранение, предъявитель данного знака презюмируется в качестве поклажедателя. В науке неоднократно высказывалась точка зрения, согласно которой «поскольку речь идет лишь об одном из возможных способов доказательства наличия договора хранения, то при утрате поклажедателем номера или жетона он не лишается права доказывать существование договора, в том числе и путем ссылки на свидетельские показания» <1>. Однако данную позицию нельзя назвать бесспорной. Если договор хранения требует письменной формы в соответствии с комментируемой статьей, то согласно п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Изд. доп., испр. М.: Статут, 2002. Кн. 3; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского. Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2007.

 

В некоторых случаях законодательством прямо предусмотрены последствия утраты квитанции или жетона. Согласно п. 2 ст. 923 ГК РФ сданная в камеру хранения вещь выдается поклажедателю по представлении доказательств принадлежности ему этой вещи.

В случае если поклажедатель выступает в качестве потребителя и на отношения распространяет свое действие Закон РФ «О защите прав потребителей», названное лицо вправе ссылаться на свидетельские показания даже при отсутствии письменных документов, в частности чека. Это положение нашло свое отражение как в подзаконных актах, в том числе в Постановлении Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. N 795, которым утверждены Правила оказания услуг автостоянок, регулирующие отношения в сфере оказания услуг по хранению автомобилей и других автомототранспортных средств на автостоянках, так и в практике Верховного Суда РФ (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 <1>).

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

 

3. В соответствии с п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. При этом свидетельские показания возможны при споре о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем. Речь идет о том, тот ли это объект или нет.

Ссылка на свидетельские показания возможна в случаях передачи вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах. На основании ст. 3 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» к обстоятельствам, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю, относятся:

— попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

— чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ <1>.

———————————

<1> Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

 

В дореволюционном законодательстве договор хранения при чрезвычайных обстоятельствах назывался необходимой поклажей. Как писал К.П. Победоносцев, «кроме поклажи добровольной бывает и необходимая (depot necessaire, depositum miserabile) в крайнем случае бедствия, например при пожаре, наводнении, при кораблекрушении и т.п. Она не требует доказательств документальных; к тому же разряду относится иногда отдача вещей на хранение проезжающими в гостинице или на корабле во время пути (receptum)…» <1>.

———————————

<1> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. М.: Статут, 2004. Часть третья: Договоры и обязательства. С. 436 — 437.

 

Статья 888. Исполнение обязанности принять вещь на хранение

Комментарий к статье 888 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. По договору хранения, составленному по модели консенсуального (п. 2 ст. 886 ГК), в обязанности хранителя входит принятие вещи на хранение. Однако у поклажедателя независимо от вида договора хранения обязанность передать вещь на хранение не возникает. Норма п. 1 настоящей статьи является императивной и не может быть изменена соглашением сторон.

Положения комментируемой статьи корреспондируют с п. 2 ст. 396 ГК РФ, согласно которому возмещение убытков (уплата неустойки) при неисполнении обязательства, в отличие от его ненадлежащего исполнения, влечет за собой освобождение должника от реального исполнения. Таким образом, хранитель не вправе требовать от поклажедателя исполнения обязанности по передаче вещи на хранение. Суд отказывает в удовлетворении таких требований.

Требования о взыскании убытков в соответствии с абз. 2 п. 1 настоящей статьи могут быть заявлены и в том случае, когда поклажедатель передал не все вещи, а часть вещей, в связи с чем у хранителя возникли убытки.

Названные требования в правоприменительной практике нередко заявляются в качестве встречного иска <1>.

———————————

<1> См., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 2 декабря 2003 г. N Ф03-А59/03-1/2987.

 

2. Настоящая статья обеспечивает право хранителя лишь на взыскание убытков по договору хранения, в котором указан срок передачи вещи на хранение. В соответствии со ст. 15 ГК РФ убытки включают в себя реальный ущерб (например, уже произведенные хранителем расходы на подготовку к хранению вещи, в том числе на аренду специальных помещений, оборудования), а также упущенную выгоду (вознаграждение, которое предусмотрено договором хранения). Если в определенный договором срок поклажедатель не передал вещь на хранение, он несет ответственность перед хранителем за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором хранения. При этом размер убытков должен быть подтвержден хранителем, в частности, путем представления доказательств того, что хранителем были предприняты какие-либо приготовления к получению соответствующих доходов. В противном случае суд отказывает в удовлетворении требования о взыскании убытков <1>.

———————————

<1> См., например, Постановление ФАС Уральского округа от 21 октября 2004 г. N Ф09-3500/04-ГК.

 

3. Термин «разумный срок» трактуется правоприменительной практикой неоднозначно. По всей вероятности, это должен быть такой срок, который позволяет предотвратить возникновение реального ущерба у хранителя.

При просрочке в передаче вещи на хранение поклажедатель также должен нести ответственность в размере причиненных хранителю убытков. Указание в комментируемой статье на взыскание убытков не ограничивает право сторон в договоре указать иные меры ответственности, в частности взыскание неустойки.

Факт передачи вещи поклажедателем хранителю должен быть подтвержден соответствующими доказательствами, в частности актом приема-передачи, распиской, приемной квитанцией и др. При этом документы должны подтверждать передачу вещи именно по договору хранения. Так, при рассмотрении спора относительно факта передачи вещей по договору хранения суд не принял во внимание бухгалтерские документы, которые свидетельствуют лишь о том, что ответчик принимал зерно от истца и отпускал зерно последнему, однако не доказывают того обстоятельства, что указанные действия производились на основании договора хранения <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 14 июля 2005 г. N А48-8748/04-4.

 

В противном случае могут быть применены меры ответственности, предусмотренные комментируемой статьей. Со ссылкой на комментируемую статью и отсутствие доказательств передачи вещи по договору хранения суды отказывают поклажедателю в удовлетворении иска о взыскании стоимости утраченного, похищенного имущества, по поводу которого был заключен договор хранения <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 18 декабря 2001 г. N КГ-А40/7359-01.

 

4. Гражданский кодекс РФ не предусматривает обязанности передать на хранение вещь определенного качества. Единственное ограничение предусмотрено ст. 894 ГК РФ в отношении вещей с опасными свойствами (см. комментарий к ст. 894). Однако в случае, если, по мнению поклажедателя, в результате качество вещи было ухудшено, для возложения на хранителя ответственности за причиненные ненадлежащим исполнением обязательства по хранению имущества убытки (ст. ст. 901, 902 ГК) поклажедатель должен доказать суду факт передачи ответчику на хранение имущества соответствующего качества <1>.

———————————

<1> См., например, Определение ВАС РФ от 12 мая 2008 г. N 5689/08 по делу N А35-7970/06-с16.

 

Статья 889. Срок хранения

Комментарий к статье 889 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Срок хранения является одним из важнейших условий договора, хотя и не относящимся к категории существенных условий. Срок может быть определен указанием на период времени, календарную дату или событие, которое неизбежно должно наступить. Кроме того, срок хранения может быть определяем и поставлен в зависимость от какого-либо обстоятельства. При отсутствии в договоре указания на срок хранитель обязан хранить вещь до востребования поклажедателем. В то же время хранитель вправе после истечения обычного при данных обстоятельствах срока потребовать от поклажедателя взять вещь обратно. При этом предоставляется разумный срок, который судебной практикой определяется в зависимости от вида, способа хранения. Так, например, для хранения семян сроки хранения, как правило, связаны с посевными работами, в частности, по одному из дел в качестве обычного срока хранения картофеля суд установил срок до 25 мая <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 марта 2002 г. N А82-273/01-Г/1.

 

2. При трактовке продолжительности таких сроков может быть использовано положение абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ, согласно которому обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

3. Согласно п. 1 комментируемой статьи по истечении срока, предоставленного хранителем для обратного получения вещи, поклажедатель обязан немедленно забрать переданную на хранение вещь. При неисполнении поклажедателем своей обязанности взять обратно вещь, если иное не предусмотрено договором хранения, после письменного предупреждения поклажедателя хранитель может самостоятельно продать вещь по цене, сложившейся в месте хранения, а если стоимость вещи по оценке превышает 100 установленных законом минимальных размеров оплаты труда — продать ее с аукциона в порядке, предусмотренном ст. ст. 447 — 449 настоящего Кодекса. Сумма, вырученная от продажи вещи, передается поклажедателю, за вычетом сумм, причитающихся хранителю, в том числе его расходов на продажу вещи.

4. Законодательством и иными нормативными правовыми актами могут быть конкретизированы положения относительно сроков договора хранения, например, установлены предельные сроки хранения. Так, ст. 920 ГК РФ устанавливает срок хранения не востребованных из ломбарда вещей, ст. 923 настоящего Кодекса — срок в камерах хранения таможенных организаций. Согласно ст. 13 Таможенного кодекса РФ товары, запрещенные в соответствии с законодательством РФ к ввозу на таможенную территорию РФ, в случае невозможности вывоза подлежат помещению на склады временного хранения, предельный срок которого составляет трое суток. Транспортные кодексы и уставы предусматривают сроки хранения прибывших, но невостребованных грузов, багажа. Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2005 г. N 221 «Об утверждении правил оказания услуг почтовой связи» <1> устанавливает сроки хранения невостребованной корреспонденции.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2005. N 17. Ст. 1556.

 

5. В срочном договоре хранения, как и в договоре хранения до востребования, поклажедатель вправе в любое время забрать вещь, хотя бы на следующий день. Поклажедатель вправе потребовать согласно ст. 904 ГК РФ возвратить принятую на хранение вещь от хранителя, даже если бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился. По истечении срока исковой давности, который в отношении срочного договора хранения определяется моментом окончания срока его действия, в удовлетворении требования поклажедателя может быть отказано.

Срочный договор хранения может быть расторгнут по инициативе хранителя только при существенном нарушении договора со стороны поклажедателя. Так, например, согласно п. 2 ст. 896 ГК РФ при просрочке уплаты вознаграждения за хранение более чем на половину периода, за который оно должно быть уплачено, хранитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать от поклажедателя немедленно забрать сданную на хранение вещь.

 

Статья 890. Хранение вещей с обезличением

Комментарий к статье 890 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья не является абсолютной новеллой ГК РФ (ее предшественницей была ст. 432 ГК РСФСР 1964 г.), она устанавливает исключение из общего правила об объекте договора хранения, в качестве которого выступают индивидуально определенные вещи. В римском праве были допустимы договоры о хранении вещей, определенных родовыми признаками, они обозначались как depositum irregulare, т.е. не обычный, не нормальный вид договора, а какой-то особый, чрезвычайный. «Выделение случаев depositum irregulare встречается еще у такого старого юриста, как Алфен (I век до н.э.). Проводя параллели между различными договорами, юрист различает такие случаи, когда одно лицо дает на хранение другому лицу деньги так, что безвестная сумма передается neque clusa neque obsignata, т.е. не заключенная в каком-нибудь хранилище и неопечатанная, и противоположные случаи, когда передаваемые заменимые вещи обособлены от других однородных вещей так, что можно установить, какие вещи принадлежат одному, какие другому (quid cuiusque esset); в случаях первого рода возврату подлежит только та же сумма (tandundem), но не те же самые предметы, какие были переданы; в случаях второго рода — non potuisse nos permutationem facere, т.е. нельзя заменить переданные предметы другими, а нужно возвращать те же самые, какие были переданы (D. 19. 2. 31)» <1>.

———————————

<1> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004.

 

Примеры договора хранения с обезличением достаточно многочисленны, в частности договор обезличенного металлического счета. В соответствии с п. 2.7 Положения «О совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке проведения банковских операций с драгоценными металлами», введенного в действие Приказом ЦБ РФ от 1 ноября 1996 г. N 02-400, это счет, открываемый кредитной организацией для учета драгоценных металлов без указания индивидуальных признаков и осуществления операций по их привлечению и размещению. Природа данного договора весьма спорна, на что неоднократно обращалось внимание специалистов <1>.

———————————

<1> См.: Карпов М.В. Правовые особенности обезличенных металлических счетов // Законодательство и экономика. 2005. N 11; Блинков О.Е. Наследование по завещанию денежных средств и иного имущества в банках // Наследственное право. 2008. N 2.

 

2. В соответствии с комментируемой статьей вещи, определяемые родовыми признаками, могут смешиваться хранителем с такими же вещами, принадлежащими другим поклажедателям, лишь в случаях, прямо предусмотренных договором. Таким образом, признаками договора хранения с обезличением (иррегулярное, неправильное хранение) являются следующие:

— вещи определяются в договоре родовыми признаками, а именно родом и качеством (сорт, качество, марка, производитель, цвет, вес, число и др.), например: зерно, овощи, фрукты, нефть, песок и т.п. Причем объективно данные вещи могут быть индивидуально определенными, однако в договоре для сторон эти вещи определяются через родовые признаки и, соответственно, могут быть заменены другими, обладающими такими же признаками. При этом если вещи объективно являются определяемыми родовыми признаками, то к ним не может быть применено право удержания (ст. 359 ГК). Чаще всего данный договор подпадает под признаки хранения на товарном складе, в том числе складе общего пользования (см. комментарий к ст. ст. 907 — 918 ГК);

— вещи, переданные хранителю разными поклажедателями, могут смешиваться между собой, но это не должно влиять на сохранность вещей (ст. 891 ГК);

— поклажедателю возвращаются не те же самые вещи, которые он передал на хранение, а иные вещи, имеющие соответствующие родовые характеристики. Это исключение из ст. 900 ГК РФ, согласно которой хранитель обязан возвратить поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, ту самую вещь, которая была передана на хранение, если договором не предусмотрено хранение с обезличением. При этом количество вещей, измеряемое, как правило, весом, должно быть равным или иным обусловленным сторонами, например с учетом естественной убыли вещей;

— на хранящиеся вещи распространяется режим права собственности, определяемый договором хранения. Это может быть как режим общей долевой собственности всех поклажедателей, так и режим права собственности хранителя. До 1 марта 1996 г. ст. 432 ГК РСФСР 1964 г. устанавливала, что если на хранение несколькими лицами сданы вещи, определенные в договоре родовыми признаками, и вещи эти обезличиваются хранителем, то устанавливается общая долевая собственность сдавших вещи на хранение в соответствии с количеством сданных ими вещей. Если при наличии соглашения об этом такие вещи переходят в собственность хранителя, то он обязан вернуть сдавшему их на хранение в равном или обусловленном сторонами количестве вещи того же рода и качества.

Условие о режиме права собственности на хранящиеся вещи целесообразно определить в договоре, поскольку от этого зависит и риск случайной гибели предмета хранения.

В том случае, если часть вещей, определяемых родовыми признаками и принадлежащих нескольким поклажедателям, прекратила свое существование (например, в результате пожара, наводнения, кражи и т.п.), оставшиеся вещи распределяются среди всех поклажедателей пропорционально их количеству. Обязанность определения и доказывания количества утраченных вещей, оснований их утраты и количества оставшегося имущества ложится на хранителя, о чем свидетельствует и судебная практика <1>.

———————————

<1> См., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 9 октября 2003 г. N А58-1784/02-Ф02-3313/03-С2.

 

3. Данный договор имеет много общего с договором займа, предметом которого могут быть вещи, определяемые родовыми признаками. Однако для разграничения данных договоров имеют важное значение их цель, переход права собственности, направленность услуги и другие квалифицирующие признаки. Учитывая разную правовую природу договора займа и договора хранения, при отсутствии в договоре указания на право собственности в отношении хранящихся вещей необходимо признавать право собственности за поклажедателями.

 

Статья 891. Обязанность хранителя обеспечить сохранность вещи

Комментарий к статье 891 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В настоящей статье раскрывается основная обязанность хранителя — обеспечить сохранность вещи. Данная обязанность распространяется также и на плоды, доходы, полученные в результате хранения вещи. Согласно п. 3 ст. 900 ГК РФ одновременно с возвратом вещи хранитель обязан передать плоды и доходы, полученные за время ее хранения, если иное не предусмотрено договором хранения.

Меры по обеспечению сохранности вещи определяются:

— законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке (противопожарные, санитарные, охранные и т.п.);

— договором;

— обычаями делового оборота и существом обязательства.

При нарушении данных правил поклажедатель отвечает за утрату, недостачу, повреждение вещи. На практике возникает немало споров, связанных с хищением вещей у поклажедателя <1>. Так, при определении начала течения срока исковой давности по иску к хранителю, у которого вещь была похищена, Высший Арбитражный Суд РФ обратил внимание на то, что правоотношения сторон основаны на договоре хранения, поэтому нарушение ответчиком (хранителем) своих договорных обязательств, выразившееся в невозврате переданной на хранение вещи, является основанием для ответственности хранителя в силу положений ст. ст. 401, 891 и 901 ГК РФ, а не конкретных похитителей, отвечающих вне договора.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 22 июля 2008 г. N 9404/08 по делу N А60-9660/06-СР.

 

2. Меры, предусмотренные п. 2 настоящей статьи, зависят от вида объекта, переданного на хранение. Так, например, в отношении хранения зерна применяется Порядок учета зерна и продуктов его переработки, утвержденный Приказом Государственной хлебной инспекции при Правительстве РФ от 8 апреля 2002 г. N 29 <1>. В числе подлежащих применению мер по обеспечению сохранности партий принятого зерна проведение лабораторных анализов, взвешивание, очистка, активное вентилирование, холодная сушка, перемешивание. Условия хранения огнеопасных и взрывоопасных веществ предусмотрены Инструкцией о порядке хранения и обращения в фармацевтических (аптечных) организациях с лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, обладающими огнеопасными и взрывоопасными свойствами, утвержденной Приказом Минздрава России от 5 ноября 1997 г. N 318.

———————————

<1> Российская газета. 2002. 3 июля. N 119.

 

3. Ответственность хранителя за нарушение обязанностей, предусмотренных комментируемой статьей, т.е. за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, предусмотрена ст. 901 ГК РФ.

Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Так, Постановлением ФАС Центрального округа от 26 мая 2008 г. N Ф10-1815/08 по делу N А62-1690/2007 при рассмотрении спора относительно договора хранения транспортного средства на автостоянке в договоре была установлена полная ответственность владельца автостоянки перед владельцами транспортных средств в случае их повреждения, утраты вследствие краж, угонов и предусмотрено освобождение от ответственности, если утрата или повреждение транспортных средств произошли вследствие непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (завладение транспортным средством вооруженным путем, умышленное уничтожение или повреждение автомобиля и имущества третьими лицами); было отмечено, что суд первой инстанции не установил соответствие положения об ограничении ответственности владельца автостоянки в случае утраты или повреждения транспортного средства вследствие умышленного уничтожения или повреждения автомобиля и имущества третьими лицами положениям ст. 901 ГК РФ и принятие хранителем мер, необходимых для предотвращения названных обстоятельств.

В случае если срок действия договора хранения истек, а поклажедатель не выполняет обязанность взять вещи обратно, за утрату, недостачу или повреждение вещей хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности (п. 2 ст. 901 ГК).

4. Пункт 3 комментируемой статьи для безвозмездного договора хранения устанавливает правило об обязанности хранителя заботиться о хранящихся у него вещах других лиц не менее, чем о своих. В то же время такая забота и принятие соответствующих мер могут не быть надлежащими для обеспечения сохранности чужого имущества, если хранитель не принимает необходимые меры для обеспечения сохранности своего имущества. При этом хранитель несет ответственность перед поклажедателем в соответствии со ст. 401 ГК РФ.

 

Статья 892. Пользование вещью, переданной на хранение

Комментарий к статье 892 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Право хранителя на пользование вещью, переданной на хранение, возникает лишь при наличии согласия поклажедателя. Комментируемой статьей устанавливается исключение из общего правила, которое реализуется при наличии следующих условий:

— согласие поклажедателя отсутствует;

— пользование вещью необходимо для обеспечения ее сохранности;

— пользование вещью не противоречит договору хранения. В случае если в договоре хранения содержится прямой запрет на использование, хранитель обязан возместить причиненные таким образом убытки.

Положения комментируемой статьи распространяются на все договоры хранения, среди них договоры хранения наличных денег и иных ценностей в банке по договору хранения, в том числе и с использованием индивидуального банковского сейфа, договоры на хранение в ломбарде и др.

В правоприменительной практике выявляется немало случаев нарушения обязанности со стороны хранителя воздерживаться от пользования вещью, принадлежащей поклажедателю <1>.

———————————

<1> См., например, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 5 апреля 2005 г. N Ф03-А51/05-1/451, ФАС Московского округа от 4 августа 2005 г. N КГ-А40/6814-05, ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 сентября 2006 г. N А33-24936/04-С1-Ф02-4630/06-С2 по делу N А33-24936/04-С1, Определение ВАС РФ от 24 января 2008 г. N 574/08.

 

Право собственности на предмет хранения также не переходит к хранителю, хотя не упоминается в комментируемой статье, кроме хранения вещей с правом распоряжения ими в соответствии со ст. 918 ГК РФ и некоторых других случаев.

2. Установленные комментируемой статьей ограничения распространяются и на третьих лиц, которым хранитель не вправе предоставлять хранящуюся вещь в пользование. При заключении с третьим лицом договора, предоставляющего вещь в пользование вопреки положениям настоящей статьи, такой договор является ничтожным в силу ст. ст. 168, 892 ГК РФ. Постановлением ФАС Московского округа от 11 июня 2008 г. N КГ-А40/4929-08 по делу N А40-55018/07-64-456 установлена недействительность договора о передаче функций хранителя, в том числе и по основаниям, предусмотренным настоящей статьей.

Последствия нарушения обязанности хранителем воздерживаться от пользования вещью ГК РФ специально не определены, в связи с чем в качестве такового применяется взыскание убытков.

3. Право пользования вещью может быть предусмотрено в договоре либо выражено в отдельном согласии поклажедателя. В возмездном договоре предоставление права пользования может рассматриваться как встречное предоставление и представлять собой плату поклажедателя хранителю.

Для разграничения договора хранения и договора аренды, ссуды в тех случаях, когда договором хранения предусмотрена возможность пользования предметом аренды, необходимо учитывать направленность договора <1>. Цель (направленность) договора хранения не состоит в предоставлении права пользования хранителю. Передача вещи хранителю направлена на обеспечение интересов поклажедателя в сохранности вещи, а не хранителя в ее использовании.

———————————

<1> В качестве примера спора относительно правовой природы договора с точки зрения норм о хранении или ссуде см. Постановление ФАС Московского округа от 24 декабря 2003 г. N КГ-А40/9950-03.

 

4. В некоторых случаях законодательством прямо регламентированы особенности реализации права на использование вещи, переданной на хранение, или запрета на такое использование. Так, в частности, ч. 3 ст. 86 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» запрещает лицу, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, пользование этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя. Судебный пристав-исполнитель не вправе давать такое согласие в отношении ценных бумаг, переданных на хранение депозитарию, а также в случае, когда пользование имуществом в силу его свойств приведет к уничтожению или уменьшению ценности данного имущества. Согласие судебного пристава-исполнителя не требуется, если пользование указанным имуществом необходимо для обеспечения его сохранности.

 

Статья 893. Изменение условий хранения

Комментарий к статье 893 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В комментируемой статье определены особенности изменения условий хранения и рассматриваются две ситуации:

1) необходимость изменения условий хранения, в силу которых нет угрозы (опасности) утраты, недостачи, повреждения, порчи вещи и т.п.;

2) необходимость изменения условий хранения вызвана опасностью утраты, недостачи или повреждения вещи.

К условиям хранения, которые могут быть изменены в соответствии с абз. 2 п. 1 настоящей статьи, относятся способ, место, срок хранения, температурный режим хранения и т.п., т.е. такие условия, которые влияют на сохранность вещи, ее качественные и количественные характеристики. Изменение условий хранения в возмездном договоре хранения может сопровождаться для поклажедателя дополнительными расходами, что также требует согласования.

В случае если хранитель своевременно не изменил условия хранения либо изменил, но не уведомил об этом поклажедателя, хранитель должен возместить по общему правилу причиненные убытки (ст. 902 ГК).

2. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает условия (на которые распространяются нормы гл. 50 ГК) максимального обеспечения интересов хранителя при невозможности обеспечить сохранность вещи, которые подпадают под действие хранителя в чужом интересе без поручения. При отсутствии вины хранителя наступают последствия, предусмотренные п. 2 настоящей статьи, а при наличии вины хранитель по общему правилу должен возместить поклажедателю убытки, причиненные реализацией предмета хранения, в соответствии со ст. 901 ГК РФ.

3. Изменение условий хранения может порождать и публично-правовые последствия. Так, изменение условий хранения оружия и патронов к нему влечет изменение условий лицензирования, поскольку новое оружейное помещение исследуется вновь на предмет соответствия оборудования помещения, предназначенного для хранения оружия и патронов к нему, требованиям Министерства внутренних дел РФ согласно п. 21 Инструкции по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденной Приказом Министерства внутренних дел РФ от 12 апреля 1999 г. N 288 <1>, о чем свидетельствует и судебная практика <2>.

———————————

<1> Российская газета. 1999. 7 сент. N 175.

<2> Определение ВАС РФ от 6 сентября 2007 г. N 10379/07; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 мая 2007 г. по делу N А21-150/2006.

 

Порядок изменения условий хранения конкретизирован и иными правовыми актами. Так, например, обязанность уведомлять клиента в письменном виде об изменении условий хранения драгоценных металлов, находящихся на счете клиента, предусмотрена указанием ЦБ РФ от 18 ноября 1999 г. N 682-У «О порядке заключения кредитными организациями договора хранения драгоценных металлов и ведения счета ответственного хранения драгоценных металлов в Банке России» <1>.

———————————

<1> Вестник Банка России. 1999. N 70 — 71.

 

Обязанность незамедлительно уведомить поклажедателя и дождаться его письменного ответа при необходимости изменения условий хранения предусмотрена Приказом ФТС России от 30 января 2008 г. N 62 «О внесении изменений в Приказ ГТК России от 28 июня 2004 г. N 741 <1>» <2>.

———————————

<1> Приказ ГТК России от 28 июня 2004 г. N 741 «О применении образцов договоров».

<2> Таможенные ведомости. 2008. N 4.

 

4. Нормы рассматриваемой статьи являются общими по отношению к нормам ст. 910 ГК РФ, устанавливающей изменение условий хранения и состояния товаров товарным складом (см. комментарий к ст. 910).

 

Статья 894. Хранение вещей с опасными свойствами

Комментарий к статье 894 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Исчерпывающего перечня вещей с опасными свойствами, о которых говорится в комментируемой статье, нет и быть не может. Кроме упомянутых вещей, легковоспламеняющихся и взрывоопасных, к вещам, «вообще опасным по своей природе», могут относиться и иные объекты: химические (например, отравляющие вещества), радиоактивные (например, агрегаты, аппаратура и иные вещи, создающие радиоактивность в опасных дозах), зоологические, микробиологические и т.д.

2. В п. 1 комментируемой статьи установлены различные правила в зависимости от того, является ли хранитель профессиональным или нет (см. ст. 886 ГК и комментарий к ней).

Как представляется, из содержания п. 1 комментируемой статьи следует, что поклажедатель обязан предупредить хранителя об опасных свойствах вещей, передаваемых на хранение. В подтверждение этого следует обратиться к указанию о том, что поклажедатель отвечает за убытки, причиненные хранением таких вещей хранителю и третьим лицам. Как известно, возмещение убытков есть мера ответственности (это отражено и в комментируемой статье: «Поклажедатель отвечает за убытки…»). В силу п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Обязанность возместить убытки есть санкция за правонарушение. Но какое?! Быть может, нарушение субъективных прав иных лиц (хранителя и (или) третьих лиц), выразившееся в том, что у них появились убытки в связи с тем, что на хранение переданы вещи, обладающие опасными свойствами? Это предположение справедливо лишь отчасти. Если поклажедатель предупредил хранителя об опасных свойствах предмета хранения, то рассматриваемые убытки поклажедатель возмещать не обязан. Обязанность их недопущения возлагается на хранителя (см. ст. 891 ГК и комментарий к ней). Если они все-таки появились у хранителя и (или) у третьих лиц, то хранителю никто их возмещать не будет. Более того, он сам (хранитель) должен будет возместить убытки третьим лицам.

Таким образом, возложение обязанности возместить убытки на поклажедателя есть санкция за допущенное им правонарушение — нарушение чужих субъективных прав, произошедшее вследствие того, что поклажедатель не предупредил хранителя об опасных свойствах вещи. Если бы хранитель был предупрежден, он мог бы и должен был принять меры по недопущению убытков.

В одних случаях поклажедатель не сообщает хранителю об опасных свойствах вещей, передаваемых на хранение, преследуя цель уменьшить свои расходы (см. ст. ст. 896, 897 ГК и соответствующие комментарии) или опасаясь, что субъект, которому предполагается передать такую вещь на хранение, откажется от заключения договора. В других случаях поклажедатель может и сам не знать об опасных свойствах вещи, переданной на хранение. Но и в том и в другом случае его поведение упречно. Если поклажедатель и не знал об опасных свойствах вещи, он должен был бы знать. Его поведение неосмотрительно (неосторожно).

Убытки, о которых идет речь, определяются по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 15 ГК РФ: под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Под «убытками, причиненными в связи с хранением таких вещей», о которых говорится в комментируемой статье, следует понимать не только собственно расходы по хранению (в том числе дополнительные, не предусмотренные при передаче вещи на хранение), но и убытки, появившиеся в результате того, что проявились опасные свойства предмета хранения (произошел взрыв, в результате которого повреждено имущество хранителя и (или) третьих лиц, и т.п.).

3. Кроме появления обязанности возместить убытки, возникшие у хранителя и (или) третьих лиц в результате передачи на хранение вещей с опасными свойствами, если поклажедатель не предупредил хранителя об этих свойствах, для поклажедателя могут наступить и иные неблагоприятные последствия: хранитель вправе в любое время обезвредить или уничтожить предмет хранения без возмещения поклажедателю убытков. Рассматривая это правило, следует обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, речь идет о праве, но не обязанности хранителя обезвредить или уничтожить вещи с опасными свойствами. Хранитель должен проявлять осторожность (разумную) при реализации данного права. Так, если нет неотложной необходимости обезвреживать или уничтожать такие вещи, то он может потребовать от поклажедателя расторжения договора; хранитель может принять меры (дополнительные к тем, что предусмотрены договором, соответствующие обычаям делового оборота, обусловленные свойствами вещей и пр. (см. ст. 891 ГК и комментарий к ней)), а затем взыскать понесенные в связи с этим расходы (убытки) на основании ст. 903 ГК РФ.

Во всяком случае, необходимо помнить о правилах, содержащихся в п. 1 ст. 404 ГК РФ: если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Во-вторых, мало того, что в результате реализации рассматриваемого права хранителем поклажедатель понесет убытки (утрата или повреждение имущества, неполученные доходы и т.д.), которые ему никто не должен возмещать, — поклажедатель обязан возместить хранителю расходы (убытки), понесенные при обезвреживании или уничтожении предмета хранения.

В-третьих, вряд ли стоит квалифицировать указанные негативные для поклажедателя последствия в качестве санкции как меры ответственности за неисполнение обязанности по уведомлению хранителя об опасных свойствах вещи, переданной на хранение. Как представляется, в данном случае предусмотрена мера защиты. Допущение обезвреживания или уничтожения вещи с опасными свойствами обусловлено стремлением обеспечить интересы хранителя и (или) третьих лиц.

Соответственно, нормы о гражданско-правовой ответственности (поклажедателя) в данной ситуации не применяются.

4. Если вещь с опасными свойствами передается на хранение профессиональному хранителю, то предполагается, что он (хранитель) обладает специальными познаниями, и потому, даже если поклажедатель не предупредил о таких свойствах, хранителю они известны или должны быть известны. Исходя из этих соображений применение ранее изложенных правил ограничивается. Профессиональный хранитель может обезвредить или уничтожить вещь с опасными свойствами, и, кроме того, с поклажедателя возможно взыскание убытков, причиненных в связи с хранением таких вещей, при условии, что поклажедатель умышленно ввел хранителя в заблуждение относительно предмета хранения <1> и хранитель не мог путем наружного осмотра удостовериться в опасных свойствах предмета, принимаемого на хранение. Упоминание о наружном осмотре ориентирует на некие пределы необходимой осмотрительности профессионального хранителя. Он не должен проводить анализы, экспертизы, исследования и иные мероприятия — достаточно внешнего осмотра.

———————————

<1> По общему правилу невозможно сдать вещь на хранение под неправильным наименованием неосторожно. Хотя, конечно, может случиться и такое.

 

5. Поскольку во всех рассмотренных случаях поведение поклажедателя упречное (как минимум неосторожное, как максимум умышленное), постольку хранитель во всех этих случаях имеет право на вознаграждение, если договор хранения является возмездным.

6. Хранитель может обезвредить или уничтожить предмет хранения без возмещения поклажедателю убытков на основании п. 2 комментируемой статьи, если:

— на хранение переданы вещи с опасными свойствами;

— хранитель извещен о таких свойствах;

— условия хранения соблюдаются;

— вещи стали опасными для окружающих либо для имущества хранителя или третьих лиц;

— поклажедатель не выполняет требование хранителя немедленно забрать вещи либо обстоятельства не позволяют хранителю заявить такое требование.

Поскольку действия поклажедателя правомерны, постольку он не должен возмещать убытки, причиненные в связи с хранением.

При применении данного правила не имеет значения, является ли хранитель профессиональным или нет.

7. Существует довольно большое число нормативных актов, устанавливающих правила хранения отдельных видов вещей с опасными свойствами, определяющих особые требования к субъектам, осуществляющим хранение таких вещей, и пр. Соответствующие указания содержатся в федеральных законах <1>, актах Правительства РФ <2>, а также министерств и ведомств <3>.

———————————

<1> Например, Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» установлено, что хранение наркотических средств и психотропных веществ осуществляется юридическими лицами в порядке, установленном Правительством РФ, в специально оборудованных помещениях при наличии лицензии на указанный вид деятельности (п. 1 ст. 20) (Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 219).

<2> Например, Постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2008 г. N 279 «Об утверждении Положений о лицензировании в области взрывчатых материалов промышленного назначения» утверждено Положение о лицензировании хранения взрывчатых материалов промышленного назначения (Собрание законодательства РФ. 2008. N 16. Ст. 1704).

<3> См., например, Постановление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 30 декабря 2005 г. N 23 «Об утверждении и введении в действие федеральных норм и правил в области использования атомной энергии «Правила безопасности при хранении и транспортировании ядерного топлива на объектах использования атомной энергии» // Ядерная и радиационная безопасность. 2006. N 3.

 

При применении таких актов следует иметь в виду, что, как правило, в них говорится о хранении в самом широком смысле и в большинстве случаев нормы этих актов содержат публично-правовые предписания, адресованные обладателям вещей с опасными свойствами, в том числе и субъектам договоров хранения (см. п. 2 ст. 891 ГК и соответствующий комментарий).

 

Статья 895. Передача вещи на хранение третьему лицу

Комментарий к статье 895 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

Хранитель должен лично исполнять свои обязанности по договору. Видимо, предполагается, что личность хранителя (того, кому доверена вещь) имеет для поклажедателя важное значение.

Из этого общего правила возможны исключения.

Во-первых, иное может быть предусмотрено договором. Здесь возможны различные варианты. Может быть изначально предусмотрено, что хранение будет осуществлять третье лицо. Можно установить, что хранитель вправе передать вещь на хранение третьему лицу при наличии определенных обстоятельств (например, в случае его отъезда в командировку, если хранителем является гражданин). Договором вообще может быть предусмотрена возможность выбора хранителем условий хранения по своему усмотрению, в том числе допустимость привлечения третьих лиц к хранению.

Во-вторых, в любое время хранитель вправе передать вещь на хранение третьему лицу, получив на это согласие поклажедателя.

В-третьих, при отсутствии в договоре каких-либо указаний на этот счет хранитель может передать вещь на хранение третьему лицу при наличии следующих условий: а) он вынужден к этому силою обстоятельств в интересах поклажедателя (в противном случае вещь может быть утрачена, повреждена; хранитель не может лично хранить вещь в связи с болезнью и т.д.); б) хранитель лишен возможности получить согласие поклажедателя на передачу вещи на хранение третьему лицу (например, вопрос не терпит отлагательства в связи со срочной госпитализацией гражданина, являющегося хранителем; поклажедатель отсутствует и неизвестно место его нахождения и т.п.).

Обязанность хранителя незамедлительно уведомить поклажедателя о передаче вещи на хранение третьему лицу считается исполненной при извещении поклажедателя немедленно, как только это стало возможным.

Во всех случаях передачи вещи хранителем на хранение третьему лицу права и обязанности сторон договора остаются неизменными.

 

Статья 896. Вознаграждение за хранение

Комментарий к статье 896 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Договор хранения относится к числу возмездных. Необходимо отметить, что напрямую это правило не закреплено ни в одной из статей комментируемой главы ГК РФ. Однако в соответствии с п. 3 ст. 423 Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Таким образом, условие о безвозмездности хранения должно быть в достаточной степени ясно выражено сторонами при заключении договора.

Напротив, для специального случая — хранения в гардеробах организаций — установлена противоположная презумпция: хранение в гардеробах организаций предполагается безвозмездным, если вознаграждение за хранение не оговорено или иным очевидным способом не обусловлено при сдаче вещи на хранение.

Правоотношения безвозмездного хранения, сравнимые с безвозмездным поручением, зачастую не признаются на практике, а последствия утраты, недостачи или повреждения вещей, принятых на хранение, в таких случаях принято определять на основе норм о деликтных обязательствах. Это неверно, поскольку отношения безвозмездного хранения, даже и не облеченные в форму письменного договора (ст. 887 ГК), являются договорным обязательством и подпадают под сферу регулирования гл. 47 ГК РФ.

Наименование комментируемой статьи подчеркивает различия между вознаграждением за хранение и возмещением расходов хранителя. В то же время в отличие от положений о возмещении расходов на исполнение комиссионного поручения по общему правилу выплачиваемое хранителю вознаграждение за хранение покрывает расходы на хранение. Таким образом, если иное не предусмотрено договором, в вознаграждение включаются суммы, необходимые для компенсации расходов хранителя.

В отличие, например, от ст. 614 ГК РФ комментируемая статья не устанавливает для сторон договора хранения, в виде чего может быть предоставлено вознаграждение хранителю. В качестве встречного предоставления по договору хранения поклажедатель, как правило, уплачивает денежное вознаграждение, хотя не исключены и иные формы предоставления. Распространены случаи оплаты услуг хранителя путем передачи ему части вещей, переданных на хранение (например, передачи сельскохозяйственной продукции, нефтепродуктов).

2. В комментируемой статье содержатся прежде всего диспозитивные нормы, определяющие срок исполнения поклажедателем обязанности по уплате хранителю вознаграждения. Вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата хранения предусмотрена по периодам, оно должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода.

Обеспечивается эта обязанность возможностью удержания вещи, переданной на хранение, в случае если стороны договора хранения действуют как предприниматели. В соответствии со ст. 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Однако удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

Кроме того, для случаев, когда вознаграждение подлежит передаче поэтапно, предусматривается дополнительное правило о возможности досрочного расторжения договора хранения. При просрочке уплаты вознаграждения за хранение более чем на половину периода, за который оно должно быть уплачено, хранитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать от поклажедателя немедленно забрать сданную на хранение вещь.

3. Комментируемая статья определяет также последствия досрочного прекращения обязательства по хранению в зависимости от причины такого прекращения. Если хранение прекращается до истечения обусловленного срока по обстоятельствам, за которые хранитель не отвечает, он имеет право на соразмерную часть вознаграждения. В случае если поклажедатель при сдаче вещей с опасными свойствами на хранение не предупредил хранителя об этих свойствах и такие вещи были обезврежены или уничтожены хранителем (п. 1 ст. 894 ГК), хранитель имеет право на всю сумму вознаграждения.

Досрочно расторгая договор хранения, поклажедатель вправе потребовать возврата вещи. Как отметил ВАС РФ в одном из своих определений, из положений ст. 896 ГК РФ во взаимосвязи со ст. 309 Кодекса следует, что вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю при условии надлежащего исполнения им обязательств по хранению. Уклонение от возврата имущества поклажедателю таким исполнением не может быть признано <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 31 января 2008 г. N 1039/08.

 

В то же время, когда причиной прекращения обязательства являются иные обстоятельства, т.е. когда хранение прекращается досрочно по обстоятельствам, за которые хранитель отвечает, он не вправе требовать вознаграждение за хранение, а ранее полученные им в счет этого вознаграждения суммы должен вернуть поклажедателю.

Иные правила относительно выплаты вознаграждения хранителю при досрочном прекращении правоотношения могут быть установлены непосредственно договором между сторонами.

4. Комментируемая статья определяет и последствия просрочки нарушения установленной ст. 899 Кодекса обязанности поклажедателя взять вещи обратно. Соответствующая норма вновь является диспозитивной. Если по истечении срока хранения находящаяся на хранении вещь не взята обратно поклажедателем, он обязан уплатить хранителю соразмерное вознаграждение за дальнейшее хранение вещи. Это правило применяется и в случае, когда поклажедатель обязан забрать вещь до истечения срока хранения.

5. В связи с тем что цена договора (сумма причитающегося хранителю вознаграждения) не является существенным условием договора, на практике распространены споры относительно возмездного или безвозмездного характера правоотношений хранения.

Так, в одном из случаев акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к таможне о взыскании сумм задолженности в связи с хранением. В ходе судебного разбирательства было установлено, что в период с 1996 по 1998 г. на склад временного хранения, принадлежащий истцу, таможней помещались вещественные доказательства (товары и транспортные средства), изъятые по делам о нарушении таможенных правил, что подтверждается актами приема-сдачи. Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по данному спору сводится к следующему. Поскольку правоотношение носит гражданско-правовой характер, правила о возмещении издержек, предусмотренные ст. 355 Таможенного кодекса РФ, к спорным отношениям неприменимы. Суды нижестоящих инстанций не выяснили надлежащим образом волю сторон, направленную на определение возмездного или безвозмездного характера отношений по хранению имущества. Как полагает ВАС РФ, при решении вопроса о возмездном или безвозмездном характере правоотношений по хранению суду необходимо также принять во внимание правило ч. 2 ст. 897 ГК РФ и выяснить, исключено ли сторонами в случае безвозмездного хранения возмещение хранителю произведенных им необходимых расходов по хранению вещей <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 22 мая 2001 г. N 3247/01.

 

В другом случае по договору об оказании услуг общество обязалось оказывать таможне услуги по хранению товаров, транспортных средств, иных предметов, задержанных, конфискованных, а также изъятых таможенным органом по административным делам, и имущества таможни. По актам приемки груза на склады истец принял на хранение принадлежащие ответчику автотранспортные средства и запчасти для автомобилей и хранил их до момента выдачи поклажедателю. Поскольку услуги по хранению товара по окончании срока хранения таможенным органом не были оплачены, общество обратилось в арбитражный суд с требованием взыскать сумму задолженности.

Судебные инстанции пришли к выводу, что содержание договора, заключенного между сторонами, в частности п. 3.3, свидетельствует о его возмездном характере. Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В соответствии с нормами комментируемой статьи вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения.

Поскольку сторонами соглашение о плате за хранение достигнуто не было (не была определена цена договора), то суд правомерно, со ссылкой на ст. 424 ГК РФ, указал, что оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги, и в результате взыскал плату за хранение исходя из расценок, определенных в заключении специализированных организаций, являющихся профессиональными оценщиками.

Ссылка таможни на необоснованность требований истца, заявленных по отдельным актам приема-передачи, в силу того что имущество было передано до заключения договора хранения, не была принята судом во внимание, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 887 ГК РФ простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено выдачей поклажедателю документа, подписанного хранителем (в данном случае в качестве таких документов выступали вышеназванные акты) <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 7 февраля 2007 г. по делу N А62-269/2005.

 

Статья 897. Возмещение расходов на хранение

Комментарий к статье 897 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В соответствии с положениями ГК РФ хранитель имеет право на возмещение (компенсацию) понесенных им расходов вне зависимости от того, является ли договор хранения возмездным или безвозмездным. Однако, как уже отмечалось в комментарии к предыдущей статье, в возмездном договоре хранения сумма причитающегося хранителю вознаграждения включает в себя такие расходы.

Таким образом, если стороны в договоре хранения указали сумму вознаграждения настолько низкую, что она не включает в себя понесенные хранителем расходы, то это тем не менее не дает оснований поклажедателю требовать изменения или расторжения договора в случае, когда выяснится, что размер расходов существенно больше. Иными словами, в правоотношениях хранения присутствует некий риск хранителя, который, назначая желаемую сумму вознаграждения, должен в то же время представить себе размер возможных расходов на хранение.

Для случаев заключения возмездного договора хранения речь идет не о необходимых расходах, а о фактически понесенных. Таким образом, какую бы сумму ни пришлось потратить хранителю в связи с исполнением своих обязанностей по возмездному договору хранения, он не имеет права получить больше, чем причитающееся по договору вознаграждение.

Однако для безвозмездного хранения установлено иное правило. Хранитель имеет право на возмещение ему лишь произведенных им необходимых расходов на хранение вещи. Следовательно, заявленная хранителем ко взысканию сумма расходов на хранение может быть снижена судом с учетом того, насколько целесообразны были те или иные расходы, а также имелась ли возможность их сократить.

Правила о возмездном хранении настолько своеобразны, что, по мнению М.И. Брагинского, «хранитель в данном случае занимает позицию, близкую подрядчику в том смысле, что он несет ответственность тогда «за результат» <1>.

———————————

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 738.

 

2. Приведенные выше положения могут быть изменены договором. Это дает возможность, например, в возмездном договоре хранения закрепить право хранителя получить одновременно и вознаграждение, и возмещение расходов. Кроме того, при безвозмездном хранении за хранителем может быть закреплено право получить компенсацию расходов независимо от их размера, в том числе и в случаях, когда такая сумма превышает размер, определяемый законодателем как необходимые расходы.

3. Прокомментированные положения не затрагивают случай возмещения (компенсации) чрезвычайных расходов на хранение (ст. 898 ГК).

 

Статья 898. Чрезвычайные расходы на хранение

Комментарий к статье 898 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Под чрезвычайными расходами на хранение подразумеваются расходы на хранение вещи, которые превышают обычные расходы такого рода и которые стороны не могли предвидеть при заключении договора хранения. В связи с тем что хранитель отвечает за результат, законодатель подразумевает, что объем этих расходов в силу чрезвычайности обстоятельств хранитель может определить самостоятельно. Во всяком случае, на усмотрение хранителя относятся чрезвычайные расходы тогда, когда запросить согласие поклажедателя не удалось.

В то же время понятие чрезвычайных расходов уточняется в п. 2 комментируемой статьи для случаев, когда хранитель произвел расходы на хранение, не получив от поклажедателя предварительное согласие на эти расходы, хотя по обстоятельствам дела это было возможно, и поклажедатель впоследствии не одобрил их. В такой ситуации хранитель может требовать возмещения чрезвычайных расходов лишь в пределах ущерба, который мог быть причинен вещи, если бы эти расходы не были произведены.

В отличие от обычных расходов чрезвычайные возмещаются при возмездном договоре хранения сверх суммы причитающегося хранителю вознаграждения. Это положение стимулирует хранителя к наилучшему исполнению обязанности обеспечить сохранность вещи.

Чрезвычайные расходы хранителя следует отличать от иных затрат. Так, общество обратилось в арбитражный суд с иском к кооперативу о взыскании расходов по утилизации жома. Между указанными лицами был заключен договор на переработку сельскохозяйственной продукции. По условиям данного договора переработчик (общество) обязался принять и произвести переработку 70% переданного поставщиком сырья (сахарной свеклы) и передать поставщику (кооперативу) выработанную продукцию — сахар, жом и патоку — по фактическому среднему выходу, полученному в течение всего производственного периода. Кроме того, общество обязалось также осуществить ответственное хранение сахара, жома и патоки до их вывоза со склада переработчика в сроки, предусмотренные договором. Дополнительным соглашением к договору стороны продлили срок хранения до вывоза со склада сахара и жома и установили, что кооператив, допустивший просрочку выборки патоки и сырого жома, несет риск случайной гибели, повреждения, порчи продукции, находящейся на складе переработчика.

В связи с истечением нормативного срока хранения сырья общество осуществило утилизацию данной продукции. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что истец в нарушение норм комментируемой статьи после заключения дополнительного соглашения не запрашивал у ответчика согласие на утилизацию жома, в связи с чем не может требовать с кооператива возмещения своих чрезвычайных расходов на утилизацию жома.

Однако кассационная инстанция обратила внимание на то, что в спорном правоотношении расходы истца связаны не с чрезвычайными мерами по сохранению имущества, а с необходимостью уничтожения испорченной по естественным причинам продукции. Расходы по утилизации жома были понесены обществом фактически в результате того, что названная продукция в установленный договором срок, а также в пределах сроков ее годности не была вывезена кооперативом со склада, т.е. вследствие неисполнения им своих договорных обязательств <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 6 апреля 2005 г. по делу N А64-4154/04-9.

 

2. Для того чтобы хранитель мог понести чрезвычайные расходы и рассчитывать в дальнейшем на их возмещение, необходимо одно из следующих оснований:

1) чтобы поклажедатель дал согласие на эти расходы или одобрил их впоследствии.

Форма последующего одобрения поклажедателем чрезвычайных расходов не определена законодателем. Не исключается и одобрение путем совершения конклюдентных действий.

С целью установления воли поклажедателя на хранителя возлагается обязанность запросить поклажедателя о его согласии на чрезвычайные расходы. Если поклажедатель не сообщит о своем несогласии в срок, указанный хранителем, или в течение нормально необходимого для ответа времени, считается, что он согласен на чрезвычайные расходы. Таким образом, молчание в этом случае признается актом выражения воли;

2) возможность понести чрезвычайные расходы должна быть предусмотрена законом или иными нормативными правовыми актами. Так, например, в соответствии с п. 2 ст. 893 ГК РФ, если во время хранения возникла реальная угроза порчи вещи, либо вещь уже подверглась порче, либо возникли обстоятельства, не позволяющие обеспечить ее сохранность, а своевременного принятия мер от поклажедателя ожидать нельзя, хранитель вправе самостоятельно продать вещь или часть ее по цене, сложившейся в месте хранения. Если указанные обстоятельства возникли по причинам, за которые хранитель не отвечает, он имеет право на возмещение своих расходов на продажу за счет покупной цены;

3) возможность понести чрезвычайные расходы была предусмотрена договором.

 

Статья 899. Обязанность поклажедателя взять вещь обратно

Комментарий к статье 899 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Статьи 899, 900 комментируемой главы ГК РФ возлагают обязанность осуществить передачу вещи по окончании срока ее хранения одновременно на поклажедателя и хранителя. Это связано с тем, что такая передача не может быть осуществлена действиями только одной стороны.

Срок исполнения поклажедателем обязанности забрать переданную на хранение вещь определен как немедленный, т.е. сразу после истечения срока хранения. В то же время, если срок хранения определен моментом востребования вещи поклажедателем, хранитель вправе по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения вещи потребовать от поклажедателя взять обратно вещь, предоставив ему для этого разумный срок.

Нарушение поклажедателем срока исполнения обязанности взять переданную на хранение вещь обратно влечет также последствия, предусмотренные п. 2 ст. 901 ГК РФ. Если утрата, недостача или повреждение вещи имели место после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

2. В законе не определен порядок исполнения обязанности поклажедателя взять вещь обратно. Это фактическое действие должно быть совершено по месту хранения вещи (ст. 316 ГК), однако допускается и иное. Поскольку обязанность по передаче вещи возложена на обе стороны договора, хранитель может взять на себя труд по доставке вещи поклажедателю с отнесением на последнего возникших расходов. Дальнейшее уклонение поклажедателя от принятия вещи может повлечь последствия, предусмотренные п. 2 комментируемой статьи.

Так, в соответствии с договором хранения поклажедатель обязался передать, а хранитель — принять на хранение на склад макулатуру, хранить товар и возвратить его в сохранности по первому требованию поклажедателя. Поклажедатель обязался уплатить за хранение обусловленное данным договором вознаграждение, размер которого был определен сторонами в сумме 6,67 рубля за 1 тонну в день. Хранитель, ссылаясь на то, что в период действия договора хранения ответчиком не исполнено обязательство по выплате вознаграждения, обратился в арбитражный суд с иском. Кроме того, истец на основании п. 4 ст. 896 ГК РФ просил взыскать вознаграждение за период, последовавший после истечения срока хранения, в связи с тем, что по окончании срока действия договора хранения вещь, принятая на хранение, не взята ответчиком обратно.

Возражая против заявленных исковых требований, ответчик (поклажедатель) признал правомерными исковые требования, за исключением требований о взыскании вознаграждения, начисленного после истечения срока договора хранения. Эти требования ответчик считал необоснованными, поскольку имущество удерживается истцом незаконно.

Суд, частично удовлетворяя заявленные исковые требования, исходил из того, что согласно п. 4 ст. 896 ГК РФ, если по истечении срока хранения находящаяся вещь не взята обратно поклажедателем, он обязан уплатить хранителю соразмерное вознаграждение за дальнейшее хранение вещи. Это правило применяется в случае, когда поклажедатель обязан забрать вещь до истечения срока хранения. То есть поклажедатель в возмездном договоре, не выполнивший обязанность взять свою вещь обратно, должен, если договором не предусмотрено иное, за время фактического нахождения вещи на хранении уплачивать соразмерное вознаграждение хранителю.

Исследовав представленные в материалах дела документы (письма истца, письма ответчика), суд установил, что ответчик, направивший истцу уведомление о вывозе имущества, не может быть признан лицом, не исполнившим обязанность поклажедателя взять вещь обратно, и пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Уральского округа от 11 декабря 2007 г. N Ф09-9422/07-С5.

 

3. В случае если поклажедатель не исполняет обязанность взять обратно вещь, переданную на хранение, в том числе уклоняется от ее получения, хранитель обязан направить ему письменное предупреждение.

Не получив в разумный срок ответа на такое предупреждение, хранитель может продать вещь. Цена по договору купли-продажи при этом зависит от результатов оценки вещи, т.е. от ее рыночной стоимости. В соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, т.е. когда:

— одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение;

— стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах;

— объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки;

— цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было;

— платеж за объект оценки выражен в денежной форме.

Итак, если в соответствии с результатами проведенной независимой оценки стоимость вещи по оценке превышает 100 установленных законом минимальных размеров оплаты труда, то вещь подлежит продаже с аукциона (ст. ст. 447 — 449 ГК). На основании Федерального закона от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» исчисление платежей по гражданско-правовым обязательствам, установленных в зависимости от минимального размера оплаты труда, производится с 1 января 2001 г. исходя из базовой суммы, равной 100 рублям. Таким образом, продажи с аукциона требует вещь, стоимость которой больше 10 тыс. рублей.

Если стоимость вещи менее 10 тыс. рублей, хранитель вправе самостоятельно продать вещь любому третьему лицу по цене, сложившейся в месте хранения.

Приведенные правила о порядке продажи переданной на хранение вещи являются диспозитивными.

4. Продажа вещи с аукциона — специальное требование, которое прежде всего защищает интересы поклажедателя. В соответствии с п. 4 ст. 447 ГК РФ выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену.

Кроме того, организация аукциона отвечает и интересам хранителя, который имеет право удержать из суммы, вырученной от продажи вещи, причитающиеся ему суммы (вознаграждение за хранение, возмещение расходов, в том числе понесенных им в связи с продажей вещи).

 

Статья 900. Обязанность хранителя возвратить вещь

Комментарий к статье 900 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В отличие от ст. 899 ГК РФ, устанавливающей сроки исполнения поклажедателем обязанности взять вещь обратно и последствия ее несоблюдения, комментируемая статья, хотя и носит название «Обязанность хранителя возвратить вещь», лишь определяет требования к предмету возврата. Срок исполнения этой обязанности определен сроком договора хранения, а кроме того, положениями ст. 904 ГК РФ, в соответствии с которой хранитель обязан по первому требованию поклажедателя возвратить принятую на хранение вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился.

2. Поскольку по общему правилу на хранение передается индивидуально определенная вещь, хранитель обязан возвратить поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, именно ту вещь, которая была передана на хранение. Исключение составляет хранение с обезличением, когда в соответствии с договором принятые на хранение вещи одного поклажедателя могут смешиваться с вещами того же рода и качества других поклажедателей (ст. 890 ГК).

Передача другой вещи признается неисполнением обязательства и влечет последствия, предусмотренные ст. ст. 901, 902 ГК РФ.

Комментируемая статья содержит также требования к самой вещи. Она должна быть возвращена в том состоянии, в каком она была принята на хранение, с учетом ее естественного ухудшения, естественной убыли или иного изменения вследствие ее естественных свойств. Иное ухудшение состояния вещи представляет собой последствие ненадлежащего исполнения обязательства. Впрочем, осуществляя хранение, не следует и улучшать вещь (например, красить заново), поскольку такие действия не входят в предмет договора хранения и могут противоречить интересам поклажедателя.

3. Неотъемлемой частью предмета договора становятся плоды, продукция и доходы, полученные за время хранения. В соответствии со ст. 136 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества. Хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью (ст. 892 ГК), в связи с чем указанные поступления принадлежат поклажедателю и должны быть ему переданы. Иное правило может быть предусмотрено договором. Так, не исключено, что плоды или доходы могут быть оставлены за хранителем в качестве вознаграждения по договору (ст. 896 ГК).

 

Статья 901. Основания ответственности хранителя

Комментарий к статье 901 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья разграничивает основания ответственности хранителя в зависимости от того, в какой момент наступили утрата, недостача или повреждение принятой на хранение вещи (вещей) — до того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно (п. 1 ст. 899 ГК), или после.

2. Неблагоприятные имущественные последствия, являющиеся одним из оснований привлечения хранителя к ответственности по договору, могут выражаться в утрате, недостаче или повреждении переданной на хранение вещи (вещей).

Необходимо установить, что такие утрата, недостача или повреждение имели место в связи с действиями или, напротив, бездействием хранителя. С этой целью при принятии вещи на хранение целесообразно производить ее осмотр. Кроме того, следует установить все свойства такой вещи, которые могут повлечь утрату вещи или ее повреждение. Статья 894 ГК РФ, например, возлагает на поклажедателя обязанность сообщить хранителю об опасных свойствах вещи, в том числе и с этой целью. В свою очередь, ст. 903 ГК РФ предоставляет хранителю право требовать возмещения убытков, причиненных свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах.

3. В случае если утрата, недостача или повреждение принятых на хранение вещей произошли до того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно, хранитель отвечает перед поклажедателем при наличии вины. В соответствии со ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (хранителем).

Однако если хранителем является коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, то такое лицо (профессиональный хранитель) несет безвиновную ответственность. На основании абз. 2 п. 1 комментируемой статьи профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Так, в результате пожара на складе хранителя (морской торговый порт) был уничтожен груз хлопковолокна, подлежавший отправке на экспорт. Экспедирование этого груза было поручено поставщиком организации, заключившей договор в качестве поклажедателя. Поклажедатель удовлетворил претензию поставщика о возмещении убытков и обратился в арбитражный суд с соответствующим требованием к хранителю. Суд пришел к выводу, что в силу ст. ст. 886 и 901 ГК РФ порт, как профессиональный хранитель, несет ответственность за утрату груза в любом случае, поскольку не доказал, что пожар произошел вследствие чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, а также отсутствие своей вины в утрате груза. Обжалуя эту позицию, хранитель указывал, что решением городского суда был установлен факт умышленного поджога хлопковолокна неизвестными третьими лицами. Указанное обстоятельство, по его мнению, является основанием для пересмотра решения арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам в силу п. 1 ст. 311 АПК РФ и возложения ответственности за причиненные истцу убытки не на порт, а на непосредственного причинителя вреда.

Руководствуясь абз. 2 п. 1 комментируемой статьи, судебные инстанции пришли к верному выводу о том, что поджог хлопковолокна третьими лицами не является обстоятельством, которое освобождает порт от ответственности за утрату хлопковолокна, переданного ему на хранение, поскольку порт, как профессиональный хранитель, независимо от причин возникновения пожара должен был предотвратить доступ посторонних лиц к складам и обеспечить сохранность хлопковолокна <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17 апреля 2007 г. по делу N Ф03-А51/07-1/1122.

 

4. В случае если утрата, недостача или повреждение принятых на хранение вещей произошли после того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно, хранитель отвечает перед поклажедателем лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

Так, между сторонами был заключен договор, в соответствии с которым завод принял на себя обязательства по хранению, техническому обслуживанию и обеспечению стоянки вертолета, принадлежащего авиакомпании. По инициативе авиакомпании в связи с неисполнением заводом обязательств договор был расторгнут, однако объект продолжал находиться на территории завода. Суд первой инстанции принял во внимание, что вертолет располагался в течение срока действия договора на территории завода, и удовлетворил требование по первоначальному иску о взыскании задолженности по договору хранения и технического обслуживания вертолета, а также процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из расчета стоимости стоянки вертолета, предусмотренной соглашением сторон. В удовлетворении остальной части первоначального иска суд отказал, поскольку заводом не был доказан факт выполнения работ и оказания услуг, предусмотренных договором.

Удовлетворяя встречный иск о возмещении убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением последним обязательств по договору, суды трех инстанций, руководствуясь ст. ст. 15, 393, 723, 891, 901 ГК РФ, сочли, что ненадлежащее исполнение заводом обязательств по техническому обслуживанию и хранению вертолета привело к повреждению его систем, агрегатов и оборудования, в связи с чем возникла необходимость в капитально-восстановительном ремонте.

Однако суды установили, что завод фактически услуг по техническому обслуживанию вертолета в указанный период не оказывал. К тому же договор был расторгнут спустя некоторое время после его заключения. Таким образом, обязательства завода по хранению и техническому обслуживанию воздушного судна прекратились в силу п. 1 ст. 453 ГК РФ.

Президиум ВАС РФ в своем Постановлении отметил, что, как следует из п. 2 комментируемой статьи, за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

Доказательства совершения заводом после расторжения договора каких-либо умышленных или неосторожных действий, направленных на ухудшение имущества авиакомпании, не представлены. Без выяснения судом данных обстоятельств завод не может отвечать за убытки, возникшие у авиакомпании после расторжения договора.

По смыслу п. 1 ст. 896 во взаимосвязи со ст. 309 ГК РФ вознаграждение за услуги по хранению вещи подлежит взысканию с поклажедателя при условии надлежащего исполнения хранителем принятых на себя обязательств. Взыскав с авиакомпании задолженность за оказанные заводом услуги по хранению вертолета, судебные инстанции одновременно взыскали с хранителя убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательств по хранению, что не согласуется с приведенными положениями гражданского законодательства.

Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. По смыслу данной нормы кредитор должен доказать не только факт причинения ему убытков, но и наличие причинной связи между ненадлежащим исполнением должником обязательства и причиненными убытками.

Поскольку судами не были определены конкретные обязанности исполнителя по техническому обслуживанию вертолета заказчика и период возникновения убытков, ВАС РФ пришел к выводу, что наличие причинной связи между убытками и ненадлежащим исполнением условий договора нельзя считать установленным <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 августа 2005 г. N 1928/05.

 

Статья 902. Размер ответственности хранителя

Комментарий к статье 902 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Размер ответственности хранителя зависит от того, какой договор хранения имел место — возмездный или безвозмездный. Для случаев возмездного хранения комментируемая статья закрепляет правило о полном возмещении причиненных поклажедателю убытков со ссылкой на ст. 393 ГК РФ («должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства»).

Отступление от этого правила может быть предусмотрено законом или договором. В частности, договор возмездного хранения может ограничивать размер ответственности хранителя той суммой, в пределах которой была оценена вещь, передаваемая на хранение. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. содержал положение о том, что, если при сдаче имущества на хранение была произведена оценка этого имущества, которая указана в договоре или ином документе, выданном хранителем, хранитель отвечает в размере суммы оценки, поскольку не доказано, что действительная стоимость утраченного, недостающего или поврежденного имущества ниже этой суммы. Аналогичной нормы нет в действующем законодательстве, однако это не препятствует включению в договор такого положения в качестве условия.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Поэтому убытки поклажедателя могут состоять, например, как из расходов по восстановлению состояния вещи, так и из тех доходов, которые не были им получены от использования вещи за время, потраченное на ее восстановление.

2. Пункт 3 комментируемой статьи, по существу, приравнивает к случаям утраты вещи те ситуации, когда в результате повреждения, за которое хранитель отвечает, качество вещи изменилось настолько, что она не может быть использована по первоначальному назначению. Это дает поклажедателю право отказаться от вещи, переданной на хранение, и потребовать от хранителя возмещения ее стоимости, а также других убытков, если иное не предусмотрено законом или договором хранения.

3. При безвозмездном хранении наступает ограниченная ответственность хранителя. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи хранитель отвечает:

1) за утрату и недостачу вещей — в размере стоимости утраченных или недостающих вещей;

2) за повреждение вещей — в размере суммы, на которую понизилась их стоимость.

При этом также подлежит применению норма, в соответствии с которой поклажедатель вправе от вещи отказаться. В отличие от возмездного хранения при безвозмездном хранении ему возмещается только стоимость вещи, но не иные убытки.

 

Статья 903. Возмещение убытков, причиненных хранителю

Комментарий к статье 903 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Как уже отмечалось выше, при принятии вещи на хранение целесообразно провести ее осмотр и установить, какими свойствами она обладает. В то же время хранитель не обязан совершать такие действия, за исключением профессиональных хранителей (см. ст. 894 ГК и комментарий к ней).

Поэтому законодатель, с одной стороны, возлагая как на профессионального, так и на непрофессионального хранителя ответственность за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, с другой стороны, предоставляет ему право потребовать от поклажедателя возмещения убытков, причиненных ему свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах.

При этом, например, непрофессиональный хранитель, отвечая лишь за вину и не будучи осведомленным о свойствах вещи, может быть от такой ответственности освобожден и в то же время вправе требовать возмещения ему указанных убытков. Это обстоятельство еще раз демонстрирует особый характер распределения рисков между сторонами договора хранения.

2. Комментируемая статья не содержит отступления от принципа полного возмещения убытков, что дает хранителю возможность требовать компенсации как реального ущерба, так и упущенной выгоды.

3. На основании п. 1 ст. 894 ГК РФ поклажедатель отвечает за убытки, причиненные в связи с хранением вещей с опасными свойствами не только хранителю, но и третьим лицам.

 

Статья 904. Прекращение хранения по требованию поклажедателя

Комментарий к статье 904 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Поскольку поклажедатель, будучи законным владельцем переданной на хранение вещи, вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, он всегда вправе досрочно расторгнуть договор хранения.

Требование о расторжении договора хранения и о возврате вещи опирается на положения комментируемой статьи, а также ст. 900 ГК РФ и является обязательственно-правовым способом защиты. Его не следует смешивать с виндикационным иском (ст. 301 ГК).

2. Комментируемая статья содержит понятие «по первому требованию» применительно к обязанности хранителя возвратить принятую на хранение вещь. Аналогичный термин используется, например, в ст. 837 ГК РФ для обозначения условий выдачи банковского вклада.

Вместе с тем необходимо учесть, что для выполнения требования поклажедателя хранителю может потребоваться некоторый срок (разумный), в течение которого, например, вещь извлекается из хранилища или подготавливается к передаче.

3. Как уже отмечалось выше, если хранение прекращается до истечения обусловленного срока по обстоятельствам, за которые хранитель не отвечает, он имеет право на соразмерную часть вознаграждения. Поэтому поклажедатель, потребовавший возврата своей вещи, обязан уплатить хранителю вознаграждение пропорционально времени, прошедшему с момента принятия вещи на хранение, если иное не предусмотрено договором.

 

Статья 905. Применение общих положений о хранении к отдельным его видам

Комментарий к статье 905 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает соотношение общих положений о хранении, содержащихся в ст. ст. 886 — 904 ГК РФ (общих правил о хранении), и положений об отдельных видах хранения, содержащихся в ст. ст. 907 — 926 ГК РФ и других законах (специальных правил о хранении). При этом реализован сложившийся в доктрине и на практике общий правовой принцип: специальные правила имеют приоритет применения по отношению к общим правилам. Иными словами, общие правила о хранении применяются к отдельным видам хранения, если правилами об отдельных видах хранения не установлено иное.

В литературе иногда утверждают, что общие положения о хранении распространяются на отдельные виды хранения субсидиарно <1>. Однако это неверная характеристика соотношения общих и специальных правил о хранении. Субсидиарное применение имеет место тогда, когда закон распространяет определенные нормы, регулирующие какие-либо отношения одного вида, на отношения другого вида (например, нормы о купле-продаже в силу ст. 567 ГК РФ применяются к договору мены). Между тем общие правила о хранении изначально рассчитаны на регулирование отношений по хранению, включая их отдельные виды. Поэтому общие положения о хранении распространяются на отдельные виды хранения прямо, а не субсидиарно. Соотношение общих и специальных правил о хранении следует квалифицировать как применение общих и специальных правил, регулирующих однородные отношения.

———————————

<1> См., например: Гудков Ф.А. Складские и залоговые свидетельства. М.: БДЦ-пресс, 2002. С. 11.

 

2. Общие правила о хранении содержатся в ст. ст. 886 — 904 § 1 гл. 47 «Хранение» ГК РФ.

Специальные правила о хранении (т.е. правила об отдельных видах хранения) содержатся прежде всего в следующих статьях ГК РФ:

907 — 918 (хранение на товарном складе);

919, 920 (хранение в ломбарде);

921 (хранение ценностей в банке);

922 (хранение ценностей в индивидуальном банковском сейфе);

923 (хранение в камерах хранения транспортных организаций);

924 (хранение в гардеробах организаций);

925 (хранение в гостинице);

926 (хранение вещей, являющихся предметом спора).

Правила о вышеперечисленных и других видах хранения содержатся также в других (помимо ГК РФ) нормативных правовых актах.

3. Общие правила о хранении, предусмотренные гл. 47 ГК РФ (как, впрочем, и специальные правила о хранении, содержащиеся в этой главе), не применяются к обязанностям по обеспечению сохранности вещей, являющимся элементами других договорных обязательств, в частности залога (ст. 343 ГК), подряда (ст. 714 ГК), перевозки (ст. 796 ГК) и комиссии (ст. 998 ГК). В таких случаях обязанности по обеспечению сохранности вещей регулируются правилами о соответствующих договорах и самими договорами.

 

Статья 906. Хранение в силу закона

Комментарий к статье 906 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Комментируемая статья устанавливает соотношение правил о хранении, содержащихся в гл. 47 ГК РФ, и правил об обязательствах хранения в силу закона. При этом правила настоящей главы применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила <1>.

———————————

<1> Об обязательствах хранения в силу закона см., например: Тихонов В.Н. Обязательство хранения в силу закона по советскому гражданскому праву: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. М., 1990.

 

2. Обязательство хранения, возникающее в силу закона, — это обязательство хранения, содержание которого предусмотрено законом, иными правовыми актами и основанием возникновения которого служат иные, нежели договор, юридические факты.

Следовательно, выражение «обязательство хранения, возникающее в силу закона» не означает, что такое обязательство возникает непосредственно из закона. Для этого необходимы предусмотренные законом юридические факты, к числу которых не относится договор.

Таким образом, законодатель делит обязательства хранения на обязательства хранения, возникающие на основании договора (договорные обязательства хранения), и обязательства хранения, возникающие в силу закона (недоговорные обязательства хранения). И, поскольку гл. 47 ГК РФ рассчитана на регулирование договорных обязательств хранения, в комментируемой статье прямо указано на необходимость применения правил данной главы к недоговорным обязательствам хранения, возникающим в силу закона. При этом, исходя из значительной специфики недоговорных обязательств хранения, комментируемая статья устанавливает приоритет применения правил о недоговорных обязательствах хранения по отношению к правилам о хранении, содержащимся в гл. 47 ГК РФ.

3. К обязательствам хранения, возникающим в силу закона, в частности, относятся:

— хранение документов нотариусом, осуществляемое им в силу ст. ст. 97, 98 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате <1>;

———————————

<1> Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

 

— хранение имущества должника, осуществляемое должником или членом его семьи в силу ст. 86 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1>;

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

 

— временное хранение невостребованных почтовых отправлений и денежных средств, осуществляемое оператором почтовой связи в силу ст. 21 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи» <1>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code