Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2018 N 22-223/2018 по делу N 1-420/2017

Приговор: Ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств).
Постановление: Приговор оставлен без изменения.

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 17 января 2018 г. N 22-223/18

Судья Кулаков С.В. Дело N 1-420/17

Судья Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Котикова О.М.

при секретаре О.

с участием прокурора отдела Санкт-Петербургской городской прокуратуры Михайловой Е.Н.

адвоката Бакалова В.Г.

осужденной М.

представителя потерпевшего адвоката Майорова Р.А.

рассмотрела в судебном заседании 17 января 2018 года апелляционную жалобу осужденной М. на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2017 года, которым

М., <дата> года рождения, уроженка <…>, гражданка РФ, с высшим образованием, <…>, зарегистрированная: <адрес>, не судимая,

осуждена по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 06 месяцам ограничения свободы с установлением ограничений:

без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденной наказания в виде ограничения свободы, не менять постоянное место жительства в Санкт-Петербурге, не выезжать за пределы Санкт-Петербурга.

Также осужденная обязана являться на регистрацию в УИИ один раз в месяц.

Удовлетворен частично гражданский иск ПСВ и в его пользу с осужденной взыскано в счет возмещения морального вреда 150000 рублей.

Заслушав доклад судьи Котиковой О.М., объяснения осужденной М., адвоката Бакалова В.Г., поддержавших апелляционную жалобу, представителя потерпевшего адвоката Майорова Р.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, мнение прокурора Михайловой Е.Н., полагавшей необходимым апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, суд

установил:

М. признана виновной в том, что, являясь лицом, управляющим автомобилем, допустила нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Преступление совершено 11 июня 2016 года около 16 часов 20 минут в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционной жалобе осужденная М. просит приговор отменить, прекратить уголовное дело на основании ст. 24 ч. 2 УПК РФ.

Указывает, что М. не нарушила ни одного правила дорожного движения, двигаясь в своей полосе движения на низкой скорости, не совершала никакого маневра. В то же время П.С.В. нарушил п. 9.7, 9.10 и п. 10.1 ПДД, двигался с превышением скорости по разметке, разделяющей левую и правую полосы дороги, не снизил скорость в момент включения стоп сигнала впереди движущегося автомобиля, что отчетливо видно на видеозаписи с регистратора.

Полагает причиной ДТП нарушение водителем мотоцикла ПДД.

Ссылается на недостаточную практику управления автомобилем следователя Л.А.А., в связи с чем материалы дела и обвинительное заключение не обоснованны и не полны.

Обращает внимание на частую замену в суде государственных обвинителей, что свидетельствует об их невнимательном изучении материалов дела.

Подвергает сомнению травмирование руки П.С.В. впервые за 15 лет, поскольку на видеозаписи отчетливо слышно, как он говорит, что опять пострадала рука, что свидетельствует, по мнению защиты, о том, что травма плеча была у него незадолго до ДТП.

Считает неправдивыми показания свидетелей С.Г.В. и Р.Д.А., поскольку они опровергаются видеозаписью с регистратора.

Расценивает смещение транспортного средства под управлением М. в пределах своей полосы как соответствующее правилам дорожного движения, не создающее опасности движения для других транспортных средств.

Считает проигнорированными экспертом Ф.Е.В., допрошенным в суде, очевидные факты, зафиксированные на видеозаписи, в частности неверную точку столкновения мотоцикла и автомобиля, движение мотоцикла по разделительной линии.

Полагает, что эксперт Ф.Е.В. недостаточно знает ПДД РФ.

Ссылается на необоснованный отказ суда первой инстанции назначить повторную автотехническую экспертизу.

Оспаривает удовлетворение гражданского иска П.С.В., поскольку вина М. не доказана.

Изучив доводы апелляционной жалобы, выслушав стороны, проверив материалы дела, а также исследовав в суде видеозапись дорожно-транспортного происшествия, суд находит приговор суда первой инстанции законным и обоснованным.

Вина М. в совершении инкриминируемого деяния правильно установлена судом совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и оцененных в приговоре в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

Суд обоснованно сослался, как на доказательства вины осужденной, на показания потерпевшего П.С.В., свидетелей С.Г.В., Р.Д.А., З.С.В., а также на другие материалы дела, которые были исследованы в судебном заседании.

Собранные по делу доказательства позволили суду сделать правильный вывод о виновности М. и правильно квалифицировать ее преступные действия.

Так, показаниями потерпевшего П.С.В. установлено, что во время опережения на своем мотоцикле справа автомобиля под управлением М., он был задет правой частью автомобиля М., который неожиданно для него стал смещаться вправо. Поскольку никаких предупредительных сигналов о совершении маневра перестроения вправо автомобиль не подавал, произошло столкновение, которого он не смог избежать. Он упал на проезжую часть, ударившись правой частью тела.

Аналогичные показания даны свидетелем С.Г.В. – супругой потерпевшего.

В обоснование виновности осужденной суд правомерно сослался в приговоре на протокол осмотра места совершения правонарушения со схемой дорожно-транспортного происшествия; протокол дополнительного осмотра места совершения правонарушения; заключение медицинской судебной экспертизы N 374 от 8 февраля 2017 года с выводами о том, что водителю мотоцикла П.С.В. причинен <…>, данная травма квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспобности не менее чем на одну треть. Образование указанных повреждений могло иметь место при ДТП, вероятно при падении на асфальтовое покрытие; заключение трасолого-автотехнической судебной экспертизы N 634/09-1, 635/09-1 от 16 марта 2017 года, согласно которой с технической точки зрения водитель автомобиля “Субару OUTBACK” М. имела возможность предотвратить ДТП, при условии полного и своевременного выполнения ею п. п. 1.3, 1.5, 8.1, 9.10 ПДД РФ и в ее действиях усматриваются несоответствия с этими требованиями ПДД РФ. Водитель П.С.В. не имел технической возможности предотвратить ДТП, несоответствия ПДД РФ в его действиях не усматриваются; протокол осмотра диска с видеозаписью ДТП, предоставленной П.С.В. и вещественное доказательство.

Указанные доказательства получили в приговоре надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их допустимыми и достоверными, а в своей совокупности достаточными для разрешения дела.

Вопреки доводам жалобы осужденной, не имеется оснований не доверять показаниям потерпевшего П.С.В., С.Г.В. и свидетеля Р.Д.А.

Их показания объективно подтверждаются другими доказательствами по делу, в частности из просмотренной судом видеозаписи ДТП усматривается, что столкновение транспортных средств произошло по причине смещения автомобиля под управлением М. вправо, что явилось неожиданностью для двигавшегося параллельно на мотоцикле П.С.В., поскольку каких-либо сигналов, в частности сигнала поворота, водитель М. не подавала о планируемом маневре.

Показания осужденной, оспаривавшей свою вину, явились предметом тщательной проверки суда и обоснованно признаны несостоятельными с приведением мотивов принятого решения.

Вывод о виновности М., как правильно указал суд в приговоре, основан на показаниях перечисленных выше свидетелей, подтвержденных письменными доказательствами, которые получены без нарушений уголовно-процессуального закона, влияющих на их допустимость.

Версия М. о том, что именно П.С.В., выполняя маневр опережения, нарушил требования п. п. 9.7, 9.10 и п. 10.1 ПДД РФ, опровергается представленной видеозаписью, а также заключением эксперта автотехника, которое эксперт Ф.Е.В. полностью подтвердил в суде.

Так, экспертом уточнено, что маневрированием следует признать любое изменение движение направления транспортного средства водителем, при этом существенного значения, проходило ли данное маневрирование с покиданием своей полосы движения либо в пределах своей полосы, для определения наличия маневра не имеет.

Как видно из видеозаписи ДТП, при совершении маневра опережения транспортного средства под управлением М. П.С.В., вопреки доводам жалобы осужденной, смог обеспечить в соответствии с пунктом 9.10 Правил необходимый безопасный боковой интервал, при этом прямого запрещения на движение транспортных средств по одной полосе в два ряда в Правилах нет.

В то же время, именно в связи с неожиданным для П.С.В. смещением автомобиля М. в правую сторону, боковой интервал стал опасным, сократился не по вине П.С.В., следовавшего прямо без изменения направления движения, и привел к столкновению транспортных средств.

Наличие смещения автомобиля М. с заходом правого переднего колеса на линию разметки подтверждает также и фототаблица к протоколу осмотра места ДТП (л.д. 12 том 1).

Оснований к признанию показаний эксперта Ф.Е.В. недопустимым доказательством не имеется, его квалификация и объективность по делу не вызывают сомнений, фактических данных об обратном стороной защиты представлено не было.

Также суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции, не усмотревшего оснований к назначению повторной автотехнической экспертизы, верными.

Согласно ч. 2 ст. 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта либо при наличии противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту; необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования (пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 года N 28 “О судебной экспертизе по уголовным делам”).

Давая оценку заключению судебной трасолого-автотехнической экспертизы от 16 марта 2017 года, суд пришел к правильному выводу об обоснованности выводов эксперта поскольку заключение соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертные исследования проведены компетентным лицом, обладающим специальными познаниями и навыками в области экспертного исследования, достаточным стажем работы по специальности, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию эксперта, которому разъяснены положения ст. 57 УПК РФ, он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. Вывод эксперта не противоречив, мотивирован, научно обоснован, объективно подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами, оснований полагать о наличии у эксперта личной заинтересованности в исходе уголовного дела и в необоснованности выводов у суда первой инстанции не имелось, не усматривается таковых и у суда апелляционной инстанции.

Судом сделан правильный вывод об установлении виновности М. в совершении нарушения лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, и верно квалифицированы ее действия по ст. 264 ч. 1 УК РФ.

Судом правомерно указано о том, что М. нарушены требования п. п. 8.1, 9.10 Правил дорожного движения РФ, поскольку совершая маневр изменения направления движения вправо, она не подала сигнал световым указателем поворота, не убедилась в безопасности маневра и не избрала безопасный боковой интервал с транспортным средством под управлением П.С.В., двигавшимся попутно, совершив с ним столкновение.

Ссылки в жалобе осужденной на сомнения в части травмирования плеча потерпевшего впервые, опровергаются как показаниями самого потерпевшего П.С.В., указавшего о том, что ранее травма плеча без последствий у него была задолго до ДТП, так и заключением эксперта N 374 П от 8 февраля 2017 года, согласно которому клинико-рентгенологическая картина травмы плечевой кости потерпевшего, не исключает возможность ее образования 11 июня 2016 года.

Фактических данных, указывающих на управление транспортным средством потерпевшим П.С.В. 11 июня 2016 года при наличии каких-то заболеваний либо травм, в том числе препятствующих управлению транспортным средством, суду представлено не было.

Также необоснованными суд апелляционной инстанции находит ссылки в жалобе осужденной на недостаточный опыт работы, а также навыков управления автомобилем следователя и невнимательное изучение материалов дела участвующими в суде государственными обвинителями по причине их частой замены, поскольку данные обстоятельства не повлияли на полноту проведенного предварительного и судебного следствия, а также на законность принятого судом первой инстанции решения.

В судебном заседании были исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства, нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов осужденной и защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

При назначении М. наказания суд учел влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи, указал на отсутствие отягчающих и смягчающих обстоятельств.

Наказание, назначенное М., суд находит справедливым.

В соответствии с требованиями ст. 309 УПК РФ суд разрешил заявленный потерпевшим П.С.В. гражданский иск, определив размер подлежащего компенсации морального вреда, исходя из требований разумности и справедливости, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера причиненных П.С.В. физических страданий, степени вины М. и ее имущественного положения.

Доводы апелляционной жалобы о необоснованности удовлетворения гражданского иска потерпевшего, являются неубедительными, поскольку связаны с выводом суда о виновности М., при этом нет оснований считать завышенным определенный судом размер денежной компенсации морального вреда, причиненного потерпевшему.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 ноября 2017 года в отношении М. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденной – без удовлетворения.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 409

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code