Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.03.2016 N Ф10-579/2016 по делу N А23-6021/2014

Требование: О взыскании убытков в порядке суброгации.
Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик отказал ему в возмещении убытков, понесенных при выплате страхового возмещения.
Решение: Требование частично удовлетворено, поскольку факт причинения ущерба и его размер подтверждены заключением судебной экспертизы.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 14 марта 2016 г. N Ф10-579/2016
Дело N А23-6021/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 10.03.2016

Постановление изготовлено в полном объеме 14.03.2016

Арбитражный суд Центрального округа в составе:

председательствующего Савиной О.Н.

судей Козеевой Е.М., Лупояд Е.В.

при участии в заседании:

от ОАО “Калугатехремонт” – представитель Цыганков А.В. (доверенность от 02.12.2015)

от ООО “Росгосстрах” – представитель Жажина Н.А. (доверенность от 07.11.2014)

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ОАО “Калугатехремонт” на постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 (судьи Волкова Ю.А., Тимашкова Е.Н., Тучкова О.Г.) по делу N А23-6021/2014,

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” (далее – истец; Московская область, г. Люберцы, ул. Парковая, д. 3; ИНН 5027089703, ОГРН 1025003213641) обратилось в Арбитражный суд Калужской области с иском к открытому акционерному обществу “Калугатехремонт” (далее – ответчик; г. Калуга, ул. Механизаторов, д. 38; ИНН 4026000901, ОГРН 1024001426481) о взыскании убытков в порядке суброгации в сумме 6 981 196 руб.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, судом привлечено общество с ограниченной ответственностью “Автоконсалтинг плюс” (прежнее наименование ЗАО “Технэкспро”).

Решением Арбитражного суда Калужской области от 03.04.2015 в удовлетворении исковых требований ООО “Росгосстрах” отказано.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 решение суда области от 03.04.2015 отменено, требования ООО “Росгосстрах” удовлетворены в полном объеме: с ОАО “Калугатехремонт” в пользу ООО “Росгосстрах” взыскано 6 981 196 руб. в счет возмещения вреда, 60 905 руб. судебных расходов по оплате государственной пошлины, из которых: 57 905 руб. государственной пошлины по иску и 3 000 руб. за подачу апелляционной жалобы, а также расходы за проведение по делу судебной экспертизы в сумме 17 589 руб.

Обществу с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” с депозитного счета Двадцатого арбитражного апелляционного суда возвращено 2 411 руб., излишне уплаченных за проведение по делу судебной экспертизы в Двадцатом арбитражном апелляционном суде.

Не соглашаясь с указанным постановлением суда апелляционной инстанции, ОАО “Калугатехремонт” обратилось с кассационной жалобой, в которой просит постановление суда от 10.12.2015 отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции от 03.04.2015, в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов жалобы заявитель ссылается на то, что судом апелляционной инстанции необоснованно приняты во внимание недопустимые доказательства – копии акта осмотра транспортного средства от 14.06.2012 и платежного поручения от 10.09.2012 N 150, при отсутствии оригиналов; полагает, что экспертное заключение не может служить надлежащим доказательством, т.к. осмотр транспортного средства не производился; считает необоснованным указание суммы годных остатков – 200 000 руб. согласно справке страховой организации, т.к. фактически годные остатки проданы за 300 000 руб.

В заседании суда кассационной инстанции заявитель доводы жалобы поддержал в полном объеме.

Представитель истца на доводы жалобы возражал по мотивам, изложенным в отзыве на жалобу.

Иные лица, участвующие в деле, не явились, извещены надлежаще.

Судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в порядке ст. 284 АПК РФ в отсутствие иных лиц.

В силу ст. 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность решений и постановлений, принятых судом первой и апелляционной инстанций исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, суд округа приходит к выводу о необходимости изменения постановления суда апелляционной инстанции от 10.12.2015 в части суммы ущерба, подлежащего возмещения ответчиком в пользу страховой организации, и, соответственно, судебных расходов, исходя из удовлетворенной суммы требований, по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, 07.05.2012 на 262 километре автодороги М 4 Москва – Дон произошло дорожно-транспортное происшествие с участием водителя Баркова С.И., управлявшего автомобилем MAH TGS 26 390 6X2-2 с государственным регистрационным номером Н 413 ЕХ 40, принадлежащим на праве собственности ОАО “Калугатехремонт”, и Неудачина В.А., управлявшего дорожно-разметочной машиной (спецтехника), с государственным регистрационным номером ВС 9480 36, принадлежащей на праве собственности ООО “Интраст-Лизинг” и переданной по договору внутреннего лизинга от 25.02.2011 N 11-0225 обществу – ООО “Лакдей” (лизингополучатель).

В результате ДТП, происшедшего по вине водителя Баркова С.И., дорожно-разметочной машине (спецтехника) BORUM ВМ ТС 3000 с государственным регистрационным номером 9480 ВС36, застрахованной в ООО “Росгосстрах” по договору добровольного страхования (КАСКО) от 27.05.2011 N 1020 1075722 (страхователь – ООО “Лакдей”, выгодоприобретатель – ООО “Интраст-Лизинг” – лизингодатель), причинены механические повреждения, водитель дорожно-разметочной машиной Неудачин В.А. и пассажир Гольцов С.А. получили телесные повреждения, от которых скончались на месте ДТП.

Как установлено судами и следует из материалов дела, вина работника (водителя) ОАО “Калугатехремонт” Баркова С.И. подтверждается справкой о ДТП от 07.05.2012, протоколом осмотра места ДТП от 07.05.2012, постановлением о возбуждении уголовного дела (11-1-0043-2012) от 10.05.2012, приговором Богородицкого районного суда Тульской области от 11.07.2012, которым Барков С.И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ (т. 1 л.д. 73 – 85, т. 2 л.д. 65 – 69).

Действительная стоимость транспортного средства определена сторонами в договоре от 27.05.2011 N 1020 1075722 в размере 9 126 495 руб., страховая сумма – 9 126 495 руб., страховая премия в сумме 156 063 руб., которая была оплачена по платежному поручению от 11.05.2011 N 242 (т. 1 л.д. 64 – 66).

В связи с наступлением страхового случая, ООО “Лакдей” 21.05.2012 обратилось в ООО “Росгосстрах” с заявлением (N 6494858) о выплате страхового возмещения по риску “Ущерб”.

Признав данный случай страховым, ООО “Росгосстрах” выплатило выгодоприобретателю – ООО “Интраст-Лизинг” (по реквизитам, указанным в распорядительном письме от 24.05.2012 N 11/12) с учетом амортизации транспортного средства 20% страхового возмещения в сумме 7 301 196 руб., в подтверждение чего представило копию платежного поручения от 10.09.2012 N 150 (т. 1 л.д. 110, 126).

По акту от 24.08.2012 приема-передачи остатков автомашины и документации по автомашине BORUM ВМ ТС 3000 транспортное средство было передано обществом с ограниченной ответственностью “Интраст-Лизинг” на основании договора о передаче транспортного средства от 20.08.2012 N 6494858 обществу с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” в собственность, в связи с полной конструктивной гибелью ТС и нецелесообразностью осуществления восстановительного ремонта (т. 1 л.д. 112 – 114).

Согласно справке ООО “Росгосстрах” о расчете стоимости годных остатков BORUM ВМ ТС 3000 г.в. – 2011, гос. номер 9480 ВС 36, двигатель номер 8S3791, стоимость имущества по состоянию на дату повреждения составляет 200 000 руб., в т.ч. НДС (т. 1 л.д. 124).

Впоследствии, между ООО “Росгосстрах” (комитент) и ООО “Фортуна” (комиссионер) 13.03.2013 заключен договор комиссии N 6494858, предметом которого явилось совершение комиссионером за вознаграждение от своего имени, но за счет комитента, сделки по купле-продаже транспортного средства марки BORUM ВМ N С 3000 ПСМ серия ТС N 706000 (т. 2 л.д. 61 – 64).

По договору купли-продажи от 20.05.2013 N 6494858, заключенному ООО “Фортуна” (продавец) и ООО “Бас-Профи” (покупатель), годные остатки – ТС BORUM ВМ N С 3000 ПСМ серия ТС N 706000 проданы за 300 000 руб. (т. 2 л.д. 58). ООО “Фортуна” по платежному поручению от 23.07.2013 N 626 перечислило ООО “Росгосстрах” 290 000 руб., т.е. за вычетом 10 000 руб. комиссионного вознаграждения.

Поскольку гражданская ответственность причинителя вреда была застрахована по договору ОСАГО в ООО “Страховая компания “Согласие”, последнее выплатило ООО “Росгосстрах” страховое возмещение в размере 120 000 руб. (т. 1 л.д. 128).

В связи с оставлением ответчиком претензии ООО “Росгосстрах” о возмещении убытков без удовлетворения, и ссылаясь на наличие убытков в сумме 6 981 196 руб. (7 301 196 руб. – 120 000 руб. – 200 000 руб. (стоимость годных остатков по справке ООО “Росгосстрах”), возникших в результате ДТП, произошедшего по вине работника ответчика – Баркова С.И., истец обратился в Арбитражный суд Калужской области с настоящим иском о взыскании убытков в порядке суброгации.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из непредставления истцом допустимых и относимых доказательств – подлинников акта осмотра транспортного средства от 14.06.2012 и платежного поручения от 10.09.2012 N 150, подтверждающего выплату выгодоприобретателю страхового возмещения, в связи с чем пришел к выводу о недоказанности истцом размера причиненного ему ущерба.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 имеет N 25, а не N 2.

Отменяя решение суда области, суд апелляционной инстанции, установив фактические обстоятельства настоящего дела, оценив в совокупности и взаимной связи все представленные по делу доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ, в т.ч. заключение эксперта, руководствуясь ст. ст. 15, 307, 965, 1072, 1064 ГК РФ, разъяснениями, данными в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 2, пришел к выводу о доказанности факта причинения ущерба и его размера и наличия правовых оснований для удовлетворения иска о взыскании убытков в полном объеме в сумме 6 981 196 руб.

По мнению суда кассационной инстанции, указанный вывод суда апелляционной инстанции, о доказанности размера причиненного истцу ущерба, соответствует требованиям законодательства и материалам дела. Между тем, суд округа считает необходимым изменить постановление суда апелляционной инстанции в части размера суммы ущерба, подлежащего возмещению, в связи с неправильным определением стоимости годных остатков поврежденного транспортного средства.

Так, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Из смысла вышеуказанной нормы следует, что при взыскании убытков, как меры ответственности за причинение вреда, подлежит доказыванию наличие состава гражданско-правовой ответственности, состоящей из следующих элементов: наличие противоправных действий причинителя вреда, наличие ущерба у потерпевшего, размер ущерба, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и возникшим ущербом.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

На основании ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Исходя из смысла положений ст. ст. 15, 1064 ГК РФ, размер обязательства по возмещению ущерба определяется в сумме расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

При этом, в пункте 12, абзаце первом и втором пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” обращено внимание судов на то, что применяя статью 15 ГК РФ, следует учитывать, что по общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Возмещение убытков в меньшем размере возможно в случаях, предусмотренных законом или договором в пределах, установленных гражданским законодательством.

По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

В силу положений, содержащихся в п. 1, 2 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

На основании ст. 387 ГК РФ при суброгации происходит перемена лица в обязательстве, поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.

Учитывая изложенное, и, исходя из имеющихся в деле доказательств, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что ООО “Росгосстрах”, выплатив страховое возмещение в пользу ООО “Интраст-Лизинг” в сумме 7 301 196 руб., заняло место потерпевшего в отношениях, возникших вследствие причинения вреда, и вправе требовать возмещения ущерба в пределах выплаченной суммы за вычетом годных остатков и выплаты по ОСАГО.

Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, осмотр поврежденного транспортного средства проведен специалистами ЗАО “Технэкспро” (новое наименование – ООО “Автоконсалтинг плюс”) на основании заключенного между ООО “Росгосстрах” и указанным обществом договором от 01.03.2012 N 1 на оказание услуг по проведению независимой технической экспертизы транспортного средства и осмотра имущества и животных, приему и формированию документов (т. 2 л.д. 71 – 87).

По итогам осмотра дорожно-разметочной машины (спецтехника) марки BORUM ВМ N С 3000 составлен акт осмотра от 14.06.2012, в котором отражены повреждения и из содержания которого следует, что в результате осмотра специалист Никифоров А.О. пришел к выводу о том, что поврежденное транспортное средство подлежит ремонту (т. 1 л.д. 69 – 72, т. 2 л.д. 99).

Между тем, в имеющемся в материалах дела письме официального представителя BORUM, адресованного ООО “Лакдей”, указывается на нецелесообразность восстановления машины из-за больших расходов по закупке требуемых к замене деталей, которые сопоставимы со стоимостью поставки новой машины (т. 2 л.д. 56, 57).

Как правильно отметил суд апелляционной инстанции, в подтверждение размера причиненного ущерба в материалы дела истцом представлены надлежащим образом заверенные копии акта осмотра транспортного средства от 14.06.2012 и платежного поручения от 10.09.2012 N 150, подтверждающего выплату выгодоприобретателю страхового возмещения, что не противоречит ч. 8 ст. 75 АПК РФ.

При этом, ответчиком не представлены доказательства наличия копии оспариваемого акта осмотра иного содержания, ходатайство о фальсификации доказательств не заявлялось.

Кроме того, оспариваемое платежное поручение принято по системе ЕРКЦ, полностью соответствует требованиям п. 3 ст. 863, п. 1 ст. 864 ГК РФ, пунктов 5.3., 5.4. Положения о правилах осуществления перевода денежных средств, утвержденного Банком России 19.06.2012 N 383-П, ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ “Об электронной подписи”, и содержит отметку банка от 10.09.2012 о списании денежных средств, а также сведения о подтверждении электронной подписи корреспондента (т. 2 л.д. 55).

С учетом данных обстоятельств у суда первой инстанции не было оснований для отказа в принятии данных доказательств.

Учитывая наличие возражений ответчика, при наличии в материалах противоречивых доказательств, в суде первой инстанции истцом было заявлено ходатайство о проведении судебной автотовароведческой экспертизы по определению стоимости восстановительного ремонта дорожно-разметочной машины, а также представлены в соответствии с положениями статьи 82 АПК РФ необходимые документы для ее назначения (т. 2, л.д. 45 – 52), проведение которой истец просил поручить ФБУ Калужская ЛСЭ Минюста России, между тем, судом области не было рассмотрено по существу данное ходатайство, экспертиза не была назначена. Определение об отказе в назначении экспертизы также не выносилось.

В свою очередь, определением от 31.08.2015 судом апелляционной инстанции было удовлетворено ходатайство ООО “Росгосстрах” о назначении по настоящему делу судебной экспертизы (т. 3 л.д. 12).

В заключении Федерального бюджетного учреждения Воронежский региональный центр судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации от 12.10.2015 N 8902/9-3 (т. 3 л.д. 138-143) эксперт пришел к следующим выводам.

Поскольку отсутствуют необходимые запасные части, а также отсутствует техническая возможность проведения ремонта в соответствии с экспертной методикой п. 2 исп. лит. можно сделать вывод о том, что проведение восстановительного ремонта технически невозможно. Поскольку проведение восстановительного ремонта технически невозможно, наступила полная (конструктивная) гибель транспортного средства. Остаточная стоимость дорожно-разметочной машины “BORUM BM TC 3000” составляет 26 460 руб.

Как усматривается из заключения эксперта, исследовались как акт осмотра от 14.06.2012, так и фотоматериалы поврежденного транспортного средства, сведения о спросе и предложении на данный вид самоходной техники в России, информация, представленная официальным представительством фирмы BORUM в России, использовались различные подходы при определении рыночной стоимости спорного имущества.

На основании ч. 2 ст. 64, ч. 3 ст. 86 АПК РФ заключения экспертов являются одним из доказательств по делу и оцениваются наряду с другими доказательствами.

Проанализировав заключение эксперта от 12.10.2015 N 8902/9-3, суд апелляционной инстанции не установил в нем неясности в суждениях, посчитал, что заключение выполнено последовательно, не содержит противоречивых выводов, и пришел к обоснованному выводу, что данное заключение достаточно ясное и полное, содержит однозначные выводы по поставленным вопросам.

Положения статей 4, 5, 6, 7, 8, 9, 25 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” предусматривают соблюдение принципов законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники при составлении экспертного заключения.

Заключение эксперта по настоящему делу было получено судом в соответствии с законом, на основании определения о назначении судебной экспертизы по делу, при этом правовой статус заключения судебной экспертизы определен законом в качестве доказательства, которое не имеет заранее установленной силы, не носит обязательного характера и, в силу ст. 71 АПК РФ, подлежит оценке судом, наравне с другими представленными доказательствами.

В возражениях на заключение эксперта от 12.10.2015 N 8902/9-3 ответчик ссылался на то, что копии акта осмотра транспортного средства от 14.06.2012 и платежного поручения от 10.09.2012 N 150, в отсутствии оригиналов указанных документов, не могут являться надлежащими доказательствами причиненных истцу убытков.

Между тем, указывая на неоднозначность выводов эксперта и неразрешение поставленных перед ним вопросов, касающихся стоимости восстановительного ремонта, ответчик не опроверг выводы эксперта надлежащими доказательствами.

Кроме того, ходатайства о назначении по делу повторной (дополнительной) судебной экспертизы ответчик в суде апелляционной инстанции не заявлял, что в соответствии с ч. 2 ст. 9 АПК РФ относится к процессуальному риску последнего.

Оценив собранные по делу доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, учитывая приведенные нормы и разъяснения, суд апелляционной инстанций, установив в ходе рассмотрения дела факт наступления страхового случая (ущерб) и выплаты страхового возмещения по нему, правомерно возложил на ответчика обязанность по возмещению убытков в пользу страховой организации в порядке суброгации, в т.ч., исходя из совокупности представленных в дело доказательств: копии акта осмотра от 14.06.2012 и платежного поручения от 10.09.2012 N 150, сведений, представленных официальным представительством фирмы BORUM в России, фотоматериалов, а также выводов, отраженных в экспертном заключении от 12.10.2015 N 8902/9-3, подготовленном в процессе рассмотрения настоящего спора, экспертом, на основании ст. 307 УК РФ предупрежденным об уголовной ответственности, при этом экспертное заключение соответствует требованиям Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”, и, исходя из непредставления ответчиком в материалы дела копий документов, не идентичных представленным истцом.

Между тем, довод ответчика о неправильном определении судом апелляционной инстанции суммы годных остатков поврежденного транспортного средства, ранее заявленный как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции в возражениях на иск и жалобу истца, суд округа находит обоснованным (т. 2 л.д. 42 – 44, т. 3 л.д. 30 – 31).

Судом апелляционной инстанции при расчете суммы убытков принята во внимание справка истца о стоимости годных остатков – 200 000 руб., не подтвержденная какими-либо документальными доказательствами, между тем, фактически по договору купли-продажи от 20.05.2013 N 6494858, заключенному ООО “Фортуна” (продавец, комиссионер) и ООО “Бас-Профи” (покупатель), годные остатки – ТС BORUM ВМ N С 3000 ПСМ серия ТС N 706000 проданы за 300 000 руб. (т. 2 л.д. 58), при этом комиссионное вознаграждение возмещается за счет истца.

Таким образом, кассационная коллегия приходит к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию в порядке суброгации в счет возмещения убытков – 6 881 196 руб. (7 301 196 руб. – 120 000 руб. (выплата по ОСАГО) – 300 000 руб. (стоимость годных остатков в соответствии с договором купли-продажи от 20.05.2013 N 6494858), в остальной части исковых требований ООО “Росгосстрах” следует отказать.

ООО “Росгосстрах” при обращении в суд с иском уплачено 57 905 руб. государственной пошлины по платежному поручению от 05.08.2013 N 298 и 3 000 руб. государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы по платежному поручению от 13.04.2015 N 190, а также платежным поручением от 07.08.2015 N 247 истец перечислил на депозитный счет апелляционного суда 20 000 руб. за проведение судебной экспертизы (т. 1 л.д. 3; т. 3 л.д. 6, 61 – 82).

ОАО “Калугатехремонт” при подаче кассационной жалобы оплачено 3 000 руб. государственной пошлины по платежному поручению от 20.01.2016 N 15 (т. 4 л.д. 43).

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного от 10.12.2015 ООО “Росгосстрах” с депозитного счета суда возвращено 2 411 руб., излишне уплаченных за проведение по делу судебной экспертизы в Двадцатом арбитражном апелляционном суде.

Учитывая изложенное и удовлетворение требований истца в части, подлежат распределению судебные расходы (госпошлина за рассмотрение иска, апелляционной и кассационной жалоб и расходы на судебную экспертизу, с учетом возврата излишне уплаченной суммы) – пропорционально удовлетворенных требований в силу положений ст. 110 АПК РФ.

Применительно к фактическим обстоятельствам дела, все доводы заявителя кассационной жалобы сводятся, прежде всего, к переоценке имеющихся в деле доказательств, получивших надлежащую оценку суда апелляционной инстанции. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу ч. 4 ст. 288 АПК РФ, безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

Учитывая, что в силу ч. 4 ст. 283 АПК РФ исполнение судебного акта приостанавливается на срок до принятия арбитражным судом кассационной инстанции постановления по результатам рассмотрения кассационной жалобы, подлежит отмене приостановление действия постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015, принятое определением суда округа от 10.02.2016.

Руководствуясь ч. 4 ст. 283, п. 2 ч. 1 ст. 287, ч. 1, ч. 3 ст. 288, ст. ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 по делу N А23-6021/2014 изменить в части взыскания суммы возмещения вреда и судебных расходов.

Взыскать с открытого акционерного общества “Калугатехремонт” (г. Калуга, ул. Механизаторов, д. 38; ИНН 4026000901, ОГРН 1024001426481) в пользу общества с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” (Московская область, г. Люберцы, ул. Парковая, д. 3; ИНН 5027089703, ОГРН 1025003213641): в счет возмещения вреда – 6 881 196 руб.; судебные расходы, в т.ч.: 57 076 руб. государственной пошлины по иску, 2 957 руб. государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы, 17 337 руб. за проведение судебной экспертизы по делу.

В удовлетворении остальной части иска обществу с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью “Росгосстрах” в пользу открытого акционерного общества “Калугатехремонт” 43 руб. государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

В остальной части постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 по делу N А23-6021/2014 оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Отменить приостановление действия Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 по делу N А23-6021/2014.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в срок, не превышающий двух месяцев со дня вынесения, в судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст. ст. 291.1 – 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий О.Н.САВИНА
Судьи Е.М.КОЗЕЕВА, Е.В.ЛУПОЯД

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 181

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code