Постановление Президиума Самарского областного суда от 11.10.2018 N 44у-278/2018

Обстоятельства: Постановлением осужденному приговором по ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств) отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.
Постановление: Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

ПРЕЗИДИУМ САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 октября 2018 г. N 44у-278/2018

Судья: Кудашкин А.И.

АП: Горбуль Н.А.

Президиум Самарского областного суда в составе:

председательствующего Дроздовой Л.П.,

членов президиума: Кудинова В.В., Бондаревой Л.М., Сказочкина В.Н., Моргачевой Н.Н.,

при секретаре: Е.

с участием заместителя прокурора Самарской области Шевцова А.Ю.,

рассмотрел кассационное производство, возбужденное судьей Самарского областного суда по кассационной жалобе осужденного К.В.ВА. на постановление Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 10.05.2018 г., апелляционное постановление Самарского областного суда от 24.07.2018 г.

Постановлением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 10.05.2018 года

К.В.ВБ., <данные изъяты>, осужденному приговором Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 22 января 2016 года по ч. 6 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами сроком на два года с отбыванием наказания в колонии-поселении,

отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Апелляционным постановлением Самарского областного суда от 24.07.2018 года постановление районного суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе осужденный К.В.ВБ., ссылаясь на то, что суд, отказывая в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении, необоснованно сослался на основания, не указанные в законе, в том числе на тяжесть совершенного им преступления и непогашенный иск. Просит постановления судебных инстанций отменить и удовлетворить его ходатайство.

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Курунтяевой О.Д., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы кассационной жалобы и вынесения постановления о ее передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выслушав заместителя прокурора Самарской области Шевцова А.Ю., президиум Самарского областного суда,

установил:

К.В.ВБ. осужден приговором Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 22 января 2016 года по ч. 6 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами сроком на два года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Начало срока 22 января 2016 года, конец срока 21 января 2020 года.

В соответствии с положениями статьи 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации основанием отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно требованиям статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным, каковым признается судебный акт, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Указанная норма закона предусматривает, что цели восстановления социальной справедливости и частной превенции могут быть достигнуты без полного отбытия виновным назначенного ему наказания. Вывод об этом суд должен сделать на основе материалов, предоставленных органами, исполняющими наказание, и исследования всех обстоятельств, связанных с личностью виновного и его поведением за весь период отбывания наказания.

Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания. Критериями применения условно-досрочного освобождения для осужденных являются: примерное поведение, отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия назначенного наказания, уважительное отношение к другим осужденным и сотрудникам исправительного учреждения.

При изучении президиумом материалов дела и проверки доводов кассационной жалобы осужденного установлено нарушение судом указанных требований уголовного и уголовно-процессуального закона.

Суд, отказывая осужденному К.В.ВБ. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, учел, что осужденный за период отбывания наказания нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал, имеет поощрения, администрацией учреждения характеризуется положительно.

Однако, несмотря на данные обстоятельства, суд указал на необходимость дальнейшего отбывания К.В.ВА. наказания, поскольку условно-досрочное освобождение осужденного будет противоречить принципу социальной справедливости и целям наказания, в том числе предупредительным, исправления осужденного, т.к. при отбытии осужденным лишь части срока эти цели с учетом совершения им в состоянии алкогольного опьянения преступления, связанного с грубым нарушением ПДД, повлекшего за собой смерть двоих потерпевших; наличия иска, значительная часть которого является непогашенной, не достигнуты.

Как следует из постановления, суд в обоснование вывода об отсутствии достаточных оснований для освобождения К.В.ВА. от дальнейшего отбывания наказания сослался на то, что надлежащее поведение К.В.ВА. в период отбывания наказания и отсутствие у него взысканий является обязанностью осужденного при отбывании наказания. Указав, что отбытие части срока наказания с учетом общего срока, назначенного приговором суда, не соответствует ст. 43 УК РФ о социальной справедливости наказания с учетом обстоятельств, принятых судом во внимание при постановлении приговора и с учетом причиненного вреда, суд признал его условно-досрочное освобождение преждевременным.

При этом судом при вынесении решения фактически не приняты во внимание критерии применения условно-досрочного освобождения для осужденных, в частности его поведение, отношение к содеянному и к своим обязанностям в период отбывания наказания, отношение к другим осужденным и сотрудникам исправительной системы, имеющиеся поощрения и отсутствие взысканий.

Из представленных материалов дела следует, что осужденный за период отбывания наказания нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал, имеет 10 поощрений за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду, взысканий не имеет, за время отбывания наказания характеризуется положительно, с первых дней отбывания наказания занял позицию дисциплинированного осужденного, в отношении сотрудников администрации исправительного учреждения ведет себя корректно, проявляет уважение, на профилактическом учете не состоит и не состоял ранее, принимает участие в общественной жизни колонии и отряда, прошел обучение в ПУ N по специальностям “штукатур 3 разряда” и “каменщик 2 разряда”, по прибытии был трудоустроен на рабочий проект ООО “ТЭ”, в настоящее время работает на объекте ФКУ ИК-29, самостоятельно изъявил желание трудиться, к труду относится добросовестно, нарушений трудовой дисциплины не допускает, социально-полезные связи не нарушены, в трудовом и бытовом устройстве в случае освобождения не нуждается, по приговору суда иска не имеет. Согласно характеристике в учреждении имеются исполнительные листы о выплате иска потерпевшим на сумму 1608833,87 рубля, из них погашено 70002,81 рубля.

Представитель администрации исправительного учреждения в судебном заседании охарактеризовал осужденного с положительной стороны, однако не поддержал его ходатайство об условно-досрочном освобождении, сославшись на то, что К.В.ВБ. осужден за совершение в состоянии алкогольного опьянения преступления, связанного с грубым нарушением ПДД РФ, повлекшее за собой смерть двух потерпевших, имеет иск, значительная часть которого является непогашенной.

Суд первой инстанции, исследовав в судебном заседании данные о личности осужденного, характеризующие его с положительной стороны, оставил ходатайство К.В.ВБ. без удовлетворения, сослался на то, что наличие поощрений и положительных характеристик, частичное возмещение потерпевшим ущерба не могут являться безусловными основаниями для условно-досрочного освобождения, поскольку правопослушное поведение является обязанностью осужденного при отбывании наказания.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами суда первой инстанции.

Однако, по мнению президиума, с данным выводом согласиться нельзя, как и с мнением суда первой инстанции о том, что имеющиеся поощрения у осужденного К.В.ВА. свидетельствуют лишь о выполнении им установленных законом обязанностей, так как поощрительные меры воспитательного воздействия свидетельствуют не только об оценке органа, исполняющего наказание, о примерном и добросовестном отношении осужденного к исполнению своих обязанностей, но и о позитивной динамике восстановления социально полезной связи личности осужденного К.В.ВА. с обществом, а также о закреплении у него правильного образа социальных ценностей.

Обосновывая вывод о необходимости полного отбывания наказания осужденным К.В.ВА., суд принял во внимание наличие непогашенных исков по решениям суда.

Однако, исковые требования и обстоятельства, характеризующие предыдущее поведение лица до постановления приговора без учета иных, подлежащих исследованию обстоятельств, не могут быть безусловными основаниями к отказу в удовлетворении ходатайства осужденного К.В.ВА. об условно-досрочном освобождении от наказания.

Главное и первостепенное значение для решения вопроса об условно-досрочном освобождении имеет поведение осужденного за весь период отбывания наказания.

При оценке поведения осужденного К.В.ВА. суд не в полной мере учел: соблюдение осужденным правил внутреннего распорядка, выполнение требований администрации учреждения исполняющего наказание, участие в мероприятиях воспитательного характера и в общественной жизни исправительного учреждения, поддержание отношений с осужденными положительной направленности, то есть всю совокупность обстоятельств, характеризующих личность осужденного, которые были исследованы в судебном заседании.

Что касается исковых требований, то в материалах дела не имеются данные, которые свидетельствовали бы об умышленном уклонении К.В.ВА. от возмещения причиненного преступлением вреда путем сокрытия имущества, доходов, уклонения от работы.

Напротив, в ходатайстве осужденный К.В.ВБ. указал о намерение возмещать гражданский иск, в исправительном учреждении сразу же по собственной инициативе трудоустроился, за 2 года нахождения в исправительном учреждении выплатил 79111,61 рубля по исполнительным листам, что свидетельствует о том, что осужденный, даже находясь в местах лишения свободы, где возможности трудоустройства ограничены и исключена возможность высокого заработка, принимает меры как к своему трудоустройству, так и к заглаживанию вреда.

Кроме того, закон не предусматривает обязательного полного погашения имеющегося иска как условия, влекущего условно-досрочное освобождение от наказания. При этом причины невозмещения осужденным имеющихся исков в полном объеме, как того требует закон, судом не устанавливались. Делая вывод о том, что К.В.ВБ. должных мер к погашению исполнительного документа не предпринимает на том основании, что он не погашает задолженность добровольно, суд не выяснил размер заработной платы осужденного и размер производимых из нее удержаний для компенсации гражданских исков, а также имел ли возможность осужденный и в каком размере добровольно погашать задолженность в большем размере (заработная плата, иной доход).

В судебном решении не приведено доказательств, свидетельствующих о нежелании К.В.ВА. погашать иск и возмещать ущерб потерпевшим.

Действительно, в соответствии с частью 1 статьи 79 и частью 1 статьи 80 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 432-ФЗ) возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является одним из условий для условно-досрочного освобождения.

Однако согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 года N 8 “О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания” (ред. от 17.11.2015 г.), если в судебном заседании установлено, что осужденным принимались меры к возмещению причиненного преступлением вреда (материального ущерба и морального вреда), но в силу объективных причин вред возмещен лишь в незначительном размере, то суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания только на этом основании.

При этом суд, установив, что осужденным К.В.ВА. принимались меры к погашению имеющегося иска, и ссылаясь на его оставшуюся часть, не выяснил, в силу каких объективных причин причиненный вред не был возмещен в полном объеме.

Отказывая в условно-досрочном освобождении К.В.ВА. в связи с тем, что у него имеются непогашенные гражданские иски, суд не дал оценки тому, что в материалах дела имеется справка о частичном погашении ущерба в период отбывания наказания. А в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 79 УК РФ частичное возмещение ущерба, причиненного преступлением, является одним из оснований для возможного условно-досрочного освобождения.

Таким образом, суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении, если причиненный преступлением вред не возмещен в силу объективных причин. Препятствием к условно-досрочному освобождению наряду с другими обстоятельствами может служить лишь факт умышленного уклонения осужденного от возмещения вреда. Данных о том, что К.В.ВБ. умышленно уклонялся от полного возмещения причиненного преступлением вреда, из материалов дела не усматривается, и в постановлении суда они не приведены.

Иные данные, отрицательно характеризующие осужденного, которые бы свидетельствовали о том, что он не встал на путь исправления, и о необходимости дальнейшего отбывания им наказания для своего исправления, судом в постановлении не приведены.

Кроме того, отказ в условно-досрочном освобождении суд первой инстанции мотивировал тем, что потерпевшая ФИО1 возражает против удовлетворения ходатайства осужденного К.В.ВА., однако суд не связан с позицией потерпевшей и само по себе несогласие потерпевшей с ходатайством осужденного об условно-досрочном освобождении не является безусловным основанием для отказа; оно учитывается в совокупности с другими обстоятельствами, в том числе с учетом поведения осужденного во время отбывания наказания, наличия либо отсутствия поощрений и взысканий, характеризующих данных личности осужденного, какие меры и с достаточной ли полнотой принимает осужденный к возмещению ущерба, что судом не сделано, поскольку таких рассуждений в постановлении не содержится.

При этом судом в нарушение требований части 4.1 статьи 79 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не дано должной оценки иным сведениям о положительном поведении К.В.ВА. и его отношению к труду в период отбывания наказания, содержащимся в других представленных суду администрацией исправительного учреждения и исследованных в судебном заседании материалах.

Из материалов дела усматривается, что на момент условно-досрочного освобождения К.В.ВБ. на профучете в исправительном учреждении не состоит, до совершенного преступления не судим, в период отбывания наказания конфликтных ситуаций не создавал, поддерживает отношения с положительно зарекомендовавшими себя осужденными, социальной связи не утратил, посещает профессиональное обучение, принимает участие в культурно-массовых, спортивных мероприятиях, а также на работах по благоустройству территории учреждения.

В постановлении судом не приведено мотивов, по которым данные обстоятельства не могут являться основанием для применения уголовно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Данных свидетельствующих о том, что осужденный К.В.ВБ. входит в группу риска осужденных, которые, оказавшись на свободе, могут вновь заняться преступной деятельностью, а также, что он относится к лицам склонным к употреблению алкогольных напитков, наркотических средств, в материалах дела не имеется.

Отсутствуют в материалах дела и другие данные, негативно характеризующие осужденного К.В.ВА. за весь период отбывания наказания.

При вынесении постановления суд также сослался на тяжесть совершенного преступления и наступивших последствий, что уже было учтено судом при постановлении приговора, то есть на обстоятельство, не предусмотренное законом.

Между тем, в соответствии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 г. N 8 “О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания”, суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе.

При этом при применении условно-досрочного освобождения не может повторно учитываться тяжесть и обстоятельства совершенного преступления, поскольку тяжесть преступления, его последствия, роль осужденного в совершении преступления и иные фактические обстоятельства, связанные с совершением преступления, уже учтены при постановлении приговора.

Как следует из постановления суда, причиной отказа в условно-досрочном освобождении осужденного К.В.ВА. явились невозмещение вреда, в то время как не учтены положения закона, в т.ч. и постановления Пленума ВС РФ, о том, что само по себе непогашение исковых требований или возмещение их незначительными суммами не может быть основанием для отказа в условно-досрочном освобождении, и тяжесть совершенного преступления, что также является недопустимым.

При этом, установив совокупность обстоятельств, указывающих на возможное применение к осужденному условно-досрочного освобождения, суд фактически не мотивировал, почему совокупность установленных при рассмотрении ходатайства осужденного положительно характеризующих его данных, отсутствие взысканий, наличие поощрений, полученных в том числе и после обращения К.В.ВА. с ходатайством в суд, его отношение к содеянному, принятые меры к возмещению причиненного преступлением вреда, не свидетельствуют о его исправлении, и не являются основанием для применения к нему условно-досрочного освобождения от наказания. Судом не приведено убедительных законных мотивов, послуживших основаниями отказа для его условно-досрочного освобождения.

Таким образом, решение суда об отказе в условно-досрочном освобождений осужденного К.В.ВА. вынесено без надлежащей проверки и оценки обстоятельств, имеющих значение при разрешении вопроса о возможности условно-досрочного освобождения осужденного от дальнейшего отбывания наказания.

Совокупность приведенных обстоятельств указывает, что постановление суда не соответствует положениям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции, не установив новых оснований для отказа в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, указанные нарушения закона не устранил, согласившись с выводами суда первой инстанции о преждевременности условно-досрочного освобождения осужденного К.В.ВА. от отбывания назначенного судом наказания.

Учитывая данные обстоятельства, президиум полагает, что судом не приведены убедительные основания, по которым осужденный К.В.ВБ. нуждается в дальнейшем отбывании назначенного наказания.

При наличии приведенных выше существенных нарушений, повлиявших на суть принятого решения, обжалуемые постановления суда не могут быть признаны законными, обоснованными и справедливыми, подлежат отмене с направлением материала на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 401.14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

постановил:

Кассационную жалобу осужденного К.В.ВА. удовлетворить частично.

Постановление Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 10.05.2018 г., апелляционное постановление Самарского областного суда от 24.07.2018 г. об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного К.В.ВА. об условно-досрочном освобождении отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение в Центральный районный суд г. Тольятти Самарской области в ином составе.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ настоящее постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Председательствующий Л.П.ДРОЗДОВА

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 318

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code