Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.05.2018 N Ф01-1865/2018 по делу N А79-5616/2017

Требование: О признании недействительным представления прокуратуры.
Обстоятельства: Выявив, что при исполнении государственных контрактов на реконструкцию межхозяйственной оросительной системы и на выполнение проектных и изыскательных работ учреждение нарушило бюджетное законодательство, без проведения торгов заключило договор на предоставление места стоянки, а также не приняло мер к взысканию сверх страхового покрытия причиненного ему ущерба, прокурор выдал учреждению представление об устранении нарушения.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку представление не соответствует требованиям закона и нарушает права и интересы учреждения.

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 25 мая 2018 г. по делу N А79-5616/2017

25 мая 2018 года

(дата изготовления постановления в полном объеме)

Резолютивная часть постановления объявлена 24.05.2018.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Александровой О.В.,

судей Забурдаевой И.Л., Чигракова А.И.,

при участии представителей

от заявителя: Миронова А.В. (доверенность от 15.01.2018),

от заинтересованного лица: Усова М.С. (удостоверение <…>),

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу прокуратуры Ленинского района города Чебоксары

на решение Арбитражного суда Чувашской Республики – Чувашии от 04.12.2017,

принятое судьей Красновым А.М., и

на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2018,

принятое судьями Смирновой И.А., Захаровой Т.А., Протасовым Ю.В.,

по делу N А79-5616/2017

по заявлению федерального государственного бюджетного учреждения “Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Чувашской Республике”

о признании недействительным представления прокуратуры Ленинского района города Чебоксары от 01.03.2017 N 03-03-2017

и

установил:

федеральное государственное бюджетное учреждение “Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Чувашской Республике” (далее – Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики – Чувашии с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), о признании недействительным представления прокуратуры Ленинского района города Чебоксары (далее – Прокуратура) от 01.03.2017 N 03-03-2017.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены прокуратура Чувашской Республики, Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Республике Мордовия, Республике Марий Эл, Чувашской Республике и Пензенской области (далее – Управление).

Решением от 04.12.2017 Арбитражный суд Чувашской Республики – Чувашии удовлетворил требование Учреждения.

Первый арбитражный апелляционный суд постановлением от 07.03.2018 оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Прокуратура обратилась в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить их в связи с несоответствием выводов, сделанных судами, фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права.

Заявитель жалобы указывает, что по I эпизоду суды необоснованно взяли в основу судебных актов акт постоянно действующей комиссии по поступлению и выбытию активов от 25.10.2016 и акт от 21.10.2016, согласно которым остаточная толщина спиралешовных труб диаметром 530 миллиметров составила 3 миллиметра, хотя из показаний свидетеля Шурякова П. следует, что толщина выкапываемых спиралешовных труб составила более 6 миллиметров. По II эпизоду, Прокуратура ссылаясь на статью 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Федеральный закон N 44-ФЗ) считает, что суды сделали неправомерный вывод о том, что законодательством допускается предварительная оплата еще не выполненных работ. По III эпизоду заявитель жалобы указывает, что поскольку договор о предоставлении места для стоянки автомобилей не может быть реализован без использования непосредственно земельного участка, на котором будут расположены автомобили, заключение указанного договора предполагает переход права пользования земельного участка. По VI эпизоду суды необоснованно посчитали, что оспариваемое представление Прокуратуры в части невозмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортном происшествии (далее – ДТП), является неправомерным.

Подробно позиция заявителя изложена в кассационной жалобе и поддержана его представителем в судебном заседании.

От Прокуратуры поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с необходимостью представления дополнительных доказательств.

Суд округа рассмотрел и отклонил поступившее ходатайство. В компетенцию суда кассационной инстанции не входит приобщение к делу и исследование новых доказательств по делу, поэтому причина, обозначенная в ходатайстве, не может служить основанием для отложения дела на стадии кассационного производства.

Учреждение в отзыве и его представитель в судебном заседании возразили против доводов Прокуратуры, сославшись на законность обжалованных судебных актов.

До начала судебного заседания от Учреждения поступило ходатайство об отложении рассмотрения кассационной жалобы. Суд кассационной инстанции счел его не подлежащим удовлетворению ввиду отсутствия правовых оснований для отложения судебного разбирательства, предусмотренных статьей 158 АПК РФ.

Законность принятых судебных актов проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, на основании обращения гражданки Семеновой М.И. Прокуратурой проведена проверка в отношении Учреждения, в ходе которой выявлены факты нарушения законодательства о противодействии коррупции в сфере распоряжения федеральной собственностью, в сфере бюджетного законодательства при заключении и исполнении государственного контракта от 27.09.2016 N 0164 по выполнению работ на объекте “Реконструкция межхозяйственной оросительной системы “Дружба” Канашского района Чувашской Республики (далее – I эпизод), государственного контракта от 16.06.2015 N 0129 по выполнению проектных и изыскательских работ с получением положительного заключения экспертиз по объекту “Реконструкция межхозяйственной оросительной системы “Дружба” Канашского района Чувашской Республики (далее – II эпизод), договора от 11.01.2016 N 1-ПД о предоставлении места для стоянки транспортных средств (далее – III эпизод), а также в связи с непринятием мер по взысканию с виновного лица причиненного ущерба автомобилю “Рено Меган” (А820НМ21 rus), поврежденного в ходе ДТП по вине гражданина Большова А.А., сверх страхового покрытия (далее – IV эпизод).

По результатам проверки Прокуратура вынесла представление от 01.03.2017 N 03-03-2017, в соответствии с которым директору Учреждения надлежит безотлагательно рассмотреть настоящее представление и принять меры по устранению допущенных нарушений законодательства, причин и условий, им способствовавших, недопущению их впредь; решить вопрос о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности; о времени и месте рассмотрения представления уведомить прокуратуру района; о результатах принятых мер сообщить в прокуратуру района в установленный законом месячный срок в письменной форме с приложением копии приказа о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности и копий документов, подтверждающих устранение указанных нарушений.

Учреждение не согласилось с указанным представлением Прокуратуры и обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Руководствуясь статьями 198, 200, 201 АПК РФ, статьями 123.21, 123.22, 296, 298 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), статьями 1, 21, 22 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 “О прокуратуре Российской Федерации” (далее – Закон о прокуратуре), суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования Учреждения.

Апелляционный суд оставил решение суда без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу исходя из приведенных в ней доводов, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для отмены принятых судебных актов.

В соответствии с частью 1 статьи 198 и частью 4 статьи 200 АПК РФ для признания ненормативного акта недействительным, решения и действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие) (часть 5 статьи 200 АПК РФ).

В пункте 3 статьи 22 Закона о прокуратуре установлено, что прокурор или его заместитель в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами, указанными в пункте 1 статьи 21 данного закона, в том числе вносит представление об устранении нарушений закона.

Представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению. В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме пункт 1 статьи 24 Закона о прокуратуре).

По I эпизоду суды установили, что Учреждение и общество с ограниченной ответственностью “Строительная компания “Шыгырданы” заключили государственный контракт от 27.09.2016 N 0164, предметом которого являются обязательства по выполнению работ по объекту “Реконструкция межхозяйственной оросительной системы “Дружба”, Канашский район, Чувашская Республика” (далее – Объект).

В акте от 25.10.2016 постоянно действующей комиссии по поступлению и выбытию активов зафиксировано, что лом черных металлов, полученный от демонтажа оросительной сети на Объекте с характеристиками: стальные спиралешовные трубы диаметром 530 миллиметров, длиной 581 метр, толщиной стенки 3 миллиметра, с учетом срока фактической эксплуатации трубопровода оросительной сети 35 лет (1982 года ввода в эксплуатацию) составил объем 22,647 тонны.

При производстве демонтажных работ на объекте обнаружен износ, коррозия труб, а также их отсутствие на участке протяженностью 249 метров, что зафиксировано в акте от 21.10.2016.

Расчет объема лома и его вес были определены расчетным путем по табличным данным с применением измерительных инструментов.

Реализация металлолома произведена на основе коммерческих предложений четырех покупателей, из которых была выбрана организация, предложившая наивысшую цену, и составила 226 470 рублей (10 000 рублей за 1 тонну).

Подвергнув сомнению зафиксированную заявителем остаточную толщину выкопанных труб в размере 3 миллиметров, Прокуратура пришла к выводу, что согласно общедоступным источникам (http://ros-met.com/massa-truby-stalnov-teoreticheskiy) в случае толщины стали данных труб не менее 6 миллиметров масса одного погонного метра составляет не менее 77,536 килограмма. Таким образом, масса выкопанных труб составляет не менее 48 847,68 килограмма, и, соответственно, стоимость при цене 7500 рублей за 1 тонну составит не менее 366 357 600 рублей. В случае толщины стали не менее 9 миллиметров масса одного погонного метра составляет не менее 115,638 килограмма. Таким образом, масса выкопанных труб составляет не менее 72 851,94 килограмма, и, соответственно, стоимость при цене 7500 рублей за 1 тонну будет равна не менее 546 389 550 рублей.

Однако директором Учреждения реализовано только 22,647 тонны демонтированного металла. Указанный недосчет количества тоннажа указан без количества других металлоконструкций, которые отражены в акте выполненных работ по демонтажу. Таким образом, не реализовано не менее 26,201 тонны металла, в связи с чем причинен ущерб не менее чем на 196 507 рублей.

Оценив доводы Прокуратуры о том, что при оценке толщина труб занижена, а также о реализации данных труб не в виде металлолома, а в качестве металлического изделия, суды обоснованно признали их несостоятельными и основанными на предположении, без учета фактического состояния межхозяйственной оросительной системы “Дружба” Канашского района Чувашской Республики и срока эксплуатации труб с 1982 года.

Суды установили, что реализованы только трубы диаметром 530 миллиметров, длиной 581 метр, как непригодные для повторного использования. Иные детали, оставшиеся после демонтажа на объекте, находятся на территории Канашского филиала Учреждения.

Данные обстоятельства Прокуратурой не опровергнуты.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”, согласно которой проведение оценки объектов оценки является обязательным в случае вовлечения в сделку объектов оценки, принадлежащих полностью или частично Российской Федерации, субъектам Российской Федерации либо муниципальным образованиям, в том числе при определении стоимости объектов оценки, принадлежащих Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, в целях их приватизации, передачи в доверительное управление либо передачи в аренду.

Вместе с тем действие настоящей статьи не распространяется на отношения, возникающие при распоряжении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имуществом, закрепленным за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении, за исключением случаев, если распоряжение имуществом в соответствии с законодательством Российской Федерации допускается с согласия собственника этого имущества.

При этом суды установили, что Учреждение обращалось в общество с ограниченной ответственностью “Агентство оценки собственности” для проведения оценки рыночной стоимости лома черных металлов в количестве 22,647 тонны, числящегося на балансе Учреждения.

Согласно отчету от 04.04.2017 N 54-04/2017 рыночная стоимость металлолома по состоянию на 16.11.2016 составила 207 200 рублей.

Учреждение оприходовало и в последующем реализовало металлолом в количестве 22,647 тонны за 226 470 рублей.

С учетом изложенных обстоятельств суды пришли к правомерному выводу о несостоятельности выводов Прокуратуры по I эпизоду.

Суды обоснованно отметили, что доводы Прокуратуры носят предположительный характер, доказательств того, что демонтированные трубы межхозяйственной оросительной системы “Дружба” Канашского района Чувашской Республики имели больший вес, не представлено, иные обстоятельства, указанные в оспариваемом представлении, не свидетельствуют о нарушении закона.

По II эпизоду суды установили, что Учреждение и общество с ограниченной ответственностью “Стройпроект-Холдинг” (далее – ООО “Стройпроект-Холдинг”) заключили государственный контракт от 16.06.2015 N 0129, предметом которого является выполнение проектных и изыскательских работ с получением положительного заключения экспертиз по Объекту.

Стороны заключили дополнительное соглашение от 14.09.2015 N 2 к контракту, согласно которому внесены изменения в пункт 5.1 в части стоимости контракта, которая составила 1 965 000 рублей, из них лимит 2015 года – 1 941 400 рублей, лимит 2016 года – 23 600 рублей.

Стороны заключили дополнительное соглашение от 06.07.2016 N 6, согласно которому стоимость контракта составляет 1 941 400 рублей.

Согласно акту сдачи-приемки выполненных работ от 28.12.2015 проектные и изыскательные работы выполнены в полном объеме, стоимость выполненных работ составила 1 941 400 рублей.

В соответствии с актом сдачи-приемки выполненных работ от 06.07.2016 проектные и изыскательные работы с получением положительного заключения экспертиз выполнены в полном объеме, стоимость выполненных работ составила 1 941 400 рублей.

В связи с нарушением сроков выполнения работ Учреждение на основании пункта 9.5 контракта от 16.06.2015 N 0129 направило ООО “Стройпроект-Холдинг” претензию от 06.07.2016 N 02/01-363 об оплате неустойки за период с 01.12.2015 по 28.12.2015 в размере 20 174 рублей.

На основании части 6.1 статьи 34 Федерального закона N 44-ФЗ заказчиком осуществлено списание неуплаченных сумм неустоек.

При изложенных обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о том, что оплата выполненных работ в размере 1 941 400 рублей Учреждение произвело с учетом пунктов 5.1, 5.3, 5.4 контракта от 16.06.2015 N 0129 в пределах установленного лимита финансирования на 2015 год.

В оспариваемом представлении указано, что дополнительным соглашением от 14.09.2015 N 2 срок выполнения работ продлен до 01.05.2016. Вместе с тем Учреждением подписан акт сдачи-приемки выполненных проектных и изыскательских работ от 28.12.2015, в связи с чем фактически принят лишь первый этап на сумму 1 532 320 рублей согласно приложению 1 к дополнительному соглашению от 19.10.2015 N 4. 29.12.2015 в нарушение приложения 1 к дополнительному соглашению от 19.10.2015 N 4 произведена оплата в размере 1 941 400 рублей, то есть в размере, превышающем объем выполненных работ на сумму 409 080 рублей.

Оценив приведенные обстоятельства, суды пришли к обоснованному выводу о том, что произведенная на основании акта сдачи-приемки выполненных работ от 28.12.2015 оплата (без учета стоимости проектно-изыскательных работ, утвержденной сторонами в приложении 1 к дополнительному соглашению от 19.10.2015 N 4) за получение положительного заключения о достоверности определения сметной стоимости, которое фактически выполнено только 06.07.2016, прямо не свидетельствует о нарушении закона.

На момент вынесения оспариваемого представления все предусмотренные работы по контракту от 16.06.2015 N 0129 выполнены, заказчиком осуществлена оплата в размере, предусмотренном контрактом.

При этом положениями гражданского законодательства также предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов.

Кроме того, в соответствии с частью 6.1 статьи 34 Федерального закона N 44-ФЗ начисленные суммы неустойки подлежали списанию в связи с выполнением работ в 2016 году в полном объеме и не превышением 5 процентов цены контракта.

При таких обстоятельствах выводы Прокуратуры, изложенные во II эпизоде, являются необоснованными.

По III эпизоду Учреждению вменяются нарушения, выразившиеся в предоставлении места стоянки без проведения предварительной оценки и торгов, заключении договора от 11.01.2016 N 1-ПД без получения согласия собственника федерального имущества.

Суды установили, что Учреждение и индивидуальный предприниматель Некрасова Светлана Наиловна заключили договор от 11.01.2016 N 1-ПД о предоставлении места стоянки, предметом которого является предоставление Учреждением заказчику места для стоянки транспортных средств по адресу: город Чебоксары, Лапсарский проезд, дом 27 (пункт 1.1).

Согласно пункту 2.1 договора заказчик ставит на стоянки грузовые автомобили “Рено Меган” (А086ТР21 rus, В907ЕО21 rus).

За услуги, предусмотренные в пункте 1.1 договора, заказчик выплачивает Учреждению вознаграждение за 1 автомобиль в размере 100 рублей в сутки (пункт 3.1 договора).

Заказчик обязуется поставить транспортное средство на место, указанное представителем Учреждения (пункт 4.1.2 договора).

По адресу город Чебоксары, Лапсарский проезд, дом 27, расположен объект недвижимости – склад N 4, общей площадью 573,9 квадратного метра, являющийся собственностью Российской Федерации и закрепленный за Учреждением на праве оперативного управления.

В пункте 1 статьи 296 ГК РФ установлено, что учреждение и казенное предприятие, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества.

В силу пункта 3 статьи 298 ГК РФ бюджетное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, а также недвижимым имуществом. Остальным имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом.

Бюджетное учреждение вправе осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и соответствующую этим целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах. Доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение бюджетного учреждения.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 26.07.2010 N 537 “О порядке осуществления федеральными органами исполнительной власти функций и полномочий учредителя федерального государственного учреждения” решение по вопросу распоряжения недвижимым имуществом федерального учреждения принимает федеральный орган исполнительной власти, в ведении которого находится это учреждение, по согласованию с Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (его территориальными органами).

Суды установили, что обращений по вопросу согласования распоряжения недвижимым имуществом, расположенным по адресу: Чувашская Республика, город Чебоксары, Лапсарский проезд, дом 27, закрепленным за Учреждением на праве оперативного управления, в межрегиональное территориальное управление Росимущества не поступало.

При этом в соответствии с пунктом 4.9 устава Учреждения, утвержденного приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 25.10.2013 N 35-у (далее – Устав), Учреждение самостоятельно решает вопросы, связанные с заключением договоров, определением обязательств и иных условий, не противоречащих законодательству Российской Федерации и Уставу.

Для достижения определенных в Уставе целей Учреждение имеет право заключать все виды договоров с юридическими и физическими лицами, не противоречащие законодательству Российской Федерации, а также целям и видам деятельности Учреждения (пункт 5.3 Устава).

Учреждение может заниматься также иными видами деятельности, не противоречащими действующему законодательству Российской Федерации (пункт 3.3 Устава).

Как следует из условий договора от 11.01.2016 N 1-ПД, Учреждение предоставляет услугу по размещению транспортных средств на территории производственной базы, расположенной по адресу: Чувашская Республика, город Чебоксары, Лапсарский проезд, дом 27, без привязки к индивидуализированному месту стоянки.

Суды установили, что 02.03.2017 Учреждению присвоен код 52.21.24 “Деятельность стоянок для транспортных средств” ОКВЭД (данная группа включает услуги стоянок, парковок, площадок отдыха на автомобильных дорогах, иных сооружений, предназначенных для остановки автотранспортных средств).

По состоянию на 04.07.2017 в государственной базе данных реестра федерального имущества, находящегося на территории Чувашской Республики, по адресу: Чувашская Республика, город Чебоксары, Лапсарский проезд, дом 27, сведения об открытых площадках отсутствуют. Предмет договора от 11.01.2016 N 1-ПД не имеет реестровый номер в реестре федерального имущества и не включен в перечень особо ценного имущества.

Предмет договора является собственностью Российской Федерации, находится на земельном участке с кадастровым номером 21:01:021202:97, общей площадью 3990 квадратных метров, расположенном по адресу: Чувашская Республика, город Чебоксары, проезд Лапсарский, дом 27, и предоставленном Учреждению в постоянное (бессрочное) пользование, вид разрешенного использования: для эксплуатации нежилого здания.

В соответствии со статьей 269 ГК РФ лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование, осуществляет владение и пользование этим участком в пределах, установленных законом, иными правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование. Лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование, вправе, если иное не предусмотрено законом, самостоятельно использовать участок в целях, для которых он предоставлен, включая возведение для этих целей на участке зданий, сооружений и другого недвижимого имущества. Здания, сооружения, иное недвижимое имущество, созданные этим лицом для себя, являются его собственностью. Лица, которым земельные участки предоставлены в постоянное (бессрочное) пользование, не вправе распоряжаться такими земельными участками, за исключением случаев заключения соглашения об установлении сервитута и передачи земельного участка в безвозмездное пользование гражданину в виде служебного надела в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации.

В рассматриваемом случае суды пришли к правомерному выводу о том, что материалами дела не подтверждается переход прав владения и (или) пользования на склад или земельный участок для хранения транспортного средства, предметом договора является возмездное оказание услуг автостоянки, вознаграждение выплачивалось за фактическое время нахождения транспортного средства на территории Учреждения без привязки к какому-нибудь определенному месту.

Кроме того, суды установили, что по данному факту Управление Федеральной антимонопольной службы по Чувашской Республике – Чувашии вынесло предупреждение от 16.05.2017 N 05-04/3422 в связи с наличием в действиях Учреждения признаков нарушения части 1 статьи 15 и части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, выраженного в предоставлении места для стоянки ИП Некрасовой С.Н. без проведения торгов, согласно которому Учреждению необходимо было в срок до 08.06.2017 прекратить признаки нарушения путем принятия необходимых мер по возврату из незаконного владения и пользования имущества, переданного на основании договора от 11.01.2016 N 1-ПД.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Чувашской Республики – Чувашии от 22.08.2017 по делу N А79-5939/2017 предупреждение Управления Федеральной антимонопольной службы по Чувашской Республике – Чувашии от 16.05.2017 N 05-04/3422 признано недействительным.

На этом основании суды пришли к правомерному выводу о несостоятельности выводов Прокуратуры по III эпизоду.

По IV эпизоду Учреждению вменяется бездействие, выразившееся в непринятии мер по взысканию ущерба сверх страхового покрытия автомобилю “Рено Меган” (А820НМ21 rus), поврежденному в результате ДТП, с гражданина Большова А.А., осужденного приговором Ленинского районного суда города Чебоксары от 31.07.2014 по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также привлеченного к административной ответственности постановлением от 12.05.2014 по делу N 5-203/2014 на основании части 1 статьи 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Суды установили, что 11.01.2014 при ДТП автомобилю “Рено Меган” (А820НМ21 rus), принадлежащему Учреждению на праве собственности, причинены технические повреждения.

ДТП произошло по вине водителя Большова А.А., управляющего автомобилем “УАЗ Патриот” (В222ВТ21 rus), что подтверждается постановлением от 12.05.2014 по делу об административном правонарушении N 5-203/2014.

Виновный в ДТП застрахован в обществе с ограниченной ответственностью “Страховая компания “Северная казна” (далее – Компания) согласно полису ВВВ N 0609879066 (период действия с 22.01.2013 по 21.01.2014).

Учреждение обратилось к страховщику с заявлением о наступлении страхового случая от 28.01.2014.

Согласно акту от 28.02.2014 N Г-14-01624 о страховом случае по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств сумма ущерба составила 120 000 рублей.

Действующий на тот момент директор Учреждения Дринев С.Э. направил в адрес Компании претензию от 19.06.2014 N 01/01-204 о выплате страхового возмещения и неустойки за просрочку осуществления страховой выплаты.

Страховщик перечислил Учреждению 120 000 рублей страхового возмещения по платежному поручению от 25.06.2014 N 781, 15 444 рубля пеней, начисленных за несвоевременную выплату страхового возмещения.

Согласно контракту от 13.11.2014 N 88/14 на выполнение работ по ремонту служебного транспортного средства после ДТП, заключенному Учреждением (заказчик) и индивидуальным предпринимателем Токмаковым Владимиром Олеговичем (исполнитель), исполнитель обязуется в течение срока действия настоящего контракта выполнить работы по ремонту служебного автомобиля “Рено Меган”, а заказчик обязуется своевременно и в полном объеме оплатить работы (пункт 1.1).

Согласно акту выполненных работ от 29.12.2014 N 48 заказчиком приняты ремонтные работы на сумму 90 000 рублей.

Как пояснил директор Учреждения Дмитриев А.Н. в судебном заседании суда первой инстанции, причиной того, что транспортное средство до настоящего времени не отремонтировано полностью, является факт получения Учреждением в 2016 году от прокуратуры Чувашской Республики в порядке безвозмездной передачи двух легковых автомобилей, то есть потребность Учреждения в легковом автотранспорте на настоящий момент восстановлена. При этом Учреждение не отказалось от планов восстановления автомобиля “Рено Меган”. На момент назначения Дмитриева А.Н. на должность руководителя Учреждения 19.02.2015 документы по ДТП в Учреждении отсутствовали. В мае 2015 года директор пытался получить копию отчета об оценке ущерба при ДТП через Компанию, осуществившей выплату по ОСАГО. Однако на момент обращения офис страховой компании в Чебоксарах был закрыт из-за отзыва лицензии 22.04.2015. Проведение повторной оценки ущерба от ДТП в 2015 году не представлялось возможным по причине выполненных в 2014 году работ по ремонту автомобиля.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу, что сам факт того, что транспортное средство “Рено Меган”, полностью не восстановлено, не свидетельствует о нарушении Учреждением действующего законодательства, поскольку решение о необходимости и целесообразности выполнения ремонтных работ относится исключительно к компетенции Учреждения в рамках осуществления финансово-хозяйственной деятельности, закрепленной Уставом.

Кроме того, Прокуратура не представила доказательства того, что страховое возмещение и пени в общей сумме 135 444 рубля недостаточны для восстановительного ремонта.

В этой связи выводы Прокуратуры, по IV эпизоду являются необоснованными.

С учетом изложенного обе судебные инстанции пришли к правомерному выводу, что оспариваемое представление Прокуратуры не соответствует требованиям действующего законодательства и нарушает права и законные интересы Учреждения.

В нарушение статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иное Прокуратура не доказала.

Оснований для отмены обжалованных судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется.

Нарушений норм процессуального права, предусмотренных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не допущено.

Вопрос о взыскании государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы не рассматривался, так как на основании пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации Прокуратура освобождена от уплаты государственной пошлины.

Руководствуясь статьями 287 (пункт 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Чувашской Республики – Чувашии от 04.12.2017 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2018 по делу N А79-5616/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу прокуратуры Ленинского района города Чебоксары – без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий О.В.АЛЕКСАНДРОВА
Судьи И.Л.ЗАБУРДАЕВА, А.И.ЧИГРАКОВ

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 123

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code