Апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 07.06.2018 по делу N 33-1041/2018

Требование: О компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП.
Обстоятельства: В результате ДТП истцам причинены телесные повреждения, степень тяжести которых квалифицирована как “тяжкий и средний вред здоровью”. Приговором суда ответчик признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ. Преступными действиями ответчика истцам причинен моральный вред.
Решение: Требование удовлетворено в части суммы.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 июня 2018 г. по делу N 33-1041/2018

Судья: Куманева О.А.

Докладчик: Козина Е.Г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

председательствующего Верюлина А.В.,

судей Козиной Е.Г., Середы Л.И.,

при секретаре В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 07 июня 2018 г. в г. Саранске гражданское дело по иску К.Т., К.В., К.И. к С. о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия по апелляционной жалобе представителя С. В.Л. на решение Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 06 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Козиной Е.Г., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

установила:

К.Т., К.В., К.И. обратились в суд с указанным иском к С.

В обоснование требований указали, что 23 августа 2016 г. на автомобильной дороге <адрес> С., управляя автомобилем марки Шевроле Клан государственный регистрационный знак <данные изъяты>, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил столкновение с автомобилем марки Лада Гранда государственный регистрационный знак <данные изъяты>, под управлением К.И., в качестве пассажиров в указанном транспортном средстве находились супруга К.И. – К.В., их дочь К.Т. и сын К.К. В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия (далее – ДТП) К.И., К.В. и К.Т. причинены телесные повреждения, степень тяжести которых квалифицированы как тяжкий вред здоровью – К.И. и К.Т. и средний вред здоровью – К.В. Приговором суда от 14 марта 2017 г. С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года условно с лишением его права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами сроком на два года шесть месяцев. Преступными действиями ответчика им причинен моральный вред. После ДТП К.Т. установлена <данные изъяты> группа инвалидности, в течение года после происшествия она проходила лечение, перенесла несколько операций, в настоящее время не может продолжать полноценную жизнь, испытывая физические боли. Ответчик после совершения ДТП не интересовался состоянием их здоровья, а лишь перед приговором суда для смягчения судом наказания перечислил К.Т. денежные средства в размере 35 000 рублей.

Просили суд взыскать с С. в пользу К.Т. в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей, в счет расходов, затраченных на восстановление здоровья 109 107 руб. 61 коп.; в пользу К.В. в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей, в пользу К.И. в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей.

Определением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 26 января 2018 г. к участию в деле в качестве соответчика по исковому требованию истца К.Т. о возмещении расходов, вызванных повреждением здоровья, привлечена страховая компания ЗАО “МАКС”.

Определением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 06 февраля 2018 г. производство по делу в части искового требования К.Т. к С. и ЗАО “МАКС” о взыскании расходов, вызванных повреждением здоровья в размере 109 107 руб. 61 коп., прекращено в связи с отказом истца от данного требования.

Решением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 06 февраля 2018 г. исковые требования К.Т., К.В., К.И. удовлетворены частично.

Суд постановил взыскать с С. в пользу К.Т. 500 000 рублей в счет компенсации морального вреда, в возмещение понесенных по делу судебных издержек 5 000 рублей.

Взыскать с С. в пользу К.И. 230 000 рублей в счет компенсации морального вреда, в возмещение понесенных по делу судебных издержек 5 000 рублей.

Взыскать с С. в пользу К.В. 100 000 рублей в счет компенсации морального вреда, в возмещение понесенных по делу судебных издержек 5 000 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с С. в доход бюджета Ковылкинского муниципального района Республики Мордовия государственную пошлину в размере 900 рублей.

В апелляционной жалобе В.Л. просит решение суда изменить, снизив размер морального вреда и судебных расходов. В обоснование указывает, что определенный судом размер компенсации морального вреда является чрезмерно завышенным; судом не учтено, что в пользу К.Т. им добровольно возмещено 35 000 рублей; не принято его имущественное положение; указывает, что истцами не представлены доказательства того, что в настоящее время они испытывают физические страдания, связанные с причинением им вреда здоровью от травм, полученных в указанном ДТП. Считает чрезмерными суммы, присужденные к взысканию за участие представителя.

В возражениях на апелляционную жалобу помощник прокурора Ковылкинской межрайонной прокуратуры Подкорытов С.А. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя С. В.Л. – без удовлетворения.

В судебное заседание истцы К.Т., К.В., К.И., ответчик С., представитель ответчика ЗАО “МАКС” не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, о причинах неявки в суд не известили, доказательств в подтверждение наличия уважительных причин неявки суду не представили, отложить разбирательство дела суд не просили.

При таких обстоятельствах и на основании части третьей статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ), судебная коллегия приходит к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

В судебном заседании представитель ответчика С. – В.Л., действующая на основании доверенности от 15 декабря 2017 г., апелляционную жалобу поддержала по изложенным в ней доводам, представитель истцов – Б., действующая на основании доверенностей от 05 октября 2017 г., 16 января 2018 г., относительно доводов апелляционной жалобы возражала.

Заслушав объяснения явившихся участников процесса, заключение прокурора Межевовой Ю.В., полагавшей решение суда правильным, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктом 1 статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По правилам статьи 1100 ГК РФ независимо от вины причинителя вреда, компенсация морального вреда осуществляется в случаях, когда, в частности, вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В силу положений пункта 2 статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, который оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и иных заслуживающих внимания обстоятельств; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 от 20 декабря 1994 г. “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Как разъяснено в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”, с учетом того, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 ГК РФ). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Как следует из материалов дела, в том числе из приговора Нижнеломовского районного суда Пензенской области от 14 марта 2017 г., имеющего преюдициальное значение для настоящего дела, 23 августа 2016 г. водитель С., управлял автомобилем марки Шевроле Клан государственный регистрационный знак <данные изъяты>, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на автомобильной дороге <адрес>, не справился с управлением автомобиля, выехал на полосу проезжей части, предназначенной для встречного движения, совершил столкновение с автомобилем марки Лада Гранда государственный регистрационный знак <данные изъяты>, под управлением водителя К.И. с пассажирами К.К., К.В., К.Т.

Вступившим в законную силу приговором суда от 14 марта 2017 г. С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказания в виде лишения свободы сроком на два года условно с лишением его права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами сроком на два года шесть месяцев.

В результате виновных действий водителя С., водителю автомобиля Лада Гранда К.И. причинены следующие телесные повреждения: <данные изъяты>, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; пассажиру К.Т. причинены телесные повреждения: <данные изъяты>, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; пассажиру К.В. причинены телесные повреждения: <данные изъяты>, повлекшие вред здоровью средней степени тяжести.

Указанные обстоятельства причинения вреда здоровью потерпевшим в результате ДТП и степень тяжести этого вреда подтверждены материалами дела, в том числе заключениями эксперта <данные изъяты> N 306, 309, 310 от 13 октября 2016 г., медицинскими документами.

Разрешая требования истцов, суд первой инстанции, руководствуясь приведенными положениями закона, оценив представленные по делу доказательства, и принимая во внимание вину С. в совершении преступления, повлекшего причинение К.И., К.Т., К.В. вреда здоровью и как следствие физических и нравственных страданий, пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу К.И. компенсации морального вреда в размере 230 000 рублей, в пользу К.Т. – 500 000 рублей, в пользу К.В. – 100 000 рублей.

Судебная коллегия находит выводы суда в части определения размера компенсации правомерными.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, не находит оснований для изменения размера, взысканной судом компенсации морального вреда в пользу истцов, поскольку он отвечает принципу разумности и справедливости.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истцами К.И., К.В. не представлены доказательства того, что в настоящее время они испытывают физические страдания, связанные с причинением им вреда здоровью от травм, полученных в указанном ДТП, являются несостоятельными, поскольку, принимая во внимание, что потерпевшие в связи с причинением вреда их здоровью во всех случаях испытывали физические и нравственные страдания, факт причинения им морального вреда предполагается. Данная позиция согласуется с разъяснениями, данными в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”.

Соглашаясь с определенным размером морального вреда в пользу К.Т., судебная коллегия также исходит из того, что при определении размера суд в полной мере учел конкретные обстоятельства дела, при которых был причинен моральный вред, степень вины причинителя вреда С., добровольно выплатившего 35 000 рублей, а также характер полученных истцом телесных повреждений, зафиксированных в медицинских документах, степень ее физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее установление инвалидности, длительное лечение, требующего дальнейшего оперативного лечения.

В материалах дела не содержится доказательств, объективно подтверждающих доводы ответчика о том, что определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда является чрезмерно завышенным.

Довод апелляционной жалобы ответчика о том, что при определении размера морального вреда суд не учел его материальное положение, является несостоятельным, поскольку из материалов дела и обжалуемого решения следует обратное. Судом первой инстанции при определении размера морального вреда было учтено материальное положение С., в том числе отсутствие у него постоянного места работы, нахождение его супруги в отпуске по беременности и родам, кредитное обязательство.

При определении размера подлежащих взысканию расходов по оплате услуг представителя, суд первой инстанции, соблюдая баланс интересов сторон, исходя из требований разумности, руководствуясь статьей 100 ГПК РФ, исходя из объема участия в настоящем деле представителя, документального подтверждения понесенных расходов, обоснованно взыскал расходы, связанные с оплатой юридической помощи в размере по 5 000 рублей в пользу каждого истца.

С доводами апелляционной жалобы С. о несоответствии взысканных расходов требованиям разумности, судебная коллегия согласиться не может, поскольку суд обоснованно принял во внимание объект судебной защиты и объем защищаемого права, категорию спора и уровень его сложности, количество судебных заседаний по данному делу с участием представителя, оснований считать взысканную сумму чрезмерной не имеется.

Судебная коллегия полагает, что разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

При указанных обстоятельствах оснований для его отмены или изменения по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

определила:

решение Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 06 февраля 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя С. В.Л. – без удовлетворения.

Председательствующий судья А.В.ВЕРЮЛИН
Судьи Е.Г.КОЗИНА, Л.И.СЕРЕДА

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code