Постановление Президиума Оренбургского областного суда от 09.07.2018 по делу N 44у-117/2018

Приговор: Ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств).
Постановление: Судебные акты оставлены без изменения.

 

ПРЕЗИДИУМ ОРЕНБУРГСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 9 июля 2018 г. по делу N 44у-117-2018

Президиум Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего – Емельянова В.А.,

членов президиума: Акчуриной Г.Ж., Кужабаева М.Д., Ушакова В.М., Хакимовой О.В.,

с участием заместителя прокурора Оренбургской области Вязикова А.П.,

защитника Змерзлюка А.М.,

при секретаре Б.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Х. на приговор Промышленного районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2017 года и апелляционное постановление судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 30 ноября 2017 года в отношении Х., родившегося (дата) в (адрес), гражданина РФ, ранее не судимого.

По приговору Промышленного районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2017 года Х. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы на срок 1 год, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами сроком на 1 год.

В соответствии с положениями ст. 53 УК РФ судом установлены ограничения и обязанность, подробно изложенные в приговоре.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ, назначенное дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством постановлено исполнять самостоятельно.

На основании ч. 4 ст. 47 УК РФ начало срока отбывания дополнительного вида наказания в виде лишения права управления транспортным средством, постановлено исчислять с момента вступления приговора суда в законную силу.

С Х. в пользу С.А.А. взысканы 200000 рублей в счет компенсации морального вреда.

С Х. в пользу государства в лице государственного учреждения “Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Оренбургской области” взысканы 58 542 рубля 84 коп. в счет возмещения имущественного вреда.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 30 ноября 2017 года приговор Промышленного районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2017 года в отношении Х. изменен.

В резолютивной части приговора указано на невозможность совершения осужденным всех установленных судом в качестве ограничений действий без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Оренбургского областного суда Петерса В.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы кассационной жалобы и постановления о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, мнение осужденного Х. и защитника Змерзлюка А.М., поддержавших кассационную жалобу осужденного, потерпевшей С.А.А. и ее законного представителя С., мнение заместителя прокурора Оренбургской области Вязикова А.П., возражавших против удовлетворения жалобы осужденного, президиум Оренбургского областного суда

установил:

судом Х. признан виновным в том, что, управляя транспортным средством, нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Преступление совершено (дата) в (адрес) при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Х. указывает, что не согласен с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными. Утверждает, что его автомобиль не соприкасался с потерпевшей, а телесные повреждения она получила в результате падения. Настаивает на проведении дополнительных судебных экспертиз по уголовному делу, поскольку локализация телесных повреждений у потерпевшей не совпадает с высотой бампера и капота его автомобиля, к тому же на указанных частях машины отсутствуют повреждения и потертости, в том числе и на грязи, их покрывавшей. Указывает, что он не мог предвидеть, что потерпевшая побежит назад по проезжей части. Подвергает критике показания свидетелей обвинения и дает им свою оценку. Полагает, что о его невиновности свидетельствуют показания Л.А.А. и Л.А.М. о том, что решетка бампера его автомобиля была повреждена зимой Л.А.А. Указывает, что понятые при осмотре места происшествия не участвовали, а только подписали схему. Медицинская экспертиза была проведена без рентгеновских снимков, без материалов дела и без участия потерпевшей. Его объяснения на месте происшествия о том, что автомобиль возможно задел потерпевшую считает недопустимым доказательством. Выражает несогласие с решением суда о лишении его права управления транспортным средством в качестве дополнительного наказания, поскольку его приговорили лишь к лишению права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами. При таких обстоятельствах считает не законным изъятие у него водительского удостоверения. Указывает, что в ходе судебного заседания им была подана жалоба на отказ в назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, однако суд апелляционной инстанции эту жалобу не рассмотрел. Выражает несогласие с решением суда по гражданскому иску, поскольку его ответственность была застрахована, а страховая компания при рассмотрении дела не участвовала. Просит состоявшиеся судебные решения отменить.

Президиум Оренбургского областного суда приходит к выводу об отказе в удовлетворении кассационной жалобы осужденного Х. по следующим основаниям.

В ходе проверки уголовного дела в соответствии с положениями ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ оснований ставить под сомнение либо считать неверными выводы суда первой инстанции в части установления фактических обстоятельств не выявлено. Не усматривается также оснований считать незаконной и необоснованной юридическую квалификацию, данную судом первой инстанции действиям Х. по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Выводы судов первой и апелляционной инстанций по данным вопросам в приговоре и апелляционном постановлении убедительно мотивированы, оснований ставить их под сомнение либо считать неверными не имеется.

Доводы осужденного, изложенные в жалобе, о несогласии с данной судом оценкой доказательствам по делу и о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, проверке в кассационном порядке не подлежат, ввиду того, что в силу ст. 401.1 УПК РФ предметом рассмотрения кассационной жалобы в суде кассационной инстанции является проверка только законности вступивших в законную силу судебных решений, то есть правильности применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

Фактические обстоятельства по делу установлены судом правильно, и, вопреки доводам жалобы, подтверждаются показаниями потерпевшей С.А.А., законного представителя потерпевшей С.А.А., свидетеля П.В.В., свидетелей Л.А.А. и Л.А.М., свидетеля Т.С.С., а также исследованными судом письменными доказательствами по делу, подробное содержание которых изложено в обжалуемых судебных решениях.

Вопреки доводам жалобы все доказательства, приведенные судом в приговоре в качестве доказательств виновности осужденного, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Исследованные в судебном заседании доказательства, так же как и выдвинутые осужденным в жалобе доводы и версия исследуемых событий получили в приговоре суда объективную и мотивированную оценку.

Показания потерпевшей С.А.А. стабильны на всех этапах уголовного производства по делу, ее показания подтверждены свидетелем П. П.В.В., который сразу же подошел к месту ДТП, услышав крик потерпевшей, и увидел сидящую ее в луже, у нее была повреждена нога, а рядом находился автомобиль осужденного из которого последний вышел и пояснил, что допустил наезд на пешехода при развороте. Помимо этого, потерпевшая С.А.А. о том, что с ней произошло, сразу же рассказала своему отцу С.А.А. Свои показания потерпевшая С.А.А. подтвердила и при осмотре места происшествия (дата) с участием понятых и осужденного Х., при этом по окончании осмотра все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протокола осмотра и схемы, заявлений или замечаний, в том числе и от осужденного, не поступило.

Каких-либо данных, которые бы свидетельствовали об оговоре осужденного или иной личной заинтересованности указанных выше лиц в исходе дела, из материалов уголовного дела не усматривается, ранее с осужденным они знакомы не были.

Вопреки доводам жалобы осужденного, никаких нарушений требований уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий – протокола осмотра места ДТП, протокола осмотра места происшествия от (дата), протокола осмотра принадлежащего осужденному автомобиля “***” государственный регистрационный знак N от (дата), не имеется. Соблюдение процессуальных требований при составлении указанных протоколов было проверено в судебном заседании путем подробного исследования указанных документов, вызова и допроса понятых и других лиц, принимавших участие в этих следственных действиях. Все указанные доказательства являются допустимыми.

Доводы жалобы осужденного о том, что по делу необходимо было провести дополнительную комплексную судебно-медицинскую и автотехническую экспертизу на предмет установления механизма получения потерпевшей С.А.А. телесных повреждений, механизма возникновения телесного повреждения в пяточной области стопы потерпевшей, места контакта автомобиля и пешехода, несостоятельны, поскольку по данному уголовному делу были проведены судебно-медицинские экспертизы N от (дата); N от (дата) и комплексная медицинская автотехническая экспертиза NN, N от (дата), которые дают ответы на все необходимые вопросы. Как видно из материалов дела, указанные экспертизы проведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона. В проведении экспертиз участвовали эксперты, обладающие специальными познаниями в исследуемой отрасли, с предупреждением их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Акты экспертиз оформлены согласно требованиям ст. 204 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы, заключения содержат подробную исследовательскую часть, являются мотивированными и ясными, не содержат каких-либо противоречий. Кроме того, в судебном заседании были допрошены судебно-медицинский эксперт *** и начальник отделения специальных экспертиз УМВД России по Оренбургской области ***, которые разъяснили и подтвердили заключения указанных выше экспертиз. Несогласие осужденного с данной судом оценкой указанных доказательств не является основанием для отмены состоявшихся судебных решений.

Судом апелляционной инстанции также обоснованно не было найдено оснований для проведения дополнительной комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы по ходатайству осужденного, о чем прямо указано в апелляционном определении. При этом было учтено, что в суде первой инстанции в ходе судебного разбирательства осужденный заявлял аналогичное ходатайство, которое суд оставил без удовлетворения, о чем было вынесено законное, мотивированное и обоснованное постановление, оснований для отмены которого суд апелляционной инстанции не нашел.

При таких обстоятельствах доводы осужденного о том, что судебная коллегия не рассмотрела его жалобу на отказ в проведении указанного дополнительного исследования являются надуманными.

Обоснованно суд апелляционной инстанции не нашел оснований и для назначения ситуационной экспертизы, так как заявленное стороной защиты аналогичное ходатайство в суде первой инстанции было отклонено, о чем вынесено 18 июля 2017 года постановление, которое является законным, обоснованным и мотивированным, оснований для его отмены не имеется.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что осужденному не вменяется в вину причинение потерпевшей С.А.А. в результате ДТП телесного повреждения правой пяточной области, поэтому данное обстоятельство в силу ст. 252 УПК РФ выходит за пределы судебного разбирательства.

Суд дал объективную оценку представленному стороной защиты акту экспертизы N от (дата), составленному экспертом ***. и обоснованно признал его недопустимым доказательством с приведением в приговоре убедительных мотивов принятого решения.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий руководил судебным заседанием в соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ, принимал все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Данные о том, что председательствующий каким-либо образом выражал свое мнение в поддержку стороны обвинения, в деле отсутствуют.

Судебное следствие проведено с учетом требований УПК РФ. Все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены. Судом были созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Как сторона защиты, так и сторона обвинения пользовались равными правами в судебном заседании.

Суд первой инстанции тщательно проверил доводы осужденного, изложенные им в жалобе о том, что повреждения на креплении решетки переднего бампера его автомобиля, получены до ДТП; о том, что перелом потерпевшей получен в результате попадания ногой в ямку на дороге и последующего падения, а не в результате наезда автомобиля; место перелома ноги потерпевшей расположено ниже части автомобиля, которой предположительно причинено данное телесное повреждение, и обоснованно нашел их ничем не подтвержденными, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных доказательств, в том числе и заключением эксперта N, N от (дата).

Вопреки доводам жалобы, именно нарушение осужденным, который управлял транспортным средством Правил дорожного движения, находится в причинной связи с происшедшим ДТП, что повлекло причинение потерпевшей тяжкого вреда здоровью.

Объяснения осужденного, которые были даны им непосредственно после происшествия сотрудникам ГИБДД, в судебном заседании не исследовались и в обвинительном приговоре не приведены в качестве доказательств его вины.

Действия осужденного были правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим транспортным средством правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человеку.

Наказание осужденному Х. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, сведений о личности осужденного, обстоятельств, смягчающих наказание, и является справедливым.

Суд обоснованно признал обстоятельствами, смягчающими наказание осужденного, наличие 2-х малолетних детей, оказание помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления, положительные характеристики с места жительства и работы, заболевание сердца, молодой возраст. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Поскольку совершенное преступление относится к категории небольшой тяжести, оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не имеется.

Наказание в виде ограничения свободы осужденному назначено обоснованно и является справедливым.

С учетом характера и степени общественной опасности содеянного, суд пришел к обоснованному выводу о назначении осужденному дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, в связи с чем Х. обоснованно был лишен права управления автомобилем на срок 1 год. Вопреки доводам кассационной жалобы приговор в указанной части каких либо неясностей и противоречий, препятствующих его правильному пониманию, толкованию и исполнению не содержит.

Гражданский иск представителя потерпевшей С.А.А. С. о компенсации морального вреда рассмотрен судом в соответствии с положениями УПК РФ, а также ст. ст. 151, 1099 – 1101 ГК РФ.

Вопреки доводам жалобы оснований для отмены приговора Промышленного районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2017 года и апелляционного постановления судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 30 ноября 2017 года в части разрешения гражданского иска прокурора Промышленного района г. Оренбурга о взыскании с Х. в пользу государства в лице государственного учреждения “Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Оренбургской области” 58 542 рубля 84 коп. в счет возмещения имущественного вреда, связанного с затратами на лечение потерпевшей С.А.А.., не усматривается.

В соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” страховщик берет на себя обязательства возмещения потерпевшему причиненного вреда при наступлении страхового случая.

По рассматриваемому уголовному делу иск прокурора был подан не в пользу потерпевшего и не для возмещения причиненного ему вреда, а в пользу страховой организации, осуществляющей финансирование медицинских учреждений для лечения больных.

Вышеуказанный закон не предусматривает обязательств страховой организации, взявшей на себя риски автовладельцев, по возмещению медицинским страховым организациям средств, затраченных на лечение потерпевших, а поэтому суд принял правильное решение, взыскав с виновного в пользу государства в лице государственного учреждения “Территориальный фонд ОМС Оренбургской области” денежных средств, затраченных на лечение потерпевшей С.А.А.

Судом апелляционной инстанции уголовное дело рассмотрено с соблюдением требований главы 45.1 УПК РФ.

Существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение состоявшихся судебных решений, по делу не допущено, в связи с чем оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного Х. президиум не усматривает.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, президиум Оренбургского областного суда

постановил:

кассационную жалобу осужденного Х. оставить без удовлетворения, а приговор Промышленного районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2017 года и апелляционное постановление судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 30 ноября 2017 года – без изменения.

Председательствующий судья В.А.ЕМЕЛЬЯНОВ

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code