Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 14.08.2018 по делу N 33-9671/2018

Требование: О взыскании компенсации морального вреда.
Обстоятельства: В результате ДТП погиб сын истца. Приговором суда ответчик признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), и осужден к наказанию в виде 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортным средством на срок 1 год.
Решение: Требование удовлетворено.

 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 августа 2018 г. по делу N 33-9671/2018

Судья Лелекин С.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Кузиной Т.А., судей Крайневой Н.А., Леонтенковой Е.А.,

при секретаре судебного заседания М.,

с участием прокурора отдела прокуратуры Нижегородской области Моляковой Н.А., ответчика Г.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Г.Н.

на решение Арзамасского городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2018 года

по гражданскому делу по иску Б.Л. к Г.Н. о взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Леонтенковой Е.А.

установила:

Б.Л. обратилась в суд с иском к Г.Н. о взыскании компенсации морального вреда, указав, что 10 августа 2016 года произошло ДТП с участием автомобиля ВАЗ-21103 государственный регистрационный знак <данные изъяты> под управлением Г.Н. и автомобиля LEXYS LX 450D государственный регистрационный знак <данные изъяты> под управлением А.

В результате произошедшего ДТП погиб Б.И. находящийся в автомобиле ВАЗ-21103 государственный регистрационный знак <данные изъяты> в качестве пассажира.

Приговором Починковского районного суда Нижегородской области от 17 апреля 2017 года Г.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ и осужден к наказанию в виде 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения, с лишением права управления транспортным средством на срок 1 год.

Погибший Б.И. приходился истцу сыном. Его гибелью Б.Л. причинены физические и нравственные страдания. Погибший проживал совместно с истцом, оказывал материальную поддержку и помощь по хозяйству, поскольку Б.Л. является пенсионером и по состоянию здоровья не может обходится без посторонней помощи.

Кроме того на иждивении у Б.Л. остался сын погибшего, Б.А. <…> г.р.

На основании изложенного, Б.Л. просила взыскать с Г.Н. компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей. Также просила взыскать расходы на услуги представителя в размере 6000 рублей (л.д. 31).

Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика исковые требования признал частично. Указал, что сумма компенсации морального вреда завышена.

Истец в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом заблаговременно, явку представителя обеспечила.

Ответчик в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, явку представителя обеспечил.

Решением Арзамасского городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2018 года с Г.Н. в пользу Б.Л. взыскана компенсация морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, расходы на оплату услуг адвоката в размере 6000 рублей. Также с Г.Н. в доход бюджета взыскана государственная пошлина в размере 300 рублей.

В апелляционной жалобе Г.Н. поставлен вопрос об изменении решения как необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. Заявитель жалобы полагает, что размер компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя завышены. Кроме того при принятии решения судом не было учтено его материальное положение.

В суде апелляционной инстанции ответчик Г.Н. доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, пояснил, что не оспаривает факт ДТП и вину в нем, однако, считает взысканный судом размер компенсации морального вреда завышенным, просит учесть тяжелое материальное положение.

Истец Б.И. в заседание судебной коллегии не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещалась надлежащим образом и заблаговременно, о причинах неявки в судебное заседание не известила.

В соответствии со ст. 167, 327 ГПК Российской Федерации судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав заключение прокурора, полагавшего решение подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, поскольку оно принято в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Приведенная норма права в толковании Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина” определяет, что в силу статьи 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как разъяснено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”, при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических и или нравственных страданий.

Исходя из смысла ст. ст. 1100, 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”, при определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, 10 августа 2016 года на 194 км автодороги г. Н.Новгород – г. Саратов произошло ДТП с участием автомобиля ВАЗ-21103 государственный регистрационный знак <данные изъяты> под управлением Г.Н. и автомобиля LEXYS LX 450D государственный регистрационный знак <данные изъяты> под управлением А.

Б.И. находился в автомобиле ВАЗ-21103 государственный регистрационный знак <данные изъяты> в качестве пассажира. Полученные в результате ДТП травмы в совокупности причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, от которых 19 августа 2016 года Б.И. скончался в ГБУЗ НО “Починковская ЦРБ”.

Указанные обстоятельства подтверждаются приговором Починковского районного суда Нижегородской области от 17 апреля 2017 года, которым Г.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ и осужден к наказанию в виде 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселения, с лишением права управления транспортным средством на срок 1 год (л.д. 22-25).

Погибший Б.И. приходился истцу сыном (л.д. 8,11). Погибший проживал совместно с истцом, Б.Л. является пенсионером, имеет <данные изъяты> <данные изъяты> (л.д. 2-3, 12, 17, 33).

Разрешая заявленные истцом требования, суд руководствовался вышеприведенными нормами права, оценил представленные в материалы дела доказательства, учел доводы сторон и обоснованно исходил из того, что ответчик, являясь владельцем источника повышенной опасности, в нарушение Правил дорожного движения спровоцировал дорожно-транспортное происшествие повлекшее смерть Б.И. в связи с чем, Г.Н. несет ответственность за вред, причиненный таким источником.

Учитывая, что смерть близкого родственника, безусловно, причиняет глубокие нравственные страдания, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о взыскании в пользу Б.Л. компенсации морального вреда.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд учел конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, характер причиненных истцу нравственных страданий, и взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами доказательствах, которые всесторонне и тщательно исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Доводы апелляционной жалобы о несогласии с размером взысканной компенсации морального вреда направлены на иную оценку конкретных обстоятельств дела.

Размер компенсации морального вреда определен судом в размере <данные изъяты> руб. в соответствии с требованиями ст. 1101 ГК РФ, с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия с ним согласна. Оснований для переоценки данных выводов суда первой инстанции судебная коллегия не находит.

Определенная к взысканию сумма расходов на услуги представителя отвечает установленному ст. 100 ГПК РФ принципу разумности.

Материалами дела подтверждается, что интереса Б.Л. в гражданском деле представлял адвокат Мирзагитов С.А. на основании ордера N 820 от 13 марта 2018 года (л.д. 15).

Согласно квитанции АБN 000820 Б.Л. было оплачено 6000 рублей за юридическую помощь, в которую входило: составление искового заявления и представление интересов в суде первой инстанции (л.д. 30).

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 года N 1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”, лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.

Размер понесенных истцом расходов подтвержден документально. С учетом приведенных выше положений закона, данные расходы являются необходимыми, связанны с рассмотрением данного дела, в связи с чем, они подлежат возмещению в пользу истца.

Установление размера и порядка оплаты услуг представителя относится к сфере усмотрения доверителя и поверенного и определяется договором.

Суд не вправе вмешиваться в эту сферу, однако может ограничить взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов сумму, если сочтет ее чрезмерной с учетом конкретных обстоятельств, используя в качестве критерия разумность понесенных расходов.

Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства (п. п. 12, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 года N 1).

Разрешая требование о взыскании с ответчика в пользу истца судебных расходов на оплату услуг представителя, суд первой инстанции, руководствуясь указанными выше нормами процессуального закона, пришел к правильному выводу о наличии оснований для их взыскания.

Учитывая обстоятельства дела, его категорию и сложность, объем выполненной представителем истца работы (составление искового заявления, участие в одном судебном заседании), исходя из принципа разумности и справедливости, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца расходов на оплату услуг представителя в сумме 6000 руб.

Оснований для снижения данной суммы судебная коллегия не усматривает.

Изложенные в апелляционной жалобе ответчика доводы о том, что суд не применил положения п. 3 ст. 1083 ГК РФ и не снизил размер компенсации морального вреда, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку исключительных обстоятельств, дающих право для применения положений п. 3 ст. 1083 ГК РФ, в судебном заседании ни ответчик, ни его представитель о тяжелом материальном положении не указывали, из материалов гражданского дела не усматривается, каких-либо доказательств, подтверждающих трудное материальное положение ответчика. Напротив, Г.Н. является работающим, трудоспособным лицом.

Вместе с тем, судебная коллегия не принимает во внимание и отказывает в приобщении приложенной к апелляционной жалобе справки <данные изъяты> Г.М. об установлении первой группы инвалидности, а также сведений о регистрации, поскольку ответчик не был лишен возможности предоставить данные документы в суд первой инстанции, апелляционная жалоба также не содержит уважительных причин о невозможности предоставления данных документов.

Доказательств, свидетельствующих о наличии оснований для дополнительного снижения размера компенсации морального вреда, апелляционная жалоба не содержит.

Иные доводы апелляционной жалобы направлены на субъективное толкование норм материального и процессуального права, выражают несогласие с выводами суда первой инстанции, однако не опровергают их, и не содержат каких-либо подтвержденных данных, свидетельствующих о неправильности постановленного решения.

Судебная коллегия считает, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, дал им надлежащую правовую оценку, постановил законное и обоснованное решение. Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с правилами ст. 55, 67 ГПК РФ. Повода для их иной оценки судебная коллегия не усматривает. Доказательств, опровергающих выводы суда, автором жалобы в суд апелляционной инстанции не представлено.

Руководствуясь ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда,

определила:

решение Арзамасского городского суда Нижегородской области от 25 апреля 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г.Н. без удовлетворения.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 30

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code