ПРАВОВЫЕ КОЛЛИЗИИ ПРИМЕНЕНИЯ ЧАСТИ 12 СТАТЬИ 9.16 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Е.Г.Рысева

На основе анализа судебной практики обозначаются правовые проблемы, связанные с применением ч. 12 ст. 9.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в том числе о том, какие действия ресурсоснабжающих организаций охватываются диспозицией указанной нормы; ставится вопрос о возможной двойной квалификации отдельных действий указанных организаций; ввиду отсутствия законодательной регламентации дается характеристика статей расходов на установку приборов учета в принудительном порядке, предъявляемых собственникам помещений. Рассматриваются правовые последствия неявки для введения в эксплуатацию индивидуальных приборов учета, бездействие в виде неустановки приборов учета как длящееся или недлящееся правонарушение, возможность привлечения к административной ответственности повторно.

Ключевые слова: законодательство об энергосбережении, приборы учета, введение в эксплуатацию приборов учета, опломбировка, расходы на установку приборов учета, автоматизация, диспетчеризация, ценообразование, длящиеся административное правонарушение, повторное привлечение к административной ответственности.

 

На сегодняшний день остаются актуальными вопросы введения приборов учета (ПУ) энергетических ресурсов (газ, вода, тепло, электричество) в эксплуатацию, причем как индивидуальных, общедомовых (ОПУ), так и коммерческих.

Ранее при поступлении жалоб на действия ресурсоснабжающих организаций антимонопольные органы возбуждали дела о нарушении ст. 10 Федерального закона от 26 июня 2006 г. № 135- ФЗ «О защите конкуренции», поскольку ресурсоснабжающие организации как субъекты естественных монополий занимают доминирующее положение на соответствующем товарном рынке.

С введением в действие «четвертого антимонопольного пакета» граждане, за исключением неопределенного их круга, исключены из сферы регулирования ст. 10 Закона о защите конкуренции.

При этом, если в контролирующий орган с жалобой на неправомерные действия ресурсоснабжающей организации в указанных отношениях обращается управляющая организация (то есть хозяйствующий субъект, который поименован в названной норме), также невозможно применить меры антимонопольного реагирования, поскольку в данном случае нарушаются права и законные интересы граждан.

Однако такие вопросы подлежат рассмотрению в административном порядке, при этом возникает несколько правовых проблем.

Первая проблема. В соответствии с ч. 12 ст. 13 Федерального закона от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» лицо, не исполнившее в установленный срок обязанности по оснащению определенных объектов ПУ, должно обеспечить допуск к местам их установки ресурсоснабжаю- щей организации и оплатить расходы на установку ПУ. В случае предоставления рассрочки оплаты данных расходов ресурсоснабжающей организацией выплачиваются так называемые законные проценты.

Однако законодательством не определено, что в конечном итоге должно входить в статьи расходов по установке, открытым остается также вопрос включения в их состав прибыли. К примеру, в одном из регионов ресурсоснабжающая организация установила ОПУ в нескольких десятках многоквартирных домов и все свои затраты распределила пропорционально на собственников помещений этих домов. При этом следует отметить, что практически в каждом доме затраты на установку ОПУ были различными.

По нашему мнению, расходы на установку ОПУ должны предъявляться собственникам помещений в конкретном многоквартирном доме, и туда следует включать исключительно то, что связано именно с приобретением ОПУ и его установкой. При этом следует отметить, что на рынке присутствуют ОПУ с разным набором дополнительных функций: например, ОПУ со встроенной системой автоматизации, включающей и диспетчеризацию (они, как правило, являются одними из наиболее дорогостоящих и позволяют сводить действия работников ре- сурсоснабжающей организации к дистанционному наблюдению за ОПУ из офиса компании, потому что всем процессом учета система управляет сама).

Система автоматизации, предусмотренная в комбинированных ОПУ, является дополнительной опцией, удобной и необходимой в первую очередь ресурсоснабжающей организации, но не жителям многоквартирного дома.

Внедрение системы диспетчеризации предназначается для решения задач локального управления потреблением энергоресурсов, а также централизованного сбора и обработки информации о работе ОПУ и решения задач централизованного управления.

Согласно п. 29 «Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. № 491 , указанные затраты уже оплачиваются собственниками помещений многоквартирного дома в статье затрат на ремонт и обслуживание дома.
Установление таких ОПУ не противоречит действующему законодательству и является правом ресурсоснабжающей организации при условии, что оплата затрат на их установку и дальнейшее обслуживание системы автоматизации будут произведены за счет этой организации.

Включение в состав расходов на установку ОПУ прибыли достаточно спорно, но, на наш взгляд, это обоснованно. Первично обязанность по установке ОПУ возникает у собственников помещений, и только в случае невыполнения ими этой обязанности в срок — у ресурсоснабжаю- щей организации.

Следовательно, собственники помещений привлекали бы к этой работе коммерческие организации, в том числе и ресурсоснаб- жающие, которые имели право включать в цену прибыль. В силу ч. 9 ст. 13 Закона об энергосбережении цена на установку ОПУ определяется соглашением сторон. В период так называемой принудительной установки ОПУ требование от ресурсоснабжающей организации исключить из цены на установку ОПУ прибыль нарушало бы баланс частных и публичных интересов, законодательно закрепленный принцип равенства участников гражданских правоотношений, поскольку это создает необоснованные выгоды для собственников помещений.

На практике антимонопольные органы зачастую сталкиваются с такой ситуацией, когда ресурсоснабжающие организации, злоупотребляя своей рыночной властью, возлагают на жильцов расходы на автоматизацию, диспетчеризацию, завышенные проценты за рассрочку. В этой связи возникает вопрос: охватываются ли диспозицией ч. 12 ст. 9.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) указанные действия ресурсоснабжающей организации, то есть можно ли их квалифицировать как «несоблюдение такой организацией установленных для нее в качестве обязательных требований об установке, о замене, об эксплуатации ПУ используемых энергетических ресурсов», либо это «иное нарушение установленного порядка ценообразования» (ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ), либо это гражданско-правовой спор, который подлежит рассмотрению в суде?

При этом в действующем законодательстве отсутствует какое-то унифицированное понятие «установленный нормативными правовыми актами порядок ценообразования», а Закон об энергосбережении не определяет перечень «обязательных требований об установке, о замене, об эксплуатации ПУ используемых энергетических ресурсов», санкции по названным статьям различны (по ст. 14.6 более жесткие, чем по ст. 9.16 КоАП РФ). По нашему мнению, из смысла ч. 12 ст. 13 Закона об энергосбережении неправильное предъявление расходов за установку ПУ и начисление «законных процентов» входит в категорию «обязательных требований об установке ПУ».

В «принудительный» период установки ОПУ собственники помещений не теряют возможности своими силами оснастить свои объекты приборами по приемлемой цене, воспрепятствование этому со стороны ресурсоснабжающей организации неправомерно. Однако это все же не исключает административной ответственности ресурсоснаб- жающей организации за бездействие — невыполнение обязанности по установке ОПУ.

Вторая проблема также связана с объективной стороной правонарушения, предусмотренного ч. 12 ст. 9.16 КоАП РФ, а именно: можно ли отнести, но уже к нарушению «обязательных требований об эксплуатации ПУ», невведение последних в действие? Судебная практика по этому вопросу складывается не в пользу ресур- соснабжающих организаций.

Новая редакция Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 г. № 3541, изменила порядок ввода индивидуальных ПУ в эксплуатацию. В правилах указано, что изначально собственник представляет исполнителю определенные документы, а ПУ должен быть введен в эксплуатацию не позднее месяца, следующего за датой его установки. В случае если исполнитель не явился в указанные в заявке дату и время для ввода ПУ в эксплуатацию последний считается введенным в действие с даты направления исполнителю заявки, отвечающей установленным требованиям.

Таким образом, индивидуальный ПУ считается введенным в эксплуатацию, и негативных последствий для собственника помещений не наступает. На наш взгляд, из буквального толкования положений п. 80 — 81 (2) правил следует, что это диспозитивные нормы, которые дают исполнителю право выбора: либо являться к собственнику помещения для составления установленных документов, либо нет.

Описанный порядок применяется исключительно в отношении индивидуальных ПУ, введение же в эксплуатацию ОПУ и коммерческих ПУ происходит по-иному. В этой связи привлечение к административной ответственности за неявку для составления установленных документов достаточно спорно.

Совершенно иные последствия наступают для собственников помещений, когда исполнитель является для осуществления указанных действий и необоснованно не вводит индивидуальный ПУ в эксплуатацию. В этом случае потребленные энергоресурсы оплачиваются по нормативам потребления.

Такие действия, безусловно, образуют состав правонарушения. И подобные ситуации уже рассматривались в судах. К примеру, Верховный суд РФ по делу № А33-18548/2014 подтвердил, что объективная сторона вмененного правонарушения выражается в уклонении от опломбировки и ввода в эксплуатацию ПУ в установленный законодательством срок .

Третья проблема основана на отнесении бездействий ресурсоснабжающих организаций к тому или иному виду правонарушения.

Согласно ч. 12 ст. 13 Закона об энергосбережении до 1 июля 2013 г. ресурсоснабжающие организации обязаны были совершить действия по оснащению ПУ определенные объекты.

И сегодня зачастую выявляются ситуации, когда ПУ не были установлены к указанному сроку даже после привлечения ресурсоснабжающих организаций к административной ответственности.

В судебной практике нет единого мнения о том, к какой категории деяний относится нарушение ресурсоснабжающими организациями установленных требований об установке ПУ.

Совсем недавно две судебные инстанции в рамках дела № А76-756/2016 указали, что бездействие не является длящимся, поскольку выражается в неустановке ПУ к конкретному сроку, а днем совершения правонарушения является 1 июля 2013 г., то есть дата, к которой указанная обязанность должна быть выполнена. С учетом положения ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности истек 30 июня 2014 г.

Мы разделяем позицию тех судов, которые такое нарушение относят к длящимся, поскольку необеспечение наличия ПУ представляет собой длительное, непрекращающееся невыполнение обязанностей, возложенных на ресурсоснабжа- ющие организации законом.

Установленный в ч. 12 ст. 13 Закона об энергосбережении срок не является пресекательным, поскольку обязанность выполнить требования законодательства об энергосбережении у ресур- соснабжающих организаций не «исчезает» после истечения данного срока.

Не установив ПУ в указанный срок, организация начинает совершать противоправное бездействие, и оно продолжается до момента установки ПУ.

Вывод о том, что является длящимся правонарушение, предусмотренное ч. 12 ст. 9.16 КоАП РФ, выразившееся в невыполнении обязанности по установке ПУ, содержится во многих судебных актах, в частности по делам № А76-28850/2014 , № А35-2904/2015 , № А03- 23766/2014, № А73-9021-20 1 5 и др.

Такой правовой подход не противоречит п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» .

Однако отдельные суды читают положения данного акта буквально, независимо от того, сохраняется ли обязанность выполнить определенные действия и после определенной нормативным правовым актом даты. В данном же случае обязанность у ресурсоснабжающей организации не прекращается, соответственно правонарушение является длящимся.

Многие ресурсоснабжающие организации считают: если они уже были привлечены к административной ответственности, то повторное их привлечение за одно и то же невозможно и только в судебном порядке возможно добиваться от них установки ПУ.

Однако необходимо учитывать, что, согласно п. 21 обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2006 г., утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 марта 2007 г., привлечение к ответственности прекращает правонарушение.

Если лицо, привлеченное к административной ответственности, не выполняет обязанности, возложенные на него законом или иным нормативным правовым актом, или делает это ненадлежащим образом, возможно повторное привлечение его к ответственности. При этом следует учитывать характер обязанности, возложенной на нарушителя, и срок, необходимый для ее исполнения. Моментом начала течения указанного срока является вступление в законную силу ранее вынесенного постановления по тому же составу административного правонарушения .

Данная позиция содержится в судебных актах арбитражных судов по делам № А13-10 1 62/20 08 , № А27-7190/2015 .

Тот факт, что ресурсоснабжающие организации были привлечены к административной ответственности за бездействие ранее, не свидетельствует о том, что они не продолжают совершать противоправное бездействие до установки ПУ.

Библиографическое описание: Рысева, Е. Г. Правовые коллизии применения части 12 статьи 9.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях / Е. Г. Рысева // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 3. — С. 79 — 83.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 330

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code