Уголовная ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны: актуальные вопросы правоприменения

М.Л.Толстикова

Аннотация. В статье автор раскрывает, что такое необходимая оборона, как она появилась. Анализирует проблемы назначения наказания за преступления, совершаемые при превышении пределов необходимой обороны. Автор делает вывод о том, что ошибки при квалификации убийства происходят из-за неудовлетворительного исследования причин и условий, способствующих совершению преступления, мотива преступного деяния, преувеличения значения тяжких последствий (смерти и причинение тяжкого вреда здоровью) в отрыве от других обстоятельств.

Ключевые слова: необходимая оборона, превышение пределов необходимой обороны, уголовная ответственность, вред здоровью, убийство.

 

Необходимая оборона – это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путем причинения вреда посягающему лицу. Основным отличительным признаком необходимой обороны, отграничивающим ее от других обстоятельств, исключающих преступность деяния, является причинение вреда именно посягающему. Институт необходимой обороны предоставляет то самое важное право на защиту от преступных посягательств. Он обеспечивает защиту интересов личности – защиту его физической, нравственной и социальной неприкосновенности. Это, в свою очередь, гарантирует жизнь, здоровье, свободу, неприкосновенность личности, жилища, частной жизни, частной собственности, чести и достоинства. Одной из особенностей права на необходимую оборону является тот факт, что оно не является позитивным правом, то есть не устанавливается государством. Оно является правом естественным, то есть данным от природы. А, следовательно, законодатель только лишь придает данному праву форму нормы права, признавая его за гражданами [4].

Главной особенностью ситуации, когда лицо прибегает к необходимой обороне, является особого свойства дуализм. А именно, в роль вступает конфликт, то есть тот самый дуализм интересов – с одной стороны, мы наблюдаем интересы обороняющегося лица, которого закон наделяет правом на причинение определенного вреда посягающему, с другой – интересы и неотъемлемые права посягающего, и по этому поводу А.В. Наумов, известный ученый, высказал мысль, что институт необходимой обороны – не просто уголовно-правовой институт, а целое правовое поле, на котором конкурируют права и блага сторон – преступно посягающей и защищающейся от преступного посягательства.

Сама природа, а отнюдь не буква закона, в первую очередь, дала людям право на защиту неотъемлемых прав личности. Это право и является содержанием права на необходимую оборону, право это принадлежит каждому члену любого общества с рождения, и основывается, в первую очередь, на инстинкте защиты себя от внешних посягательств. Научные исследования подтверждают, что человек, попавший в ситуацию, угрожающую его жизни, прилагает усилия к сохранению жизни и сознательно, и подсознательно. Другими словами, основой для нормы о праве на необходимую оборону является лежащий в глубине человеческого подсознания инстинкт выживания.

Любой человек вправе, но отнюдь не обязан, использовать свое право на необходимую оборону. Другими словами, лицо может защищать себя или третье лицо от преступных посягательств, но вправе и не делать этого. Первый раз это право было обозначено в ФЗ от 01.07.1994, а нормативное закрепление данной нормы нашлось в УК РФ 1996 г. В ч. 3 ст. 37 УК РФ говорится, что каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в равно и на защиту прав и законных интересов другого лица, государства и общества от посягательств, являющихся общественно опасными. В то же время не имеет значение, существует ли возможность избежать посягательства или прибегнуть к помощи третьих лиц или органов правопорядка. В УК РФ закреплено, что правом на необходимую оборону могут пользоваться все лица[1]. При этом абсолютно безразлично, каков уровень боевой и служебной подготовки у данного лица ввиду его служебного положения. Но для тех, у кого такая подготовка есть – а есть она у сотрудников полиции, военных, сотрудников ФСБ и др., применение мер обороны не только в отношении себя, но и в отношении третьего лица является не правом, которым можно не воспользоваться, а публичной обязанностью.

У необходимой обороны, несмотря на то, что право на нее является неотъемлемым, не может не иметь своих пределов, в первую очередь потому, что посягающий субъект, от которого и происходит оборона, является личностью, живым человеком. Это вынуждает устанавливать четко определенные пределы и критерии, по которым и будет решаться, были ли действия, направленные на оборону, правомерными или неправомерными, то есть, другими словами, закон должен строго ограничивать это право [8]. По этому поводу более столетия назад выразил свое мнение А.Ф. Кони: «В силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению. Сознавая свое право на существование, человек ограждает это право от всякого чужого посягательства, от всякого не права. Но, очевидно, что действия человека в этой сфере не могут быть безграничны, и ограничение их лежит уже в самом существовании общества, государства».

Так, лицо, в отношении которого и было совершено посягательство, не опасное для его жизни, может причинить вред нападающему. Однако его действия должны быть обусловлены обстановкой, опасностью посягательства, и безусловно, не выходить за рамки допустимой обороны, а посягающий вынужден принимать тот вред, который наносит ему обороняющийся.

Этот вред можно расценивать как возмездие за содеянное. Правовое положение лица, совершающего посягательство, является в какой-то степени двояким, так как сначала его действия не охраняются, а караются уголовным законом, так как данное лицо совершает уголовно-наказуемое деяние, но, когда обороняющийся превышает пределы необходимой обороны, жизнь и здоровье посягающего становятся предметом защиты уголовного права, а действия обороняющегося, наоборот, квалифицируются как преступное деяние.

Необходимо соблюдать принцип равенства и состязательности сторон при разбирательстве дел о превышении пределов необходимой обороны, и именно поэтому, чтобы достичь определенного консенсуса, в закон введено понятие пределов необходимой обороны и превышения их. Это, разумеется, в определенной степени ограничивает право субъекта на применение определенных методов, средств при обороне. Само собой, выход за обозначенные пределы наказуем, ведь получается, что обороняющийся злоупотребляет своим правом на оборону. И, несмотря ни на что, до сих пор ученые, юристы, правоохранители спорят, где же пролегает та черта, которая разделяет допустимую и недопустимую защиту. Главная проблема определения таких пределов состоит в том, что лицо в состоянии обороны находится в стрессовой для психики ситуации[6].

Оно проявляет такие человеческие чувства, как страх, замешательство, сильное волнение. Именно поэтому адекватно понять, оценить опасность, а также предпринять меры, соответствующие намерениям нападающего, бывает невозможно. И в тех случаях, когда обороняющийся, хотя и ввиду объективных причин переходит границы необходимой обороны, обозначенные в законе, нарушает его и несет ответственность.

Закрепление в виде нормы права какого-либо социального явления есть механизм ее реализации через закон, в то же время социальные категории действуют, становятся юридически значимыми только лишь, когда им придали форму закона. Данная форма служит, в первую очередь, для того, чтобы настоящее явление наиболее полно и широко отразить в законе, и, разумеется, законом данные предписания об институте необходимой обороны, для наилучшей реализации, должны быть понятны полностью для потенциального субъекта обороны. В. Мельник по этому поводу сказал: «Степень доступности закона предопределяет полноценное знание уголовно-правовых норм, стимулирующих активное правомерное поведение в экстремальных жизненных ситуациях». Право на необходимую оборону, закрепленное соответствующим образом в совершенной законодательной форме, выступит действенным средством обеспечения безопасности личности в обществе и государстве.

Понятие о необходимой обороне и превышение ее пределов, претерпевая изменения на всем протяжении истории развития законодательства, всегда остается одним из актуальных вопросов. Если в древности самооборона расценивалась как самоуправство, допускалось только в особых случаях, с оговорками на время и место преступления, то с развитием общества оно постепенно расширялось. Так, в XVII в. разрешалось как оборона личности, имущества, жилища, так и оборона чести и целомудрия женщины. В Петровские времена учитывается соразмерность вреда, причиняемого нападавшему с сильной опасностью для жизни обороняющегося, то есть допускается наказание за превышение обороны. В Советском законодательстве 1958 г. действия по необходимой обороне попадали под признаки преступления, позднее в 90-е гг. причинение вреда нападающему не расценивалось как преступление, если направлено против общественно опасного посягательства и не было превышения пределов обороны.

Чтобы избежать ошибок в судебной практике квалификации убийств, надо выяснить истинные мотивы и цели преступника, чтобы понять отношение убийцы к содеянному, изучить все обстоятельства дела. И только после этого можно представить четкую картину преступления и применить в уголовно-правовую норму в соответствии с законом и ее точным смыслом.

Значение необходимой обороны в том, что она является неотъемлемым (естественным) правом каждого человека защищать себя, свою жизнь и здоровье от посягательства преступного лица. Основанием для нее является общественно-опасное посягательство или угроза причинения вреда. Но закон ограничивает это право своими нормами.

Руководствуясь инстинктом самосохранения, обороняющийся не всегда может, находясь в сильном волнении, оценить адекватно реальную опасность, поскольку намерения нападавшего не всегда известны, таким образом, может выйти за пределы защиты, преступая закон. Если при превышении пределов необходимой обороны (здесь речь идет об эксцессе) наступает несоответствие защиты обороняющегося характеру и опасности посягательства, когда нападающему наносится умышленно тяжкое телесное повреждение или причиняется смерть, то в этом случае предусматривается наказание лицу, превысившему свою оборону. Закон таким образом защищает обороняющегося, освобождая его от ответственности за неосторожное причинение вреда посягающему. И вот здесь важно закрепление в законодательстве указания на необходимую оборону, которая будет гарантом обеспечения безопасности личности в обществе и государстве.

Как правило, убийства при эксцессе необходимой обороны совершают законопослушные граждане. Зачастую им приходится неожиданно оказываться в ситуациях, когда необходимо защитить себя или третье лицо, и происходит убийство. Лица, совершившие такое преступление, как правило, ранее не судимы, имеют положительные характеристики. Для них важно применить норму права, предусмотренную п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ – «совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств». Как правило, преступления, связанные с эксцессом обороны, провоцируются самим потерпевшим.

Суд также должен принимать во внимание положение п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ – «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом для совершения преступления», как смягчающее обстоятельство. В данном случае некоторые исследователи предлагают рассматривать убийство при эксцессе необходимой обороны как побочный эффект, произведенный действиями потерпевшего. Зачастую, лицо, которое принуждает другое занять по отношению к нему позицию обороны, не привлекается к уголовной ответственности, таким образом, создается ощущение, что потерпевший от эксцесса обороны не сам начал противоправные или аморальные действия, а стал невинной жертвой нападения, к примеру, его процессуальный статус – потерпевший. А отсюда, он имеет все права и обязанности потерпевшего, а значит, он не подвергается уголовной ответственности, и общественная опасность от его поступков возрастает, так как он остается ненаказанным[2].

Смягчающее обстоятельство, содержащееся в п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ – «совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны», то его мы не учитываем, так как указание на него уже содержится в качестве признака преступления.

Повторно учитывать обстоятельство как смягчающее нам не позволяет ч. 3 ст. 61 УК РФ, и, на наш взгляд, вполне обоснованно. Этот пункт, на мой взгляд, является весьма прогрессивным и полезным нововведением в Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. В свою очередь, основанием для смягчения ответственности может служить соблюдение всех условий правомерности необходимой обороны. Случаи так называемой «мнимой обороны» также проходят под требования данного смягчающего обстоятельства. Мнимая оборона – состояние, когда обороняющийся субъект считает, что посягательство реально, действительно и конкретно, хотя на самом деле оно отсутствует.

Институт деятельного раскаяния состоит из обстоятельств, изложенных в п. «и» ст. 61 УК РФ, а именно в виде явки с повинной, способствованию раскрытию преступления, поиску полученного преступным путем имущества и т.д. Это примеры того, как лицо позитивно может вести себя после преступления. Также основанием для смягчения наказания могут служить, к примеру, оказание первой помощи потерпевшему, добровольное возмещение ущерба, морального вреда.

От этих действий снижается общественная опасность преступления, и, согласно п. «к» ст. 61 УК РФ, считаются смягчающими обстоятельствами.

Еще одним из смягчающих вину признаков является наличие пси- хотравмирующей ситуации. Она возникает вместе с состоянием необходимой обороны. Именно поэтому суд должен применить ст. 64 УК РФ, согласно которой и будет назначено более мягкое наказание. Цели и мотивы преступления являются теми обстоятельствами, которые указаны в ч. 1 ст. 64 в первую очередь, и в случае, если цель и мотивы преступления могли смягчить вину, они выступают в роли смягчающего обстоятельства, однако мотив защитить общественно ценные социальные отношения, может быть принят как исключительный, в свете норм права, содержащихся в ст. 64 УК РФ[3]. Если существует достаточное количество исключительных смягчающих обстоятельств, суд все равно не вправе назначить даже более мягкое наказание, нежели предусмотрено санкцией соответствующей статьи. Делать это суд вправе на основании ст. 64 УК РФ, выбирая лишь более мягкие виды наказания из перечня, содержащегося в ст. 44 УК РФ. При этом суд обязан соблюсти требования, выраженные в ч. 1, 2 ст. 45 УК РФ, то есть избрать из санкции статьи соответствующее наименее тяжкое наказание.

Особенно важным значением обладает норма права, содержащая положения о смягчении наказания за преступления, связанные с превышением пределов необходимой обороны. Она закреплена в ст. 64 УК РФ. Применение этой нормы обусловлено тем, что суд учитывает некоторые реабилитирующие обстоятельства для смягчения наказания. Эти обстоятельства детерминированы тем, что виновный старается предотвратить общественно-опасное посягательство на правоохра- няемые общественные отношения, некоторые ученые также усматривают в применении данной нормы проявление индивидуализации и дифференциации уголовного наказания, которые призваны обеспечить справедливость и рациональность в случаях применения его к лицам, виновным в совершении преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны. Таким образом, эти требования позволяют наиболее полно выполнить задачи и достичь цели уголовного наказания.

Наказание должно, в первую очередь, служить для достижения позитивного социального воздействия, заключающегося в предотвращении будущих преступлений, а также, в более узком смысле, работать на исправление осужденного, деяние которого также осуждается обществом.

Осужденный должен воспринимать наложенное на него наказание как неизбежное, закономерное, логическое воздаяние за совершенные им противоправные поступки. В случаях, когда наказание за преступления, связанные с превышением необходимой обороны, завышено, рождается чувство недовольства, социальной несправедливости. Оно заключается в том, что социум утрачивает доверие к судебной власти, может возникать негативный резонанс в СМИ и в общественном сознании. Это, в свою очередь, может отразиться в целом на отношении общественности к государственной власти, законам. Все эти негативные проявления всегда несут в себе подрывные элементы, которые разрушают такие важные вещи, как авторитет правоприменительных органов, органов суда, а также авторитетность самих законов [7]. И, что немаловажно, все эти негативные проявления мешают достижению главных целей уголовного наказания – восстановления справедливости в обществе, исправления осужденного, ведь несправедливое наказание лишь рождает чувство обиды, разрушает веру в закон, подталкивая лицо к другим, более серьезным правонарушениям.

Для квалификации убийства при превышении пределов необходимой обороны нужно учитывать все объективные и субъективные признаки преступлений, в частности, умысел прямой или косвенный, фактически наступившие общественно опасные последствия, предусмотренные законом. Проблема социально-правовой оценки условий и пределов правомерности необходимой обороны связана с тем, что реализация этого права зависит от обязательности соблюдения ряда условий ее правомерности. Эти условия разработаны лишь в науке, на практике недостаточно обозначены в действующем уголовном законодательстве, что и ограничивает возможности воплотить их в судебных решениях [5]. Делая выводы о назначении наказания за убийство, совершаемое при превышении пределов необходимой обороны, можно сказать, что достоверно оценить совершенное деяние можно лишь собирая воедино все обстоятельства дела, и всесторонне их исследуя и объективно анализируя.

Ошибки при квалификации убийства происходят из-за неудовлетворительного исследования причин и условий, способствующих совершению преступления, мотива преступного деяния, преувеличения значения тяжких последствий (смерти и причинение тяжкого вреда здоровью) в отрыве от других обстоятельств. Уголовная ответственность и применение наказания за эксцесс обороны должны расцениваться как исключительные явления в судебной практике. Лишь в случае полной доказанности умышленной вины, при установлении всех признаков состава преступления обороняющийся может привлекаться к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

Библиографический список

Нормативные правовые акты

1. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 64- ФЗ (ред. от 19.12.2016). http://www.consultant.ru/
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 3-е изд., испр., доп. и перераб. // Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Чучаева А.И. – М.: Контракт, 2015.
3. Степалин В.П. Комментарий к постановлению Пленума ВС РФ о необходимой обороне [Текст] // Уголовный процесс. 2012. № 11.

Научная литература

4. Дурманов Н.Д. Обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. – М.: Юрлит, 2011.
5. Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб., 2013.
6. Сорокин А.И. Превышение пределов необходимой обороны [Текст] // Наука и практика. 2013. № 4.
7. Никитин А. Проблемы применения необходимой обороны, как обстоятельства, исключающие преступное деяние (ст. 37 УК РФ) // Познавательный журнал. 2014. № 15.
8. Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. – М.: Юридическая литература, 2013.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (61) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 319

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code