Статья 578. Отмена дарения

Комментарий к статье 578 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. В отличие от расторжения консенсуального договора дарения отмена дарения предполагает изъятие по предусмотренным законом основаниям из имущественной сферы субъекта уже находящегося в его собственности имущества. Таким образом, правила комментируемой статьи являются своеобразным дополнением к нормам гл. 15 Гражданского кодекса РФ.

Буквальное толкование нормы может привести к убеждению, что законодатель допускает отмену дарения лишь имущества в натуральном выражении. Возвращение безвозмездно переданного одаряемому имущественного права и компенсация за исполненную дарителем обязанность одаряемого комментируемой статьей не предусмотрены.

В то же время логика законодателя и применение основополагающих принципов гражданского права, в частности принципов разумности и справедливости, позволяют сделать иной вывод — о том, что возможна отмена дарения в отношении не только вещей в натуральном выражении, но и имущественных прав. Было бы действительно несправедливо обязывать дарителя, претерпевшего моральный и физический вред от одаряемого, продолжать исполнять в интересах обидчика обязанность последнего или сохранять возможность осуществлять безвозмездно предоставленное имущественное право.

Нормы комментируемой статьи могут быть в основном применены к ситуациям, когда есть основания для отмены дарения в виде наделения имущественным правом либо освобождения от обязанности. Однако по аналогии следует применять и п. 5 комментируемой статьи. Лишение переданного права в порядке отмены дарения возможно, но только если требование об этом носит длящийся характер и продолжает существовать в момент актуальности отмены дарения и требования дарителя к одаряемому о восстановлении положения, существовавшего до исполнения договора. Это касается и случаев дарения посредством освобождения одаряемого от обязанности перед дарителем и принятия дарителем на себя обязанности одаряемого перед третьим лицом. Дарение, совершенное посредством прощения долга, едва ли может быть отменено, поскольку прощение долга прекращает существовавшее ранее обязательство.

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит исчерпывающий перечень вариантов недостойного поведения одаренного лица, которые позволяют поставить вопрос об отмене дарения. К ним относятся лишение жизни дарителя, причинение ему любых телесных повреждений (вне зависимости от степени их тяжести) и покушение на жизнь дарителя или его близких. Покушение может проявиться либо в виде причинения физического вреда (в судебной практике по уголовным делам принято считать опасным для жизни тяжкий и средней тяжести вред здоровью), либо в организации посягательства на него. Причинение вреда здоровью и покушение на жизнь могут иметь место в рамках любых насильственных преступлений, в том числе корыстных.

3. Буквальное толкование п. 1 комментируемой статьи приводит к выводу, что действия, позволяющие дарителю отменить дарение, должны быть совершены одаряемым умышленно. Таким образом, под эти действия не подпадают неосторожные действия, а также действия лиц, лишенных на момент их совершения гражданской дееспособности, — малолетних в возрасте до 14 лет и лиц, признанных недееспособными. Гражданский кодекс РФ не устанавливает в качестве условия отмены дарения уголовно-судебную преюдицию, однако факт совершения одаряемым недостойных действий должен быть подтвержден либо вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу, либо судебным решением, вынесенным в порядке гражданского судопроизводства.

4. Отмена дарения является примером односторонней сделки — автономного волеизъявления лица, которое не требует согласований другой стороны. Комментируемая статья не устанавливает специальных требований к форме такого волеизъявления, что означает распространение на случаи отмены дарения общих правил о коммуникациях субъектов гражданского оборота. Решение об отмене дарения должно быть сформулировано ясно, однозначно и доведено до одаряемого в доступной ему форме, не оставляя сомнений в намерении дарителя возвратить себе подаренную вещь.

После получения уведомления об отмене дарения и требования возвратить вещь по основаниям, установленным в законе, владение подаренной вещью утрачивает законный и добросовестный характер. Отказываясь возвращать подарок, одаряемый в таких случаях несет риск возложения на него дополнительной обязанности возместить убытки, причиненные дарителю просрочкой исполнения требования.

За одаряемым можно предполагать сохранение добросовестности владения спорной вещью, если он оспаривает решение об отмене дарения и считает себя юридически безупречным перед дарителем. Это не освободит его от необходимости возмещать дарителю убытки, если судебное решение будет не в его пользу.

Хотя комментируемая норма предусматривает необходимость обращения в суд для отмены дарения только в случае гибели дарителя, ненадлежащего обращения с подаренной вещью и дарения во время процедуры банкротства, следует сделать вывод о том, что судебное решение об отмене дарения необходимо и во всех остальных случаях, когда одаряемый отказывается выполнить требование о возврате подаренного, поскольку речь идет о принудительном прекращении права собственности одаряемого. Решение суда в резолютивной части должно содержать, помимо констатации отмены дарения, обращенное к одаряемому требование вернуть дарителю предмет дарения.

Если одаряемый после вступления в законную силу судебного решения об отмене дарения совершит умышленные действия, результатом которых становится невозможность исполнения решения суда и изъятия у одаряемого предмета дарения (отчуждение его другому лицу, уничтожение, потребление и т.д.), то его стоимостный эквивалент может быть взыскан с одаряемого по правилам гл. 60 Гражданского кодекса РФ как неосновательное обогащение, поскольку правовые основания для реализации правомочий собственника у одаряемого уже отсутствовали.

Сложнее обстоит дело в ситуациях, когда невозможность возврата предмета дарения умышленно создана одаряемым до вступления в законную силу решения суда, прекращающего его право, т.е. тогда, когда он продолжает оставаться собственником спорного имущества. При наличии умысла одаряемого на распоряжение подаренным (его уничтожение, потребление) именно из-за опасения лишиться указанного имущества в связи с совершением им ранее недостойных действий такое поведение одаряемого может рассматриваться как злоупотребление правом, а стоимость подаренного может быть взыскана с него в пользу дарителя. Невиновные, а равно неосторожные действия одаряемого, в результате которых возврат в натуре предмета дарения стал невозможным, не могут служить основанием для взыскания с него стоимости спорного имущества.

5. Ненадлежащее обращение с подаренной вещью, создающее угрозу ее гибели, может вызвать принудительное прекращение права собственности одаряемого в связи с отменой дарения лишь при значительной неимущественной ценности вещи для дарителя. Бесхозяйственное содержание подаренных культурных ценностей и жилых помещений, ненадлежащее обращение с подаренными домашними животными при отсутствии в их сохранении у дарителя неимущественного интереса могут повлечь прекращение права собственности только по общим основаниям, предусмотренным ст. ст. 240, 241 и 293 Гражданского кодекса РФ.

6. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает значительно более широкие возможности отказа от исполнения договоров. Так, в соответствии со ст. 102 Закона внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах. Такими же возможностями наделен в силу ст. 129 данного Закона и конкурсный управляющий. При этом сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, вправе потребовать от должника возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника.

В соответствии со ст. 103 вышеназванного Закона сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего, в случае если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code