Глава 32. ДАРЕНИЕ
Статья 572. Договор дарения

Комментарий к статье 572 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Дарение — одна из наиболее древних и распространенных сделок между гражданами, особенно если вести речь о бытовой составляющей гражданского оборота. Наиболее удачное определение, на наш взгляд, дал в свое время Г.Ф. Шершеневич: «Дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответствии с уменьшением имущества дарителя» <1>.

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права, 9-е изд. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1911. С. 490.

 

Как правило, дарение происходит между близкими людьми (родственниками, друзьями, знакомыми). Вместе с тем сторонами такого договора могут выступать физические и юридические лица. В качестве одаряемого могут выступать Российская Федерация, ее субъекты, а также города и иные муниципальные образования в лице их органов. Мотивы дарения обычно не имеют значения, при этом, однако, следует помнить о наличии запрета дарения (см. ст. 575 Гражданского кодекса и комментарий к ней) и о существовании Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ, УК).

В отличие от прежнего законодательства комментируемая статья обещание дарения также признает договором дарения и связывает обещавшего, если таковое было сделано в надлежащей форме.

2. Субъектами договора являются даритель и одаряемый. При этом в качестве объекта может выступать вещь, имущественное право, а также освобождение от имущественной обязанности.

3. Важнейшей чертой договора дарения является безвозмездность. Необходимо иметь в виду, что если дарение осуществляется при наличии встречной передачи вещи, права или встречного обязательства, то этот договор дарением не признается. На практике такие случаи иногда встречаются. Зачастую органы местного самоуправления или организации обусловливают предоставление муниципального жилья нуждающимся гражданам обязанностью подарить имеющуюся у них квартиру муниципалитету. При оформлении договоров обмена жилыми помещениями различных форм собственности на практике можно встретить случаи «обмена квартиры в порядке дарения». На основании п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса РФ подобные сделки признаются притворными. Вместе с тем не превращает дарение в возмездный договор возмещение дарителю расходов, понесенных им в связи с дарением, если они по условиям договора не входят в ценность предмета дарения <1>.

———————————

<1> Маковский А.Л. Дарение // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. С. 306.

 

Безвозмездность договора дарения не лишает возможности заключить договор дарения с отлагательным условием, не связанным с встречным предоставлением (ст. 157 Гражданского кодекса). Наступление соответствующего обстоятельства является необходимой предпосылкой возникновения обязательств дарителя по передаче дара.

4. Следующей характеристикой договора дарения является его реальный или консенсуальный характер. ГК РСФСР 1964 г. не допускал конструкцию консенсуального договора. Согласно ст. 256 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность.

Реальный договор дарения представляет собой так называемый в науке вещный договор. Его особенность состоит в том, что до его заключения права и обязанности сторон не могут возникнуть.

Консенсуальный договор дарения (договор, содержащий обещание дарения в будущем) требует письменной формы.

5. Важными, как для теории, так и для правоприменительной практики, являются вопросы о соотношении дарения и безвозмездной уступки права требования, а также прощения долга. Очевидно, что данные институты не тождественны, но имеют общие признаки. В п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» разъясняется, что прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами. В рассматриваемом споре суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, т.е. у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.

Необходимо также учитывать, что договор дарения является двусторонней, а прощение долга — односторонней сделкой.

Что касается соотношения договора дарения и уступки права (требования), то квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). Отсутствие в соглашении условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении соответствующего права (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»). Согласно п. 4 ст. 576 Гражданского кодекса РФ дарение посредством исполнения за одаряемого его обязанности перед третьим лицом осуществляется с соблюдением правил, предусмотренных п. 1 ст. 313 Гражданского кодекса РФ. Дарение посредством перевода дарителем на себя долга одаряемого перед третьим лицом осуществляется с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 391 и 392 Гражданского кодекса РФ.

Ничтожен договор, который предусматривает передачу дара одаряемому после смерти дарителя. Необходимо разграничивать договор дарения и распоряжение имуществом на случай смерти, что возможно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 Гражданского кодекса).

В том случае, когда договор дарения и переход права собственности на недвижимое имущество по договору были зарегистрированы после смерти дарителя, в судебной практике имеют место разные последствия: от признания договора действительным, если при жизни даритель не отозвал заявление о государственной регистрации, до включения объекта дарения в наследственную массу. Такой договор не следует признавать ничтожным, поскольку у дарителя нет цели передать дар после смерти и договор не предусматривает передачу дара одаряемому после смерти дарителя. Разрыв во времени между волеизъявлением дарителя и одаряемого и моментом государственной регистрации договора связан со сроками государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которые, по нашему мнению, требуют сокращения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code