МЕДИАЦИЯ КАК МЕЖОТРАСЛЕВОЙ ИНСТИТУТ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ

Н.С.Трембач

Анализируется правовая природа медиации. Исследуются различные формулировки медиации, высказывается мнение относительно наиболее правильного определения рассматриваемой процедуры. Анализируются позиции о принадлежности института медиации к гражданскому праву и (или) процессу, делается вывод о межотраслевой природе института медиации.

Ключевые слова: медиация, правовые конфликты, урегулирование споров, медиатор, институт права, медиативное соглашение.

 

Впервые в российском законодательстве понятие медиации было закреплено в Федеральном законе от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон о медиации), который определяет ее как способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.

Медиация в российском праве представляет собой альтернативный способ разрешения спора, примирительную процедуру, которую стороны используют по своему желанию и в целях более «мягкого» решения конфликтной ситуации. Правильное понимание сути посредничества позволяет избежать ошибок на практике, когда стороны воспринимают посредника либо как своего адвоката, либо как арбитра или судью, а посредник пытается превратить процедуру в состязательный процесс или недооценивает роли сторон в ведении переговоров.

В российской научной литературе можно встретить различные формулировки медиации. Так, И. В. Решетникова понимает под медиацией форму примирения сторон, в ходе которой нейтральное лицо, избранное добровольно сторонами (исходя из его компетенции и авторитета), проводит переговоры [5. С. 35]. Д. Л. Давыденко в своих трудах указывает, что медиация — это переговоры между участниками спора под руководством нейтрального посредника [2. С. 42]. Ц. А. Шамликашвили считает, что медиация представляет собой форму участия нейтрального лица — медиатора (посредника) — в процедуре разрешения спора [6. С. 1].

Таким образом, указанные авторы рассматривают медиацию как процесс решения сторонами конфликта, главной особенностью которого является присутствие независимого третьего лица — медиатора (посредника). В приведенных формулировках делается акцент на деятельности самого посредника, а также подчеркивается его значимость при разрешении спора между сторонами.

Считается, что данный подход к определению медиации обладает недостатком, в связи с тем что в тени остаются сами конфликтующие стороны. Не стоит забывать, что именно участники спора инициируют процесс посредничества, принимают решение в результате переговоров, подписывают достигнутое взаимоприемлемое соглашение. Медиатор никаких решений не выносит.
Можно предположить, что наиболее правильна позиция, согласно которой медиация — такой альтернативный способ урегулирования спора, в ходе которого стороны конфликта при содействии нейтрального посредника определяют проблемы, выявляют пути их решения, проводят анализ вариантов решения конфликта и выбирают наиболее подходящий, который бы соответствовал интересам сторон.

В последнее время в юридической науке возникают различные дискуссии на тему того, институтом какой отрасли права является медиация. Как правило, с зарождением указанной процедуры сложилась общепризнанная точка зрения о том, что медиация — это институт гражданского процесса.

Однако в настоящее время набирает популярность позиция отнесения медиации к области материального права.

Так, главным аргументом в пользу того, что медиация является институтом гражданского процесса, выступает указание в Гражданском процессуальном кодексе (ГПК РФ) и Арбитражном процессуальном кодексе (АПК РФ) о процедуре медиации: ст. 172 ГПК РФ устанавливает, что в начале рассмотрения дела по существу суд узнает о желании сторон закончить дело заключением мирового соглашения или провести процедуру медиации; п. 2 ст. 138 АПК РФ закрепляет, что стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или применяя другие примирительные процедуры, в том числе процедуру медиации, если это не противоречит федеральному закону. Таким образом, можно обозначить, что в тех случаях, когда медиация оказалась сопряжена с судебным процессом, следует применять определенные процессуальные правила.

Некоторые авторы относят медиацию к институту гражданского права по следующим причинам:

1) медиация существенно отличается от судебной процедуры, поэтому не может являться институтом процессуального права:
а) она не является судебной процедурой, то есть «выпадает» из рамок процесса, потому как суд в деятельности по разрешению спора не принимает участия; следовательно, отношения сторон по решению конфликта не являются процессуальными;
б) самостоятельность сторон, действующих в своем интересе (в процессе только суд наделен правомочиями по рассмотрению и разрешению спора, при медиации медиатор не вносит самостоятельных предложений по урегулированию спора, стороны сами приходят к такому решению, исходя из своих интересов);
в) различные цели: судебный процесс имеет целью осуществить государственное вмешательство в частные дела, хотя бы в целях защиты субъективных прав, целью же медиации является устранение правового конфликта между сторонами [1. С. 100];

2) медиативное соглашение можно считать двусторонней (многосторонней) сделкой, договором, так как в медиативном соглашении присутствует выраженная и согласованная воля сторон; поэтому медиацию можно отнести к институтам гражданского права и т. д. [4. С. 70].

Г. Н. Давыдова указывает квалифицирующие признаки юридической процедуры в гражданском праве:

1) направленность на достижение определенного правового результата;

2) последовательно сменяющие друг друга акты поведения и структурирование деятельности правовыми отношениями;

3) динамизм;

4) служебный (зависимый) характер;

5) возможность установления юридической процедуры как в законодательстве, так и самими участниками отношений [3. С. 6].

На основании данных признаков юридической процедуры М. О. Владимирова заключает, что медиация — явление, наиболее ярким образом иллюстрирующее пример процедуры в гражданском праве, имеющее все признаки правовых процедур: она предусмотрена законодательно (Законом о медиации); при всем многообразии вариантов ее содержание предопределено единой целью (заключением медиативного соглашения как особого правового результата); она предусматривает определенную последовательность актов поведения, обладает служебным характером (процедуры медиации направлены на урегулирование спора) [1. С. 104].

Исследуя точки зрения о правовой природе медиации, можно сделать вывод о том, что все приведенные доводы имеют определенный смысл и право на существование, однако считается наиболее правильной точка зрения о том, что медиация представляет собой комплексный институт, который входит в обе отрасли — гражданское право и гражданский процесс. Говорить о том, что данный институт — исключительно явление гражданского права или гражданского процесса, представляется неверным. Так, именно процессуальные нормы показывают факт наличия данного способа урегулирования спора, а также отражают то, что процедура медиации может иметь связь с процессом и влиять на него, в результате чего происходят следующие процессуальные явления: отложение судебного производства, утверждение медиативного соглашения как мирового соглашения и т. д. При этом к процедуре медиации стороны могут обратиться, будучи участниками процесса.

Также, как правило, данная процедура осуществляется в специальных комнатах примирения, находящихся в зданиях арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Таким образом, медиация имеет реальные точки соприкосновения с процессом, что свидетельствует о возможности отнесения института медиации к отрасли процессуального права.

Вместе с тем можно говорить о том, что процедура медиации — это явление гражданско- правового характера, так как стороны, обратившиеся к медиации, реализуют свои гражданские права, действуют в рамках обычной правоспособности, находятся в гражданских отношениях, осуществляют все действия в соответствии со своей волей и в своем интересе. При этом стоит согласиться с тем, что медиативное соглашение можно признать в качестве специального (особого) вида договора, так как в нем содержится выраженная и согласованная воля сторон, на него распространяются все положения о диспозитивности, что характерно для гражданского права.

Таким образом, медиация — это комплексный межотраслевой институт, представляющий собой совокупность норм, входящих в состав гражданского права и гражданского процесса как отраслей права, и регулирующий взаимосвязанные родственные отношения по разрешению спора и достижению согласия между сторонами при участии медиатора.

Список литературы

1. Владимирова, О. М. Медиативное соглашение в системе гражданско-правового регулирования : дис. … канд. юрид. наук / О. М. Владимирова. — Самара : СГЭУ, 2014.
2. Давыденко, Д. Л. Как избежать судебного разбирательства. Посредничество в бизнес-конфликтах / Д. Л. Давыденко. — М. : Секрет производства, 2006.
3. Давыдова, Г. Н. Юридические процедуры в гражданском праве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2004.
4. Кузьменко, Е. С. Правовая природа медиативного соглашения как гражданско-правового договора / Е. С. Кузьменко // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона : сб. науч. тр. — Краснодар, 2015. — С. 69 — 72.
5. Решетникова, И. В. Право встречного движения. Посредничество и российский арбитражный процесс / И. В. Решетникова // Медиация и право. Посредничество и примирение. — 2007. — № 2 (4). — С. 35 — 39.
6. Шамликашвили, Ц. А. Основы медиации как процедуры разрешения споров / Ц. А. Шамликашвили. — М. : Межрегион. центр управлен. и полит. консультирования, 2013.

Библиографическое описание: Трембач, Н. С. Медиация как межотраслевой институт урегулирования правовых конфликтов / Н. С. Трембач // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 118—121.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 69

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code