ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ ПУБЛИЧНОГО ОБВИНЕНИЯ НА ЧАСТНОЕ: ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

А. Н. Савченко, Э. А. Хохрякова

Освещены проблемные вопросы, связанные с изменением обвинения по делам публичного обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.

Ключевые слова: частный обвинитель, публичное обвинение, дела частного обвинения, частно- публичное обвинение, примирение сторон, презумпция невиновности.

 

В преамбуле Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре»1 [1] говорится: конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

Вместе с тем необходимо отметить, что в п. 11 данного документа дано разъяснение судам, что, придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, суд при наличии в деле заявления потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

При отсутствии в деле жалобы суд должен выяснить в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ), за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 данного кодекса.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 (ред. от 16.04.2013) «О судебном приговоре» [Электронный ресурс]. URL: http:// www.consultant.ru/document/cons doc LAW 148930/

В разъяснениях Верховного Суда РФ, по нашему мнению, содержится явное противоречие. С одной стороны, имеется указание судам на их обязанность «неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору», что вбирает в себя доказывания виновности «в предусмотренном федеральном законом порядке» (преамбула), а с другой стороны, содержатся разъяснения, в которых даются рекомендации по несоблюдению порядка доказывания по делам частного обвинения (п. 11).

Для подтверждения указанного противоречия обратимся к нормам УПК РФ, в которых регламентирован порядок производства по уголовным делам частного обвинения .

В ч. 2 ст. 20 УПК РФ, устанавливающей виды уголовного преследования, говорится, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ (УК РФ), считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 с. 20, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

В ст. 147 УПК РФ детализирован порядок возбуждения уголовного дела частного и частно- публичного обвинения и из ч. 1 данной статьи следует, что уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

1) в отношении конкретного лица — в порядке, установленном ч. 1 и 2 ст. 318 УПК РФ;

2) в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК РФ,— в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ1.
Из положений ч. 1 ст. 318 УПК РФ следует, что уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 данного кодекса, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд.

В данных нормах определен порядок уголовного преследования по уголовным делам частного обвинения, которые возбуждаются:

1) не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя;

2) в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд.

Категория «суд», безусловно, означает подачу заявления мировому судье, так как к подсудности районного (городского) суда законодателем не отнесено рассмотрение по первой инстанции дел частного обвинения.

По нашему мнению, имеется некоторая ущербность законодательной техники в статье, в которой определена подсудность уголовных дел (ст. 31 УПК РФ): в ней не определена подсудность уголовных дел частного обвинения. Однако эта ущербность законодательной техники, на наш взгляд, не вносит неопределенности в определение подсудности уголовных дел частного обвинения с учетом того, что на порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения указывается в ст. 147 и 318 УПК РФ.

Поэтому возникает сомнение в правильности разъяснения Верховного Суда РФ, содержащегося в п. 11 Постановления Пленума от 29 апреля 1996 г. о возможности изменения обвинения по делам публичного обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.

В этих разъяснениях не сказано о причинах отхода от специфики порядка возбуждения уголовного дела и субъекте доказывания, установленного УПК РФ по делам частного обвинения, если «опознание» данного вида уголовного преследования, из-за ошибки квалификации, происходит на «финише» разрешения уголовного спора.

1 Предметом исследования настоящей статьи не являются положения ст. 447 УПК РФ, в которой предусмотрены особенности возбуждения уголовного дела против лиц, в отношении которых предусмотрен особый порядок производства по уголовным делам.

В процессуальной литературе, к сожалению, эта проблема остается вне дискуссии, хотя наработанный судебной практикой стереотип противоречит принципу презумпции невиновности, в котором закреплена идея о порядке доказывания виновности: «…обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке, установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 14 УПК РФ).

Необходимо заметить, что в практике, в отличие от теории, можно найти правильное понимание на теоретическом уровне сути процессуальных норм об особенностях производства по делам частного обвинения. К примеру, в обобщении судебной практики рассмотрения уголовных дел частного обвинения мировыми судьями Кировского областного суда указывается, что частное обвинение — деятельность частного лица, пострадавшего от преступления, которая заключается в официальном обращении к мировому судье с требованием о привлечении к уголовной ответственности лица, виновного в причинении ему вреда, в представлении суду доказательств совершения в отношении частного обвинителя преступного деяния и изобличающих в этом деянии виновное лицо, а также поддержании обвинения в суде.

В этом же документе подчеркивается, что под частным обвинением следует понимать особый вид уголовно-процессуальной деятельности в рамках специальной правовой процедуры, которая позволяет частному обвинителю выразить свою волю, обязательную для государственных органов, в уголовном преследовании обвиняемого в ходе возбуждения уголовного дела, поддержания обвинения в суде и отказа от обвинения.

Вместе с тем необходимо заметить, что приведенные правильные теоретические рассуждения практиков не стали ориентиром для самой судебной практики.

Приведем примеры.

Приговором Заводского районного суда г. Саратова 9 июня 2014 г. А. С. Емельянов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа . Как следует из приговора, А. С. Емельянов обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей). В судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение, просил квалифицировать действия А. С. Емельянова по ч. 1 ст. 115 УК РФ — как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

Из приговора: «Давая правовую оценку действиям подсудимого, суд исходит из установленных приведенными выше доказательствами обстоятельств дела, согласно которым подсудимый Емельянов А. С. умышленно нанес потерпевшему… удар рукой в область головы, удар ногой в паховую область и укусил за кисть левой руки, причинив телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства здоровья, сроком не свыше 21 дня, и другие телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью».

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Алтай от 3 октября 2014 г. оставлен в силе приговор Шебалинского районного суда Республики Алтай от 26 мая 2014 г. в отношении М., осужденного по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Из апелляционного определения следует, что суд переквалифицировал действия М. с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Из приведенных примеров видно, что из-за ошибки в квалификации по уголовным делам частного обвинения по ним проводилось предварительное расследование, и собирание доказательств производилось не потерпевшими (частными обвинителями), а следователями в нарушение порядка, установленного процессуальным законом.

В результате ошибочной квалификации осужденные были лишены права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых это дело отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ).
По нашему мнению, указанные ошибки судебной практики по делам частного обвинения связаны не столько с несовершенством законодательной конструкции норм процессуального закона, в которых регламентированы особенности производства по делам частного обвинения, сколько с недопониманием правоприменителями данных норм.

В связи с этим для решения обозначенной проблемы достаточно было бы разъяснения Верховного Суда РФ с глубоким анализом буквы и смысла действующих процессуальных норм по особенностям уголовного судопроизводств по делам частного обвинения.

Библиографическое описание: Хохрякова, Э. А. Возможность изменения публичного обвинения на частное: законодательство и судебная практика / Э. А. Хохрякова, А. Н. Савченко // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 75 — 78.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 111

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code