ГРУППОВЫЕ ИСКИ В ГРАЖДАНСКОМ И АДМИНИСТРАТИВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Д.О.Изюмов
А.А.Клюшина

Аннотация. В данной статье рассматривается законодательство Российской Федерации в сфере гражданского и административного судопроизводства, касающегося групповых исков в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ.

Ключевые слова: Россия, Гражданский процессуальный кодекс, административное право, Концепция, судопроизводство, групповой иск.

 

Групповой (коллективный) иск является эффективным средством защиты нарушенных прав определенных или даже неопределенных социальных групп.

Применение группового иска как средства защиты прав существенно повышает эффективность правовой защиты граждан и организаций.

Этот институт зародился в англо-американской правовой системе, но впоследствии был воспринят и континентальной правовой семьей.

В настоящее время предпринимаются попытки введения этого института в российское гражданское и административное судопроизводство .

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – Концепция) положительно ответила на вопрос о судьбе и существовании в гражданском процессе института групповых исков (исков в защиту неопределенного круга лиц).

Однако, как правильно отмечают разработчики Концепции, институт групповых исков в арбитражном процессе в том виде, в каком он существует сейчас, практически не работает.

Можно отметить, что для квалификации иска как группового формулировка нормы ст. 225.10 АПК РФ , касающаяся участников единого правоотношения, неудачна.

Уместнее говорить об одинаковой (сходной) юридико-фактической ситуации, в которой оказались участники группы.

Формулировка «юридико-фактическая ситуация» увязывается не с единым общественным отношением (как это имеет место в случае использования термина «правоотношение»), а с одной жизненной ситуацией, которая может предполагать наличие множества правоотношений и, соответственно, множества участников.

Что касается стороны истца, так называемой «большой группы лиц», то эта формулировка носит оценочный характер.

Существующее условие производства по групповому иску (1 + 5 лиц) тоже в некоторой степени отвечает критерию «большой группы лиц», так как для института процессуального соучастия, к которому этот критерий и был сведен в практике, шесть лиц уже достаточно много.

В качестве промежуточного вывода можно отметить, что на уровне процессуального законодательства все еще идут поиски оптимального количества истцов для квалификации иска как коллективного (группового).

Хотя, на наш взгляд, установление определенного минимума истцов для квалификации иска как коллективного (группового) – это лишь видимое решение проблемы: вроде как есть группа лиц, соответственно, иск, предъявляемый ими, – групповой.

Однако устанавливать определенный минимум лиц для иска, который вообще не предполагает возможности персонификации истцов, на наш взгляд, несколько некорректно: может быть, выразит желание предъявить иск только один истец, но это не значит, что его иск не может быть коллективным в принципе.

Поэтому устанавливать определенный минимум лиц на стороне истца для целей квалификации иска как группового все-таки не следует, так как для одних жизненных ситуаций те же шесть лиц будут уже большой группой, а для других – нет.

Тем более можно установить (персонифицировать) круг истцов уже в ходе производства по делу, поэтому ничто не мешает суду перейти, с учетом мнения лиц, участвующих в деле, из процедуры производства по групповому иску в общеисковую процедуру или наоборот (по аналогии с ч. 5 ст. 227 АПК РФ: возможность перейти из процедуры упрощенного производства в общеисковую процедуру).

Тем более АПК РФ и ГПК РФ дают определенную свободу усмотрения для истца в выборе способа и формы судебной защиты своего права.

Конечно, ГПК РФ не предполагает возможности рассмотрения коллективных исков, однако допускает возможность выбора формы защиты нарушенных прав по требованиям, установленным ст. 122 Кодекса: истец может выбрать общеисковую форму или обратиться с заявлением о выдаче судебного приказа .

Положения ст. 225.10 АПК РФ устанавливают лишь одно требование для группового иска – количество присоединившихся истцов (не менее пяти), но в сущности иск, предъявленный одним истцом, и иск, предъявленный шестью истцами, могут ничем и не различаться.

На наш взгляд, необходимо учитывать и специфику рассматриваемых в порядке, установленном КАС РФ, требований.

Например, в порядке положений гл. 21 КАС РФ рассматриваются требования об оспаривании нормативно-правовых актов.

Нормативно-правовой акт – это акт, распространяющий свое действие на неопределенный круг лиц и рассчитанный на применение в неопределенном количестве случаев .

Поэтому административный иск об оспаривании нормативно- правового акта уже изначально отвечает основным критериям группового (коллективного) иска.

Другое дело, что правом на судебную защиту в такой форме могут воспользоваться далеко не все участники правоотношений, чьи права ущемляются оспариваемым нормативно-правовым актом.

Вполне возможно, их общее количество будет менее 20, что с точки зрения ч. 2 ст. 42 КАС РФ уже исключает подобный иск из числа коллективных, однако это вовсе не означает, что административный иск об оспаривании нормативно-правового акта не следует считать коллективным с позиций науки процессуального права.

С практической точки зрения можно сказать, что рассмотрение иска как коллективного (группового) во многом зависит от реализации права на судебную защиту самих заинтересованных лиц.

В связи с этим можно отметить, что законодательное установление минимального количества истцов в качестве условия для квалификации иска как группового, на наш взгляд, является некорректным.

Минимальное количество истцов – это лишь некий ориентир для выявления группы лиц, чьи права нарушены либо одним ответчиком, либо в сходной жизненной ситуации, вследствие чего иски этих лиц имеют схожие черты: однотипное фактическое основание, практически одинаковую материально-правовую квалификацию (правовое основание), однородные требования (предмет иска), единого ответчика (ответчиков).

В связи с затруднительностью и зависимостью квалификации иска как группового от желания истцов защищать свои права в гражданском судопроизводстве, думается, целесообразно установить для суда возможность перехода в общеисковую процедуру из производства по групповому иску и наоборот (переход из общеисковой процедуры в производство по групповому иску), в зависимости от возможности персонификации истцов.

Например, если в результате соединения исков, изменения предмета или основания иска персонифицировать состав истцов невозможно или затруднительно, то суд, с учетом мнения лиц, участвующих в деле, должен иметь возможность перейти к рассмотрению дела по правилам производства по групповому иску.

В то же время если в ходе рассмотрения дела удалось определить состав истцов, персонифицировать их, то суд должен иметь возможность применить институт процессуального соучастия на стороне истца, и, таким образом, отпадут условия для рассмотрения дела в процедуре производства по групповому иску; поэтому суду необходимо иметь возможность перейти в общеисковую процедуру.

Процедуры, предусматривающей «обратный» переход (от рассмотрения коллективного административного иска в общеисковую процедуру), КАС РФ не содержит.

В этом тоже есть смысл, так как если в процессе рассмотрения административного иска и будет установлено конечное количество истцов (т.е. налицо будет процессуальное соучастие), то такой иск все равно можно рассмотреть как коллективный, существенного изменения процедуры рассмотрения административного иска, а также сущности административного иска не будет.

Тем более специфика дел, рассматриваемых в порядке КАС РФ, не предполагает передачи какого-либо имущества между сторонами в той или иной правовой форме (кроме споров о присуждении компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства), спор всегда возникает по поводу действий или бездействия органов, наделенных властными полномочиями.

Соответственно, и исполнение решений по этим искам предполагает совершение определенных действий публично-правовыми образованиями без непосредственного участия административного истца как взыскателя.

Поэтому практически всегда по делам, рассматриваемым в порядке КАС РФ, способ защиты права и соответственно способ исполнения будут однородными.

В отличие от КАС РФ в гражданском судопроизводстве рассматриваются слишком разнородные требования: иски о признании, иски о присуждении.

И от этого зависит возможность применения той или иной модели группового иска при рассмотрении коллективных требований.

Кроме того, проблема перехода от общеисковой процедуры рассмотрения иска к процедуре рассмотрения коллективного иска и наоборот, может быть, и не имела бы такого важного значения для гражданского судопроизводства, если бы общеисковая процедура рассмотрения дел серьезно не отличалась от производства по групповому иску.

Необходимость перехода в другую процедуру также увеличивает сроки рассмотрения дела, а также не всегда, как в случае с делами, рассматриваемыми в порядке КАС РФ, способ защиты права будет однородным в различных исках различных истцов.

Прежде всего, различия в сроках рассмотрения дела: если в общеисковом порядке срок рассмотрения дела не должен превышать три месяца со дня поступления искового заявления в суд (ч. 1 ст. 152 АПК РФ), то в производстве по групповому иску срок не должен превышать пять месяцев со дня принятия искового заявления к производству (ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ).

Вряд ли концептуальный подход в плане сроков производства по делу изменится, поэтому вопрос о возможности перехода из общеисковой процедуры в производство по групповому иску и наоборот упирается в своевременность судебной защиты, с одной стороны, и правильность рассмотрения дела – с другой.

Другими словами, нет смысла с точки зрения сроков рассматривать иск с заранее известным кругом истцов в производстве по групповому иску, и нельзя рассматривать иск с неопределенным количеством истцов в общеисковой процедуре.

Также имеются некоторые отличия от общеисковой процедуры в институтах подготовки к судебному разбирательству и в судебном разбирательстве в процедуре производства по групповым искам.
Подобная возможность перехода от общеисковой процедуры рассмотрения дела к производству по групповому иску закреплена в п. 50.9 Концепции, однако ее предлагается несколько развить.

Переход из общеисковой процедуры в производство по групповому иску, думается, возможен только с согласия или по ходатайству истцов, так как в связи с этим переходом существенно изменяется их процессуальный статус (концептуально групповой иск предполагает участие «уполномоченного истца», т.е. одного лица от имени группы, активное участие всех членов группы не предполагается, поэтому часть истцов «устраняется» из процесса), а также возникает необходимость выбрать «уполномоченного истца».

Переход из производства по групповому иску в общеисковую процедуру возможен, на наш взгляд, по усмотрению суда, с учетом мнения лиц, участвующих в деле, так как в этом случае их процессуальный статус изменяется не сильно, уровень процессуальных гарантий для каждого соистца даже повышается, сокращаются сроки производства по делу.

Для суда же упрощается процедура рассмотрения дела.

Согласия истца как условия перехода к общеисковой процедуре не требуется.

Также с точки зрения концептуального подхода интересен вопрос о концепции группового иска с точки зрения классификации по моделям «возможность войти» или «возможность выйти» (opt-in или opt- out соответственно) .

Основанием классификации является необходимость подтверждения участником группы своего требования к ответчику: при «возможности войти» это подтверждение обязательно (английская модель), при «возможности выйти» все участники группы предполагаются истцами «по умолчанию», подтверждение не обязательно (американская модель).

Английская модель с точки зрения судопроизводства весьма удобна, так как практически сводит группу лиц к статусу процессуальных соучастников, что позволяет узнать их процессуальную позицию, а также позволит им участвовать в исполнительном производстве в качестве взыскателей.

Американская модель в этом плане страдает недостатком: невозможность или затруднительность определения всех истцов исключает возможность их участия в исполнительном производстве как взыскателей .

Возможно, именно поэтому практика арбитражных судов Российской Федерации пошла по пути допустимости в качестве групповых исков только исков о признании.

Однако при применении обеих моделей группового иска участник группы имеет возможность выйти из группы и защищать свои права и интересы путем предъявления самостоятельного иска.

На наш взгляд, вполне возможно на равных применять эти модели групповых исков на практике.

Истец сам определяет, по какой модели группового иска ему судиться удобнее, однако при изменении численности группы и возможности определить всех ее членов истец должен иметь возможность перехода от американской модели группового иска к английской и наоборот, а также использования вытекающих из этого процессуальных возможностей, в том числе и возможности изменения иска на иск о присуждении.

Очевидно, что изменение применимой модели группового иска возможно только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, во избежание излишней судебной волокиты и в целях пресечения злоупотребления процессуальными правами со стороны истца.

Еще один немаловажный аспект применения групповых исков – судебные расходы.

В Концепции специальных правил распределения судебных расходов при рассмотрении групповых исков не содержится.

Можно предположить, что авторы Концепции придерживаются классических правил распределения судебных расходов по групповым искам, однако эта позиция не содержит ответа на вопрос, каким образом распределять судебные расходы по групповым искам, так как классический подход американской модели вообще не предполагает распределения судебных расходов, а классический подход российского гражданского судопроизводства как раз предполагает распределение судебных расходов по исковым делам.

На наш взгляд, распределение судебных расходов должно происходить в любом случае, вне зависимости от применимой модели группового иска.

Даже при применении американской модели группового иска, в которой невозможно установить персональную численность истцов, распределение судебных расходов должно происходить между уполномоченным истцом и ответчиком.

В заключение хотелось бы сказать, что институт групповых (коллективных) исков на сегодняшнем этапе развития процессуального законодательства Российской Федерации находит свою нишу, сферу применения, место в системе исков.

Судебно-арбитражная практика свела понимание группового иска к процессуальному соучастию, что определило английскую модель развития групповых исков, однако наибольший интерес представляет американская модель групповых исков (которую невозможно свести к процессуальному соучастию), когда установить всех истцов затруднительно или невозможно, поэтому коллективный иск предъявляется в защиту интересов неопределенной социальной группы.

В то же время для применения американской модели группового иска в российской процессуальной науке и законодательстве не выработано четких критериев, позволяющих квалифицировать иск как групповой именно по американской модели.

Законодательные попытки использовать такие критерии групповых исков, как «однородность предмета спора и оснований для предъявления членами группы соответствующих требований», «использование всеми членами группы одинакового способа защиты своих прав» (ст. 42 КАС РФ), следует признать удачными.

Их развитие впоследствии позволит институту групповых исков занять достойное место в системе процессуальных институтов российского права.

Библиографический список

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 28.05.2017).
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017).
3. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 8.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 28.05.2017).
4. Концепция системы классификации правовых актов РФ от 29.09.1999. Пункт 4.1.1.1 Нормативные правовые акты (подготовлена АО «КонсультантПлюс» в рамках исполнения государственного заказа по поручению Российского фонда правовых реформ).
5. Долганичев В.В. «Opt-in «против «Opt-out» две различные модели формирования группы в групповом производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 2. С. 20- 24.
6. Шандурский Д. Институт организационного (общественного) группового иска за рубежом // Вестник гражданского процесса. 2017. № 1.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (62) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 66

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code