ГРУППОВОЙ ИСК В РОССИИ ПО КОНЦЕПЦИИ

Д.О.Изюмов

Аннотация. Статья посвящена применению института организационных групповых исков в Концепции Единого кодекса. Институт группового иска является важной гарантией защиты прав и законных интересов больших групп лиц, уже зарекомендовавших себя в развитых зарубежных правопорядках.

Ключевые слова: Российская Федерация, Верховный Суд, Гражданский процессуальный кодекс, Административный процессуальный кодекс, концепция, судопроизводство, групповой иск.

 

Процессуальный механизм защиты прав и законных интересов группы лиц (так называемый «групповой иск») был введен в АПК РФ Федеральным законом от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» .

Однако сложившаяся в России судебная практика подтвердила, что указанные новые положения АПК РФ на практике не работают, так как суды толкуют их таким образом, что эффективное применение указанных норм для защиты прав и законных интересов группы лиц невозможно.

В связи с произошедшими реформами и началом работы с августа 2014 г. единого ВС РФ был взят курс на унификацию судопроизводства по гражданским делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах и создание единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Единый кодекс) .

В Концепции Единого кодекса (гл. 51) (далее – Концепция), одобренной 8 декабря 2014 г., предлагается доработать положения Единого кодекса о групповых исках с учетом имеющегося опыта применения положений АПК РФ , а также с учетом различных разработанных, но не принятых законопроектов, с тем чтобы механизм группового иска в России наконец реально заработал.

Предложения Концепции в отношении усовершенствования механизма групповых исков в гражданском судопроизводстве в арбитражных судах и судах общей юрисдикции с учетом имеющейся практики судов по интерпретации условий возбуждения производства по групповым искам и предложений по их изменению представляются в целом важными и нужными: такой мощный правовой инструмент, каким является групповой иск, в России, безусловно, может способствовать укреплению законности.

Вместе с тем следует учитывать, что судебная ветвь власти в лице арбитражных судов уже единожды выразила свое отношение к институту группового иска, когда несколькими судебными актами (в том числе ВАС РФ) практическое применение новой главы АПК РФ о групповых исках было, по сути, заблокировано (хотя несколько дел в порядке гл. 28.2 АПК РФ все-таки было разрешено, но их количество пренебрежимо мало).

Очевидно, что такая ситуация может повториться и в отношении главы о групповых исках разрабатываемого Единого кодекса.

С учетом этого в Концепции (и впоследствии в Едином кодексе) должны быть предложены такие критерии применения норм о групповых исках, которые бы упрощали судам их использование, исключали непрактичные и формалистичные толкования.

Очевидно, что еще одна из задач Концепции – определить такие условия применения норм о групповом иске, чтобы, во-первых, недвусмысленно отделить групповой иск от других процессуальных институтов (например процессуального соучастия), которые будут представлены в Едином кодексе, а во-вторых, уменьшить вероятность такого толкования указанных норм, которое бы мешало практическому применению института группового иска.

Возвращаясь к обсуждению Концепции, следует обратить внимание, что суды не стали четко разъяснять, что же такое «единое правоотношение» (использовали однотипные общие формулировки), а пошли от обратного – указывая, в каких конкретных ситуациях это самое «единое правоотношение» отсутствует.

В п. 50.6.4 Концепции перечислены варианты критериев, которые предлагается использовать в качестве условий возбуждения производства по групповым искам.
Среди них есть такие критерии, как: 1) однородность предмета и основания требований участников группы; 2) одинаковый способ юридической защиты (участников группы); 3) общий для всех истцов ответчик (соответчики).

Указанные критерии достаточно четкие и понятные.

Таким образом представляется, что предлагаемые в рамках Концепции условия квалификации иска как группового – однородность предмета и оснований требований участников группы – позволят устранить то формальное толкование «единого правоотношения» как соучастия (ст. 46 АПК РФ), в котором арбитражные суды усматривали препятствие для рассмотрения групповых исков (пп. 50.6.3 – 50.6.4 Концепции).

Вместе с тем наряду с перечисленными понятными критериями в п. 50.6.4 Концепции предлагаются такие критерии, как: «многочисленность или неопределенность участников группы, не позволяющая привлечь или делающая затруднительным привлечение их всех в порядке процессуального соучастия к рассмотрению дела»; «рассмотрение исков в индивидуальном порядке может привести к нарушению прав и охраняемых законом интересов других членов группы».

Указанные критерии представляются недостаточно определенными, оставляющими широкий простор для произвольного усмотрения.

Данное условие не было указано прямо в АПК РФ, но было сформулировано в ч. 1 ст. 244.11 ГПК РФ , правда несколько иначе.

Концепция более четко указывает, что производство по групповому иску должно быть возбуждено, если привлечение лиц в порядке процессуального соучастия невозможно или затруднительно, тем самым прямо разделяя институт группового иска и институт процессуального соучастия.

Вместе с тем из Концепции неясно, по каким критериям определить, что число членов группы делает затруднительным их привлечение к делу в порядке процессуального соучастия.

Например, в делах о банкротствах зачастую участвует по нескольку десятков и даже сотен лиц.
Само по себе количество участников группы (особенно если оно будет меньше нескольких сотен лиц) вряд ли будет рассматриваться судами как безусловное основание для применения правил о групповых исках.

Нужны какие-то еще критерии, которые, с одной стороны, дадут судам ориентир при определении того, какие признаки влекут необходимость применения правил о групповых исках, а с другой стороны, дадут заявителям групповых исков понимание того, как нужно доказывать необходимость возбуждения именно группового иска с точки зрения многочисленности и неопределенности участников группы.

В качестве дополнительного условия квалификации иска как группового Концепцией предлагается, чтобы суд установил, что рассмотрение исков в индивидуальном порядке приведет к нарушению прав и интересов других участников группы лиц.

В целом данное положение Концепции соответствует мировым тенденциям.

Вместе с тем оно не является достаточно четким.

Например, в Концепции не указаны даже примерные критерии, по которым суд может определить, приведет ли рассмотрение исков в индивидуальном порядке к нарушению прав и охраняемых законом интересов других членов группы, особенно если эти члены являются «неопределенными».
Ведь предъявление группового иска согласно п. 50.13 Концепции не может само по себе лишать права на иск отдельных участников группы, не присоединившихся к групповому иску, а значит, и сама по себе невозможность присоединения участника группы к групповому иску не лишает его каких-либо принадлежащих ему прав.

Конечно, нереально привести в Концепции закрытый список возможных ситуаций, однако хотя бы примеры таких ситуаций были бы нелишними.

Тем не менее, если в Концепции не будут более четко обозначены критерии определения границ группы, наличия «неопределенных» участников группы, отличие термина «участник группы» от термина «участник дела», определение термина «неопределенность» и критерии многочисленности, равно как и критерии, по которым можно будет судить о возможном нарушении прав и законных интересов «неопределенных» участников группы, то нормы Единого кодекса о групповых исках с большой вероятностью может постигнуть судьба аналогичных действующих норм АПК РФ.

Следует упомянуть и иные критерии возбуждения производства по групповым искам, предлагаемые Концепцией.

В п. 50.7 Концепции предлагается увеличить минимальную численность группы лиц на момент подачи группового иска до 40 + 1 вместо нынешних 5 + 1.

В Концепции указано, что низкая минимальная численность группы якобы приводит к смешению процедур процессуального соучастия и рассмотрения групповых исков.

Разумеется, для предотвращения злоупотреблений возможно установить минимальный размер группы, права и законные интересы которой могут защищаться в рамках группового иска.

Однако в настоящее время всю практику рассмотрения групповых исков в России можно пересчитать по пальцам.

При этом новый размер минимальной численности группы (40 + 1) в Концепции никак не обоснован с точки зрения тех или иных конкретных критериев.

Между тем основным отличием института группового иска от института процессуального соучастия является вовсе не количество участвующих в деле лиц, а возможность в рамках группового иска судебной защиты прав широкого круга лиц, которые не определены индивидуально, но при этом отвечают определенным критериям.

В этих обстоятельствах наличие в Едином кодексе каких-либо заранее заданных цифровых параметров будет скорее сбивать с толку судей, нежели предотвращать какие-то злоупотребления (которых и нет еще, так как если не станет эффективным сам институт группового иска, то и злоупотреблениям будет неоткуда взяться).

На наш взгляд, решение о том, достаточно ли участников группы для возбуждения производства именно по правилам о групповых исках, лучше оставить на усмотрение судов в конкретных делах.

В Концепции (п. 50.10) также прямо предлагается закрепить исчерпывающий перечень категорий дел, которые могут быть рассмотрены в рамках процедуры защиты прав группы лиц.

Введение такого перечня противопоставляется действующей ст. 225.11 АПК РФ, которая допускает подачу группового иска из «неограниченного круга материально-правовых отношений».
Необходимость внедрения перечня обусловливается в Концепции возможным злоупотреблением правом на судебную защиту.

В ст. 244.12 ГПК РФ также предлагалось четко указать категории дел, по которым может быть подан групповой иск.

Однако перечень таких категорий не был закрытым и предполагал возбуждение производства по групповому иску и по иным категориям дел при соблюдении иных предварительных условий для квалификации иска как группового.

Предложение о закрытом перечне категорий дел позволит избежать подачи огромного числа групповых исков по любым вопросам. Тем не менее при определении категорий дел, которые будут рассматриваться в том же порядке, что и дела о защите прав и законных интересов группы лиц, следует сформировать максимально полный перечень категорий дел по групповым искам, хотя в Концепции и предусмотрена возможность расширения данного перечня федеральным законом.
Наряду с рассмотренными выше проблемами при анализе конструкции группового иска, предложенной АПК РФ, возникают и иные вопросы, которые могут быть разрешены при подготовке Единого кодекса.

По АПК РФ суд самостоятельно устанавливает разумный срок для уведомления потенциальных участников группового иска.

В ряде случаев необходимо уведомить значительное количество лиц, но поскольку законодательно для рассмотрения группового иска установлен срок в пять месяцев, то приходится действовать в течение достаточно короткого времени.

Представляется, что в новом Едином кодексе следует установить более длительный совокупный срок рассмотрения дела по групповому иску с учетом необходимости уведомления иных участников группы лиц.

Согласно АПК РФ процессуальные последствия неприсоединения к групповому иску могут быть различными в зависимости от того, было ли вынесено по нему решение.

Так, арбитражный суд должен прекратить производство по делу, если суду станет известно, что ранее уже было принято и вступило в законную силу решение по групповому иску, а заявление (исковое заявление) было подано лицом, которое не присоединилось к групповому иску (ч. 5 ст. 225.16 АПК РФ).

Однако из указанного вытекает, что если лицо не реализовало свое право на присоединение к групповому иску, то в дальнейшем оно не может защитить свои права (реализовать право на судебную защиту).

С учетом этого следует согласиться с положениями Концепции в том, что неприсоединение лица к групповому иску не должно являться основанием для лишения его права на судебную защиту своих интересов.

В противном случае групповой иск рискует превратиться из инструмента защиты общественных (групповых) интересов в инструмент подавления таких интересов.

Предложение Концепции в п. 50.11 о возможности рассмотрения иска в индивидуальном порядке следует распространить и на ситуации, когда лицо ранее не присоединилось к групповому иску, а производство по групповому иску уже завершено, устранив норму о прекращении производства по делу, если решение по групповому иску было принято.

Также представляется целесообразным внедрение единого реестра групповых исков (доступного в сети Интернет) и в России в целях доведения информации до широкого круга лиц, в том числе потребителей.

В заключение хотелось бы сказать, что для российского гражданского процессуального права институт группового иска является новым правовым явлением.

Опыт зарубежных стран показывает, что этот институт может оказаться мощным средством защиты общественных (групповых) интересов и развития гражданского общества.

Предложения, закрепленные в Концепции, направлены на то, чтобы предоставить механизму групповых исков «второй шанс» после не очень удачной попытки ввести институт группового иска в арбитражное процессуальное законодательство.

Отметим, что при правильном подходе групповые иски смогут обеспечить необходимый уровень защиты прав и законных интересов лиц и доступ к правосудию для широкого круга лиц.

Библиографический список

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 28.05.2017).
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017).
3. Федеральный закон от 19.07.2009 № 205-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
4. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 № 124(1).

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (62) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 61

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code