Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.06.2018 N 14-АПГ18-9

Об оставлении без изменения решения Алтайского краевого суда от 09.10.2017, которым было отказано в удовлетворении административного иска о признании недействующими отдельных положений Закона Алтайского края от 11.02.2002 N 3-ЗС “О народной законодательной инициативе в Алтайском крае”.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июня 2018 г. N 14-АПГ18-9

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Абакумовой И.Д.,

судей Борисовой Л.В. и Нефедова О.Н.

при секретаре Дарькине А.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению публичного акционерного общества “ТНС энерго Воронеж” о признании не действующим в части приказа управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области от 27 декабря 2016 г. N 61/7 “Об установлении сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии, поставляющих электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, на 2017 год”

по апелляционным жалобам публичного акционерного общества “ТНС энерго Воронеж”, управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области на решение Воронежского областного суда от 1 февраля 2018 г., которым административное исковое заявление удовлетворено частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нефедова О.Н., объяснения представителей публичного акционерного общества “ТНС энерго Воронеж” Хрящевой С.Ю., управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области Успенской А.С., поддержавших доводы апелляционных жалоб, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей, что решение суда отмене не подлежит, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

публичное акционерное общество “ТНС энерго Воронеж” (далее – ПАО “ТНС энерго Воронеж”, Общество), являющееся гарантирующим поставщиком электрической энергии, поставляющим электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, за исключением границ зоны деятельности гарантирующего поставщика МУП “Борисоглебская энергосбытовая организация” Борисоглебского городского округа Воронежской области, обратилось в суд с административным исковым заявлением о признании не действующим приказа управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области (далее также – Управление, УГРТ, регулирующий орган) от 27 декабря 2016 г. N 61/7 “Об установлении сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии, поставляющих электрическую энергию (мощность) на розничном рынке Воронежской области, на 2017 год” (далее также – Приказ N 61/7) в части невключения в необходимую валовую выручку (далее – НВВ) Общества экономически обоснованных расходов при расчете сбытовой надбавки гарантирующего поставщика в отношении тарифной группы потребителей “население и приравненные к нему категории потребителей”, сбытовой надбавки для тарифной группы “сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии” и сбытовой надбавки для тарифной группы “прочие потребители”.

Ссылаясь на нарушение Управлением Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (далее также – Основы ценообразования) и Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике (далее также – Правила государственного регулирования тарифов, Правила), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178 “О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике”, Методических указаний по расчету сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков и размера доходности продаж гарантирующих поставщиков, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 30 октября 2012 г. N 703-э (далее также – Методические указания), Общество полагает, что в НВВ необоснованно не включены в предложенном размере расходы по следующим статьям затрат: “Расходы на обслуживание кредитов”; расходы на оплату труда, включая страховые взносы; расходы по статье “Налог на прибыль”; расходы для оплаты услуг по снятию показаний приборов учета; расходы на осуществление полномочий единоличного исполнительного органа; расходы по арендной плате; материальные расходы; расходы на ремонт основных средств; “прочие расходы в части расходов на информационное обеспечение”; расходы на услуги связи; расходы на прием платежей; расходы на печать и конвертование квитанций; затраты “недотрансляция за 2015 год”.

Решением Воронежского областного суда от 1 февраля 2018 г. административное исковое заявление удовлетворено частично: Приказ N 61/7 признан не действующим в части утверждения для ПАО “ТНС энерго Воронеж” на 2017 год коэффициента параметров деятельности гарантирующего поставщика и сбытовых надбавок для тарифных групп потребителей “население и приравненные к нему категории потребителей”, “сетевые организации, покупающие электрическую энергию для компенсации потерь электрической энергии” и “прочие потребители”; в удовлетворении остальной части требований отказано.

В апелляционной жалобе ПАО “ТНС энерго Воронеж” просит решение отменить, принять новое решение об удовлетворении административного иска в полном объеме. В обоснование своих доводов Общество ссылается на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права. Полагает экономически обоснованной НВВ Общества на 2017 г. в размере 2 482 641,79 тыс. руб., не соглашается с расчетом сбытовых надбавок исходя из величины НВВ 1 263 751,03 тыс. руб. По мнению Общества в НВВ подлежали включению расходы по статье “Расходы на обслуживание кредитов” 189 065 тыс. руб., расходы по статье “Налог на прибыль” 82 600 тыс. руб., расходы для оплаты услуг по снятию показаний приборов учета 58 693 тыс. руб., расходы на осуществление полномочий единоличного исполнительного органа 60 000 тыс. руб., расходы на услуги связи 7 624 тыс. руб., расходы на прием платежей 17 258 тыс. руб., расходы на печать и конвертование квитанций 4 604 тыс. руб., расходы по арендной плате 11 040 тыс. руб., “прочие расходы в части расходов на информационное обеспечение” 2 439 тыс. руб., затраты “недотрансляция за 2015 год” 106 411 тыс. руб.

Управление по государственному регулированию тарифов Воронежской области также просит отменить решение суда и принять новое решение об отказе в удовлетворении предъявленных административным истцом требований. Не соглашается с выводами суда относительно необоснованности фактического включения Управлением в НВВ расходов общества по перечисленным выше статьям затрат.

Относительно изложенных в апелляционных жалобах доводов прокурором, участвовавшим в деле, административным истцом и административным ответчиком представлены возражения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалоб в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Суд апелляционной инстанции рассмотрел административное дело в соответствии с частью 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения исходя из следующего.

Государственное регулирование деятельности субъектов в сфере электроэнергетики осуществляется на основе положений Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ “Об электроэнергетике” (далее – Закон об электроэнергетике), Основ ценообразования и Правил государственного регулирования тарифов.

Названные нормативные правовые акты применяются в редакции, действующей на дату издания Приказа N 61/7.

Сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков входят в систему регулируемых цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность) на розничных рынках (подпункт 2 пункта 3 Основ ценообразования) и устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов на очередной финансовый год в соответствии с Методическими указаниями (пункт 3 статьи 24 Закона об электроэнергетике, пункты 63, 65.1 Основ ценообразования).

Как усматривается из материалов дела, оспариваемый нормативный правовой акт принят уполномоченным органом в установленной форме, официально опубликован и по этим основаниям не оспаривается.

При расчете сбытовых надбавок учитываются экономически обоснованные расходы организации, связанные с обеспечением ее предпринимательской деятельности в качестве гарантирующего поставщика по соответствующим группам (категориям) потребителей, определяемые Методическими указаниями. Величина сбытовых надбавок гарантирующего поставщика может дифференцироваться по группам (категориям) потребителей.

Регулирующий орган в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере бухгалтерского учета, оценивает состав и экономическую обоснованность затрат по статьям расходов, содержащихся в предложениях гарантирующих поставщиков, и принимает меры, направленные на исключение из расчетов экономически необоснованных расходов (пункты 7, 16 Основ ценообразования и пункт 10 Методических указаний).

Частично удовлетворяя административный иск, суд правомерно исходил из того, что расчет оспариваемых сбытовых надбавок произведен регулирующим органом с нарушением положений тарифного законодательства и обоснованно пришел к выводу о противоречии Приказа N 61/7 нормативным правовым актам большей юридической силы.

Позиция суда первой инстанции основана на правильном применении норм материального права, регулирующих возникшие спорные отношения.

Как усматривается из материалов дела, на основании тарифной заявки ПАО “ТНС энерго Воронеж” от 29 апреля 2016 г. с последующими дополнениями тарифным органом открыто дело об установлении сбытовых надбавок гарантирующего поставщика на 2017 г. и рассчитана НВВ Общества и величина сбытовой надбавки, дифференцированные по группам потребителей с разбивкой по полугодиям 2017 г., и коэффициент параметров деятельности гарантирующего поставщика.

По итогам изучения и проверки представленной бухгалтерской документации, предложений, проведенного анализа согласно экспертному заключению и выписке из протокола заседания правления регулирующего органа размер НВВ Общества снижен с 2 482 641,79 тыс. руб. до 1 263 751,03 тыс. руб. в связи с полным либо частичным исключением, по мнению тарифного органа, экономически необоснованных затрат, по отдельным статьям затрат.

Так, расходы Общества на обслуживание кредитов, необходимых для поддержания достаточного размера оборотного капитала при просрочке платежей со стороны покупателей электрической энергии, приняты тарифном органом в меньшем размере, чем полагала регулируемая организация. Расходы учтены тарифным органом в составе внереализационных расходов, относимых на услуги гарантирующего поставщика, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, и приняты экономически обоснованными с сохранением на уровне фактически понесенных затрат по данной статье расходов в 2014 году. Величина достаточного размера оборотного капитала рассчитана регулирующим органом в размере 1/12 части валовой выручки от продажи электрической энергии (мощности) всем группам потребителей в базовом периоде регулирования 2016 г.

Согласно пункту 7 Основ ценообразования к экономически обоснованным расходам относятся расходы, связанные с обслуживанием заемных средств, привлекаемых для покрытия недостатка средств.

Согласно пункту 65 Основ ценообразования расходы на обслуживание кредитов, необходимых для поддержания достаточного размера оборотного капитала при просрочке платежей со стороны покупателей электрической энергии (мощности), учитываются исходя из процентной ставки, не превышающей среднюю ставку рефинансирования, рассчитанную на основании установленных Центральным банком Российской Федерации на год, предшествующий расчетному периоду регулирования, увеличенную на 4 процентных пункта.

При этом согласно пункту 22 Методических указаний в качестве достаточного размера оборотного капитала используется величина, не более одной двенадцатой части валовой выручки от продажи электрической энергии (мощности) всем группам потребителей на базовый период регулирования, которая определяется как произведение объема поставки электрической энергии каждой группы потребителей за базовый период регулирования в соответствии со сводным прогнозным балансом на конечные цены (тарифы) для каждой группы потребителей, в базовом периоде регулирования.

Как усматривается из материалов дела, административным истцом был произведен и представлен в тарифное дело расчет потребности в привлечении заемных средств для покрытия недостатка оборотных средств, образующегося в результате неисполнения или несвоевременного исполнения потребителями обязательств по оплате электрической энергии (мощности). Однако, как правильно отмечено судом первой инстанции, в нарушение пункта 28 Правил государственного регулирования тарифов в протоколе заседания правления УГРТ отсутствуют основания, по которым отказано во включении в тарифы части расходов, предложенных Обществом, в экспертном заключении не приведен размер валовой выручки за 2016 г., из которой экспертами УГРТ производился расчет.

При этом суд правильно исходил из того, что установленное пунктами 11, 22 Методических указаний ограничение в размере 1/12 валовой выручки является максимальным значением, а не величиной подлежащей включению. Однако реализация тарифным органом своего полномочия по анализу и проверке заявленных регулируемой организацией затрат на предмет их экономической обоснованности не может ставиться в зависимость исключительно от усмотрения тарифного органа и не предполагает произвольных действий данных органов, то есть уменьшение размера заявленных затрат должно быть подтверждено соответствующим экономическим и правовым обоснованием, в частности, принятие какой-либо величины в указанном диапазоне валовой выручки.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы Общества о том, что закон не запрещает гарантирующему поставщику при определении расходов на обслуживание кредитов, необходимых для поддержания достаточного размера оборотного капитала при просрочке платежей со стороны покупателей электрической энергии, при наличии необходимых обосновывающих документов производить расчет достаточного размера оборотного капитала исходя из 1/12 части валовой выручки от продажи электрической энергии не опровергают указанные выводы суда.

Доводы апелляционной жалобы Управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области о том, что данные расходы определены в строгом соответствии с требованиями Методических указаний не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

ПАО “ТНС энерго Воронеж” является исполнителем коммунальных услуг и в соответствии с пунктами 82 и 83 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. N 354 (далее – Правила N 354), обязано не реже 1 раза в год, а если проверяемые приборы учета расположены в жилом помещении потребителя, то не чаще 1 раза в 3 месяца проводить проверки достоверности представленных потребителями сведений о показаниях индивидуальных, общих (квартирных), комнатных приборов учета и распределителей путем сверки их с показаниями соответствующего прибора учета на момент проверки (в случаях, когда снятие показаний таких приборов учета и распределителей осуществляют потребители).

Пунктом 11 Методических указаний определено, что в составе экономически обоснованных расходов регулируемой организации при расчете сбытовых надбавок в отношении населения учитываются расходы, связанные с обеспечением предпринимательской деятельности в качестве гарантирующего поставщика в отношении данной группы потребителей, в частности выполнение обязанностей исполнителя коммунальных услуг электроснабжения в соответствии с Правилами N 354.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, Общество представило в подтверждение затрат по данной статье расходов все необходимые сведения о состоянии клиентской базы, о количестве приборов учета электрической энергии, принятых на обслуживание; в имеющихся счетах-фактурах выделена цена услуги за единицу измерения, а также сам договор на оказание услуг, в том числе услуг по снятию показаний приборов учета, заключенный по результатам проведения закупочной процедуры, данные бухгалтерского учета, которые позволяли тарифному органу определить экономически обоснованный размер данных расходов в соответствии с подпунктом 2 пункта 28 Основ ценообразования с использованием источников информации о ценах, перечисленных в пункте 29 Основ ценообразования, однако в нарушение требований пункта 23 Правил государственного регулирования цен экспертное заключение регулирующего органа не содержит оценки достоверности указанных документов либо анализа их экономической обоснованности, что свидетельствует о произвольном уменьшении регулирующим органом данных затрат в составе НВВ Общества.

Ввиду изложенного Судебная коллегия не соглашается с выводом суда о том, что заявленные Обществом расходы экономически не обоснованы, а также отклоняет доводы апелляционной жалобы тарифного органа о том, что названные документы не подтверждают экономическую обоснованность указанных расходов.

Вместе с тем, учитывая наличие иных необоснованно учтенных административным ответчиком при тарифном регулировании затрат, приведенные выше ошибочные выводы суда не привели к принятию неправильного по существу судебного решения, основанием для признания решения незаконным не являются.

Исследовав все имеющиеся фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что обоснованность требуемого уровня расходов по налогу на прибыль не была подтверждена должным образом, поскольку полный пакет документов не был представлен.

Согласно пункту 20 Основ ценообразования в необходимую валовую выручку включается величина налога на прибыль организаций по регулируемому виду деятельности, сформированная по данным бухгалтерского учета за последний истекший период.

Судебная коллегия соглашается с суждением суда первой инстанции о невозможности включения расходов организации по налогу на прибыль в НВВ на 2017 г. в заявленном Обществе размере в связи с тем, что регулируемая организация не представила документы о размере налога на прибыль организации по регулируемому виду деятельности и данные раздельного учета за 2015 г.

Общество, являясь коммерческой организацией и профессиональным участником рынка электроэнергетики, должно быть заинтересовано в проявлении собственной инициативы по представлению обосновывающих материалов для установления на очередной год уровня тарифа, выгодного для осуществления своей деятельности. В этой связи законодательством на него возложена обязанность предоставления соответствующего комплекта документов, содержащего необходимые и достаточные сведения для установления нужного тарифа. Неисполнение данной обязанности имеет своим последствием неблагоприятные последствия в виде риска принятия регулирующим органом решения без учета всех, возможно и объективно существующих, обстоятельств.

Отклоняется довод апелляционной жалобы Общества о том, что регулирующий орган должен был запросить недостающие документы. Запрос дополнительных сведений в порядке пункта 19 Правил регулирования цен является не обязанностью регулирующего органа, а его дискреционным полномочием, которое может быть реализовано при наличии соответствующей необходимости. Необходимость уточнений предложений либо обоснований является для регулирующего органа оценочной категорией и не влечет для него обязанности в случае иной оценки этой категории другим лицом.

Отсутствие каких-либо из документов не является непреодолимым препятствием для регулирующего органа в установлении соответствующего тарифа. Согласно пункту 24 Правил в случае непредставления организациями, осуществляющими регулируемую деятельность, материалов, предусмотренных названными Правилами, регулирующий орган рассматривает вопрос об установлении цен (тарифов) в отношении указанных организаций на основании результатов проверки их хозяйственной деятельности, а также исходя из имеющихся данных за предшествующие периоды регулирования, использованных в том числе для установления действующих цен (тарифов).

Что касается сумм, заявленных Обществом ко включению в НВВ в соответствии с подпунктом 12 пункта 17 Правил по статье “Экономически обоснованные расходы (доходы), неучтенные в предыдущий период регулирования” (дельта НВВ), а именно расходов по налогу на прибыль, неучтенные в предыдущий период регулирования (налога, уплаченного за 2014 г.), то суд пришел к правомерному выводу о том, что тарифным органом допущены нарушения пункта 23 Правил регулирования, поскольку не указаны основания в части их невключения в НВВ в регулируемый период. По мнению суда апелляционной инстанции, документы, представленные в материалы дела об установлении сбытовых надбавок и материалы судебного дела, свидетельствуют об экономической обоснованности и подтвержденности заявленных расходов.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, проанализировав оспариваемый приказ на предмет его соответствия положениям Закона об электроэнергетике, Основам ценообразования, Правилам государственного регулирования тарифов, исследовав представленные материалы тарифного дела, включая экспертное заключение, обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые сбытовые надбавки рассчитаны регулирующим органом с нарушением положений тарифного законодательства, и правомерно признал не действующим Приказ N 61/7 в части.

Также суд апелляционной инстанции считает обоснованными выводы суда относительно статей затрат “Расходы на обеспечение стандартов по качеству обслуживания потребителей (покупателей)” (в части расходов на прием платежей, печать и конвертование квитанций); “Прочие расходы” (в части расходов по арендной плате, расходов на информационное обеспечение и на услуги связи), расходов на оказание услуг по осуществлению полномочий единоличного исполнительного органа.

Так, согласно подпунктам 2, 11 пункта 28 Основ ценообразования в состав прочих расходов, которые учитываются при определении необходимой валовой выручки, включаются расходы на оплату работ (услуг) непроизводственного характера, выполняемых (оказываемых) по договорам, заключенным с организациями, иные расходы, связанные с производством и (или) реализацией продукции, определяемые регулирующим органом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 18 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.

По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества (пункт 1 статьи 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ “Об акционерных обществах”).

Расходы на оказание услуг по осуществлению полномочий единоличного исполнительного органа, заявленные Обществом, Судебная коллегия полагает обоснованно не принятыми тарифным органом, поскольку не подтверждена их экономическая обоснованность.

В соответствии с пунктом 34 Основ ценообразования в необходимую валовую выручку организации, осуществляющей регулируемую деятельность, включаются расходы, связанные с арендой имущества, используемого для осуществления регулируемой деятельности.

В силу подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования расходы на аренду определяются регулирующим органом исходя из величины амортизации и налога на имущество, относящихся к арендуемому имуществу.

Поскольку необходимое обоснование по аренде представлено сбытовой организацией не в полном объеме, не представлена информация о величине амортизации и налога на имущество, относящаяся к арендованному имуществу, Судебная коллегия полагает доказанным, что у Управления отсутствовала возможность утверждения большего объема расходов, и тарифный орган обоснованно на основании пункта 34 Основ ценообразования определил плановые затраты на арендную плату в 2017 г. в соответствии с договорами аренды объектов недвижимости, заключенными на срок не менее периода регулирования в размере, обеспечивающим возмещение Обществу его финансовых потребностей на аренду. Позиция суда первой инстанции основана на правильном применении норм материального права.

Суд первой инстанции, проанализировав документы, имеющиеся в тарифном деле, а также положения пунктов 9, 20, 21, 22 Стандартов раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2004 г. N 24, установил, что регулируемая организация производит значительное количество публикаций в прессе, в том числе с использованием интернет-ресурсов, телевидения. Однако обоснование необходимости и эффективности такого количества публикаций в материалы дела не представлено. Также не представлено экономическое обоснование несения расходов на нанесение корпоративного логотипа на пакет, услуги по формированию благоприятного имиджа, печать корпоративного логотипа на баннере, заявленных Обществом, в том числе ко включению в НВВ.

Ввиду изложенного, суд пришел к выводу, что расходы на необязательные виды публикаций, направленные на повышение информированности потребителей (по статье затрат “Прочие расходы” в части расходов на информационное обеспечение), не должны быть включены в расчет сбытовых надбавок для гарантирующего поставщика и не могут быть возложены на потребителя.

Судом первой инстанции установлено, что, определяя экономически обоснованность заявленных Обществом затрат на услуги связи, тарифный орган снизил величину данных расходов в отсутствие какого-либо обоснования, что является нарушением пункта 23 Правил. При этом суд правомерно пришел к выводу о том, что расходы по данной статье расходов подлежат включению на основе сведений о фактических затратах Общества за 2015 г. с применением ИПЦ на 2016 г. и планового ИПЦ на 2017 г., что будет соответствовать положениям подпункта 2 пункта 28, пунктам 29 и 31 Основ ценообразования, так как Обществом не представлены заключенные на торгах договоры на оказание услуг в заявленном размере.

Пунктами 11, 22 Методических указаний предусмотрено, что в составе экономически обоснованных расходов при расчете необходимой валовой выручки учитываются расходы на обеспечение различных способов внесения платы и комиссионное вознаграждение за сбор платежей.

Верным является вывод суда первой инстанции о том, что подход, примененный тарифным органом при расчете затрат “Расходы на обеспечение стандартов по качеству обслуживания потребителей (покупателей)” (в части расходов на прием платежей) соответствует пунктам 28, 29 и 31 Основ ценообразования. Так, поскольку Обществом не представлены заключенные на торгах договоры на оказание услуг в заявленном размере, то тарифным органом расходы определены на уровне фактически сложившихся расходов в 2015 г. с учетом увеличения объемов потребления населением и с учетом среднегодового роста тарифов для населения на 2016 г. – 106,4% и на 2017 г. – 104,07%.

Судом первой инстанции также правильно установлено, что затраты по этой же статье затрат в части расходов на печать и конвертирование квитанций обоснованно снижены тарифным органом и приняты в соответствии с пунктами 29, 31 Основ ценообразования на основании представленного в тарифное дело договора на оказание услуг от 1 мая 2015 г. N 2399, заключенного по результатам конкурсной процедуры, на уровне фактических расходов Общества в 2015 г. с увеличением на ИПЦ 2016 г. (107,1%) и 2017 г. (104,7%).

Из пункта 7 Основ ценообразования следует, что экономически обоснованные расходы организации или доходы, недополученные при осуществлении регулируемой деятельности, подтверждаются данными статистической и бухгалтерской отчетности за год и учитываются на следующий период регулирования.

Проверяя обоснованность заявленного Обществом размера недополученного дохода за 2015 г., анализируя представленные доказательства в их совокупности, суд первой инстанции установил, что расходы не подтверждены данными статистической и бухгалтерской отчетности за 2015 г., недополученный доход в данном случае возник в результате деятельности регулируемой организации, вызванные субъективными и зависящими именно от гарантирующего поставщика электрической энергии обстоятельствами. Общество, являясь профессиональным участником рынка электрической энергии, осуществляющим коммерческую деятельность, несет ответственность за грамотную организацию планирования потребления для купли-продажи электрической энергии на оптовом рынке. Иное противоречит принципу соблюдения баланса интересов поставщиков и потребителей электрической энергии.

При таких обстоятельствах вопреки доводам апелляционной жалобы Общества Судебная коллегия полагает, что Управлением правомерно исключены в полном объеме упомянутые затраты.

Иные доводы апелляционных жалоб были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, аргументированно изложенная в обжалуемом судебном акте, не согласиться с которой у Судебной коллегии по административным делам оснований не имеется, поскольку утверждения Общества и тарифного органа основаны на неверном толковании норм материального права.

Судебная коллегия полагает, что обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права.

С учетом изложенного Судебная коллегия, исследовав представленные материалы административного дела, проверив и оценив собранные доказательства в их совокупности, основываясь на правовом анализе приведенного федерального законодательства, не находит оснований для отмены либо изменения решения суда.

Руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Воронежского областного суда от 1 февраля 2018 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы публичного акционерного общества “ТНС энерго Воронеж”, управления по государственному регулированию тарифов Воронежской области – без удовлетворения.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 105

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code