УЧАСТИЕ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ И ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ В РОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ, В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

А.А.Кузнецова

Поднимаются актуальные вопросы особенностей защиты прав, свобод и законных интересов лиц, находящихся в семейных и родственных отношениях, в гражданском судопроизводстве. Анализируются основания допуска членов семьи и родственников к защите прав другого лица. В процессе раскрытия процессуально-правовых особенностей участия родственников в гражданском процессе осуществляется анализ используемых терминов.

Ключевые слова: защита прав, свобод и законных интересов, члены семьи, родственные отношения, защита прав другого лица в гражданском процессе.

 

В рамках научных разработок проблема исследования охранительного механизма защиты прав, свобод и законных интересов лица со стороны членов его семьи и лиц, находящихся с ним в родственных отношениях, не являлась предметом отдельного научного исследования. Вместе с тем процессуально-правовой механизм подобной защиты отличают существенные правовые особенности.

Право на судебную защиту провозглашено ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, которая гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Данное право закреплено и в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему конституцией или законом»[3. С. 23].

Лица, находящиеся в семейных и родственных отношениях, имеют особый правовой интерес в участии в отношениях по защите прав друг друга, что совпадает с правом на защиту в порядке гражданского судопроизводства, предусмотренным нормами ч. 2 ст. 4 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ). Право на защиту другого лица в рамках гражданского судопроизводства обусловлено наличием публичного интереса в обеспечении благополучия всех членов общества. И, как отмечает А. Г. Малинова, правовые интересы — это условия благополучия субъектов (и общества в целом), реализация которых является целью правового регулирования [9. С. 45]. Публичные интересы общества изменчивы. Так, С. Л. Дегтярев говорит, что степень публичного интереса первоначально учитывается законодателем, но в дальнейшем уточняется при реализации судебной власти [6. С. 45]. Изменчивость свойственна и процессуально-правовому порядку участия лиц, находящихся в семейных отношениях и отношениях родства, в гражданском судопроизводстве.

В законодательстве можно выделить правовые основания участия лиц, находящихся в семейных и родственных отношениях, в гражданском судопроизводстве с целью защиты прав другого лица — законное основание, которое возникает в силу прямых указаний закона, и заинтересованность в силу присутствия какого либо частноправового интереса.

В свою очередь законное основание на участие лица в гражданском судопроизводстве с целью защиты прав другого лица можно подразделить на участие в силу исполнения обязанностей (возложенных на лицо законом) и на участие для реализации специальных прав (предоставляемых лицу законом).
Заинтересованность лица, находящегося в семейных и родственных отношениях, в участии в гражданском судопроизводстве с целью защиты прав другого лица разделяется на участие в силу материально правового (имущественного) интереса и на участие в силу процессуально правового (не имущественного) интереса.

Указанная классификация правовых оснований с целью защиты прав другого лица, находящегося в семейных и родственных отношениях, находит закрепление в рамках действующего законодательства, в котором можно выделить соответствующие правовые нормы. Особенностью этих норм является то, что они всегда связаны с регулированием правоотношений только физических лиц, находящихся в особых взаимосвязях между собой.

Поводом для участия лиц, находящихся в семейных и родственных отношениях, в защите прав, свобод и законных интересов друг друга является наличие юридического факта, предусмотренного гипотезой соответствующей нормы права. В гражданско-правовых отношениях это может быть нарушение прав и свобод лица в частно-правовой сфере (к примеру, нарушение имущественных прав несовершеннолетнего, что предполагает подачу иска в его защиту со стороны родителей).

Субъективное право на защиту другого гражданина, с которым лицо находится в семейных или родственных отношениях, реализуется в силу определенных обстоятельств. Эти обстоятельства проявляются через юридический интерес, который закрепляется в соответствующих нормах права.

Юридический интерес может проявляться как через права, так и через обязанности, которые носят материальный и процессуальный характер в зависимости от нормы права, регламентирующей возможность участия этого лица в гражданско-процессуальных отношениях.

Исследуемые отношения основываются на обладании защищаемым лицом определенными имущественными правами, свободами и законными интересами, которые нуждаются в судебной защите со стороны другого лица.

Рассматриваемые отношения обладают внутренним единством, что дает возможность выделять их и говорить о допустимости единой нормативно-правовой регламентации процессуального порядка их участия в гражданском процессе. Более того, возможно выделить характерные черты такого участия:
1) устойчивость и повторяемость отношений с возможностью фиксирования правоотношений субъектов;
2) способность к внешнему правовому контролю;
3) заинтересованность общества в их правовой контаминации [11. С. 43].

Свидетельством, подтверждающим структурированный характер рассматриваемых отношений по защите прав, свобод и законных интересов лиц, находящихся в семейных и родственных отношениях, является характер связей, складывающихся между составными элементами данной системы. К основным элементам, которые возможно выделить в рассматриваемых отношениях, относятся:
— горизонтальные и вертикальные связи, возникающие на уровне законодательных актов, регламентирующих данные отношения;
— наличие взаимозависимых прав и обязанностей субъектов этих отношений;
— имущественная заинтересованность субъектов, участвующих в процессуально-правовых отношениях по защите интересов лиц, находящихся в семейных или родственных отношениях.

Следует обратить внимание на то, что современная юридическая наука выделяет объединяющие начала, возникающие между лицами, находящимися в семейных и родственных отношениях, только на уровне норм материального права, что нашло свое отражение в семейном и гражданском законодательстве как вводном по отношению к иному федеральному законодательству, регламентирующему схожие отношения. В нормах же гражданско-процессуального законодательства существуют отсылочные положения к правам и полномочиям отдельных субъектов, чье персональное участие допускается в процессуальных действиях по признакам семейных или родственных связей.

Так, мы можем указать на нормы, регламентирующие порядок искового и особого производства, а также отдельные институты гражданского судопроизводства. Вместе с тем отсутствие объединения данных норм в единый процессуальный институт, как, например, в Германском процессуальном уложении, где имеется кн. 6 «Производство по семейным делам» [4. С. 1 92], снижает эффективность процессуального законодательства в части реализации права на судебную защиту субъектов семейных и родственных отношений, а так же негативно сказывается на функционировании, восприятии и развитии правовых институтов, призванных гарантировать стабильность семейных отношений, выстраиваемых на принципах взаимопомощи и ответственности.

На сегодня можно констатировать неопределенность правового статуса лиц, имеющих право на участие в гражданском судопроизводстве в силу семейных и родственных отношений, но не имеющих статуса законного представителя. Данные лица осуществляют процессуальные полномочия по защите прав другого лица в силу закона. Защиту прав одного лица другим лицом в силу закона следует понимать как совокупность мер, направленных на недопущение нарушений прав и свобод, а также принудительный способ осуществления права [8. С. 138]. В процессуальных вопросах, касающихся защиты прав, свобод и законных интересов другого лица, внимание следует обращать на механизм принудительного осуществления этого права заинтересованным лицом. Данный механизм основывается на процессуально-правовых гарантиях, которые обеспечивают его реализацию. Одним из элементов этого механизма является определение круга тех гражданско-правовых отношений, по которым возможно обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц.

Право на обращение в суд принадлежит гражданам, обладающим гражданской процессуальной право- и дееспособностью, которая определяется как предусмотренная нормами гражданского процессуального права способность того или иного субъекта приобретать (иметь) гражданские процессуальные права и обязанности. Гражданская процессуальная правоспособность представляет собой возможность лица быть полноценным субъектом конкретного процесса по гражданскому делу [15. С. 26]. При этом правовой статус лица, участвующего в гражданском деле, изменяется в зависимости от наличия тех или иных юридических фактов, в то время как статус субъекта права неизменен до той поры, пока не меняются соответствующие правовые нормы [20. С. 10]. Статус субъекта законодательство связывает с отсутствием или недостатками дееспособности у гражданина, наличием определенных дефектов воли лица, что предполагает возможность замещения его воли на волевые решения иного лица. Допустимость замещения воли одного субъекта волей другого субъекта в судебном разбирательстве и предполагает возможность участия лица в защиту прав и интересов другого лица.

Участие в гражданском судопроизводстве гражданина с целью защиты субъективного права или законного интереса другого лица в качестве заявителя (процессуального истца) или законного представителя обусловлено рядом требований. Гражданский процессуальный кодекс РФ выделяет четыре категории граждан в зависимости от их возраста и состояния здоровья, в защиту прав и интересов которых в суде участвуют другие лица:

1. Граждане, достигшие 18 лет и обладающие полной процессуальной дееспособностью, могущие своими собственными действиями осуществлять процессуальные права и обязанности, а также поручать ведение дела представителю (ч. 1 ст. 37 ГПК РФ).

2. Несовершеннолетние, которые могут лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления их полностью дееспособными по решению органов опеки и попечительства либо по решению суда (ч. 2 ст. 37 ГПК РФ).

3. Лица в возрасте от 14 до 18 лет, права и законные интересы которых защищают в суде их законные представители в лице родителей, усыновителей, попечителей. Однако участие в процессе самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными, обязательно. Они обладают частичной гражданской процессуальной дееспособностью. Вместе с тем в случаях, предусмотренных федеральным законом, по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы, а также поручать ведение дела представителю только тогда, когда это прямо предусмотрено законом, и только по делам, возникающим из трудовых, кооперативных, семейных правоотношений, из правоотношений, связанных с предпринимательской деятельностью, а также из сделок, связанных с распоряжением, полученным заработком или иным доходом. Их имущественные и иные права, кроме вышеперечисленных в гражданском процессе, защищают их законные представители в лице родителей, усыновителей и попечителей.

Вместе с тем п. 3 ст. 62 Семейного кодекса РФ (СК РФ) допускает возможность для несовершеннолетнего по достижении им возраста 14 лет защищать права другого лица, а именно права своего несовершеннолетнего ребенка, подавая иск об установлении отцовства в судебном порядке [16. С. 68].

4. Несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет, а также граждане, признанные в установленном порядке недееспособными вследствие психического расстройства. В соответствии с ч. 5 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы указанных лиц защищают в суде их законные представители: родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Правом на обращение в суд в соответствии с гражданским процессуальным законодательством обладают законные представители. Таковыми в соответствии со ст. 52 ГПК РФ являются родители, усыновители, опекуны, попечители. При этом законные представители совершают от имени представляемых ими лиц все процессуальные действия, право на совершение которых принадлежит представляемым, но с ограничениями, предусмотренными законом.

Законные представители в гражданском процессе могут поручить ведение дела в суде другому лицу, избранному ими в качестве представителя, а в административном судопроизводстве в ряде случаев это носит обязательный характер (ч. 2 ст. 54 Кодекса административного судопроизводства (КАС) РФ).

Для выявления характеристик отношений, регламентирующих процессуальный порядок по защите прав лиц, находящихся в семейных и родственных отношениях, необходимо выделить их правовую цель, предмет регулирования и функциональное предназначение. С целью решения указанной задачи необходимо выделить их общие познавательные структуры, с помощью которых возможно уловить наличие связей, объединяющих сущность, форму и содержание как части, так и целого в данных отношениях, выявить их возможности в правовой действительности и наличие причинно-следственных связей, определяющих их функционирование [7. С.114].

Следует отметить, что лица, осуществляющие защиту прав в рамках семейных правоотношений, реализуют при этом свой юридический интерес [2. С. 88]. О. А. Бахарева считает, этот интерес следует рассматривать как мотив, заставляющий лицо обращаться в суд в целях защиты своих прав и прав других лиц [1. С. 17]. В свою очередь В. П. Грибанов указывает, что право на защиту предусматривает и право осуществлять ее через определенное лицо [5. С. 108]. Одним из таких лиц может выступать член семьи или родственник.

Субъекты, находящиеся в семейных и родственных отношениях, имеют особый характер связей между собой. На это указывают нормы семейного и гражданского законодательства, в рамках которого допускается особый характер их правовых взаимоотношений. Это учитывается и в процессуальном законодательстве, что нашло отражение в п. 2 ч. 4 ст. 69 ГПК РФ, в соответствии с которой супруг и дети, в том числе усыновленные, вправе отказаться от дачи свидетельских показаний против родителей, детей и супруга. А допрос свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда и допрос свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет при необходимости может быть произведен в присутствии родителей, усыновителей, опекуна или попечителя (ч. 1 ст. 179 ГПК РФ). Близкие родственники ребенка осуществляют его усыновление в особом порядке (п. 8 ч. 1 ст. 271 ГПК РФ), а также в других случаях.

Особый порядок имущественных отношений супругов, детей и родственников оговаривается в гражданском и семейном законодательстве. На специфический характер отношений членов семьи и родственников указывает и наличие определенных прав и ограничений на участие в имущественных отношениях.

Родители осуществляют функции опекунов и попечителей своих несовершеннолетних детей, эмансипация ребенка возможна только при их согласии. Сделки несовершеннолетнего, совершенные без согласия родителей или лиц, их заменяющих, могут быть признаны недействительными (ст. 175 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ)). В силу ст. 37 ГК РФ наложен запрет на совершение сделок с имуществом подопечного самому опекуну или попечителю, а также его супругу (супруге) и его близким родственникам. Аналогичный запрет в части осуществления дарения (за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей) существует в отношении работников организаций, оказывающих социальные услуги, и распространяется на их супругов и родственников (ст. 575 ГК РФ).

Одновременно с этим в ряде случаев закон прямо допускает специальные права членов семьи на защиту своих прав, основанных на факте родства, как это предусмотрено в п. 3. ст. 292 ГК РФ. В рамках указанной нормы члены семьи собственника жилого помещения могут требовать устранения нарушений их прав на жилое помещение от любых лиц, включая собственника помещения.

Члены семьи и родственники имеют право на получение наследства после смерти родственника в соответствии с законодательным порядком определения наследников. Признание особых имущественных прав, на которые могут претендовать члены семьи и родственники, предусматривает и их охрану в рамках гражданского процессуального законодательства.

Реализация прав на защиту другого лица в силу нахождения с ним в семейных или родственных отношениях всегда преследует определенный юридический интерес. Наличие интереса при реализации права на защиту всегда отмечалось в юридической доктрине. М. С. Шакарян утверждает, что участие в деле обычно связывается с юридическим интересом [19. С. 135], и интерес определенного лица в деле всегда предполагается и присутствует.

Юридический интерес может определяться принадлежностью права определенному лицу (правообладателю), и в силу этого оно может выступать в процессе в качестве одной из сторон по делу. Кроме того, он может основываться на обязанности, носящей материальный или процессуальный характер в зависимости от нормы права, регламентирующей возможность участия этого лица в гражданско-процессуальных отношениях.

Интерес, который обусловливает возможность защиты права со стороны другого лица, можно охарактеризовать как проявление особого внимания, значимости для общества прав конкретного лица, в силу чего на уровне государственной власти вырабатываются законодательные механизмы по его защите со стороны других лиц. На уровне доктрины, определяя характерные качества интереса, указывают на то, что он должен быть: 1) позитивным и конкретным, 2) законным, 3) осуществимым, актуальным [14. С. 61 — 62].

В науке гражданского процессуального права наличие интереса на защиту прав в рамках семейных и родственных отношений связывают, в первую очередь, с понятием недееспособности или ограниченной дееспособности лица (данное ограничение основано на невозможности полноценного участия лица в определенных правоотношениях), а во-вторых, с особым характером взаимоотношений между лицами, которые основаны на их родстве, признаваемом в силу закона, что и допускает участие родственников в охранительных отношениях.

В п. 1 ст. 281 ГПК РФ определяется, что гражданское дело об ограничении гражданина в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами может быть возбуждено на основании заявления членов его семьи. Понятие «член семьи» в ГПК РФ не поясняется, и в виду этого следует обратиться к нормам семейного законодательства.

Членами семьи, в соответствии с семейным законодательством, признаются супруги, родители и их дети, а также усыновители и усыновленные (ст. 2 СК РФ).

Однако в ст. 69 СК РФ, устанавливающей порядок лишения родительских прав, определено, что родители могут быть лишены родительских прав, если они совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи. Тем самым в этой статье дается более расширенное толкование понятия «член семьи».

В соответствии с разд. 5 СК РФ членами семьи признаются: родители (ст. 80), бывшие супруги (ст. 90), братья и сестры (ст. 93), дедушки и бабушки (ст. 94), внуки (ст. 95), воспитанники (ст. 96), пасынки и падчерицы (ст. 97).

На наш взгляд, имеет место коллизия понятия «член семьи». По отношению к различным правоотношениям в рамках правового регулирования это понятие имеет различное смысловое наполнение. Особенность его использования и употребления в законодательстве связана со спецификой регулируемых прав, свобод и законных интересов. Одновременно это вносит разночтение в толкование данного понятия и его использование в гражданском процессе, что требует своего решения.

На основании вышеизложенного можно утверждать, что лица, находящиеся в семейных или родственных отношениях, наделяются как определенными специальными субъективными правами, так и специальными обязанностями. Наличие особых прав и обязанностей у членов семьи и родственников предопределяет и наличие возможностей на защиту прав друг друга в силу особого характера связей между ними. Это во многом определяется тем, кого и в какой мере можно относить к родственникам и членам семьи. В рамках настоящего исследования требуется установление точного определения родства, так как на его основе выстраивается допуск лица к участию в соответствующих отношениях (гражданском судопроизводстве).

В тех случаях, когда дело касается членов семьи, этот вопрос урегулирован семейным законодательством: к ним относятся супруги, родители и дети (ст. 2 СК РФ). При этом степень родства, в соответствии с гражданским законодательством, определяется числом рождений, отделяющих родственников одного от другого.

В соответствии со ст. 1147 ГК РФ родственники определяются по своему происхождению (кровные родственники). Под ними понимаются родственники по прямой восходящей (от потомков к предкам) и по нисходящей (от предков к потомкам) линии. Это полнородные (родители и дети, дедушки, бабушки и внуки) и неполнородные (имеющие только общего отца или мать братья и сестры) родственники. К родственникам, по закону (ст. 1145 ГК РФ), относят и лиц по боковым линиям родства (имеющим общего предка). Пункт 1 ст. 1147 ГК РФ устанавливает, что при наследовании по закону усыновленный и его потомство, с одной стороны, и усыновитель и его родственники, с другой, приравниваются к родственникам по происхождению (кровным родственникам).

К родственникам относятся и дети, как родившиеся от лиц, состоящих в браке между собой, так и рожденные вне брака (ст. 53 СК РФ), а также усыновители и усыновленные (ст. 14 СК РФ, ст. 1147 ГК РФ).

Статья 14 СК РФ вводит в правовой оборот понятие «близкие родственники». Под ними понимаются родители и дети, дедушки, бабушки и внуки. Данное понятие используется и в ст. 281 ГПК РФ, когда дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи и близких родственников. Однако раскрытие понятия «близкие родственники» в гражданском процессе иное, чем в семейном законодательстве: под ними понимаются только родители, их дети, братья и сестры. В смысловом значении понятие «близкие родственники» в ГПК РФ более узкое, чем в семейном законодательстве, так как из него исключены бабушки и дедушки. Вместе с тем при определении круга лиц, относящихся к близким родственникам, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» указывается, что к близкими родственникам относятся родственники по прямой восходящей и нисходящей линии (родители и дети, дедушки, бабушки и внуки), полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры1.

Наличие указанной правовой коллизии требует своего разрешения. Правовая коллизия имеет место и при определении права на защиту чести и достоинства гражданина и после его смерти (п. 1. ст. 152 ГК РФ). Эту защиту вправе осуществлять заинтересованное лицо. В соответствии со ст. 1267 ГК РФ охрана авторских прав, имени автора и неприкосновенности его произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами.

Основания и порядок заинтересованности должен быть доказан лицом, которое обращается в суд. В данной формулировке, основанной на необходимости обоснования заинтересованности, как и в административном судопроизводстве, не оговариваются особые права членов семьи и родственников, но они могут входить в круг заинтересованных лиц.

Законодательные положения, допускающие возможность защиты прав, свобод и законных интересов иного лица, в наибольшей степени отражены в семейном законодательстве. В соответствии с нормами семейного права (п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 64 СК РФ) защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями или лицами, их заменяющими. Именно они могут выступать в защиту прав другого лица — несовершеннолетнего. Родители, будучи законными представителями своих детей, имеют право выступать в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами; при рассмотрении дел, затрагивающих интересы их детей, они могут участвовать без специальных полномочий.

Семейное законодательство не ограничилось предоставлением указанного выше права исключительно родителям, а включило в круг субъектов, обладающих подобными полномочиями, и близких родственников. Так, п. 3 ст. 73 СК РФ предусматривает, что иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка.

Родители как законные представители своих детей выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, совершая от имени и в интересах своих детей все юридически значимые действия без специальных полномочий. Суд в соответствии с ч. 3—5 ст. 37 ГПК РФ обязан привлекать законных представителей несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, к участию в судебном разбирательстве. Однако это положение не ограничивает право самих несовершеннолетних лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы.

В ГПК РФ также используется понятие «свойственники лиц, участвующих в деле» (п. 2 ч. 1 ст. 16 ГП РФ), однако легальное определение данного понятия отсутствует. В данном случае следует руководствоваться его лингвистическим толкованием: это отношения, возникающие между людьми в силу брачного союза одного из родственников [13. С. 705]. Таким образом, понятие свойства дополнительно расширяет понятие родства, вводя в его круг также и родственников со стороны другого супруга (супруги).

Нами фиксируется наличие узкого и широкого толкования понятия «родственник» в рамках гражданского, семейного и гражданского процессуального законодательства. При этом легальные определения данных понятий различаются в зависимости от законодательного акта, в котором они используются, а в ряде случаев определения отсутствуют и необходимо использовать внезако- нодательные источники для их понимания.

Наряду с наличием смысловых различий в однозначных понятиях, используемых в рамках гражданского процессуального законодательства и семейного законодательства, имеются и иные правовые различия в использовании общепринятых понятий и их сущностном наполнении. Так, в ч. 2 п. 7 ст. 272 ГПК РФ содержится понятие «родственники ребенка, оставшегося без попечения родителей», а в п. 8 ч. 1 ст. 271 ГПК РФ — «близкие родственники ребенка, оставшегося без попечения родителей». В п. 2. ст. 55 СК РФ предусматривается право ребенка, находящегося в экстремальной ситуации, на общение со своими родителями (лицами, их заменяющими) и другими родственниками.

Если при подготовке дела к судебному разбирательству по иску о взыскании алиментов или при рассмотрении дела будет установлено, что ответчик выплачивает алименты по решению суда либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам, заинтересованные лица извещаются о времени и месте разбирательства дела . При этом под заинтересованными лицами понимаются, как правило, родитель, с которым ребенок проживает, или его опекун, или попечитель.

Вышеперечисленные правовые нормы не дают ясного представления, в каком значении используется понятие «родственник» при его широком или узком толковании: имеется в виду близкий родственник или любой родственник?

Как показал анализ правовых норм, регламентирующих участие членов семьи и родственников с целью защиты прав, свобод или законных интересов друг друга в гражданском судопроизводстве, можно выделить четыре основания такого участия:
1. Указания закона на обязательность участия лица в качестве законного представителя.
2. Исполнение обязанностей, возложенных законом, как основание для защиты прав лица в рамках семейных и родственных отношений.
3. Имущественный интерес как основа для защиты прав лица в рамках семейных отношений.
4. Реализация законных интересов как основа для защиты прав родственников в рамках семейных отношений.

Каждое из указанных правовых оснований имеет свое нормативно-правовое закрепление. Так, имущественный интерес как основа для защиты прав лица в рамках семейных отношений нашел свое отражение в ст. 256 ГК РФ, регламентирующей порядок общей совместной собственности и определение долей супругов. Пункт 1 ст. 152.1 ГК РФ предусматривает, что после смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Пункт 4 ст. 292 ГК РФ устанавливает особый порядок отчуждения помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника. Защиту и охрану несовершеннолетнего лица осуществляют его родители. Именно родители дают согласие на эмансипацию несовершеннолетнего (ст. 26, 27 ГК РФ). Признание недействительной сделки, совершенной несовершеннолетним, осуществляется по иску его родителей, усыновителей или попечителя (ст. 175 ГК РФ).

Исполнение обязанностей, возложенных законом, как основание для защиты прав лица в рамках семейных и родственных отношений адресуется обязанным лицам, под которыми закон подразумевает родителей, членов семьи и в отдельных случаях родственников. При рассмотрении в суде дела с участием несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, а также граждан, признанных недееспособными, их права защищают в процессе их законные представители — родители и усыновители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом (ст. 37 ГПК РФ).

В случае если несовершеннолетний участвует в гражданском судопроизводстве в качестве свидетеля, суд вправе при необходимости вызвать на заседание его родителей, усыновителей, опекуна или попечителя (ст. 179 ГПК РФ). Заявление об усыновлении рассматривается в судебном заседании с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, ребенка, достигшего возраста 14 лет, а в необходимых случаях родителей, других заинтересованных лиц (ст. 273 ГПК РФ). Заявление об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным рассматривается судом с участием заявителя, родителей (одного из родителей), усыновителей (усыновителя), попечителя (ст. 288 ГПК РФ). Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка (п. 3 ст. 73 СК РФ).

Родители, члены семьи и близкие родственники лица в определенных случаях осуществляют представительство и судебную защиту его прав, свобод и законных интересов. В рамках нормативно-правового регулирования гражданского процессуального права и в соответствии с ч. 1 ст. 52 ГПК РФ права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом [12. С. 201].

Законное представительство в силу юридической нормы ст. 52 ГПК РФ возникает у лиц, которым это право предоставлено федеральным законом.

Наличие законных интересов как основа для защиты прав родственников в рамках семейных отношений вытекает из положений законодательства. Законный интерес тесно связан с правами и свободами, которые подлежат защите. В научной литературе обращается внимание на то, что законный интерес имеет как публично-правовой, так и частно-правовой характер.

Законный интерес неразрывно связан с субъективным правом, и его защита осуществляется посредством защиты субъективного права. А. В. Малько, раскрывая смысловое значение законных интересов, указывает, что законные интересы — это стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом в целях удовлетворения интересов, не противоречащих нормам права [10. С. 19].

В гражданском процессуальном законодательстве закреплены основания участия лица в гражданском судопроизводстве, не связанные напрямую с защитой его имущественных прав. В соответствии со ст. 244.11 ГПК РФ, заявление о возвращении ребенка, незаконно перемещенного в РФ или удерживаемого в РФ, или об осуществлении в отношении такого ребенка прав доступа на основании международного договора РФ подается в суд родителем или иным лицом. Дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (ч. 2 ст. 281 ГПК РФ). В случае отказа родите
лей (одного из них) от предоставления близким родственникам ребенка возможности общаться с ним близкие родственники ребенка вправе обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребенком (ст. 67 ГПК РФ). Право требовать защиты частной жизни гражданина в случае его смерти имеют дети, родители и переживший супруг такого гражданина (ст. 152.2 ГК РФ).

В основе исследуемых отношений находится процессуальный порядок, регламентирующий защиту прав, свобод и законных интересов в рамках семейных и родственных отношений через участие в них лиц, имеющих близкие отношения, основанные на родстве. Он всегда основан на законе, определяющем его основание и границы. В ряде случаев, когда определение оснований участия в суде родителей, членов семьи и других родственников выходит за рамки прямого указания закона, возникает вопрос об определении допустимости этого участия. Получить ответ на данный вопрос возможно через определение функций процессуальных отношений по защите прав, свобод и законных интересов со стороны членов семьи и родственников.

Функции направлены на консолидацию участников соответствующих отношений для достижения желаемого результата и обеспечивают сохранение и передачу социального опыта субъектами правоотношений. Первой и основной функцией процессуальных отношений по защите прав, свобод и законных интересов со стороны членов семьи и родственников следует считать обеспечение социальных гарантий. Говоря о рассматриваемых отношениях, мы подчеркиваем, что они обеспечивают защиту прав, и в процессуальном смысле это процессуальная реализация указанного права со стороны управомоченных на то субъектов. Но субъективные права взаимосвязаны, и одни субъективные права всегда являются юридическими гарантиями других субъективных прав [18. С. 60]. Это применимо и к праву на защиту прав, свобод и законных интересов со стороны членов семьи и родственников, когда их деятельность обеспечена специальным процессуально-правовым механизмом реализации данного права.

Второй функцией процессуальных отношений по защите прав, свобод и законных интересов со стороны членов семьи и родственников является обеспечение доступности правосудия. Доступность правосудия выражается в возможности осуществления процессуальных действий со стороны членов семьи и родственников в силу того, что лицо не способно самостоятельно воспользоваться необходимой для него формой защиты и восстановления своих прав, свобод и законных интересов.

Отношения по защите прав, свобод и законных интересов со стороны членов семьи и родственников возникают как производные от гражданско-правовых отношений, которые имеются между ними, либо такое право основывается на специальных правомочиях, связанных с правовым статусом субъекта права.

В процессе осуществления представительства со стороны членов семьи и родственников по гражданским делам происходит взаимодействие субъектов права, между ними возникают правоотношения, имеющие как материально-правовую, так и процессуально-правовую стороны. Эти отношения только частично подпадают под понятие представительства, которое, как определял С. А. Халатов, является формой оказания правовой помощи одного лица (представителя) другому лицу (представляемому) в форме совершения процессуальных действий представителем от имени и в интересах представляемого в связи с рассмотрением и разрешением судом гражданского дела [17. С. 67].

Относительно законного представительства можно также говорить о том, что оно выполняет самостоятельные защитно-восполнительные функции, которые направлены на обеспечение прав и законных интересов конкретного лица и на восполнение тех дефектов, которые препятствуют такому лицу самостоятельно совершать определенные процессуальные действия. В связи с этим интересы недееспособных граждан защищают в суде их законные представители, которые представили суду документы, удостоверяющие их полномочия. Они имеют право совершать от имени представляемых все процессуальные действия с ограничениями, предусмотренными законом, а также поручать ведение в суде дела другому лицу, избранному ими в качестве представителя.

Родители, члены семьи и родственники, имеющие право на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов вне оснований, установленных законным представительством, выполняют публичные функции по защите прав, свобод и законных интересов другого лица в рамках, предусмотренных законодательством. Предоставление данного права членам семьи и родственникам обосновывается наличием особых связей между ними: нравственных, психологических, этических. В семейном законодательстве определено, что семейные отношение выстраиваются на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов (п. 1 ст. 1 СК РФ). Именно эти основания дают возможность обществу и законодателю допускать участие членов семьи в гражданском судопроизводстве вне пределов законного представительства.
Однако правовая неопределенность в статусном положении лиц, определяемых как члены
семьи и родственники в рамках гражданско- правовых и процессуальных отношений, препятствует надлежащей охране их прав, а также прав, свобод и законных интересов лиц, с которыми они находятся в родственных отношениях. Требуется законодательное уточнение правовых понятий «член семьи», «близкий родственник» и «родственник» в рамках гражданского процессуального законодательства с определением их процессуальных прав и обязанностей.

На наш взгляд, следует воспользоваться формулой, предусмотренной в ч. 1 ст. 4 КАС РФ, в которой право на возбуждение дела предоставляется заинтересованному лицу. В гражданском процессуальном законодательстве право на возбуждение дела в защиту другого лица также должно быть предоставлено заинтересованному лицу. Однако основания и критерии заинтересованности, которые обосновывают участие лиц, находящихся в семейных или родственных отношениях, в защите интересов друг друга должны быть сформулированы в ГПК РФ в виде отдельных правовых норм. Нормативные положения, устанавливающие порядок и особенности рассмотрения дел и возникающие из семейно-правовых отношений, следует объединить в одной главе ГПК РФ.

Список литературы

1. Бахарева, О. А. Участие органов местного самоуправления в гражданском судопроизводстве : учеб. пособие / О. А. Бахарева. — Саратов : Изд-во Сарат. гос. акад. права, 2004. — 99 с.
2. Гражданское процессуальное законодательство : коммент. / под ред. М. К. Юкова. — М. : Юрид. лит., 1991. — 717 с.
3. Грудцына, Л. Ю. Конституционные гарантии судебной защиты прав и свобод и особенности их реализации в гражданском судопроизводстве // Законодательство и экономика. — 2005. — № 2. — С. 23.
4. Гражданское процессуальное уложение Германии = Deutsche Zivilprozessordnung mit Einfuhrungsgesetz: вводный закон к Гражданскому процессуальному уложению / под ред. В. Бергман. — М. : Волтерс Клувер, 2006. — 415 с.
5. Грибанов, В. П. Осуществление и защита гражданских прав / В. П. Грибанов. — Изд. 2-е, стереотип. — М. : Статут, 2001. — 410 с.
6. Дегтярев, С. Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве (теоретико- прикладные проблемы) : автореф. дис. … д-ра юрид. наук / С. Л. Дегтярев. — Екатеринбург, 2008. — 51 с.
7. Иванов, А. А. Справочник по теории государства и права: основные категории и понятия. — М. : Экзамен, 2006. — 512 с.
8. Лебедев, В. А. Конституционно-правовая охрана и защита прав и свобод человека и гражданина в России (теория и практика современности) / В. А. Лебедев. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 2005. — 266 с.
9. Малинова, А. Г. Интерес как правовая категория, его специфика в семейном праве : учеб. пособие / А. Г. Малинова. — Екатеринбург : Изд-во УрГЮА, 2002. — 96 с.
10. Малько, А. В. Права, свободы и законные интересы: проблемы юридического обеспечения / А. В. Малько, В. В. Субочев, А. М. Шериев. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2010. — 192 с.
11. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений / под ред. д-ра юрид. наук М. И. Байтина. — Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1974. — 161 с.
12. Мишин, А. А. Гражданско-правовые средства, применяемые в области цивилистического процесса и смежных правовых областях // Вестн. гражд. процесса. — 2012. — № 5. — С. 197 — 242.
13. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка : 72 500 слов и 7500 фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — М. : Азъ, 1994. — 907 с.
14. Оптимизация гражданского правосудия России / под ред. В. В. Яркова. — М. : Волтерс Клувер, 2007. — 177 с.
15. Осокина, Г. Л. Гражданская процессуальная право- и дееспособность / Г. Л. Осокина // Рос. юстиция. — 1997. — № 5. — С. 35 — 37.
16. Томилов, А. Ю. Защита прав и интересов несовершеннолетних лиц, находящихся под опекой и попечительством : дис. … канд. юрид. наук / А. Ю. Томилов. — М., 2001. — 193 с.
17. Халатов, С. А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе / С. А. Халатов. — М. : Норма, 2002. — 205 с.
18. Чечот, Д. М. Избранные труды по гражданскому процессу / Д. М. Чечот. — СПб. : С.-Петерб. гос. ун-т, 2005. — 614 с.
19. Шакарян, М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права / М. С. Шакарян. — М. : ВЮЗИ, 1970. — 214 с.

20. Якимов, А. Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) / А. Ю. Якимов // Гос-во и право. — 2003. — № 4. — С. 5 — 10.

Библиографическое описание: Кузнецова, А. А. Участие членов семьи лиц, находящихся в родственных отношениях, в гражданском судопроизводстве / А. А. Кузнецова // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 33 — 43.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 225

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code