ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ СУДОПРОИЗВОДСТВА И ПРАВА В СОЕДИНЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ

Д.Х.Саликов, кандидат педагогических наук, доцент кафедры экономико-правовых основ управления Челябинского государственного университета

Рассматриваются особенности английского права, его прецедентный характер, причины развития прецедентного права в Англии, виды права (общее право, право справедливости, статутное право). Показана роль судебной реформы Генриха II в создании самого влиятельного вида английского права — общего права. Рассмотрено формирование суда справедливости (суда канцлера) и права справедливости. Анализируется эволюция судебно-правовой системы Великобритании и современная судебная система Соединенного Королевства.

Ключевые слова: система общего права,прецедент,суд присяжных, суд канцлера,статут,король, канцлер, парламент, палата лордов, низший суд, высший суд, судебная реформа.

 

Судебная система Великобритании имеет такое же значение для генезиса и эволюции современного государственного управления этой страны, как и политические институты и процессы. Именно в судебной системе Англии возникли принципы презумпции невиновности, открытости судебных заседаний, независимости суда, несменяемости судей, а также такие институты, как суд присяжных и адвокатура, которые сегодня являются признаками цивилизованного общества.

Принципиальной вехой в истории английского права и судопроизводства стало правление Генриха II. В период раннефеодальной монархии не было права, общего для королевства. Основная масса тяжб разбиралась или в сеньориальных судах, или в куриях графства, или в сотнях (последние также нередко находились под властью пользующихся иммунитетом лордов маноров). Хотя и в этот период королевская курия являлась высшей судебной инстанцией. Традиционно в ней разбирались дела, затрагивающие интересы государя, тяжбы между непосредственными держателями короны, а также апелляции на приговоры судов низших инстанций [1].

Тенденция превращения королевской курии из суда чрезвычайного, разбирающего очень небольшое число дел, в ординарный, доступный всем свободным подданным королевства, наметилась еще при Генрихе I. Именно этот король утвердил деление королевства на шесть специальных округов, в которые направлялась группа королевских разъездных судей. Пришедшая в упадок в период войны Стефана Блуаского и Матильды, эта практика была восстановлена и получила дальнейшее развитие при Генрихе II. Разъездные судьи приезжали в один из округов и проводили судебные заседания, опираясь на местные правовые обычаи, но также и на практику и решения центрального королевского суда. Председательствуя в судах графств, королевские судьи автоматически превращали разбирательства в заседания королевской курии, тем самым их юрисдикция подрывала юрисдикцию судов лордов манора. При этом традиционный сакрально-формалистический обрядовый процесс (известный по германским правдам) заменялся на инквизиционный, с расследованием дел через присяжных. Любой свободный человек мог за определенную плату получить приказ короля на расследование его дела в королевском суде. В случае отсутствия денег или нежелания нести судебные расходы человек мог обратиться к старой сакрально-формалистической процедуре, продолжавшей применяться в местных судах [2]. Впрочем, согласно судебным указам Генриха II, целый ряд гражданских (прежде всего иски, связанные с землей) и уголовных (особо тяжкие преступления) дел автоматически попадали под юрисдикцию короны. Дела вилланов и других несвободных людей продолжали рассматриваться исключительно в манориальных куриях их сеньоров [Там же].

Одновременно с институтом разъездных судей появляется институт суда присяжных. Еще Вильгельм Завоеватель привлекал присяжных из местных жителей при составлении «Книги Страшного суда» (переписи населения и имущества Англии после Норманнского завоевания). В 1166 г. Генрих II приказал, чтобы двенадцать человек из каждой сотни и четверо от каждой деревни под присягой докладывали шерифам и судьям о правонарушениях [5]. Выездные сессии судов, судей, присяжных стали позднее называть ассизами (ранее ассизами именовали только королевские акты, принятые в торжественной обстановке, как это было с указом о создании института присяжных).

Как это ни покажется странным, но привлечение местных жителей на судебные процессы в роли присяжных проистекало из вполне патриархального правила круговой поруки, когда соседи несли ответственность за преступления своих односельчан. Вначале присяжные были нужны для того, чтобы санкционировать привлечение лица к ответственности (большое жюри). Вскоре они уже решали вопрос о виновности обвиняемого (малое жюри). Работа присяжных не оплачивалась и порой требовала разъездов. Поэтому быть присяжным в судебных заседаниях, происходивших довольно часто, было обременительно. Эдуард I в конце освободил от этой обязанности лиц, чей доход был ниже 20 шиллингов в год [4]. В начале XV в. Генрих V увеличил эту цифру в два раза.

С конца XII в. наметилось, а век спустя утвердилось окончательно разделение судебных функций королевской курии между несколькими инстанциями. В 1178 г. создается главная королевская курия в составе пяти правоведов (двух клириков и трех мирян), которые и вершили суд именем короля. Позднее этот суд получил название Суда королевской скамьи [2]. Этот суд был неразрывно связан с персоной государя и следовал вслед за монархом; бароны, а затем и парламент неоднократно обращались к королям с просьбами установить для него постоянное место пребывания. И в XV в. Суд королевской скамьи окончательно обосновался в Вестминстере.

В состав суда входили в разное время от трех до пяти судей, старший из которых со времен правления Эдуарда I именовался верховным судьей страны. Он не играл роли королевского наместника в государственных делах, но представлял короля исключительно в сфере правосудия. Независимой от этого суда инстанцией оставалось только Казначейство в Вестминстере. Суд Казначейства (палаты шахматной доски) не только вел дела, связанные с вопросами о сборе доходов, но также принимал к рассмотрению споры между частными лицами.

К сфере выделившегося из курии в конце XII в. Суда общих тяжб относились гражданские дела между свободными подданными английской короны, не затрагивающие права короля. Огромное количество исков привело к тому, что уже Эдуард I запретил разбирать в этом суде иски на сумму менее 40 шиллингов, оставив их в ведении местных судов. В дальнейшем короли пытались решить проблему загруженности суда за счет увеличения числа судей: если при Генрихе III их было трое, то при Генрихе VI уже восемь человек.

Таким образом, в результате реформы Генриха II в Англии начинает формироваться общее право — самый древний раздел британского права (сам термин стал использоваться с XIII в.). Зародилось же оно еще в англосаксонский период. Общее право, можно сказать, создавалось судьями, которые занимались тем, что находили прецеденты в прошлом («сформулированное предками») и применяли их в настоящий период.

Вообще особенностью общего права Англии является прецедентный характер («право судей»). Если на континенте прецеденты по мере развития цивилизации утрачивали свое значение, постепенно кодифицировались, то в Англии они сохранили и укрепили свое значение. Король и парламент до определенного момента редко выступали законодателями по гражданским и уголовным делам, поэтому судьи больше ориентировались на практику и существующие решения либо — что было реже — создавали собственные прецеденты. За века сформировалась система судебных прецедентов, реформировать которую было уже сложно, поэтому и современные суды предпочитают ссылаться не на законы, а на судебные решения, некогда применившие статуты [5].

Положительной стороной прецедентного права является то, что оно оставляет гораздо меньше возможности для произвола, правовые нормы вырабатываются не творчеством парламентариев-политиков, порой далеких от будней судопроизводства, а судьями-практиками. Но есть и угроза архаизации права, возникает вопрос об адекватности прецедентов, родившихся в иной исторической реальности. Чтобы этого избежать юристы Соединенного Королевства исходят из установок, предусматривающих, что:
1) в прецедентах нужно отделять суть от «попутных» обстоятельств решения путем изучения аргументации судей приговора в прошлом;
2) нужно следовать только разумным прецедентам, которые, как считается, сосредоточены в решениях высших судов;
3) эти же суды могут быть авторами новых прецедентов, которыми и сами должны руководствоваться (исключение сделано в 1966 г. только для палаты лордов) [Там же].

Ряд парламентских комитетов и специальная комиссия занимаются консолидацией в законах норм, встречающихся в многочисленных правовых актах (статутах) прошлого.

До XIX в. законы-статуты (статутное право) не имели серьезного влияния на судопроизводство по сравнению с общим правом (прецедентами). В основном статуты касались вопросов государственного и административного права и были менее интересны судьям. Более того, судья мог отказаться применять статуты, если они противоречили прецедентам. Сегодня правовые нормы устанавливаются законами, особенно в новых отраслях права, которые не могли возникнуть во времена господства общего права (например, трудовое право).

Если общее право не позволяло принять решение, короли издавали специальные распоря
жения и ликвидировали правовые лакуны. Но по мере накопления прецедентов общее право стало недостаточно гибким. Поэтому появилось «право справедливости» (иначе — суд канцлера), которое дополняло и исправляло общее право. В средневековом обществе каждый мог обратиться к королевской «милости и справедливости», и король, как верховный судья, мог отменить любое решение любого суда. Такие дела рассматривал канцлер — высшее должностное лицо в средневековых государствах, хранитель печати. И не случайно до Т. Мора на эту должность английские короли назначали представителей клира (в ту эпоху самая образованная часть общества, хорошо знавшая право). Поскольку таких просьб к королю было много, канцлеры сами принимали судебные решения. Такой порядок формировался с начала XIV в., когда параллельно с судами общего права (common law) возник канцлерский суд справедливости (equity). Король через канцлера оказывал помощь просителю в порядке «милости»: фактически дело получало разбирательство не по праву страны, а по «справедливости» и без присяжных заседателей. Канцлер вызывал ответчика в свой суд под страхом штрафа и применял тюремное заключение к лицам, уклоняющимся от выполнения его решений.

Суд справедливости не имел четкой компетенции и специализировался на тех делах, где было недостаточно прецедентов общего права. Со временем и в Канцлерском суде сформировалась своя система прецедентов, хотя их придерживались менее строго, главной была идея «справедливости». Особенностью этого суда являлось отсутствие присяжных, так называемая «инквизиционность», то есть важная роль в таком процессе отводилась судье, а не адвокатам и присяжным, широко применялись документы и в основном рассматривались имущественные споры.

Между судами общего права и судами справедливости возникли сложные отношения, так как первые были против апелляции населения ко вторым. Один высших судей общего права в начале XVII в. даже предлагал арестовывать всех, кто обращался к канцлеру с жалобами. Но Тюдоры и затем Стюарты благоволили суду канцлера. Яков I прислушался к комиссии канцлера Ф. Бэкона, которая рекомендовала признать верховенство суда канцлера над общими судами.

Союз абсолютных монархов Англии с судом справедливости (кстати, достаточно независимым от короля) стал вызывать раздражение в предреволюционную эпоху. Революция «примирила» суды общего права и суд канцлера. Оба базировались на прецедентах, общие суды признали, что им необходимо дополнение, в случае отсутствия прецедентов, «справедливостью» канцлера. Последний стал подчиняться палате лордов как высшей судебной инстанции. (В XIV в. высшим судом в Англии стала палата лордов, разбиравшая жалобы на решения судов общего права и суда канцлера, а также рассматривавшая некоторые уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Палата лордов вела дела по обвинению в государственной измене и тяжких уголовных преступлениях, а также процессы против высших должностных лиц королевства, обвиненных в злоупотреблениях. В последних случаях обвинение («импичмент») возбуждалось палатой общин, выполнявшей функции жюри присяжных заседателей, как представительницей всех графств.) [3].

Суд лорда-канцлера становился все более перегруженным делами и демонстрировал бюрократизм и торжество формализма, что было гениально подмечено в романе Ч. Диккенса «Холодный дом». Вообще, этот роман был одним из проявлений волны критики судебной системы Великобритании в XIX в., которую обвиняли в дороговизне, сложности процессуальных норм, излишней специализации судов, коррупции.

Серией парламентских актов 1873— 1876 и 1880 гг. была проведена важная реформа судебной системы [6]. Было упразднено сохранившееся со Средневековья разделение высших судов Англии на суды общего права и суды справедливости. Цель реформы заключалась в соединении двух ранее существовавших систем права в единую систему прецедентного (судейского) права. В результате был создан единый Верховный суд, состоящий из двух подразделений — Высокого суда, включавшего пять (впоследствии три) отделений, и Апелляционного суда по гражданским делам. Продолжали функционировать суды ассизов (разъездные суды, формируемые из членов Высокого суда) и низшие суды, в частности мировые суды и суды графств. Особое место занимал созданный еще в 1834 г. Центральный уголовный суд в Лондоне («Олд Бейли»), который являлся судом ассизов для Большого Лондона и некоторых центральных графств; председательствовал в нем лорд-мэр Лондона, а в его состав входили лорд-канцлер и судьи высших королевских судов. Заседания суда проходили один раз в месяц; дела рассматривались с участием присяжных [3].

Конечно, все проблемы судебной системы не были решены в 1870-е гг., ее реформирование продолжается до настоящего времени.

Современная судебная система Великобритании — это низшие суды (графств и магистратов) и высшие суды. Суды магистратов (бывшие мировые) призваны «разгрузить» высшие от мелких дел. Они решают небольшие уголовные дела, дела несовершеннолетних, проводят следствие по крупным уголовным делам, передаваемым в высшие суды, мелким гражданским делам (долги, налоги, квартплата). Здесь нет присяжных, часто нет даже адвокатов. Штрафы до 5 тыс. фунтов и заключение до полугода — вот меры, которые могут применить эти суды. Суды графств занимаются гражданско-правовыми исками в сумме до 50 тыс. фунтов стерлингов. До 90 % гражданских и уголовных дел рассматривают именно низшие суды.

К высшим судам относятся Апелляционный суд, Высокий суд, Суд короны.

Уголовные дела рассматривает Суд короны, туда направляются апелляции на решения судов магистратов. Здесь применяется суд присяжных (большое жюри фактически упразднили, и осталось только малое жюри, которое выносит приговор 10 голосами присяжных из 12).

Важное место занимает Высокий суд, состоящий из трех отделений:
1) отделения королевской скамьи (большинство гражданских дел общего права, апелляции на решения судов графств и Суда короны);
2) отделения канцлера (на основании норм справедливости ведет гражданские дела, которые традиционно относились к ведению канцлерского суда: наследство, траст, иски к акционерным обществам, банкротство);
3) отделения по семейным делам (занимается вопросами разводов и т. п.).

Существуют также региональные отделения Высокого суда.

Апелляционный суд состоит из гражданского и уголовного отделений. Апелляции могут поступать из различных инстанций, так как в Англии нет четкой иерархии апелляции. В этот суд входят судьи палаты лордов и апелляционные лорды, которые могут привлекать судей Высокого суда. Дело в том, что двенадцать членов палаты лордов являются так называемыми апелляционными лордами (лорды-судьи, или лорды-юристы), выполняющими судебные функции палаты, они принимают участие в законотворческом процессе, но только в отношении биллей, связанных с реформой права, принятием новых консолидированных и кодифицированных актов, и других правовых вопросов. Н. А. Алексеев отмечает, что ординарные лорды по апелляциям являются активными участниками законодательного процесса при рассмотрении вопросов, связанных с устройством судебной системы, уголовного и гражданского права, системы исполнения наказаний и других сугубо правовых вопросов, где их профессиональные советы практически всегда принимаются большинством членов палаты. Следует также подчеркнуть, что присутствие в палате лордов правовых лордов, занимающихся реальной судебной практикой, позволяет значительно повысить качество законодательной работы, в связи с чем многие правовые законопроекты вносятся в первую очередь в верхнюю палату парламента и только после этого поступают на утверждение палаты общин [1]. Они также являются связующим звеном между судами и законодательным органом, что особенно полезно, когда палата обсуждает вопросы законодательства или призывает к принятию законодательных актов, возникающих прямо или косвенно из судебных решений. Апелляционное производство в суде палаты лордов фактически ведется только теми лордами, которые специально назначены королевой в качестве ординарных апелляционных лордов. Этот статус на 1 октября 2002 г. имели 12 членов палаты лордов [3]. Двенадцать ординарных лордов по апелляциям (правовых лордов, или лордов-юристов) являются пожизненными пэрами. Данный титул на основании Акта об апелляционной юрисдикции (1876) жалуется им королевой при назначении на должность.

Высшей судебной инстанцией и главным источником прецедентов в современной Англии являются палата лордов и Судебный комитет Тайного совета (в него входят лорды-судьи из авторитетных членов Апелляционного суда, прежний лорд-канцлер и действующий канцлер). Палата лордов — это высшая апелляционная инстанция для судов всего Королевства, а Судебный комитет лордов-судей является высшей инстанцией и для тех стран Британского Содружества, которые признают его юрисдикцию.
Английская система права и судопроизводства заметно отличается от континентальной, романо- германской системы права. В Великобритании сложилась уникальная структура права, отличия наблюдаются в терминах, процессуальных порядках, формах подачи исков и т. п. Особенностью английского общего права является его прецедентный характер. Мы постарались показать причины этого своеобразия, истоки которого кроются в средневековой английской судебно- правовой системе.

Список литературы

1. Алексеев, Н. А. Палата лордов британского парламента: от суда короля Эгберта до революции премьера Т. Блэра, 825 — 2003 гг. : монография / Н. А. Алексеев. — М. : БЕК, 2003. — 432 с.
2. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : коллектив. моногр. — М. : КДУ, 2011. — 600 с.
3. Кучма, В. В. Государство и право Нового времени : учебник / В. В. Кучма. — Волгоград : Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2002. — 360 с.
4. Памятники истории Англии XI — XIII веков : сб. док. / сост. Д. Петрушевский. — М. : Ли- броком, 2015. — 244 с.
5. Пронкин, С. В. Государственное управление зарубежных стран : учеб. пособие / С. В. Прон- кин, О. Е. Петрунина. — М. : КДУ, 2011. — 496 с.
6. Романов, А. К. Правовая система Англии : учеб. пособие / А. К. Романов. — М. : Дело, 2002. — 344 с.
7. Федоров, А. Н. Раздробленность или взаимодействие: о партикуляризме права средневековой Западной Европы / А. Н. Федоров // Вестн. Челяб. гос. ун-та. Право. — 2015. — Вып. 44, № 23. — С. 18 — 24.

Библиографическое описание: Саликов, Д. Х. Особенности системы судопроизводства и права в Соединенном Королевстве / Д. Х. Саликов // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 17 — 22.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 93

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code