Постановление Президиума Верховного Суда Республики Крым от 14.02.2018 по делу N 44У-20/2018

Приговор: Ст. ст. 166, 264 УК РФ (неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения; нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств).
Постановление: Приговор изменен, действия осужденного переквалифицированы с ч. 4 ст. 264 УК РФ на ч. 3 ст. 264 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.12.2011 N 420-ФЗ), наказание, назначенное по ч. 1 ст. 166 УК РФ, оставлено по приговору.

 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 14 февраля 2018 г. по делу N 44У-20/2018

Судья в 1-й инстанции Иванов С.С.

Судья-докладчик в апел. инстанции Палий А.Ю.

Президиум Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего – Радионова И.И.,

членов президиума – Склярова В.Н., Шкляр Т.А., Сиротюка В.Г., Новикова Р.В.,

при секретаре – Г.,

с участием:

заместителя прокурора Республики Крым – Булгакова С.В.,

потерпевших – ФИО9, ФИО10,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Ч. о пересмотре приговора Симферопольского районного суда Республики Крым от 7 апреля 2016 года и апелляционного постановления Верховного Суда Республики Крым от 31 мая 2016 года в отношении Ч.

Приговором Симферопольского районного суда Республики Крым от 7 апреля 2016 года

Ч., <данные изъяты>, ранее не судимый, осужден:

– по ч. 1 ст. 166 УК Российской Федерации к 2 годам лишения свободы;

– по ч. 4 ст. 264 УК Российской Федерации к 5 годам лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 3 года.

В соответствии со ст. 69 УК Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание Ч. назначено в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания в виде лишения свободы постановлено исчислять с 7 апреля 2016 года. Зачтено в срок отбывания наказания время нахождения его под стражей с 23 ноября 2015 года по 7 апреля 2016 года.

Срок отбывания наказания в виде лишения права управления транспортными средствами постановлено исчислять с момента отбытия наказания в виде лишения свободы.

Взыскано с осужденного Ч. в пользу потерпевшей ФИО9 в счет возмещения материального ущерба 51 150, 61 рублей, в счет компенсации морального вреда – 600 000 рублей.

Взыскано с осужденного Ч. в пользу потерпевшего ФИО10 в счет возмещения материального ущерба 51 987 рублей, в счет компенсации морального вреда – 50 000 рублей.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Крым от 31 мая 2016 года приговор суда изменен.

Исключено из описательно – мотивировочной части приговора указание на совершение Ч. ряда умышленных преступлений.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательное наказание Ч. назначено в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселении.

Приговор суда в части гражданских исков потерпевших ФИО9 и ФИО10 отменен, дело в этой части направлено на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор суда оставлен без изменения и вступил в законную силу.

От назначения ему защитника Ч. письменно добровольно отказался, не связывая свой отказ с материальным положением. Его отказ от услуг защитника подлежит удовлетворению, как не противоречащий закону.

Заслушав доклад судьи Рыжовой И.В., изложившей доводы кассационной жалобы и обстоятельства дела, заместителя прокурора Республики Крым Булгакова С.В., полагавшего необходимым приговор и апелляционное постановление изменить, потерпевших ФИО9 и ФИО10, возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, президиум

установил:

Приговором суда Ч. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью, а также в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения.

Преступления совершены 6 сентября 2013 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный, ссылаясь на существенные нарушения уголовного и уголовно – процессуального закона, и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, просит приговор суда и апелляционное постановление отменить, передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В обоснование своих доводов указывает на то, что судом первой инстанции не приняты во внимание показания допрошенных по делу свидетелей как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Полагает, что судом не учтено несоответствие выводов экспертов фактическим обстоятельствам дела. Обращает внимание на отсутствие в протоколе осмотра места происшествия информации о механическом повреждении автомобиля, а также сведений о фиксации места наезда на пешехода. Считает вышеуказанные нарушения существенными, поскольку на основе данного протокола осмотра места происшествия проведен ряд экспертиз. Ссылается на то, что его вина в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК Российской Федерации, не является доказанной, а выводы суда основаны только на показаниях потерпевшего ФИО10, которые осужденный находит надуманными. Кроме того, просит учесть то, что заявление об угоне потерпевшим ФИО10 подано спустя год после дорожно – транспортного происшествия с целью избежать уголовной ответственности.

Проверив материалы уголовного дела N N 1-113/2016, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум приходит к следующим выводам.

В силу ст. 401.1 УПК Российской Федерации, определяющей предмет судебного разбирательства, суд кассационной инстанции проверяет по кассационной жалобе, представлению только законность вступивших в силу приговора, определения или постановления суда, то есть правильность применения судом норм уголовного или уголовно – процессуального права.

Предметом производства в суде кассационной инстанции является законность судебного решения, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно – процессуального права (вопросы права). Вопросы же о правильности установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), что оспаривает в жалобе осужденный, в силу ст. 401.1 УПК Российской Федерации, не являются предметом проверки суда кассационной инстанции.

Таким образом, приведенные в кассационной жалобе доводы осужденного об оспаривании выводов суда по мотивам их несоответствия фактическим обстоятельствам дела и оценке доказательств удовлетворению не подлежат.

Доводы осужденного, изложенные в кассационной жалобе, служили предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, в приговоре и апелляционном постановлении им дана надлежащая оценка, основанная на материалах дела и исследованных доказательствах.

Выводы суда о виновности Ч. в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждается совокупностью собранных по делу и исследованных в суде доказательств, которым судом дана надлежащая оценка, они полно и подробно изложены в приговоре, согласуются между собой, в связи с чем, правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора.

Вместе с тем, президиум находит приговор и апелляционное постановление подлежащими изменению по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 401.15 УПК Российской Федерации основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.16 УПК Российской Федерации суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Согласно ст. 2 Федерального закона Российской Федерации от 05 мая 2014 года N 91-ФЗ “О применении положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя” преступность и наказуемость деяний, совершенных на территориях Республики Крым и города Севастополя до 18 марта 2014 года, определяются на основании уголовного законодательства Российской Федерации. Поворот к худшему при этом не допускается.

На основании ст. 9 УК Российской Федерации преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

В силу ст. 10 УК Российской Федерации уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Вышеуказанные требования уголовного закона судом при квалификации действий Ч. по ч. 4 ст. 264 УК Российской Федерации не соблюдены.

Из материалов уголовного дела следует, что данное преступление совершено Ч. 6 сентября 2013 года, то есть до принятия Республики Крым в состав Российской Федерации.

Органами следствия и судом действия Ч. квалифицированы по ч. 4 ст. 264 УК Российской Федерации, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью.

Вместе с тем, квалифицируя действия Ч. по признаку “совершения преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения”, суд не учел, что данный квалифицирующий признак не предусмотрен ст. 286 УК Украины, действовавшей в момент совершения преступления.

Таким образом, признав Ч. виновным в нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью, суд по существу ухудшил положение осужденного, что в силу требований указанных выше норм закона, является недопустимым.

При таких обстоятельствах, президиум приходит к выводу о необходимости исключения квалифицирующего признака “совершения преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения”, что влечет за собой переквалификацию действий Ч. с ч. 4 ст. 264 УК Российской Федерации на ч. 3 ст. 264 УК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ), с назначением наказания с учетом имеющихся по делу и установленных обстоятельств, влияющих на наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.13, 401.14, 401.15, 401.16 УПК Российской Федерации, президиум Верховного Суда Республики Крым

постановил:

Приговор Симферопольского районного суда Республики Крым от 7 апреля 2016 года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 31 мая 2016 года в отношении Ч. изменить.

Действия Ч. переквалифицировать с ч. 4 ст. 264 УК Российской Федерации на ч. 3 ст. 264 УК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ), по которой назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года.

Наказание, назначенное по ч. 1 ст. 166 УК Российской Федерации, оставить по приговору суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательное наказание Ч. назначить в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселении, с лишением права управления транспортными средствами на срок 3 года.

В остальной части приговор и апелляционное постановление оставить без изменения.

Председательствующий И.И.РАДИОНОВ

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 167

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code