Свобода экономической деятельности: правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и доктрина конституционного права

Н.В.Корженевская

Аннотация: изучение свободы экономической деятельности как элемента основ конституционного строя, а также составной части основных свобод и прав человека и гражданина является актуальным, поскольку к настоящему моменту правовая природа такой свободы остается предметом теоретических дискуссий, что сказывается на содержательном наполнении нормативных положений в отраслях публичного и частного права. Цель статьи состоит в формировании представления о свободе экономической деятельности как правовой категории через официальное толкование норм Конституции РФ органом конституционного правосудия в единстве с доктринальными подходами; к определению содержательного смысла исследуемого понятия. Для ее достижения использовались общенаучные (диалектический, анализа, синтеза) и частнонаучные (формально-юридический, сравнительно-правовой) методы. Итогом исследования стало формулирование автором собственного представления о свободе экономической деятельности как о конституционном принципе и свободе предпринимательской деятельности, являющейся основным конституционным правом.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, свобода экономической деятельности, свобода, предпринимательской деятельности, конституционный принцип, основные права и свободы.

 

Реализация конституционного принципа свободы экономической деятельности в правовых, политических и социально-экономических условиях современного рынка требует дополнительных гарантий.

Фундаментальное значение в организации публично-правовой защиты свободы экономической деятельности имеют положения Конституции Российской Федерации. В ней о свободе экономической деятельности упомянуто дважды: в главе, раскрывающей основы конституционного строя (ст. 8), и в главе, устанавливающей систему конституционных прав и свобод (ст. 34).

Дуалистический подход конституционного законодателя, рассмотрение о свободы экономической деятельности как с позиции конституционного принципа, так и с позиции конституционного права личности, предопределил соответствующие позиции в доктрине и практике Конституционного принципа. В частности, Суд считает, что свобода экономической деятельности выступает «одной из основ конституционного строя» России [1, 2] и ориентиром в построении ее рыночной экономики; в силу этого данная свобода должна пониматься одновременно и как один из основных констиществляет, в том числе, официальное толкование Основного закона страны. Именно поэтому анализ решений указанного судебного органа является значимым с точки зрения формирования представления о правовой сущности свободы экономической деятельности.

Несмотря на то что в своих постановлениях Конституционный Суд РФ не всегда апеллирует к ст. 8 Конституции РФ, анализ его решений позволяет прийти к определенным выводам в отношении содержания этого правового принципа. В частности, Суд считает, что свобода экономической деятельности выступает «одной из основ конституционного строя» России [1, 2] и ориентиром в построении ее рыночной экономики; в силу этого данная свобода должна пониматься одновременно и как один из основных конституционных принципов.

На этом настаивает и Г.А. Гаджиев, который впервые использовал понятие экономической конституции применительно к российскому законодательству, а также разработал классификацию конституционных принципов рыночной экономики. В ряду этих принципов «свобода экономической деятельности» выступила в качестве специального конституционного принципа, который коррелирует целому ряду основных экономических прав и свобод и прежде всего праву на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности» [2, с. 41].

Столь же значима правовая позиция Конституционного суда РФ, в соответствии с которой из конституционных норм о свободе в экономической сфере «вытекает конституционное признание свободы договора как одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина», провозглашаемой Гражданским кодексом РФ в числе основных начал гражданского законодательства (п. 1 ст. 1) [3].

Наконец, Судом подчеркивается, что принцип свободы экономической деятельности относится к числу «интегрированных принципов, поскольку объединяет несколько относительно самостоятельных принципов правового регулирования отношений в сфере предпринимательской деятельности (принцип свободы договора, свободы конкуренции, общедозволительный принцип)» [4].

Указанные выводы Конституционного Суда РФ являются значимыми для конституционно-правовой науки, поскольку они предопределяют наличие частноправовых начал в сфере основных экономических прав. Не случайно Г.А. Гаджиев указывает, что частноправовой аспект в основных экономических правах находится «в совместном ведении» как конституционного (публичного), так и гражданского (частного) права. Право на свободную предпринимательскую деятельность надо интерпретировать с позиции как конституционного, так и частного права, т. е. с учетом логико-правовых связей этих прав с нормами как конституционного, так и гражданского (частного) права [5, с. 75].

Принципом свободы экономической деятельности (или «экономической свободы» [6]) предопределяются «конституционно гарантируемые правомочия, составляющие основное содержание права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1)» [7]. Поэтому анализ категории свободы экономической деятельности был бы неполон без обращения к определению его смысла сквозь призму «основных конституционных прав».

В качестве одного из ключевых решений органа конституционного контроля по этому вопросу можно отметить Постановление от 24 февраля л 2004 г. № 3-П, в котором Суд сформулировал следующий вывод: «Право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности гс предполагает право определения сферы этой деятельности и осуществления соответствующей деятельности в индивидуальном порядке либо совместно с другими лицами путем участия в хозяйственном обществе, товариществе или производственном кооперативе, т. е. путем создания коммерческой организации как формы коллективного предпринимательства, самостоятельно выбирать экономическую стратегию развития бизнеса, использовать свое имущество с учетом установленных Конституцией Российской Федерации с гарантий права собственности (статья 35, часть 3) и поддержки государством с добросовестной конкуренции (статья 8, часть 1; статья 34, часть 2)» [8]. При этом свобода предпринимательской деятельности служит «основой конституционно-правового статуса участников хозяйственных обществ» [9]. Если обратиться к классическому пониманию структуры субъективного права с как включающей в себя четыре юридические формы возможного поведения, а именно: «право-поведение», «право-требование», «право-притязание» и «право-пользование» [10, с. 55], то обозначенный выше подход Суда в наибольшей степени соответствует «праву-поведению».

Раскрыть иные составляющие указанной структуры, такие как «право-пользование» и «право-требование», позволяют выводы В.И. Крусса [11, с. 10], который отмечает, что по содержанию право на предпринимательскую деятельность включает: обусловленные сохранением собственности право- пользователя права на долю продукта предпринимательской деятельности, соразмерную его личному (функциональному и операционному) вкладу, за вычетом конституционно определенных изъятий (налогов и сборов), а также возможности требования от всех органов и должностных лиц государства и местного самоуправления деятельного признания всего объема правомочий, а также их эффективного конституционного гарантирования и защиты (правосудного обеспечения). А вот «права-притязания» применительно к свободе предпринимательской деятельности следует рассматривать как возможность лица обжаловать действия или бездействие, нарушающие права и законные интересы указанного лица, с применением впоследствии мер государственного принуждения. При этом, рассматривая соответствующие средства правовой защиты права на свободное использование своих способностей к предпринимательской деятельности, следует исходить из соединения публичных и частных начал в сфере свободы экономической деятельности и учитывать возможность применения, в том числе, гражданско-правовых средств защиты этих прав.

Поскольку свобода предпринимательской деятельности по смыслу ст. 34 Конституции РФ предполагает свободное использование не только своих способностей, но и имущества, закономерным является вывод Конституционного Суда РФ о том, что «условием для свободного осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности является собственность» [12]. Как ранее было отмечено М.В. Баглаем,
сочетании с правом частной собственности свобода предпринимательства выступает как правовая база рыночной экономики, исключающая монополию государства на организацию хозяйственной жизни. Эта свобода рассматриваестся как одна из основ конституционного строя (ст. 8 Конституции РФ) [13].

При этом Конституционный Суд РФ объединяет закрепленные в ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 34 и ч. 2 ст. 35 Конституции РФ права и свободы в качестве единого понятия — «фундаментальные основы экономической свободы человека» [14]. И этот вывод не является случайным. Значимость установленных в Конституции РФ положений oб экономической свободе состоит в возможности получения надлежащей «защиты от рисков, связанных с произвольными и необоснованными, нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования решениями и действиями органов публичной власти» [15], а также обеспечения «гарантий стабильности и предсказуемости экономических отношений и надежной охраны имущественных прав» [16].

Говоря о едином понятии свободы экономической деятельности, Н.Д. Бут указывает, что оно включает в себя возможность осуществления законной добросовестной предпринимательской и иной экономической деятельности без вмешательства третьих лиц, в том числе государственных и муниципальных органов [17, с. 76]. Между тем такая свобода распоряжения своими возможностями не является абсолютной и может быть ограничена законом. Как подчеркнул Конституционный Суд РФ, «как сама возможность ограничений, так и их характер определяются законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией Российской Федерации, -закрепляющей в статье 55 (часть 3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения оОороны страны и безопасности государства» [18].

Подытоживая представленный анализ нра1ювых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о свободе экономической деятельности, можно отметить следующее. Прежде всего, понятия «свобода экономической деятельности» и «свобода предпринимательской деятельности» не являются идентичными. Свобода предпринимательской деятельности — более узкое по содержанию понятие, представляющее собой закрепленное в ст. 34 Конституции РФ право на свободное использование своих способностей. Оно выражается в существовании различных правовых возможностей, таких как право выбора сферы реализации предпринимательской деятельности, а также формы и вида такой деятельности.

Свобода же экономической деятельности представляет собой основополагающий конституционный принцип, закрепленный в статье 8 Конституции Российской Федерации. На основе этого принципа хозяйствующим субъектам гарантирована возможность реализации своего права на занятие предпринимательской деятельностью. Важно то, что принцип свободы экономической деятельности объединяет в себе не только публичные, но и частноправовые аспекты правоотношений, возникающих между субъектами права — участниками конкретных правоотношений. Значит, защита указанной свободы должна быть обеспечена средствами не только публичного, но и частного права.

Список литературы:

1. Но делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 19 Федерального закона «ОБ обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Фирма Рейтинг» : постановление Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2014 г. № 3-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2014. – № 9, ст. 951.
2. Гаджиев, Г.Л. Конституционные принципы рыночной экономики (развитие основ гражданского нрава в решениях Конституционного Суда Российской Федерации) / Г.Л. Гаджиев. — М.:Юристь, 2004. — 286 с.
3. По делу о проверке конституционности положения части торой статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О. К). Веселяшкиной, Л.К). Веселяшкина и Н.П. Лазаренко : постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-11 // Российская газета. — 1999. — 3 марта.
4. Но делу о проверке конституционности положения подпункта 3 пункта 2 статьи 106 Воздушного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Авиационная компания “Начет”» и открытых акционерных обществ «Авиакомпания “Сибирь”» и «Авиакомпания “ЮГэйр”» : постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. № 29-11 // Российская газета. —2012. — 11 янв.
5. Баренбойм, П.Д. Конституционная экономика: Учебник для юр. и эк. вузов/ П.Д. Баренбойм, Г.Л. Гаджиев, В.И. Латифский, В.А. May. — М.: ЗАО Юстицинформ, 2006. – 528 с.
6. По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города 11еизы : постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П// Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2004. — № 9, ст. 83.
7. По делу о проверке конституционности положений пункта «в» части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы : постанов-

лен не Конституционного Суда РФ от 27.12.2012 № 34-11 // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 07.01.2013. — № 1. — Ст. 78.
8. По делу о проверке конституционности абзаца десятого статьи 2 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Н.И. Гущина : постановление Конституционного Суда РФ от 25 мая 2010 г. № 11—11 // Собр. законодательства Рос. Федерации. —2010. — № 23, ст. 2934.
9. По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунекое» : постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. № 5-11 // Российская газета. — 2003. — 17 апр.
10. Головистикова, Л.II. Права человека: учебник / Л.II. Головистикова, Л.К). Груднына. — М.: Эксмо, 2008. — 448 с.
11. Крусс, В.И. Концепция конституционного правопользования: право на предпринимательскую деятельность : автореф. дис. … д-ра юридических наук. — М., 2004. – 44 с.
12. Но делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 20 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «СГИВ» : постановление Конституционного Суда РФ от 30 марта 2016 г. № 9-11 // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2016. — № 14, ст. 2044.
13. Конституционное право Российской Федерации : учебник/ М.В. Баглай. — 7 е изд., и дон. — М.: Норма 2008. — 816 с.
14. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «АРГУС-СПЕКТР» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 5 части 2 статьи 39 Федерального закона «О защите конкуренции» : определение Конституционного Суда РФ от 14 мая 2015 г. № 1076-0 // Вестник Конституционного Суда РФ- 2015. – № 4.
15. По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 5 и статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Омскшина» : постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 № 17-И // Российская газета. — 2013. — 12 июля.
16. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы публичного акционерного общества «Крымхлеб» на нарушение конституционных прав и свобод абзацем третьим части 1 и частью 3 статьи 2-1 Закона Республики Крым «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым» : определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2016 г. № 443-0 // CI 1С «Консультант! 1люс».
17. Ьут, Н.Д. Теоретические, правовые и организационные основы прокурорского надзора за исполнением законов о свободе экономической деятельности в Российской Федерации: дис. д-ра юридических наук / Н.Д. Ьут. — М., 2011. — 550 с.
18. 11о делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации от 18 июня 1993 года «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан : постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. № 14-11 // Вестник Конституционного Суда РФ.— 1998. — № 4.

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 148

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code