Процессуально-правовая политика современной России

В.А.Пономаренков, О.Г.Порунова

Аннотация: в статье проводится анализ тенденций развития и дается сущностная характеристика процессуально-правовой политики. Отмечается, что процессуально-правовая политика представляет собой целенаправленную, научно-обоснованную, последовательно-системную деятельность государственных органов и должностных лиц по созданию эффективного механизма процессуально-правового регулирования, оптимизации процессуальной деятельности в целях реализации основных ее назначений, наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов субъектов процессуальных отношений. Процессуально-правовая политика выступает частью политики государства, без которой законодатель и правоприменительные органы не смогут в полной мере обеспечить реализацию назначений юридического процесса, что приведет к «дискриминации» идеи демократического, социального, правового государства. Обеспечение эффективности процессуальной политики предполагает необходимость ее реализации в форме целенаправленной активной правотворческой и практической деятельности управомоченных субъектов.

Ключевые слова: процессуально-правовая политика, правовая жизнь общества, процессуально- правовые отношения, цели процессуально-правовой политики, доктринальная форма процессуальной политики, правоприменительная форма процессуальной политики; правотворческая форма процессуальной политики.

 

Тенденции развития и вопросы сущности процессуально-правовой политики, оставаясь весьма актуальными, до сих пор недостаточно изученными.

Сегодня процессуально-правовая политика представляет собой целенаправленную, научно-обоснованную, последовательно-системную деятельность, прежде всего, государственных органов и должностных лиц по созданию эффективного механизма процессуально-правового регулирования, оптимизации процессуальной деятельности в целях реализации основных ее назначений, наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов субъектов процессуальных отношений.

Процессуально-правовая политика является самостоятельной частью единой государственной политики, в основе которой лежит понимание ВВ содержательной ее ценности. По своей сути процессуально-правовая политика представляет собой обеспечение присущими государству властно-распорядительными средствами, развития процессуального законодательства, направленного на обеспечение эффективной деятельности соответствующих органов и должностных лиц, осуществляющих процессуально-правовую деятельность при гарантировании защиты личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства.

Таким образом, ближайшие цели процессуально-правовой политики состоят в повышении степени упорядоченности юридического бытия, совершенствовании существующих юридических средств и процессуальных механизмов, g для повышения качества и обеспечения эффективности процессуальной деятельности. Стратегическая цель — регламентация правовых инструментов, изначально предполагающих учет социально-факторных элементов в процессуальных отношениях.

К числу наиболее актуальных задач формирования современной процессуально-правовой политики, требующих скорейшего решения, относится следующее:
1. Оптимизация правового регулирования процессуальной сферы правовой жизни общества.
2. Обеспечение соблюдения правовой законности и социальной справедливости при применении норм процессуального закона.
3. Обеспечение реальной гарантированности правовой защищенности субъектов процессуально-правовых отношений.
4. Улучшение координации деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих процессуальную деятельность.
5. Организация эффективного взаимодействия внутригосударственных и международных органов отправления правосудия.
6. Безусловность исполнения судебного решения.

Данный перечень не является исчерпывающим, но определяет основные направления формирования процессуально-правовой политики.

Отечественная процессуально-правовая политика реализуется в доктри- нальной, правотворческой, правоприменительной и других формах. Так, во многом сначала основные идеи правовой политики возникают в рамках юридической науки, ученые их выдвигают и обосновывают в своих трудах, экспертных заключениях, концепциях [1]. Именно поэтому первой формой реализации процессуальной политики считают именно доктринальная. Данная форма носит интеллектуально-волевой, целенаправленный характер и выражается в государственном санкционировании научных достижений в качестве правил регулирования процессуальных отношений.

Правоприменительная форма процессуальной политики представляет собой деятельность специально уполномоченных органов и должностных лиц, по реализации нормативных актов путем осуществления процессуальной деятельности и принятия процессуальных актов применения права, органами и должностными лицами.

Правоприменение в процессуальной сфере правового регулирования — сложная совокупность условий и предпосылок, наличие которых непосредственно обусловливает четкое исполнение конкретных требований процессуального закона.

Правоприменительная форма процессуальной политики нацелена на оптимизацию деятельности специально уполномоченных органов и должностных лиц, осуществляющих процессуальную деятельность. Именно эти лица непосредственно обеспечивают с помощью правовых средств проведение в жизнь процессуальной политики, которая характеризуется следующими чертами:
унификацией процессуального законодательства и практики его применения;
– демократизацией процессуальных мер воздействия; обеспечением законности и социальной справедливости при применена нии процессуальных норм;
– укреплением судебной власти, повышением ее независимости, авторитета;
– признанием приоритета общечеловеческих ценностей и использованием достижений мировой цивилизации.

Процессуальная политика имеет свои приоритеты, содержание и направленность которых вытекают из содержания общепризнанных, фундаментальных норм и принципов международного права, конституционных нормативных установлений, концепций (стратегий) развития законодательства, реализуемых в правоприменительной деятельности. Одним из таких основных приоритетов процессуальной политики является соблюдение и защита неотъемлемых прав личности.

Однако необходимо учитывать, что при изменении направления развития государства, смене социально-правовых ориентиров и др., происходит и изменение (полный отказ, частичная смена или расширение) приоритетов развития и реализации процессуальной политики.

В современном обществе имеет место система факторов, влияющих на такие изменения и определяющих такие тенденции, которые должны рассматриваться в комплексе. К ним можно отнести следующее:
– систему общепризнанных, фундаментальных принципов, признаваемых государством;
– приоритеты общей правовой политики, декларируемые в государстве;
– соотношение внутренних политических сил, способных влиять на содержание процессуальной политики;
– установление и учет социально-факторных (этнических, религиозных, языковых, социобиологических и др.) особенностей процессуальных отношений;
– соблюдение международных, создание и выполнение национальных стандартов процессуальной деятельности и др.

О содержании процессуальной политики государства можно судить по законодательно сформулированным принципам, стандартам и гарантиям процессуальной деятельности, поскольку именно эти элементы представляют С собой в общих чертах образ реального юридического процесса.

Правотворческая форма процессуальной политики связана с совершенствованием нормативно-правового регулирования процессуальных отношений.

Низкое качество современного процессуального законодательства, запутанность содержащихся в нем норм, проблемы правовой регламентации различных процессуально-правовых механизмов являются давно обсуждаемыми вопросами, не теряющими своей актуальности и сегодня. Поэтому именно противоречивостью и неоднозначностью нормативного регулирования процессуальных отношений обусловливается необходимость научного обеспечения правотворческой формы процессуально-правовой политики.

Целью правотворческой формы процессуально-правовой политики является «достижение последовательности и преемственности в законотворчестве, обеспечение строгой системности и непротиворечивости законодательства, с тем, чтобы принимаемые законы и подзаконные акты изначально учитывали многообразие жизни, морально не “устаревали” бы уже сразу после введения их в действие» [2].

Средствами научного обеспечения правотворческой формы процессуально-правовой политики являются: экспертиза законопроектов; социаль- 99 но-правовой эксперимент; научное прогнозирование и законодательное — планирование; осуществление правового мониторинга; исследование общественного мнения и др.[3]

Необходимость проведения экспертизы законопроектов обусловливается следующими факторами:
– отсутствием специального профессионального образования у подавляющего большинства депутатского корпуса;
– необходимостью обеспечения качества законопроектов, проведения анализа документов на соответствие Конституции РФ и действующему законодательству;
– необходимостью обеспечения внутренней логики законопроекта, устранения противоречий между его структурными единицами; проведения оценки соответствия текста законопроекта языковым правилам; дачей финансово-правового заключения (в случае проведения финансовой экспертизы Правительством РФ и Счетной палатой РФ) и т. д.

Возможность проведения экспертиз законопроектов предусмотрена Регламентами обеих палат Федерального Собрания. Так, Регламент Государственной Думы ФС РФ предусматривает проведение правовой, лингвистической и ряда других экспертиз [4]. В Совете Федерации предусмотрено, что на стадии предварительного рассмотрения законопроекта комитет «может приглашать… ученых и специалистов в качестве экспертов» [5]. Статья 27 Регламента Государственной Думы говорит о факультативных экспертизах, которые могут инициироваться профильными комитетами в случае необходимости, и самой распространенной из них является научная экспертиза законопроектов. Она может осуществляться научными институтами, специализированными научно-исследовательскими учреждениями, ведущими учеными. К сожалению, сегодня результаты обобщения опыта и сравнительного правых исследований в сфере регулирования процессуальных отношений практически не используются; недостаточно четко сформулированы нормы, касающиеся мер процессуального воздействия; в законе имеются положения, реализация которых зависит исключительно от субъективного отношения m лиц, осуществляющих процессуальную деятельность; в правоприменительной практике нередко нарушаются основополагающие принципы процессуальной деятельности; не учитываются социально-факторные (этносоциальные, конфессиональные, языковые, социобиолоические и др.) особенности участников процессуальных отношений, компактно проживающих в различных регионах нашей страны и т. д. Таким образом, необходимость модернизации отечественного процессуального законодательства становится все более очевидной, в том числе и на региональном уровне.

Оптимизация процессуальной деятельности предполагает, наряду с формированием функционального состояния органов и должностных лиц, ее осуществляющих, и внутренние процедурные ее изменения, учет социально- факторных особенностей участников процессуальных отношений в целях обеспечения прав и свобод личности, а также обеспечения эффективности самой процессуальной деятельности.

Предложения о внесении изменений в Конституцию РФ (ст. 71 и 72), касающихся разграничения предмета совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации с тем, чтобы вопросы правового регулирования отдельных процессуальных отношений были переданы на разрешение субъектов Федерации, высказывались учеными неоднократно. В частности, предлагалось предусмотреть право субъектов Федерации дополнять (в установленных федеральным законом пределах) федеральное процессуальное законодательство, а также указать условия, при которых это возможно; установить перечень вопросов и (или) статей, в отношении которых дополнения допускаются; предоставить субъектам Федерации право регламентировать отдельные процессуальные действия с учетом этноконфессиональных, языковых особенностей населения территории, дополнять перечень процессуального воздействия в соответствии с этническими, религиозными и территориалыю-ландшафтными условиями регионa.

Правовая политика в современной России нацелена на активное внедрение новых, альтернативных традиционному, способов урегулирования правовых споров. Так, в 2010 г. был принят Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Предусмотренные Законом процедуры направлены на урегулирование гражданско-правовых споров, однако аналогичные процессуальные механизмы могут и должны быть приняты и в сфере разрешения уголовно-правовых конфликтов, например, по делам частного обвинения и т. д.
Внесудебные примирительные механизмы урегулирования правовых конфликтов являются перспективным направлением развития в современной юридической науки, подлежат нормативно-правовой легализации.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что процессуальная политика выступает частью политики государства, без которой законодатель и правоприменительные органы не смогут в полной мере обеспечить реализацию назначений юридического процесса, что приведет к «дискриминации» идеи демократического, социального, правового государства. Обеспечение эффективности процессуальной политики предполагает необходимость ее реализации в форме целенаправленной активной правотворческой и практической деятельности управомоченных субъектов.

Список литературы:

1. Малько, А.В. Правозащитная политика в современной России: необходимость формирования // Социология и право. — № 4. — 2010. — С. 36-43.
2. Петухова, М.Л. Применение норм уголовно-процессуального права следователями органов внутренних дел в условиях реформирования уголовно-процессуального законодательства российской федерации (на примере следственных подразделений субъекта РФ — Ленинградской области) : авгореф. лис. … канд. юрид. наук / М.Л. Петухова. – СПб. 2003.
3. Зелепукин, Л.Л. Российское законодательство: состояние и проблемы оптимизации / Л.Л. Зелепукин; под ред. Н. И. Матузова. — Саратов: Саратовский юридический институт МВД России, 2007. — 168 с.
4. О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации : постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. №2134-11 //Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1998. № 7, ст. 801.
5. О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации : постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 30 января 2002 г. №33-СФ // СПС «Консультант-Плюс».

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code