К вопросу о дефектах субъектов гражданских правоотношений

И.П.Кожокарь, кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданского и международного частного права, Саратовская государственная юридическая академия

Аннотация: целью статьи является рассмотрение отдельных проблем дефектности субъекта в гражданском правоотношении. Важность изучения указанного вопроса заключается в том, что подобная проблематика недостаточно исследована в науке. Вместе с тем решение данной проблемы необходимо как для теории гражданского права, так и для практики его применения. Реализация цели исследования была достигнута при помощи общенаучных (диалектический, анализа, синтеза) и частнонаучного (формально-юридического) методов. Автором делается вывод о том, что «дефективный» субъект гражданского правоотношения — это лицо, которое не способно участвовать в соответствующих правоотношениях, т. к. не характеризуется определенным свойством, необходимость которого предписана нормами права. Выводы, предложенные в исследовании, могут быть использованы в дальнейших научных изысканиях, а также в правоприменительной практике.

Ключевые слова: дефекты, механизм гражданско-правового регулирования, субъект гражданского правоотношения, гражданское правоотношение.

 

На современном этапе развития юридической мысли превалирует позиция, согласно которой субстанциональными элементами правоотношения выступают его объект, субъекты, а также содержание, представляющее собой совокупность взаимно корреспондирующих прав и обязанностей последних. Важнейшим элементом структуры правоотношения являются его субъекты, т. к. без них никакое отношение вообще немыслимо. Как верно отмечал А.В. Венедиктов, «правовые отношения всегда субъектны… Субъектом права может быть только человек или человеческий коллектив — индивидуальный или коллективный хозяйствующий субъект, но не имущество, не какая-либо цель и не любое имя или понятие» [1, с. 295].

Как известно, субъектами гражданского права являются физические и юридические лица, а также публично-правовые образования, за которыми законом признано особое юридическое свойство правосубъектности, дающее правовую возможность вступать в юридические правоотношения, создавать опосредованные правом связи [7, с. 31—34].

Гражданин (физическое лицо) как участник гражданских правоотношений обладает рядом общественных и естественных признаков и свойств, которые определенным образом индивидуализируют его и влияют на его гражданско- правовое положение (статус). К ним следует отнести: имя; гражданство; возраст; семейное положение; пол; состояние здоровья. Полагаем, что дефективность субъекта гражданского правоотношения может проявляться через дефект индивидуализирующего статус гражданина свойства. Представляется, что высказанная гипотеза о существовании дефектов индивидуализирующих гражданина признаков заслуживает более детального доктринально-прикладного исследования.

Одним из элементов правового статуса гражданина как участника гражданских правоотношений выступает гражданство, под которым принято понимать официальную принадлежность человека к народу определенной страны, что является следствием нахождения такого лица под юрисдикцией данного государства и его правовой защитой. Анализ законодательства показывает, что наличие у субъекта гражданского правоотношения определенных свойств, идентифицирующих его гражданско-правовой статус (а именно статус иностранного гражданина и статус иностранного юридического лица), приводит к дефективности субъекта такого гражданского правоотношения, а применительно к которому законодательством прямо установлен соответствующий запрет на реализацию субъективных гражданских прав и обязанностей. Следующим свойством, характеризующим правовой статус гражданина, К выступает его возраст. Прежде всего, законодательством установлен возраст, с достижением которого лицо становится полностью дееспособным о (восемнадцать лет), законом также предусматриваются возрастные рамки частичной дееспособности несовершеннолетних (ст. 21, 26, 28) (от шести до четырнадцати лет; от четырнадцати до восемнадцати лет).

Дефект субъекта гражданского правоотношения весьма часто встречается в тех случаях, когда гражданин находится в состоянии, в котором он не может понимать значение своих действий и руководить ими, однако, невзирая на указанные обстоятельства, заключает сделки. В данном случае речь идет о дефекте такого идентифицирующего физическое лицо признака, как психическое здоровье, имеющее существенное юридическое значение. Так, судом установлено, что согласно заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы Е. Н. страдает психическим расстройством в форме органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями. Имевшиеся у Е. Н. в юридически значимый период нарушения психической деятельности в виде эмоционально-волевых нарушений, усугубившиеся систематическим приемом алкогольных напитков, нарушили ее способность к формированию правильного представления о существе сделки, понимании последствий совершаемой сделки купли-продажи квартиры, ограничивали ее способность к свободному волеизъявлению. Поэтому в момент подписания договора купли-продажи Е. Н. не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Требование о признании оспоримых сделок недействительными, применении последствий недействительности, выселении, снятии с регистрационного учета удовлетворено [2].

В соответствии с п. 1 ст. 49 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо может заниматься отдельными видами деятельности только на основании специального разрешения (лицензии), членства в саморегулируемой организации или выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к определенному виду работ. Так, законодательством предусмотрены виды деятельности, осуществление которых допускается только на основании специального разрешения (лицензии). К таким видам деятельности, в частности, относится: деятельность по использованию атомной энергии; деятельность в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции; деятельность, связанная с защитой государственной тайны; деятельность кредитных организаций; деятельность по проведению организованных торгов; профессиональная деятельность на рынке ценных бумаг; деятельность акционерных инвестиционных фондов, деятельность по управлению акционерными инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами, негосударственными пенсионными фондами; деятельность негосударственных пенсионных фондов по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию; клиринговая деятельность; страховая деятельность; космическая деятельность и другие виды деятельности. Правоприменительная практика по вопросу осуществления юридическим лицом, а также индивидуальным предпринимателем деятельности, подлежащей; лицензированию, без получения соответствующего разрешения весьма обширна. К примеру, в силу п. 40 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О лицензировании со отдельных видов деятельности» подлежит лицензированию образовательная деятельность. При этом учреждением не была получена лицензия на образовательную деятельность по дополнительной образовательной программе [6]. Анализ многочисленных примеров, имеющих место в судебной практике, позволяет обратить внимание на дефективность гражданского правоотношения, вызванного дефектом его субъекта, в том случае, когда в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать (ст. 238 ГК РФ). К примеру, Конституционный Суд РФ дал следующие разъяснения: для решения вопроса относительно правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки должна применяться модель, предусмотренная ст. 238 ГК РФ применительно к прекращению права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать: остатки такой продукции, не реализованные производителем в течение двух месяцев с момента прекращения действия лицензии, подлежат изъятию и продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику их стоимости, определенной судом, за вычетом затрат на их хранение и реализацию. При этом сам производитель не лишается возможности подыскивать потенциального покупателя. Как только затраты на хранение нереализованной продукции превысят ее стоимость, она может быть уничтожена в установленном порядке [5].

Важно отметить, что дефект субъекта гражданского правоотношения достаточно часто имеет место в наследственных отношениях. Нельзя не согласиться с О.А. Рузаковой, которая отмечает, что «принятие наследства и выдача нотариусом свидетельства о нраве на наследство не требуют получения специальных разрешений на вещи, ограниченные в обороте» |4, с. 771|.

Необходимо подчеркнуть, что дефективность субъекта гражданского правоотношения может иметь место в случаях совершения юридически значимых действий неуполномоченным лицом. К примеру. Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд вынес следующее постановление: суд разъяснил, что и. 3 ст. 185 ГК РФ установлен закрытый (исчерпывающий) перечень доверенностей, приравненных к нотариально удостоверенным, который не предусматривает, что доверенность, выдаваемая индивидуальным предпринимателем физическому лицу в целях представительства в рамках правоотношений с органами, осуществляющими контроль за уплатой страховых взносов, приравнивается к нотариально удостоверенным [3].

Последствия дефектных явлений, имеющих отношение к субъектам отдельных обязательств, могут быть различными. Во-первых, неприменение правил об отдельных договорах к соответствующим правоотношениям. Например, при заключении гражданином договора купли-продажи, из которого явно следует, что его цель не связана с удовлетворением личных потребностей. В таких случаях нормы, регулирующие розничную куплю-продажу, и положения Закона «О защите прав потребителей» применению не подлежат. Во-вторых, дефект субъекта может быть причиной ничтожности самой сделки и, как следствие, нивелировать само обязательственное правоотношение. В-третьих, рассмотренные дефектные явления могут учитываться при привлечении лиц к гражданско-правовой ответственности: как исключать ее, так и усиливать или смягчать.

В заключение отметим, что «дефективный» субъект гражданского правоотношения — это лицо, которое не способно участвовать в соответствующих правоотношениях, т. к. не характеризуется определенным свойством, необходимость которого предписана нормами права. Дефект субъекта гражданского правоотношения способен породить дефект субъективного гражданского права, а также явиться дефектом юридического факта соответствующего гражданского правоотношения. Рассматриваемый подход представляется перспективным, т. к. он позволяет объяснить, каким образом возникает дефективность всего гражданско-правового механизма, проявляющаяся через дефекты отдельных его элементов, в том числе и субъектов.

Список литературы:

1. Венедиктов, Л.В. Правовая природа государственных предприятий / Л.В. Венидиктов. — Л.: Прибой, 1928. — 225 с.
2. Определение Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. 5-КГ15-83. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
3. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 сентября 2015 г. Ф08-6645/2015 по делу Л32-39992/2014. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
4. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / В.В. Андропов, К.П. Беляев, Б.М. Гонгало и др.; иод ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2011. — 1326 с.
5. Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года : решение Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2016 г. URL: http://www.ksrf.ru (дата обращения: 29.04.2016).

6. Решение Московского городского суда от 10 июля 2015 г. по делу 7-7247/2015. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
7. Golubtsov, V.G. Russian Federation as the Subject of the Civil Liability / V.G. Golubtsov, O.A. Kuznetsova // World Applied Sciences Journal. 2013. 24 (1). P. 31-34.

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 291

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code