Статья 80. Заключение и показания эксперта и специалиста

Комментарий к статье 80 УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции

1. Заключение эксперта как источник доказательств по уголовному делу — это выводы лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле по вопросам, поставленным перед ним лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом. Специальными признаются познания, которые не относятся к числу общедоступных и массово распространенных, иными словами, такие познания, которыми обладают только специалисты. Сфера таких познаний обширна: от ядерной физики до кустарного изготовления обуви. Для экспертизы — исследования вопросов, решение которых требует специальных познаний, — к расследованию или судебному разбирательству привлекается эксперт — лицо, обладающее познаниями. Образно говоря, экспертиза — это канал, через который достижения науки, техники, искусства и ремесла внедряются в следственную и судебную практику, обслуживая ее потребности в целях установления истины. По уголовному делу не может быть назначена только одна экспертиза — юридическая. Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и судьи презюмируются высококлассными специалистами в области права, и перепоручать решение специальных юридических вопросов другим специалистам в данной области они не могут.

2. Как и доказательства, полученные из любого другого источника, фактические данные, установленные по результатам экспертного исследования (экспертизы) и сформулированные в заключении эксперта, подлежат проверке и оценке следователем, а затем и судом на общих основаниях. Ни закон, ни теория доказательств не признают за экспертом, даже самым авторитетным, роли «научного судьи», заключению которого тот, в чьем производстве находится уголовное дело, должен следовать слепо, разделяя с ним ответственность за судьбу обвиняемого и уголовного дела. Однако несогласие с экспертным заключением должно быть мотивировано. Причем мотивировка должна быть изложена в письменном виде и не иначе как в постановлении (определении) о назначении повторной экспертизы для перепроверки сомнительного заключения.

3. Экспертное заключение подлежит всесторонней оценке. Во-первых, следователь и суд могут и обязаны проверить, соблюдены ли при назначении и производстве экспертизы установленный законом процессуальный порядок, призванный обеспечить полноту, объективность и достоверность полученных результатов, а также права сторон, прежде всего — обвиняемого. Во-вторых, должностные лица, в чьем производстве находится уголовное дело, могут и обязаны проверить компетентность эксперта (экспертов), от уровня которой напрямую зависит достоверность заключения. В-третьих, проверке подвергаются полнота и доброкачественность предъявленных на экспертизу материалов (вещественных доказательств, документов, образцов для сравнительного исследования, а также материалов самого уголовного дела). От этого также напрямую зависит оценка самого экспертного заключения. И наконец, следователь и суд обязаны исследовать полученное экспертное заключение со следующих позиций: а) отвечает ли теоретическая и практическая основа данной экспертизы современному уровню развития соответствующей отрасли науки, техники, искусства или ремесла; б) соответствуют ли экспертное заключение и выполненное исследование законам логики, которые юрист, ведущий уголовное дело, должен знать лучше других. Критическому анализу лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда экспертное заключение может быть подвергнуто и в других аспектах.

4. Наряду с заключением и показаниями эксперта значение самостоятельного доказательства теперь придается заключению и показаниям специалиста. Первое определяется как суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Это нововведение не поддается научному объяснению. Из сопоставления текста комментируемой статьи с текстом статьи 58 УПК, определяющей процессуальное положение специалиста, можно сделать вывод, что по своей природе заключение специалиста и его показания — это все те же выводные знания лица, компетентного в соответствующей области науки, техники, искусства и ремесла, сформулированные применительно к определенной совокупности изученных обстоятельств, но без проведения специального исследования. Кроме того, в отличие от экспертного заключения, которое может основываться исключительно на материалах уголовного дела, заключение специалиста в качестве исходного материала всегда включает в себя сведения, полученные в результате личного участия в процессуальных действиях. Причем выработка специалистом заключения не обставлена теми детальными процедурными условиями, которые предусмотрены для экспертизы. Спонтанное, теоретически необоснованное появление нового доказательства в уголовном процессе ожидают серьезные испытания в судебно-следственной практике, потому что речь идет не о фактических данных, образующих стержень любого судебного доказательства, а о компетентном мнении, но и только. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (абзац 2 пункта 19) (Российская газета. 2010. 30 дек.) говорится: «Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта… может привлекаться специалист». Эта позиция Верховного Суда РФ наглядным образом иллюстрирует принципиальное (с точки зрения доказательственного права и теории доказательств) различие между экспертом и специалистом. Последний в уголовном деле предназначен не для самостоятельного участия в доказывании, а для консультации, т.е. для «вразумления» участников процесса относительно специальных, сложных для понимания сведений, сущности отдельных обстоятельств и выводов, в том числе и представленных экспертом, с которым специалиста роднит внешнее, но не глубинное сходство (см.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1973. С. 705).

2013, 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code