Требования к проведению гласного оперативно-розыскного мероприятия «опрос»

Е.С.Лапин, кандидат юридических наук, доцент, кафедры криминалистики Саратовской государственной юридической академии

Аннотация: в статье рассматриваются требования к порядку осуществления гласного оперативно-розыскного мероприятия «опрос», которые не урегулированы законом. Актуальность темы статьи обусловлена возрастающей значимостью оперативно-розыскной деятельности для выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Цель статьи — проанализировать практику использования результатов проводимого в гласной форме оперативно-розыскного мероприятия «опрос» в уголовном процессе и предложить рекомендации по их оптимальному осуществлению. Для достижения поставленной цели использованы общенаучные (аналогии, сравнения) и частнонаучные (сравнительно-правовой, формально-юридический) методы. Автором сделан вывод, что правила проведения гласного ОРМ «опрос», результаты которого используются в доказывании по уголовному делу, должны идти по пути сближения с порядком производства сходных с ним процессуальных действий при сохранении той специфики, что определяется особым характером оперативно-розыскных действий.

Ключевые слова: опрос, оперативно-розыскная деятельность, гласные мероприятия, правовое регулирование, уголовное судопроизводство.

 

Наличие пробелов в законодательстве, регламентирующем порядок проведения оперативно-розыскных действий, в частности, оперативно-розыскных мероприятий (далее — ОРМ), ставит на повестку дня вопросы об оптимизации этого порядка. В отношении опроса в оперативно-розыскном законодательстве вообще не закреплено каких-либо требований и не о установлены какого-либо ограничения. Ведомственные толкования правил осуществления ОРМ приводят подчас к тому, что результаты, получаемые в с ходе ОРМ, не могут приобрести статус доказательства. В настоящей статье мы коснемся некоторых вопросов порядка проведения лишь одного ОРМ — опроса, причем того, что осуществляется в гласной форме. От их надлежащего решения зависит возможность приобщения полученных в ходе опроса результатов к материалам уголовного дела в качестве доказательства.

Прежде всего определим, что такое опрос как ОРМ. В научной юридической литературе существует множество определений опроса [1—3]; их анализ о выходит за рамки, очерченные темой настоящей статьи. Предлагаемое сводное определение до известной степени удовлетворит большинство авторов, с занимающихся изучением проблем в области теории оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД): опрос — это ОРМ, представляющее собой специальную беседу с лицом, которое обладает или может обладать информацией, имеющей значение для решения задач ОРД. Когда в отношении результатов гласного опроса (не требующего рассекречивания сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей, как непременного условия введения в уголовный процесс) принимается решение о представлении их в уголовное судопроизводство, представляется логичным при рассмотрении порядка проведения данного ОРМ взять за основу ряд уголовно-процессуальных положений, регламентирующих производство сходных с ним таких процессуальных действий, как получение объяснений и допрос, экстраполируя их не механически, а с учетом специфики ОРД на порядок осуществления этого ОРМ. Подобный подход вполне уместен, потому как совершенно очевидно, что законодатель движется по пути, ведущему к сближению порядка проведения гласных ОРМ с порядком производства сходных с ними процессуальных действий (например, в случае изъятия материальных объектов, включая электронные носители информации, при проведении гласных ОРМ Федеральный закон от 12 августа 1995 г. ч № 144-ФЗ (в ред. от 6 июля 2016 г.) «Об оперативно-розыскной деятельности» б (п. 1 ч. 1 ст. 15) [4] прямо указывает на соблюдение порядка проведения и § протокольной фиксации хода и результатов ОРМ в соответствии с требованиями УПК РФ). И такого «сближения» не следует опасаться, потому что оно может, якобы, может привести к сращиванию уголовно-процессуальной деятельности и ОРД. Поскольку законом закреплена принципиальная разница о между следственными действиями и ОРМ, результаты последних «являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе уголовно-процессуального закона» [5].

Из положений ч. 1 ст. 144 УПК РФ, относящихся, в частности, к возможности получения объяснений до возбуждения уголовного дела и использования их в качестве доказательств, по аналогии проистекает, что в гласной форме опрашиваемому должны разъясняться обязанности, права и обеспечиваться возможность осуществления последних в той части, которая затрагивает его интересы, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Конституцией РФ (ч. 2 ст. 26) гарантируется право пользования родным языком. Конкретизируя эту конституционную норму применительно к гласному ОРМ «опрос», следует утверждать, что перед началом опроса лицу должно быть разъяснено право давать объяснения на родном языке или на любом свободно избранным им языке общения, а также пользоваться услугами переводчика, которое закреплено п. 3 ст. 18 Закона РФ от 25 октября 1991 г. № 1807-I «О 3 языках народов Российской Федерации». Установленное в суде не соблюдение -3 этого права будет оценено как существенное нарушение закона и, следовательно, результаты данного опроса, переданные в уголовный процесс, не будут иметь юридической силы, использоваться для доказывания обстоятельств по уголовному делу. Органы, осуществляющие ОРД, должны руководствоваться в своей деятельности принципами (императивными требованиями), изложенными в оперативно-розыскном законе. Статья 3 этого Закона относит к таковым, в частности, соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Из новеллы, закрепленной ч. 1 № ст. 144 УПК РФ Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ [6], по аналогии следует, что опрашиваемое лицо может быть предупреждено о неразглашении данных досудебного производства, установленном ст. 161 УПК РФ.

Кроме этого, по аналогии, исходя из содержания ч. 1№ ст. 144 УПК РФ, опрашиваемое лицо вправе жаловаться на действия (бездействие) и решения оперативного сотрудника (оперативно-розыскного органа, начальника оперативно-розыскного органа) в порядке, установленном гл. 16 УПК РФ. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации» было дано разъяснение (и. 4), что решения, которые, по мнению гражданина, нарушают его права и свободы, могут быть обжалованы в суде в порядке ст. 125 УПК РФ, если эти решения должностных лиц органа, осуществляющего ОРД, были приняты в связи с выявлением, пресечением преступлений, а также проверкой поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении [7, с. 3].

Представляется возможным произвести интерполяцию требования ч. 3 ст. 164 УПК РФ в отношении следственных действий, на проведение названного ОРМ, установив за правило, что получение сведений в ходе гласного опроса не должно происходить в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Особо следует отметить ситуацию получения информации в ходе гласного опроса от несовершеннолетнего. В соответствии с ч. 1 ст. 191 УПК РФ при допросе потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, предусмотрена обязанность обеспечить участие педагога или психолога. Это правило должно распространяться и на проведение гласного опроса несовершеннолетнего. К сожалению, не для всех оперативных сотрудников это является очевидным. В соответствии со ст. 188 УПК РФ опрос лица, не достигшего возраста шестнадцати лет, следует производить с уведомлением его законных представителей либо администрации но месту его учебы или работы; иной же порядок опроса несовершеннолетнего может допускаться лишь тогда, когда это продиктовано соответствующей оперативно-тактической ситуацией.

Государство гарантирует право каждому на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Вопрос о возможности получения такой помощи лицу, в отношении которого проводится гласное ОРМ, никаким образом не урегулировал в Федеральном законе от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Однако но этому вопросу имеется правовая позиция Конституционного Суда РФ, заключающаяся в том, что если лицо ходатайствует о допуске к участию в проведении данного гласного ОРМ адвоката, которого может себе сам обеспечить, то оперативный работник не праве отказать опрашиваемому в этой просьбе [8].

Исходя из содержания Определения Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 211-0[9], опрос подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, не должен проводиться в отсутствие защитника и без разъяснения ему права отказаться от участия в этом ОРМ. Опрос указанных участников уголовного судопроизводства не может подменять собой их допросов следователем, предметом которых являются обстоятельства совершенных ими преступлений.

Не соблюдение оперативником вышеуказанных прав опрашиваемого, а также любое учинение препятствий в их осуществлении ставят результаты данного ОРМ под угрозу быть не допущенными в уголовном судопроизводстве как доказательства. Напротив, при соблюдении вышеперечисленных требований и ограничений результаты (как правило, материалы аудио- или видеозаписи), полученные в ходе гласного ОРМ «опрос», могут быть представлены органу дознания, следователю или в суд и приобщены к материалам уголовного дела в качестве доказательства.

Приведенный анализ требований к осуществлению указанного гласного ОРМ позволяет сформулировать предложение но совершенствованию оперативно-розыскного законодательства.

Представляется необходимым внести изменение в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», дополнив ст. 8 новой частью (после ч. 3) следующего содержания: «Гласный опрос проводится в форме беседы но общим правилам производства допроса, предусмотренным уголовно-процессуальным законом Российской Федерации. Опрос в гласной форме лица, не достигшего возраста шестнадцати лет, осуществляется с уведомлением его законных представителей либо администрации по его месту учебы или работы с соблюдением требований, предъявляемых к проведению допроса с участием несовершеннолетнего, установленных уголовно-процессуальным законом Российской Федерации».

Список литературы:

1. Абидов, Л.С. Опрос как оперативно-розыскное мероприятие и использование его результатов: автореф. дне…. канд. юрод, наук/Л.С. Абидов. — Владимир, 2006. — 22 с.
2. Захарцев, С.И. Теории и правовая регламентация оперативно-розыскных мероприятий : автореф. лис. … д-ра юрид. наук / С.И. Захарцев. — СПб., 2004. — 41 с.
3. Карпухин, С.В. Правовое регулирование опроса в оперативно-розыскной деятельности : авгореф. дис…. канд. юрид. наук / С.В. Карпухин. — СПб., 2005. — 21 с.
4. Об оперативно-розыскной деятельности: федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от 6 июля 2010 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации.
– 1995. – № 33, ст. 3349.
5. Но делу о проверке конституционности статьи 21 и статьи 21№ Закона РФ «О государственной тайне» в связи с жалобой гражданина О.Л. Лапитева : постановление Конституционного Суда РФ от 6 ноября 2014 г. № 27-11 // Российская газета. — 2014. — 19 нояб.
6. О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : федеральный закон РФ от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3 // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2013. – № 9, ст. 875.
7. О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации: постановление 11ленума Верховного Суда 1>Ф от 10 февраля 2009 г. № 1 // Бюллетень Верховного Супа № — 2009. — № 4. — С. 2-6.
8. По жалобе гражданина Чурова Анзуара Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 1 и 3 части 1 статьи 6 и подпунктов 1 и 2 статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» : определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. № 327-0. — URL: littp://www. consuitant.ru/document/cons doc LAW 55925/(дата обращения: 21.05.2016).
9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского Константина Олеговича на нарушение его конституционных прав части 1 статьи 127 УПК РСФСР, пункта 1 части 1 статьи 6 и пункта 3 части 1 статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» : определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 211-0 // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2000. – № 10, ст. 1164.

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 200

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code