Неустойка как правовое средство

В.А.Вятчин, кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданско-правовых
дисциплин Астраханского филиала Саратовской государственной юридической академии

Аннотация: в работе предпринимается попытка объективно определить место, роль и значение неустойки в системе правовых средств, применяемых в гражданских правоотношениях. Методологическую основу проведенного исследования составляют категории диалектики познания, труды отечественных ученых-правоведов, нормативно-правовой материал, правоприменительная практика, справочные и архивные данные. Отмечается, что неустойка является наиболее распространенным в применении правовым средством, без нее не обходится практически ни один нормативный акт, входящий в систему гражданского законодательства. Нормы о неустойки не только многочисленны, но и многофункциональны, с их участием обеспечивается исполнение обязательств, они выступают а в качестве меры ответственности, способа защиты прав и способа прекращения обязательств. Применение неустойки в качестве правового средства не ограничивается рамками гражданского права. Неустойка успешно и эффективно применяется в жилищном, земельном, природоохранном, таможенном, налоговом, банковском праве, что позволяет сделать вывод о том, что она является универсальным правовым средством.

Ключевые слова: система права, правовое средство, гражданское правоотношение, субинсти- ^ тут, неустойка.

 

Даже общий анализ действующего гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что число норм о неустойке в нем значительно, а сама неустойка в них многофункциональна.

Выступая в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, а при их нарушении и в качестве меры гражданско-правовой ответственности, неустойка наряду с этим в отдельных правоотношениях, порой даже не обязательственных, является способом защиты гражданских прав, а при необходимости — еще и способом прекращения этих прав. Ко всему, неустойка — это особый вид денежного обязательства.

Поэтому, исходя из многочисленности и разнообразия норм о неустойке, с определенной уверенностью можно заключить, что неустойка имеет свою собственную систему (структуру) в гражданском праве — субинститут, т. е. в рамки правового института поместить все нормы о неустойке не представляется возможным.

Образуя в системе гражданского права отдельный субинститут, неустойка при этом обладает свойствами и качествами, присущими правовым средствам, применяемым при регулировании имущественных и неимущественных отношений, входящих в предмет отрасли права, а при необходимости используемых и для защиты прав, вытекающих из этих отношений.

Возникает вопрос, что, собственно, представляет собой правовое средство, и как проявляет себя неустойка в качестве именно правового средства? В теории права существует несколько определений правового средства. Так Р.О. Халфина понятие «правовое средство» фактически приравнивает к праву в целом [1, с. 19], с чем согласиться нельзя, т. к. правовое средство может лишь применяться в действующей системе права для достижения определенного результата.

С.С. Алексеев под правовым средством понимает инструментальные явления правовой действительности, воплощающие регулятивную силу права, его энергию, которой принадлежит роль его активных центров [2, с. 14].

В.А. Сапун рассматривает правовое средство только как инструмент права [3, с. 20]. В.И. Гойман считает правовое средство элементом правового регулирования [4, с. 120].

По мнению А.В. Малько, понятие «правовое средство» позволяет обобщить те явления (инструменты и процессы), которые призваны обеспечить К достижение поставленных в законодательстве и практике целей. Все правовые средства, по его мнению, подразделяются на «средства установления в (инструменты) и средства деяния (технологии), т. к. результат невозможно о получить только посредством субстанциональных явлений, которые автоматически не приводят к нужному эффекту» [5, с. 66-68].

В тоже время, несмотря на отличия в трактовке понятия правовых средств, Т в разных учебных и научных изданиях ни кем из авторов не отрицается g взгляд на правовые средства, как на субстанциональные феномены [6, с. 42].

Таким образом, определение сущности правовых средств имеет прежде всего общетеоретическое значение. При этом, как и многие юридические понятия, понятие правового (юридического) средства анализируется и на отраслевом уровне, прежде всего, в сфере гражданского права.
В частности, по мнению Б.И. Пугинского, правовые средства представляют собой комбинации юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их интересов, не противоречащих законодательству и интересам общества [7, с. 87].

Как отмечал Н.А. Баринов, регулируя имущественные отношения, гражданское право применяет различные средства воздействия на экономику и прежде всего, на механизм товарно-денежных отношений. В качестве правовых средств воздействия выступают отдельные нормы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, поощрения, наказания и т. д. [8, с. б4|.

«Правовые средства, — пишет А.В. Малько, — отличаются от иных правовых категорий, прежде всего, социально-юридической природой, функциональной направленностью на обеспечение интересов субъектов правоотношений и достижения поставленных правовых ориентиров, отражают информационно-энергетические качества, ресурсы и регулятивный потенциал права, выступают основными работающими частями (элементами) действия механизма правового регулирования, обеспечиваются государством и приводят к достижению конкретных результатов юридического характера» [9, с. 6—8|.

«Механизм правового регулирования, — отмечает К.В. Шундиков, — есть комплекс юридических средств, последовательно организованных и действующих поэтапно по определенной нормативно защитной схеме, где все элементы правового механизма находятся в логичной взаимосвязи» |1(), с. 83|.

Исходя из изложенного, следует сделать вывод, что в рамках механизма правового регулирования правовые средства выполняют регулятивную, охранительную, стимулирующую, воспитательную функцию, а также функцию социального контроля. При этом главным в теории правовых средств является то, какие именно социальные задачи эти средства способны разрешить и где и в каком порядке их можно использовать в правоприменении с целью достижения желаемого определенного правового результата.

Например, если норма права имеет целью развить какие-либо общественные отношения, содействовать становлению новых социально значимых и ценных связей, то, как правило, в тексте этой нормы используются, через механизм правового регулирования, юридические средства стимулирующего, воспитательного характера (дозволения, льготы, поощрения). Если же норма применяется в целях охраны и защиты определенных общественных отношений, то в ней употребляются преимущественно правовые средства сдерживающего характера (запреты, ограничения, санкции.)

«Эффективно действующие нормы призваны закреплять такие правовые средства, которые позволили бы нейтрализовать негативные факторы и усилить действие позитивных. В противном случае действие негативных факторов будет более интенсивным, чем действие правовых средств, чего вряд ли желал бы законодатель» [11, с. 16|.

Закономерно возникает вопрос о степени эффективности воздействия на гражданские правоотношения такого правового средства, как неустойка, которая занимает сейчас, как представляется, достаточно заметное место среди правовых средств. К тому же просматривается на перспективу тенденция значительного повышения интенсивности воздействия этого правового средства на различные виды гражданских правоотношений.

При этом на данный момент следует констатировать, что в теории и на практике сложилось не полное и не совсем объективное представление о неустойке как о специфическом правовом средстве. Это представление не меняется, несмотря на значительные изменения, произошедшие в гражданском законодательстве России за последнее время. Как в трудах русских цивилистов, так и в работах исследователей советского периода неустойка по-прежнему рассматривается исключительно как способ обеспечения исполнения договорных обязательств и мера ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение [12, с. 184-186; 13].

При этом вся «новизна» современной цивилистической науки относительно неустойки часто сводится не к исследованию закономерностей расширения воздействия этого правового средства на различные виды гражданских правоотношений и повышению степени эффективности такого воздействия на гражданский оборот в целом, а наоборот — к существенному понижению роли и значения неустойки среди других правовых средств. Так, некоторые авторы отрицают наличие у неустойки свойств и качеств способа обеспечения исполнения обязательств, причем как у законной, так и у договорной [14, c. 36-40], хотя эти свойства и качества прямо закреплены в законе. Кроме того, в ряде публикаций предлагается отказаться от штрафной неустойки в виду ее несоответствия рыночным отношениям, и от альтернативной неустойки в связи с ее невостребованностью договорным правом [15, с. 212]. Можно ли согласиться с таким занижением роли неустойки в современном гражданском праве? Думается, что нет.

Как отмечалось выше, законодатель в большей степени склонен расширять, чем сужать применение норм о неустойке в гражданских правоотношениях. Так, нормы о неустойки содержатся не только в ГК РФ, но еще в тридцати федеральных законах, как кодифицированных, так и некодифицированных, а также в нескольких десятках постановлений Правительства РФ. Т Таким образом, как уже было указано, неустойка объективно образует 3о цельную систему в гражданском праве — субинститут. При этом нормы о неустойке не только многочисленны, но и многофункциональны. Так, в договорной практике неустойка является наиболее часто применяемым правовым средством, о чем свидетельствуют статистические данные высших судебных инстанций страны [16, с. 34].

На основании изложенного можно сделать вывод, что неустойка как правовое средство нисколько не утрачивает, а наоборот расширяет и укрепляет свое значение и присутствие в гражданском обороте.

Следует согласиться с Б.И. Пугинским, который обоснованно относит неустойку, как и другие меры имущественной ответственности, к правовым средствам обеспечения реализации прав и юридических обязанностей, полагая, что меры правового обеспечения преобразуются из норм в правовые средства на той стадии, когда применение каждого из них передается на усмотрение субъекта, превращаясь из обязанности в возможность, и когда использование его служит решению возникающих производственно- хозяйственных и иных задач [7, с. 136-137].

В то же время вывод о том, что неустойка как правовое средство только обеспечивает реализацию прав и исполнение обязанностей в гражданских правоотношениях, не совсем точен. Правовые средства призваны обеспечивать достижение и других целей, а именно, определять оптимальные подходы в повышении эффективности воздействия норм права на конкретные общественные отношения для достижения социально значимых результатов; выявлять место и роль различных правовых явлений в реализации законных интересов субъектов, их защите; находить оптимальные сочетания юридических средств в правовых режимах и методах правового регулирования; формировать наиболее адекватные и качественные подходы к правовому регулированию общественных отношений, повышая тем самым правовую культуру общества [17, с. 16—20].

Соответственно и неустойка, являясь одновременно и регулятивным, и охранительным правовым средством, обеспечивает беспрепятственное движение интересов субъектов к ценностям, гарантирует их законное и справедливое удовлетворение, вносит цивилизованность в правоотношения, предлагая вместо незаконных и стихийных правовых механизмов решения возникающих проблем законные способы устранения конфликтов, преодолении стоящия на пути удовлетворения интересов субъектов права препятствий.

При этом следует помнить, что неустойка является весьма оригинальным и специфическим правовым средством, появившимся в отечественном законодательстве с возникновением государства и необходимостью правового регулирования общественных отношений в целом.

Потому изначально с применением неустойки регулировались и защищались не только права и обязанности, вытекающие из гражданских и иных частных правоотношений, но и права и обязанности лиц, возникающие из публично-правовых отношений (уголовные, административные и др.). Хотя в современной российской теории права неустойка считается правовым средством из арсенала гражданского законодательства, в то же время положения о неустойке применяются в земельном, водном, природоохранном, жилищном, административном, налоговом, банковском законодательстве.

Разумеется, смешивать эти неустойки нельзя ввиду различий в предмете и методе правового регулирования в разных отраслях права, но общие черты у неустойки из гражданского права и, например, пени, штрафа из налогового права, безусловно, есть, не говоря уже о более близком сходстве неустойки в гражданском, жилищном, земельном законодательстве. Так в н. 1 ст. 2 Налогового кодекса прописано, что институты, понятия и термины гражданского права, используемые в налоговых правоотношениях применяются в том значении, в каком они использовались в гражданском праве, если иное не предусмотрено налоговым законодательством.

Следовательно, в законе все же имеется оговорка, что сущность таких правовых средств, как штраф и пеня в гражданском и налоговом праве может быть разной, а, например, отличие между неустойкой, предусмотренной и. 14 ст. 155 Жилищного кодекса РФ за просрочку в квартирной платы и оплаты коммунальных услуг, и неустойкой, предусмотренной и. 2б Правил бытового обслуживания населения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. № 1025 за нарушение срока начала оказания услуги, установить практически невозможно.

В то же время неустойка в Законе РФ «О защите прав потребителей» носит как гражданско-правовой, так и административно-правовой характер. То же самое можно сказать и о неустойке, предусмотренной федеральными законами «О государственном материальном резерве» от 29 декабря 1994 г. № 79-ФЗ, «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 5 апреля 2012 г. № 44-ФЗ.

Из приведенного анализа законодательных актов можно сделать вывод, что в современном праве неустойка как юридическое средство имеет обще- правовое и гражданско-правовое значение. Соответственно применение неустойки с учетом ее многофункциональности возможно как в гражданских, так и иных правоотношениях, имеющих как частный, так и публичный характер. В заключение следует отметить, что, хотя предметом исследования в настоящей статье и является гражданско-правовая неустойка, однако при необходимости проведения сравнительного анализа воздействия неустойки на отдельные общественные отношения представляется необходимым ее раскрытие и в качестве универсального правового средства.

Список литературы:
1. Халфина, P.O. Правовое средство социального управления / P.O. Хафлина. М.: Наука, 1988. — 255 с.
2. Алексеев, С.С. Правовые средства: постановка проблем, понятие, классификация // Советское государство и право. — 1987. — № 6. — С. 16—23.
3. Сапун, В.Л. Инструментальная теория права в юридической науке // Современное государство и право. Вопросы теории и истории : сб. научных трудов. – Владивосток, 1992. — С. 17-30.
4. Гойман, В.И. Действие нрава (методологический анализ) / В.И. Гойман. — М.: Академия МВД России, 1992.
5. Малько, Л.В. Правовые средства: вопросы теории и практики // Журнал российского права. — 1998. — № 2. — С. 66—77.
6. Алексеев, С.С. Теория права / С.С. Алексеев. — М.: Издательство БЕК,. 1995. – 320 с.
7. Путинский, Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях / Б.И. Путинский. — М.: Юридическая литература, 1984. — 224 с.
8. Баринов, П.Л. Имущественные потребности и гражданское право / II.Л. Баринов. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1987. — 192 с.
9. Малько, Л.В. Правовые средства как общетеоретическая проблема // Правоведение. — 1999. — № 2. — С. 4-16.
10. Шундиков, К.В. Правовые механизмы: постановка проблемы // Вестник СГАП. – 2002. – № 3. – С. S2-86.
11. Сырых, В.М. Истинность и правильность, как критерии теоретической эффективности норм права // Эффективность закона / под. ред. IO.A. Тихомирова. – М., 1997. – С. 9-28.
12. Шершеневич, Г.Ф. Курс гражданского нрава / Г.Ф. Шершеневич. — Тула: Автограф, 2001. — 720 с.
13. Мейер, Д.И. Русское гражданское право : в 2-х частях : но исправленному и дополненному 8-му изданию, 1902 г. Ч. 2 / Д.И. Мейер; Редкол.: Ем B.C., Козлова П.В., Корнеев С.М., Кулагина Е.В., Панкратов И.А., Суханов Ii.A. — М.: Статут, 1997. – 455 с.
14. Пучковская, И.И. Неустойка не является способом обеспечения исполнения обязательств // Юрист. — 2013. — № 7. — С. 36-40.

15. Яковлев, В.Ф. Принуждение в гражданском праве // Проблемы современного гражданского права: сб. статей / отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. — М.: Городец, 2000. — С. 220-221.
16. Сделки и договора. Обзор судебной практики / под ред. А.В. Коновалова. М., 2007.
17. Огибалний, Ю.А. Средства и способы обеспечения индивидуальной свободы личности в гражданском материальном и процессуальном праве / Ю.А. Огибалний. — Тверь: ТГУ, 1991. — 96 с.

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 169

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code