Решение Суда по интеллектуальным правам от 14.11.2017 по делу N СИП-388/2017

Требование: О признании действий по государственной регистрации товарного знака актом недобросовестной конкуренции.
Обстоятельства: Истец указывает, что ответчику было известно об использовании им спорного обозначения в качестве средства индивидуализации товаров и услуг (товарного знака). Таким образом, действия ответчика по регистрации на свое имя тождественного обозначения с целью избежать компенсации затрат истца по многолетнему затратному продвижению соответствующего бренда являются злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доказательств, которые могли бы подтвердить высокую степень известности потребителям в РФ товарных знаков истца, не представлено.

 

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 14 ноября 2017 г. по делу N СИП-388/2017

Резолютивная часть вынесена в судебном заседании 7 ноября 2017 года.

Мотивированный судебный акт изготовлен 14 ноября 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Снегура А.А., Тарасова Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лялиной А.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании исковое заявление общества с ограниченной ответственностью “Фигаро мьюзик” (ул. Академика Королева, д. 12, стр. 4, комн. 25, Москва, 127427, ОГРН 10377396224097) о признании действий общества с ограниченной ответственностью “СПЛИН” (ул. Ибрагимова, д. 35, стр. 2, пом. 1, ком. 4, Москва, 105318, ОГРН 1127747286435) по государственной регистрации товарного знака “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628 актом недобросовестной конкуренции,

при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Федеральной антимонопольной службы (ул. Садовая-Кудринская, д. 11, Москва, 125993, ОГРН 1047796269663), Васильева Александра Георгиевича (Санкт-Петербург), Морозова Александра Борисовича (Санкт-Петербург) и Федеральной службы по интеллектуальной собственности (123995, Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, ОГРН 1047730015200),

при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью “СПЛИН” – Шайдуров П.А. (по доверенности от 17.01.2017);

от Васильева А.Г. и Морозова А.Б. – Корчуганов Ю.А. (по доверенностям от 12.10.2017 и 10.10.2017 соответственно),

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Фигаро мьюзик” (далее – общество “Фигаро мьюзик”), обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением, уточненным в порядке 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании действий общества с ограниченной ответственностью “СПЛИН” (далее – общество “СПЛИН”) по государственной регистрации товарного знака “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628 актом недобросовестной конкуренции.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная антимонопольная служба, Васильев Александр Георгиевич, Морозов Александр Борисович и Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Общество “Фигаро мьюзик”, Федеральная антимонопольная служба и Роспатент, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, в том числе посредством размещения соответствующей информации в сети “Интернет” (http://arbitr.ru) и уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам (http://ipc.arbitr.ru), явки своих представителей в судебное заседание 07.11.2017 не обеспечили.

В то же время общество “Фигаро мьюзик” до начала судебного заседания направило в адрес суда ходатайства об истребовании у ответчика письменных доказательств, а также об отложении судебного разбирательства. Протокольным определением от 07.11.2017 указанные ходатайства оставлены без удовлетворения.

Роспатент в отзыве от 01.11.2017 сообщил о своей незаинтересованности в исходе спора и одновременно ходатайствовал о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.

Данные обстоятельства в соответствии со статьями 123 и 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствуют рассмотрению спора по существу в отсутствие представителей истца, Федеральной антимонопольной службы и Роспатента.

При разрешении спора суд исходит из нижеследующего.

Как усматривается из материалов дела и не оспорено лицами, участвующими в деле, словесный товарный знак “СПЛИН” по заявке N 2001718976 с датой приоритета от 26.06.2001 зарегистрирован Роспатентом 06.05.2005 за N 211222 на имя общества с ограниченной ответственностью “Сони Мьюзик Энтертэйнмент”, в том числе в отношении услуг “воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий” 41-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее – МКТУ). В результате государственной регистрации Роспатентом договора 28.06.2012 N РД0101955 об отчуждении исключительного права на указанный товарный знак его правообладателем в настоящее время является общество “Фигаро мьюзик”.

Словесный товарный знак “SPLEAN” по заявке N 2001718975 с датой приоритета от 26.06.2001 зарегистрирован Роспатентом 20.11.2002 за N 228390 на имя общества с ограниченной ответственностью “Сони Мьюзик Энтертэйнмент”, в том числе в отношении услуг “воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий” 41-го класса МКТУ. В результате государственной регистрации Роспатентом договора от 28.06.2012 N РД0101955 об отчуждении исключительного права на указанный товарный знак правообладателем в настоящее время также является общество “Фигаро мьюзик”.

Общество “СПЛИН” обратилось в Суд по интеллектуальным правам с исковыми требованиями о досрочном прекращении правовой охраны указанных товарных знаков общество “Фигаро мьюзик” по свидетельствам Российской Федерации N 211222 и N 228390 в отношении части услуг 41-го класса МКТУ: “развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий” (дела N СИП-85/2016 и N СИП-154/2016 соответственно).

Решениями от 11.10.2017 по делу N СИП-85/2016 и от 10.10.2017 по делу N СИП-154/2016 исковые требования общества “СПЛИН” были удовлетворены – досрочно прекращена правовая охрана указанных товарных знаков общества “Фигаро мьюзик” в отношении услуг “развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий” 41-го класса МКТУ вследствие их неиспользования.

При этом Судом по интеллектуальным правам были отклонены доводы общества “Фигаро мьюзик” о наличии спора между указанными обществами о принадлежности домена “splean.ru” и о злоупотреблении правом со стороны общество “СПЛИН”, выразившемся в предъявлении иска о досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков с целью воспрепятствования обществу “Фигаро мьюзик” в их использовании.

На имя общества “СПЛИН” зарегистрирован словесный товарный знак “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628 (дата приоритета – 30.12.2014, дата регистрации – 04.10.2016, срок действия регистрации – до 30.12.2024) в отношении услуг 4-го класса МКТУ “бронирование билетов на зрелищные мероприятия; видеосъемка;

дискотеки; издание книг; информация по вопросам отдыха; информация по вопросам развлечений; клубы-кафе ночные; монтаж видеозаписей; монтирование теле- и радиопрограмм; написание музыки; организация выставок с культурно-просветительной целью; организация досуга; организация и проведение концертов; организация конкурсов [учебных или развлекательных]; передачи развлекательные телевизионные; предоставление видеофайлов онлайн незагружаемых; предоставление музыкальных файлов онлайн незагружаемых; представления театрализованные; представления театральные; прокат видеофильмов; радиопередачи развлекательные; развлечение гостей; развлечения; составление программ встреч [развлечение]; сочинение музыки; услуги диск-жокеев; услуги клубов [развлечение или просвещение]; услуги по написанию сценариев; услуги по распространению билетов; услуги студий записи; шоу-программы”.

Общество “Фигаро мьюзик” обратилось в Суд по интеллектуальным правам с самостоятельными исками о признании актами недобросовестной конкуренции действий общества “СПЛИН” по государственной регистрации словесных товарных знаков “СПЛИН” по свидетельству Российской Федерации N 589973 (дата приоритета – 30.12.2014, дата регистрации – 06.10.2016, срок действия регистрации – до 30.12.2024) и “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628 (дата приоритета – 30.12.2014, дата регистрации – 04.10.2016, срок действия регистрации – до 30.12.2024) – дела N СИП-387/2016 и СИП-388/2017 соответственно.

Кроме того, как указывает общество “Фигаро мьюзик”, оно в порядке, предусмотренном статьями 1512 и 1513 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) обратилось в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628.

В обоснование заявления, которым инициировано производство по настоящему делу, общество “Фигаро мьюзик” указывает, что учредители общества “СПЛИН” – Васильев А.Г. и Морозов А.Б. (третьи лица), входившие в музыкальный коллектив – группу “СПЛИН”, с 07.09.2001 до 16.04.2011 были связаны трудовыми отношениями с обществом “Фигаро мьюзик”, которое продюсировало указанный музыкальный коллектив.

В силу изложенных обстоятельств, как указывает заявитель, обществу “СПЛИН” в лице его учредителей Васильева А.Г. и Морозова А.Б. было известно об использовании обществом “Фигаро мьюзик” спорного обозначения “SPLEAN” в качестве средства индивидуализации товаров и услуг (товарного знака), в том числе при адресации в сети Интернет в доменном имени “splean.ru”. Как следствие, по мнению общества “Фигаро мьюзик”, действия общества “СПЛИН” по регистрации на свое имя тождественного обозначения с целью избежать компенсации затрат общества “Фигаро мьюзик” (продюсера) по многолетнему затратному продвижению соответствующего бренда является злоупотреблением правом (статья 10 ГК РФ) и актом недобросовестной конкуренции (статья 10.bis Конвенции об охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883, далее – Парижская конвенция)).

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении, отзывах на него, письменных возражениях и пояснениях, выслушав доводы явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований общества “Фигаро мьюзик” в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1248 ГК РФ споры, связанные с защитой нарушенных интеллектуальных прав, рассматриваются и разрешаются судом.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ и статьей 1513 того же Кодекса предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией путем подачи возражения против такого предоставления в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Тождество либо сходство до степени смешения, близкое к тождеству, словесного товарного знака “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 228390 и словесного товарного знака “SPLEAN” по свидетельству Российской Федерации N 589628 сторонами не оспаривается. Равно как не оспаривается ими и идентичность либо однородность услуг “воспитание; обеспечение учебного процесса; развлечения; организация спортивных и культурно-просветительных мероприятий” 41-го класса МКТУ, указанных в регистрации первого (старшего) товарного знака истца и услуг “бронирование билетов на зрелищные мероприятия; видеосъемка; дискотеки; издание книг; информация по вопросам отдыха; информация по вопросам развлечений; клубы-кафе ночные; монтаж видеозаписей; монтирование теле- и радиопрограмм; написание музыки; организация выставок с культурно-просветительной целью; организация досуга; организация и проведение концертов; организация конкурсов [учебных или развлекательных]; передачи развлекательные телевизионные; предоставление видеофайлов онлайн незагружаемых; предоставление музыкальных файлов онлайн незагружаемых; представления театрализованные; представления театральные; прокат видеофильмов; радиопередачи развлекательные; развлечение гостей; развлечения; составление программ встреч [развлечение]; сочинение музыки; услуги диск-жокеев; услуги клубов [развлечение или просвещение]; услуги по написанию сценариев; услуги по распространению билетов; услуги студий записи; шоу-программы” того же класса второго (младшего) товарного знака ответчика.

Российская Федерация является участником международных соглашений в области защиты интеллектуальной и промышленной собственности – патентов, товарных знаков, промышленных образцов и т.д., в том числе вышеупомянутой Парижской конвенции, согласно статье 10.bis которой всякий акт, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, считается актом недобросовестной конкуренции.

Такое понимание недобросовестной конкуренции было воспринято федеральным законодателем и нашло отражение сначала в Законе РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” (статьи 4 и 10), а затем в Федеральном законе от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции” (пункт 9 статьи 4 и статья 14), трактующих недобросовестную конкуренцию как деятельность, направленную на получение преимуществ, которая может противоречить не только законодательству и обычаям делового оборота (пункт 1 статьи 5 ГК РФ), но и требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, что расширяет область судебного усмотрения в сфере пресечения недобросовестной конкуренции и связано с многообразием форм и методов недобросовестной конкуренции, не все из которых могут прямо противоречить законодательству или обычаям делового оборота.

Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Как разъяснено в пункте 63 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, суд на основании положений статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента действия лица злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией.

Так, одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что третьи лица (третье лицо) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

При данных обстоятельствах результаты разрешения данного спора зависят, в том числе от наличия у товарного знака истца определенной репутации (известности).

Аналогичная правовая позиция высказана и в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.2008 N 3565/08 по делу N А40-61852/2006.

Узнаваемость потребителями товарных знаков означает приобретение обозначением, которое зарегистрировано в качестве товарного знака, различительной способности и определенной репутации.

В соответствии с пунктом 2.1 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39, при оценке наличия приобретенной различительной способности заявленного обозначения во внимание могут быть приняты в целом или в части следующие сведения, подтверждающие то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования: объемы производств и продаж товаров, маркированных заявленным обозначением; территории реализации товаров, маркированных заявленным обозначением; длительность использования заявленного обозначения для маркировки товаров (услуг), указанных в заявке; объемы затрат на рекламу товаров (услуг), маркированных заявленным обозначением; сведения о степени информированности потребителей о заявленном обозначении и производителе маркированных им товаров, включая результаты социологических опросов; сведения о публикациях в открытой печати информации о товарах, маркированных заявленным обозначением; сведения об экспонировании на выставках в Российской Федерации и за ее пределами товаров, маркированных заявленным обозначением; а также иные сведения.

Приведенные выше конвенциальная и национальная нормы права (статья 10.bis Парижской конвенции и статья 10 ГК РФ) обуславливают нежелательность появления в гражданском обороте товарных знаков, вызывающих у потребителей неоправданные представления об ассоциативной связи между разными производителями товаров и услуг.

Суд по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что товарный знак в качестве средства индивидуализации не должен служить средством введения в заблуждение участников гражданского оборота и потребителей продукции в отношении производителя товара. Это обуславливает обязанность хозяйствующего субъекта, претендующего на правовую охрану конкретного обозначения в качестве товарного знака, принять исчерпывающие меры по предотвращению регистрации в качестве товарного знака обозначения, при использовании которого маркируемый этим обозначением товар воспринимается потребителями как товар иного производителя (в том числе путем смешения его обозначения со средствами индивидуализации иных лиц).

В то же время по смыслу вышеприведенной нормы статьи 10 ГК РФ, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений. В этом случае выяснению подлежат действительные намерения лица, приобретающего исключительное право на товарный знак.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Утверждая, что целью общества “СПЛИН” является недобросовестное извлечение экономических преимуществ от использования обозначения репутация которого создана силами и средствами общества “Фигаро мьюзик”, последнее ссылается на затратную масштабную компанию по созданию и продвижению бренда, связанного с одноименной музыкальной группой. В частности, заявитель ссылается на информацию, размещенную на различных музыкальных ресурсах в сети “Интернет”, на которых возможно прослушать произведения группы “СПЛИН”, а также в торговых сетях и на материальных носителях с аудиовизуальными произведениями указанной группы. Заявитель настаивает на том, что спорный товарный знак на протяжении многих лет ассоциировался с фирменным наименованием истца, как правообладателя, в подтверждение чего ссылается, в том числе на владение доменным именем “splean.ru”. При этом общество “Фигаро мьюзик” высказывается о неправомерности перехода права администрирования указанным доменом к обществу “СПЛИН”.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Вопреки указанной процессуальной норме соответствующие утверждения истца о наличии в сознании потребителей услуг 41-го класса МКТУ стойкой ассоциативной связи спорного обозначения с деятельностью общества “Фигаро мьюзик” носит преимущественно декларативный характер.

Так, заявляя о высокой степени узнаваемости товарных знаков “SPLEAN”/”СПЛИН”, ответчик представил договор оказания услуг от 30.09.2015 N 02/09/2015-1/у с обществом с ограниченной ответственностью “Меридиан”, письмо от 12.10.2015, адресованное указанному обществу; письма-претензии от 23.05.2014 N 2014-004 и N 2014-005, от 17.11.2014 N 2014-011, N 2014-012, N 2014-014, N 2014-015, от 14.03.2017 N 2017-002, адресованные Васильеву А.Г., обществу с ограниченной ответственностью “НАВИГАТОР РЕКОРДС”, открытому акционерному обществу “Спортивный комплекс “Олимпийский”, обществу с ограниченной ответственностью “МАЙ ТУР СЕРВИС”, обществу “СПЛИН” открытому акционерному обществу “Дворец спорта”, акционерному обществу “Крокус Интернэшнл”; электронную переписку от 12.12.2012 с morozovale@yandex.ru, от 15.10.2012 с Демидкиным Д., от 20.11.2014 с Дзюбой Н.В., Новиковым Н.Ф., concert@olimpik.ru, от 21.11.2014 с Измайловой Н.; райдеры группы “СПЛИН” и доказательства их направления по электронной почте 04.02.2015 в адрес 504903@gmail.com.

Вместе с тем на основании указанных документов не представляется возможным сделать вывод об известности (репутации) товарных знаков истца.

Длительная история существования музыкальной группы (творческого коллектива музыкантов) “СПЛИН” (“SPLEAN”) сама по себе не может свидетельствовать о приобретении одноименным брендом истца различительной способности в отношении услуг 41-го класса МКТУ.

Иных доказательств, которые могли бы подтвердить высокую степень известности потребителям в Российской Федерации товарных знаков истца (рекламных материалов и сведений о затратах на рекламу, социологических исследований, информации о территории оказания услуг, сведений о публикациях в открытой печати информации об услугах и пр.), обществом “Фигаро мьюзик” в материалы дела не представлено.

При этом из заявления общества “Фигаро мьюзик” следует и указанным истцом-правообладателем не оспаривается, что спорный товарный знак не является фантазийным, а воспроизводит название существующей музыкальной группы, продюсирование которой осуществлял истец в период с 2000 по 2011 годы. Данные обстоятельства ответчиком и третьими лицами также не оспариваются.

Указанные обстоятельства обуславливают необходимость в целях установления факта использования спорного обозначения в каждом конкретном случае различать (разграничивать) товарный знак и творческий коллектив музыкантов – прообраз брэнда.

Так, из представленных ответчиком и третьими лицами документов усматривается, что музыкальный коллектив “СПЛИН” был создан в 1994 году, то есть задолго до даты приоритета товарных знаков истца. В том же году музыкантами был записан альбом “Пыльная быль” и состоялось первое публичное выступление группы. В 1997 году музыкальным коллективом “СПЛИН” записан альбом “Фонарь под глазом”, в 1998 году – “Гранатовый альбом”. В 1998 году “СПЛИН” выступает на разогреве у “The Rolling Stones” (ru.wikipedia.org).

Данные обстоятельства истцом не оспариваются, напротив, отчасти указаны в качестве оснований исковых требований.

Из того же источника информации следует, что музыкальный коллектив “СПЛИН” создан третьими лицами по настоящему – Морозовым А.Б. и Васильевым А.Г., что истцом также не оспорено.

Достоверность информации, размещенной в сети “Интернет” юридическими и физическими лицами по своему усмотрению, определяется судом исходя из общих принципов доказывания. По спорам, вытекающим из гражданских правоотношений, оценка достоверности указанной информации в отношении ее содержания осуществляется на основании состязательности с учетом доводов и возражений лиц, участвующих в деле. Данная информация признается достоверной при отсутствии возражений лиц, участвующих в деле.

Таким образом, в данном споре следует отличать известность ранее созданного (в 1994 году) музыкального коллектива “СПЛИН” и его творчества, и товарных знаков истца (созданного в 2000 году) с приоритетом правовой охраны 2001 года. Однако из заявления общества “Фигаро мьюзик” усматривается, что истец в отсутствие оснований к тому фактически отождествляет указанные факты и события.

Между тем коллегия судей отмечает, что установление степени узнаваемости товарных знаков среди потребителей применительно к конкретным товарам и услугам не может осуществляться судом исходя из субъективного восприятия, основанного на своем жизненном и профессиональном опыте, а должно основываться на объеме доказательств, достаточном для такого вывода.

В силу части 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 данной статьи).

С учетом изложенного, исходя из объема представленных доказательств, суд не может прийти к выводу о том, что товарный знак истца на момент обращения ответчика в Роспатент за регистрацией собственного товарного знака имел высокую степень узнаваемости среди российских потребителей, а, следовательно, и к выводу о том, что ответчик стремился недобросовестно воспользоваться широкой известность старших товарных знаков.

Кроме того, как установлено Судом по интеллектуальным правам в решении от 10.10.2017 по делу N СИП-154/2016, спорный товарный знак истца не использовался им в отношении услуг 41-го класса МКТУ, по крайней мере, начиная с 15.02.2013, что и послужило основанием для частичного прекращения правовой охраны указанного товарного знака истца по настоящему делу.

По смыслу статьи 1486 ГК РФ трехлетний период неиспользования товарного знака достаточен для утраты ассоциативной связи в глазах потребителя между таким средством индивидуализации товаров и услуг и их производителем, что создает предпосылки к началу использования такого обозначения иными лицами.

Также коллегия судей принимает во внимание, что, как указывалось выше, в рамках дела N СИП-154/2016 довод общество “Фигаро мьюзик” о наличии признаков злоупотребления правом в действиях общества “СПЛИН” был предметом рассмотрения Суда по интеллектуальным правам.

В соответствии с частью 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

По смыслу приведенной процессуальной нормы преюдициальное значение могут иметь только юридические факты материально-правового содержания, но не те факты, установление которых имеет процессуальное значение. Иными словами, по смыслу приведенной правовой нормы преюдиция – это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной и (или) резолютивной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами.

При этом, преюдициальность означает не только отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение. Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном законом.

Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. По общему правилу объективные пределы преюдициальности касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Среди этих фактов могут быть те, которые оказались бесспорными, и те, которые суд ошибочно включил в предмет доказывания по делу. В любом случае все факты, которые суд счел установленными во вступившем в законную силу судебном акте, обладают преюдициальностью. Субъективные пределы – это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах.

Таким образом, преюдициальным является обстоятельство, имеющее значение для правильного рассмотрения дела, установленное судом и изложенное во вступившем в законную силу судебном акте по ранее рассмотренному делу между теми же сторонами, а не обстоятельство, которое должно быть установлено. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались, не оценивались, не входили в предмет доказывания.

Вместе с тем высшими судебными инстанциями неоднократно высказывалась правовая позиция, согласно которой, если в двух самостоятельных делах дается оценка одним обстоятельствам, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, принимается во внимание судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен мотивировать такой вывод. При этом иная оценка может следовать, например, из иного состава доказательств по второму делу, нежели те, на которых основано решение по первому делу.

Так, в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 “О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств” отмечено, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

В пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях” указано, что в случае, если до рассмотрения арбитражным судом дела о привлечении к административной ответственности юридического лица (а равно дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности юридического лица) судом общей юрисдикции рассмотрено дело о привлечении к административной или уголовной ответственности за данное нарушение физического лица (а равно дело об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности физического лица), квалификация, данная судом общей юрисдикции совершенному деянию, с учетом статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является обязательной для арбитражного суда. При этом оценка, данная судом общей юрисдикции, обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, принимается во внимание арбитражным судом.

Аналогичный подход изложен в пункте 4 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, согласно которому по смыслу частей 2, 3 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или частей 2, 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Согласно определению Верховного Суда Российской Федерации от 06.10.2016 N 305-ЭС16-8204 по делу N А40-143265/2013 правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хоть и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

Таким образом, учитывая то, что в рамках ранее рассмотренного дела N СИП-154/2016 арбитражным судом на основании тех же доказательств дана оценка оспариваемым действиям ответчика по настоящему делу и отклонен довод общества “Фигаро мьюзик” о признаках недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом в таких действиях, данные обстоятельства должны быть приняты во внимание судом и при разрешении данного спора, поскольку в настоящем деле не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам, сделанным судом при рассмотрении дела N СИП-154/2016.

Довод общества “Фигаро мьюзик” о том, что администрирование домена “splean.ru” ранее осуществлялось единоличным исполнительным органом указанного общества и у истца отсутствуют сведения об основаниях передачи обществу “СПЛИН” прав администрирования указанным доменом, не свидетельствует о наличии в действиях ответчика по регистрации спорного товарного знака признаков злоупотребления правом. Как следствие, соответствующий довод и представленные в его обоснование доказательства (справка регистратора доменных имен и договор общества “Фигаро мьюзик” с ним), по мнению судебной коллегии, не может повлиять на результаты рассмотрения данного спора.

На основании изложенного исковые требования общества “Фигаро мьюзик” удовлетворению не подлежат.

Данный вывод суда, в свою очередь, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отнесения судебных расходов по оплате государственной пошлины по настоящему делу на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 – 170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

требования общества с ограниченной ответственностью “Фигаро мьюзик” оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Р.В.СИЛАЕВ
Судьи А.А.СНЕГУР, Н.Н.ТАРАСОВ

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code