Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 по делу N 305-КГ17-12383, А40-170463/16

Требование: О признании незаконным решения об отказе в выдаче паспортов самоходных машин с отметкой об уплате сбора таможни, возложении обязанности произвести выпуск паспортов самоходных машин с отметкой об уплате утилизационного сбора в надлежащем размере.
Обстоятельства: Истец полагает, что решение таможни об отказе в выдаче паспортов самоходных машин с отметкой об уплате сбора является незаконным.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение поскольку у судов при наличии неопределенности в правовом регулировании, отсутствовали законные основания для того, чтобы истолковывать правила исчисления утилизационного сбора в сторону увеличения фискального бремени, возлагаемого на его плательщиков.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 декабря 2017 г. по делу N 305-КГ17-12383

Резолютивная часть определения объявлена 20.12.2017.

Полный текст определения изготовлен 26.12.2017.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Павловой Н.В.

судей Прониной М.В., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе акционерного общества “НБМ” на решение Арбитражного суда города Москвы от 26.10.2016 по делу N А40-170463/16, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.06.2017 по тому же делу

по заявлению акционерного общества “НБМ” о признании незаконным решения Центральной акцизной таможни от 15.06.2016 N 35-11/456, возложении обязанности произвести выпуск паспортов самоходных машин с отметкой об уплате утилизационного сбора в надлежащем размере.

В заседании приняли участие представители:

– от акционерного общества “НБМ” – Бычков Д.М.;

– от Центральной акцизной таможни – Креуличева Ю.В., Романова Д.С., Скрипниченко М.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

акционерное общество “НБМ” (далее – общество) обратилось в Центральную акцизную таможню (далее – таможенный орган) с заявлением о проставлении отметок об уплате утилизационного сбора в паспорте самоходных машин, ранее ввезенных обществом на таможенную территорию и выпущенных для внутреннего потребления.

По результатам рассмотрения указанного заявления Донским таможенным постом Центральной акцизной таможни обществу направлено письмо от 15.06.2016 N 35-11/456, в котором таможенный орган сообщил о неправильном расчете и неполной уплате утилизационного сбора, в связи с чем отказал в выдаче паспортов самоходных машин с отметкой об уплате сбора и потребовал произвести уплату утилизационного сбора в полном объеме.

Полагая свои права нарушенными, общество обратилось в суд с заявлением, в котором просило признать незаконным решение от 15.06.2016 и обязать таможенный орган произвести выпуск паспортов самоходных машин с отметкой об уплате утилизационного сбора в надлежащем размере.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.10.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2017, в удовлетворении заявления обществу отказано.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 07.06.2017 судебные акты судов первой и апелляционной инстанции оставлены без изменения.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просит отменить принятые по делу судебные акты, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на допущенные существенные нарушения судами норм материального и процессуального права.

В целях проверки доводов кассационной жалобы по запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14.09.2017 дело истребовано из Арбитражного суда города Москвы и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 01.11.2017 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу таможенный орган просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты – отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 13.07.2016 общество заявило к таможенному оформлению товары – новые самоходные погрузчики иностранного изготовления с конструкционной массой от 2,6 до 2,9 тонн и грузоподъемностью 1,5 тонны каждый.

Выпуск товаров для внутреннего потребления осуществлен 14.07.2016.

При обращении 15.07.2016 по поводу проставления отметок об уплате утилизационного сбора в паспортах самоходных машин общество представило в таможенный орган расчет утилизационного сбора, в соответствии с которым в основу определения размера сбора положена конструкционная масса погрузчиков, установленная изготовителями.

Основанием для отказа таможенного органа в проставлении отметок об уплате утилизационного сбора в паспортах самоходных машин послужила неполная уплата утилизационного сбора в связи с занижением массы погрузчиков. По мнению таможенного органа, при исчислении сбора помимо конструктивной массы следовало учесть грузоподъемность погрузчиков, что должно влечь соответствующее увеличение размера сбора.

Суды согласились с позицией таможенного органа, указав, что согласно пункту 1 статьи 24.1 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ “Об отходах производства и потребления” (далее – Закон об отходах производства и потребления) утилизационный сбор уплачивается за каждое колесное транспортное средство (шасси), каждую самоходную машину, каждый прицеп к ним, ввозимые в Российскую Федерацию или произведенные, изготовленные в Российской Федерации.

На основании пункта 4 статьи 24.1 Закона об отходах производства и потребления Правительство Российской Федерации Постановлением от 06.02.2016 N 81 утвердило Перечень видов и категорий самоходных машин и прицепов к ним, в отношении которых уплачивается утилизационный сбор, а также размеров утилизационного сбора (далее – Перечень).

Разделом VI Перечня предусмотрено, что размер утилизационного сбора в отношении погрузчиков определяется путем умножения базовой ставки, составляющей 150 000 рублей, на коэффициент, определяемый в зависимости от максимальной технически допустимой массы погрузчика. Определение понятия “максимальная технически допустимая масса” в отношении самоходных машин отсутствует как Перечне, так и в Техническом регламенте Таможенного союза 010/2011 “О безопасности машин и оборудования”, утвержденном решением Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 N 823 (далее – ТР ТС 010/2011).

В связи с этим на основании части 6 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды применили по аналогии закона положения Технического регламента Таможенного союза “О безопасности колесных транспортных средств”, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 877 (далее – ТР ТС 018/2011), в котором дано определение технически допустимой максимальной массы колесного транспортного средства – установленной изготовителем максимальной массы транспортного средства со снаряжением, пассажирами и грузом.

По аналогии с указанным определением суды пришли к выводу о том, что для целей расчета утилизационного сбора максимальная технически допустимая масса погрузчика должна определяться путем суммирования массы самоходной машины и ее грузоподъемности. При таком расчете сбора его величина за каждый погрузчик должна составлять двукратный размер базовой ставки и общая сумма сбора за все ввезенные обществом погрузчики – 2 100 000 рублей, в то время как обществом утилизационный сбор исчислен исходя из однократного размера базовой ставки и общая уплаченная сумма сбора составила 1 050 000 рублей.

Между тем судами не учтено следующее.

Из системного толкования положений преамбулы, статей 21 и 24.1 Закона об отходах производства и потребления следует, что взимание утилизационного сбора выступает частью экономического регулирования в области обращения с отходами: уплата утилизационного сбора носит обязательный публично-правовой характер и связана с осуществление государством мероприятий по предотвращению вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, ее восстановлению от последствий использования транспортных средств и самоходных машин.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в регулировании обязательных публичных индивидуально возмездных платежей компенсационного фискального характера (фискальных сборов) праве участвовать Правительство Российской Федерации – в той мере, в какой эти платежи допускаются по смыслу Федерального закона, возлагающего на Правительство Российской Федерации определение в своих нормативных правовых актах порядка их исчисления.

При этом обязательные в силу закона публичные платежи в бюджет, не являющиеся налогами и не подпадающие под данное Налоговым кодексом Российской Федерации (далее – Налоговый кодекс) определение сборов и не указанные в нем в качестве таковых, но по своей сути представляющие собой именно фискальные сборы, не должны выводиться из сферы действия статьи 57 Конституции Российской Федерации и развивающих ее правовых позиций об условиях надлежащего установления налогов и сборов, конкретизированных законодателем применительно к сборам, в частности, в пункте 3 статьи 17 Налогового кодекса, которая приобретает тем самым универсальный характер.

В частности, для отношений по уплате фискальных сборов в правовом государстве принципиально важным является соблюдение требования определенности правового регулирования, заключающейся в конкретности, ясности и недвусмысленности нормативных установлений, что призвано обеспечить лицу, на которое законом возлагается та или иная обязанность, реальную возможность предвидеть в разумных пределах последствия своего поведения в конкретных обстоятельствах.

Такие правовые позиции, изложенные применительно к отдельным фискальным сборам, но в универсальном ключе, сформированы в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 31.05.2016 N 14-П, от 05.03.2013 N 5-П, от 14.05.2009 N 8-П, от 28.02.2006 N 2-П.

С учетом изложенного, на отношения по взиманию утилизационного сбора распространяется общий для всех обязательных платежей принцип формальной определенности, нашедший своей закрепление, в частности, в пункте 6 статьи 3 Налогового кодекса, и состоящий в том, что правила их взимания должны быть сформулированы ясным образом, чтобы обязанность по уплате могла быть исполнена правильно каждым плательщиком и не зависела от усмотрения контролирующих органов.

Это означает, что все существенные элементы юридического состава утилизационного сбора, в том числе, его базовая ставка и порядок исчисления, должны быть установлены законом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации. Определение данных элементов и соответствующих им обязанностей плательщиков сбора в рамках правоприменительной деятельности таможенных органов, равно как и восполнение пробелов в порядке исчисления сбора по аналогии, не может быть признано правомерным.

Судебная практика исходит из допустимости устранения неясностей в порядке исчисления обязательных публично-правовых платежей в тех случаях, когда это не выходит за пределы толкования соответствующих норм и необходимо для обеспечения реализации принципов равенства плательщиков, экономической обоснованности платежей и т.п. (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.2013 N 3589/13, от 21.06.2012 N 2676/12, от 25.02.2010 N 13640/09, от 08.12.2009 N 11715/09).

Однако указанные основания для расширительного истолкования понятия “максимально допустимая техническая масса” в отношении самоходных машин – погрузчиков в контексте исчисления утилизационного сбора по настоящему делу судами не установлены.

В силу пунктов 4 – 5 статьи 24.1 Закона об отходах производства и потребления юридическое значение для исчисления размера утилизационного сбора могут иметь физические характеристики самоходной машины, оказывающие влияние на затраты в связи с осуществлением деятельности по обращению с отходами, образовавшимися в результате утраты ею потребительских свойств, устанавливаемые Правительством Российской Федерации.

Грузоподъемность, в отличие от массы, не является физической характеристикой.

Утвержденный Правительством Российской Федерации порядок исчисления утилизационного сбора не содержит нормы, предписывающей определять размер сбора в отношении погрузчиков с учетом такой их технической характеристики как грузоподъемность в дополнение к указанной изготовителем массе самого погрузчика.

Следовательно, именно масса погрузчика, необходима для расчета суммы утилизационного сбора, имея в виду, что влияние этого параметра на процесс утилизации самоходных погрузчиков носит объяснимый характер и получило свое закрепление в Перечне в соответствии с пунктами 4 – 5 статьи 24.1 Закона об отходах производства и потребления.

Изложенное согласуется с решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 18.08.2015 N 100 “О паспорте самоходной машины и других видов техники”, принятым в рамках ее полномочий по обеспечению свободного обращения самоходных машин на таможенной территории Евразийского экономического союза, согласно которому при заполнении графы “максимальная технически допустимая масса” в паспорте самоходной машины указывается соответствующая масса машины, а не результат сложения массы самоходной машины и грузоподъемности.

Нормативных оснований для вывода о том, что такая характеристика погрузчиков как их грузоподъемность также влияет на затраты в связи с осуществлением деятельности по обращению с отходами, образовавшимися в результате утраты самоходными машинами своих потребительских свойств, и это влияние должно учитываться при исчислении утилизационного сбора, у судов не имелось. Таможенным органом не представлены какие-либо доказательства того, что приведенные в Перечне коэффициенты увеличения базовой ставки утилизационного сбора фактически призваны учесть различия в затратах, о которых идет речь в пункте 5 статьи 24.1 Закона об обходах производства и потребления, в зависимости от грузоподъемности погрузчиков, и что именно из такого экономического смысла названных коэффициентов исходило Правительство Российской Федерации при утверждении Перечня.

Иное также не следует из имеющихся в материалах дела писем Федеральной таможенной службы от 24.04.2016 и Министерства промышленности и торговли Российской Федерации от 23.08.2016 в адрес общества, в которых по существу констатирована невозможность однозначного ответа на вопрос об учете грузоподъемности погрузчика при расчете утилизационного сбора, исходя из действующего нормативного регулирования.

Между тем, как вытекает из правовой позиции, выраженной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.11.2017 N 34-П “По делу о проверке конституционности пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи 111 и подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой акционерного общества “Флот Новороссийского морского торгового порта”, уклонение финансовых, налоговых органов и других уполномоченных органов государственной власти от дачи юридически значимых разъяснений плательщикам обязательных платежей нарушает принцип баланса частных и публичных интересов.

Принимая во внимание, что расширительное истолкование понятия “максимально допустимая техническая масса” в отношении самоходных машин способно приводить к двукратному изменению размера утилизационного сбора, следует признать, что данный вопрос имеет существенное значение с точки зрения соблюдения принципа формальной определенности норм, регулирующих взимание данного фискального платежа. В связи с этим у судов, при наличии неопределенности в правовом регулировании, отсутствовали законные основания для того, чтобы истолковывать правила исчисления утилизационного сбора в сторону увеличения фискального бремени, возлагаемого на его плательщиков.

При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела.

Поскольку общество, оспаривая законность решения таможенного органа, просило суд возложить на Центральную акцизную таможню обязанность произвести выпуск паспортов самоходных машин с отметкой об уплате утилизационного сбора, и правомерность указанного требования по существу судами не проверялась, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 – 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 26.10.2016 по делу N А40-170463/16, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.06.2017 по тому же делу отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья Н.В.ПАВЛОВА
Судьи М.В.ПРОНИНА, Д.В.ТЮТИН

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 138

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code