Статья 470. Гарантия качества товара

Комментарий к статье 470 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Гражданское право, и именно в комплексе правовых норм ГК РФ о качестве, очень хорошо представляет себе, что любая вещь рано или поздно придет в негодность. При этом содержание законной гарантии, как представляется, не очевидно и не вполне адекватно трактуется, в том числе и в правоприменительной практике.

Пункт 1 комментируемой статьи содержит прямую отсылку к «требованиям к товару», предъявляемых ст. 469 «Качество товара». При этом, если «в момент передачи покупателю» товар должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 Гражданского кодекса РФ» (п. 1 комментируемой статьи), то совершенно очевидно, что здесь просто не могут иметься в виду все перечисленные в ней требования одновременно, в совокупности, — в противном случае вся правовая конструкция ст. 469 Кодекса, выстроившая эти требования последовательно, а не параллельно (см. комментарий к указанной статье), потеряла бы смысл и право на существование. Товар должен соответствовать только одному из них; какому именно — это зависит от обстоятельств.

Однако в силу закона соответствие одному из четырех положений ст. 469 Гражданского кодекса РФ является необходимым исключительно «в момент передачи» товара. В течение разумного срока после этого момента от товара требуется минимум — соответствие только одному из сформулированных выше условий, самому «слабому» (абз. 1 п. 2 ст. 469 Гражданского кодекса).

Поэтому первая и главная задача, которую решает договорная гарантия (п. 2 комментируемой статьи), — позволить заинтересованной стороне, покупателю «усилить» это требование, распространить то из более жестких условий ст. 469, которому товар должен соответствовать в момент исполнения договора, на некоторый промежуток времени после этого момента.

2. Попутно институтом договорной гарантии решается и вторая важная задача — заменить упомянутый в п. 1 комментируемой статьи «разумный», т.е. заранее не определенный, целиком зависящий от усмотрения суда, срок такого соответствия конкретным, четко зафиксированным и неоспоримым сроком.

При этом срок договорной гарантии Кодексом никак не оговаривается и в принципе может быть любым.

3. Правовой смысл договорной гарантии раскрывается в п. 2 ст. 476 Гражданского кодекса РФ.

Факт предоставления гарантии качества изменяет «правовое поле» договора купли-продажи, те процедурные правила, в соответствии с которыми будет рассматриваться спор о качестве, если такой спор возникнет <1>. Общее правило купли-продажи таково: доказать, что недостатки товара или причины этих недостатков возникли до его получения от продавца, должен покупатель. Если же продавцом предоставляется гарантия качества, то в течение гарантийного срока не покупатель обязан доказывать, что недостатки товара возникли до его покупки, а продавец — что недостатки возникли после передачи товара покупателю из-за нарушения покупателем правил хранения или использования, действий третьих лиц или непреодолимой силы (п. п. 1 и 2 ст. 476 Гражданского кодекса соответственно). Налицо скрытая, «косвенная» материально-правовая презумпция <2>, которую гарантия «переворачивает» в пользу покупателя.

———————————

<1> «Необходимо иметь в виду, что по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на продавце… Исключение составляют случаи продажи товара… ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар… гарантийный срок…» (см. п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7).

<2> См., например: Ойгензихт В.А. Презумпция в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. С. 42; Веденеев Е.Ю. Роль презумпций в гражданском праве, арбитражном и гражданском судопроизводстве // Государство и право. 1998. N 2. С. 46.

 

Таким образом, в договорном условии о гарантии качества имплицитно заложена будущая процессуальная позиция сторон договора купли-продажи.

4. На первый взгляд «предоставление гарантии качества» (п. 2 комментируемой статьи) непосредственно связано с обещанием, с сообщением сведений о фактическом качестве товара, о том, что гарантия тождественна соответствию, это лишь обещание определенного качества, «ручательство за надлежащее качество» <1>.

———————————

<1> Гальперин Л.Б., Деревянко Г.Ф. Проблематика послереализационных правоотношений купли-продажи // Качество продукции, стандартизация и право // Сб. докладов Европейского симпозиума по юридической ответственности за качество продукции. М., 1982. С. 157 — 159.

 

Экономическая теория рассматривает гарантию как институциональный способ сглаживания неопределенности сведений о качестве товара <1>; экономический смысл гарантии не в информировании второй стороны договора о фактическом качестве, а в определении последствий неполноты или недостоверности такого информирования. В данном случае речь идет не столько об ответственности за качество, сколько о распределении рисков <2>. Гарантия производителя или продавца — не обещание того, что сведения о товаре соответствуют действительности, а заявление о готовности нести риск последствий в тех случаях, если они в действительности не соответствуют, а необходимые продавцу для освобождения от ответственности обстоятельства не доказаны, а также о готовности принять на себя такие последствия.

———————————

<1> См.: Акерлоф Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыночный механизм / THESIS. 1994. Вып. 5. С. 102.

<2> «Риск — это допущение субъектом определенных последствий при определенных — случайных обстоятельствах, исключающих вину самого субъекта; именно наступление этих обстоятельств, допущение их и невыгодных последствий субъектом, наличие этих последствий является основанием отнесения убытков на данное лицо» (Ойгензихт В.А. Риск субъектов при заключении сделки // Сборник работ кафедры гражданского права и процесса. 1969. Душанбе: Изд-во ТГУ, 1970. С. 59).

 

Особый интерес представляет рекламирование продавцами факта наличия гарантии как одного из условий предлагаемого в рекламе договора. Информацией о фактическом качестве товара реклама гарантии, безусловно, не является. Однако информация о предоставлении производителем или продавцом гарантии может выступать заменой, порой — вполне эквивалентной, информации о качестве. В этом случае место подразумеваемого утверждения «товар хорош» занимает утверждение «если товар плох, мы его заменим» (или «мы его починим»), эквивалентное утверждению «товар хорош сейчас или будет хорош чуть позже…». Если проанализировать информационное содержание подобных сообщений, то информация о предоставлении гарантии является, как это ни странно, «более слабым» обещанием: вместо того, чтобы пообещать «автомобиль будет ездить», рекламодатель фактически обещает «автомобиль рано или поздно будет ездить». И такое обещание, как это ни парадоксально, оказывается более правдоподобным. Оно вызывает большее доверие покупателя к полученной информации о товаре, потому что требует меньшего доверия к товару.

5. Достаточное распространение получила и точка зрения, согласно которой гарантия считается видом поручительства, обеспечения надлежащего исполнения основного обязательства, когда гарантия понимается как «производное (возникающее на основе обеспечиваемого) обязательство, в силу которого гарант обязан безвозмездно осуществить действия по надлежащему исполнению основного обязательства…», а гарантийный срок — как срок существования такого обязательства <1>.

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Генетическая модель гарантийного обязательства // Качество продукции, стандартизация и право // Сб. докладов Европейского симпозиума по юридической ответственности за качество продукции. М., 1982. С. 53, 56.

 

Однако сегодня такая точка зрения не имеет оснований в тексте ГК РФ. Наличие гарантии не подразумевает каких-либо обязанностей продавца; никто и ничто не заставляет его поддерживать в товаре надлежащее качество. Просто, как правило, продавцу гораздо проще, а главное, дешевле оплатить гарантийный ремонт, при большом объеме реализации даже организовать и поддерживать инфраструктуру такого ремонта, сервисную сеть, чем вступать по этому поводу в споры, поскольку его исходная процессуальная (презумптивная) позиция в подобной категории споров крайне неблагоприятна, почти безнадежна. Отсюда и возникает иллюзия, будто право на устранение недостатков товара возникает непосредственно из факта заключения договора купли-продажи <1>. На самом же деле это право возникает на основании неопровергнутой презумпции виновности продавца (и (или) для случая защиты прав потребителя, изготовителя).

———————————

<1> «Право на гарантийный ремонт вытекает из приобретения товара с недостатками. Договор на выполнение работ или оказание услуг по гарантийному ремонту в указанных случаях потребителем не заключается» (п. 20 Постановления Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7).

 

6. Гражданский кодекс РФ не предусматривает ничего подобного «гарантии завода-изготовителя» и т.п., который не является стороной последующих договоров купли-продажи, заключаемых после введения товара в оборот. Разумеется, ничто не мешает ему установить такую гарантию на свою продукцию (для потребительской продукции такая возможность прямо предусмотрена п. 6 ст. 5 Закона РФ «О защите прав потребителей») и предусмотреть в договорах с покупателями их обязанность по ее «дальнейшему распространению». Однако в подобных случаях последующие продавцы будут принимать на себя ответственность перед последующими покупателями не самостоятельно, а как агенты (комиссионеры) производителя.

Обязанность продавца принять на себя последствия предоставления гарантии на товар его изготовителем предусмотрена только в отношениях с потребителями. Во всех иных случаях наличие «гарантии изготовителя» само по себе ни к чему продавца не обязывает; попытки сконструировать наличие подобной обязанности на основе «общих принципов гражданского права» (материалы семинара-совещания судей ФАС Северо-Кавказского округа от 25 апреля 2003 г.) представляются недостаточно обоснованными.

7. Условие о гарантии на комплектующие изделия может быть скорректировано договором. Причем как с точки зрения самого наличия или отсутствия этого условия (п. 3 ст. 470 Гражданского кодекса), так и с точки зрения определения гарантийного срока (п. 3 ст. 471 Гражданского кодекса).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code