Статья 469. Качество товара

Комментарий к статье 469 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. Условию договора купли-продажи о качестве товара и последствиям нарушения этого условия посвящены девять статей Гражданского кодекса РФ (ст. ст. 469 — 477).

Комментируемая статья прежде всего позволяет для целей гражданского права «сконструировать» само понятие «качество».

«Экономическая теория пока еще не нашла хорошего определения того, что есть качество, и эта неопределенность затрагивает все проблемы, куда входит понятие качества», — признавался лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглер <1>. Международная организация по стандартизации (ISO) в 1986 г. приняла, а в 1994 г. уточнила такое определение: качество — совокупность характеристик объекта, относящихся к его способности удовлетворять потребности, установленные или предполагаемые <2>. Дефиниции, предлагавшиеся юридической наукой, например «совокупность свойств правового и материального объектов договора, обеспечивающая возможность нормального использования предмета в соответствии с обычным его назначением либо специальным назначением, определенным договором» <3> или «выражение соответствующей определенности потребительной стоимости продукта» <4>, так или иначе также касаются способности товара удовлетворять определенные потребности.

———————————

<1> Стиглер Дж. Экономическая теория информации // Теория фирмы. СПб.: Экономич. школа, 1995. С. 526.

<2> См.: Окрепилов В.В. Управление качеством. М.: Экономика, 1998. С. 16.

<3> Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск: Наука и техника, 1967. С. 14.

<4> Семякин М.Н. Гражданско-правовой договор как форма управления качеством продукции // Роль советского гражданского права в ускорении социально-экономического развития социалистического общества. Свердловск: СЮИ, 1987. С. 68.

 

Способность удовлетворять потребности покупателя описывается в том числе в правовых конструкциях двояко: во-первых, путем указания на цели использования (п. 2 комментируемой статьи); во-вторых, путем предъявления требования соответствовать тем или иным характеристикам либо численным («требования к качеству»; п. п. 1 и 4), либо описательным или даже заданным некоторым аналогом, эталоном («образец»; п. 3).

Гражданский кодекс РФ (п. 2 комментируемой статьи) дает возможность определить качество товара как пригодность для целей его фактического использования.

2. Гражданский кодекс вполне допускает, что в тексте договора купли-продажи условие о качестве товара может отсутствовать (абз. 1 п. 2 комментируемой статьи). Однако при этом общая обязанность передать товар определенного качества на продавца возложена всегда, без каких-либо исключений, в силу закона. Совершенно очевидно, что «во всех случаях, в том числе и при отсутствии в договоре соответствующего пункта, в договоре (как правоотношении) всегда имеется условие, определяющее требования к качеству товара» <1>. Вопрос в том, откуда оно берется и каково его содержание.

———————————

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о передаче имущества» (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).

 

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2000. С. 30.

 

Действительная логика применения норм комментируемой статьи к определению содержания договорного условия о качестве не вполне совпадает с последовательностью их изложения в тексте Кодекса. Иерархия четырех последовательных, логически дополняющих друг друга требований, неявно сформулированная в комментируемой статье, должна была бы быть выстроена следующим образом:

1) товар должен соответствовать договоренности, достигнутой сторонами и зафиксированной либо непосредственно в договоре (п. 1, абз. 2 п. 4), либо в описании товара или свойствах представленного продавцом образца (п. 2);

2) если качество товара при заключении договора (включая сюда описание или образец) сторонами не согласовывалось, товар должен соответствовать обязательным требованиям (абз. 1 п. 4);

3) если обязательные требования к товару не предъявляются (или цели использования товара покупателем такими требованиями «покрываются» не полностью), товар должен быть пригоден для использования в конкретных целях, о которых продавец был покупателем проинформирован (абз. 2 п. 2);

4) если ни одно из вышеприведенных условий не выполнено, товар должен быть пригоден только «для целей, для которых товар такого рода обычно используется» (абз. 1 п. 2).

Это последнее, самое «слабое» из возможных требований к качеству — единственное, которое ГК РФ по умолчанию предъявляет к любому товару не только в момент его передачи покупателю, но и в течение «разумного срока» после такой передачи (см. комментарий к ст. 470 Гражданского кодекса).

Требования к качеству («качествам») товара могут быть сколь угодно подробными. Но в отсутствие их детализации в договоре или нормативном акте условия, не обоснованные необходимостью обеспечения пригодности товара для «обычных» целей либо доказанным фактом информирования продавца о конкретных целях покупателя, «подразумеваться» или презюмироваться не могут.

3. Понятие «качество», в том числе и с точки зрения комментируемой статьи, может быть разделено на две составляющих: «абсолютное» качество и «относительное» качество.

Информация об абсолютном качестве товара есть информация о цели использования данного товара, т.е. о потребности, удовлетворяемой этим товаром. Может быть выделена и категория «относительное качество» — положение товара в ряду, точнее, в многомерном пространстве характеристик аналогичных товаров, каждый из которых в той или иной степени пригоден для целей, для которых все они обычно используются. Информация об относительном качестве — это не что иное, как сведения о том, каким именно образом одна из сторон будущего договора будет удовлетворять соответствующую потребность своего контрагента, какие именно свойства товара позволят ему сделать это и в какой степени. Показателем качества в этом случае выступает степень соответствия характеристик товара некоторым базовым, как правило, нормативно установленным, хотя это и не обязательно, значениям, характеризующим стандарт либо эталонный образец <1>. Поэтому вывод об относительном качестве — всегда результат не просто исследования, но сравнительного исследования; описание относительного качества, в том числе в тексте договора, не может не основываться на прямо выраженном или подразумеваемом сравнении.

———————————

<1> См.: письмо ВАС РФ от 21 июля 1994 г. N С1-7/ОП-520 «О судебно-товароведческой экспертизе, проводимой ВНИИСЭ» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Венская конвенция ООН о международных договорах купли-продажи нигде не использует понятие «качество». Она везде использует термин «соответствие» по отношению к товару (ст. 35 Конвенции), имея в виду соответствие в первую очередь условиям договора купли-продажи. Несоответствие товара понимается также как несоблюдение требования к «качеству» в том его понимании, которое использует комментируемая статья: непригодность для обычных целей, непригодность для конкретной цели, указанной покупателем, несовпадение с продемонстрированным покупателю образцом. Установление и подтверждение «соответствия» продукции техническим регламентам, стандартам, сводам правил, условиям договоров — базовое понятие законодательства РФ о техническом регулировании.

4. Казалось бы, соответствие товара обязательным требованиям — законное условие любой сделки купли-продажи для продавца-предпринимателя (п. 4 комментируемой статьи); любой товар, находящийся в продаже, должен соответствовать требованиям технических регламентов. Такого мнения, естественно, придерживается подавляющее большинство федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции по государственному контролю (надзору) в сфере оборота тех или иных товаров; очень часто его разделяют и суды.

Однако это мнение, как представляется, не соответствует действующему законодательству. Публично-правовые требования технических регламентов, установленные в соответствии с Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании», являются «обязательными требованиями к качеству продаваемого товара» в частноправовом смысле (п. 4 комментируемой статьи) только для самого первого договора, в процессе исполнения которого товар вводится в гражданский оборот <1>. И обязанностью продавца в последующих сделках (причем не строго обязательной; см. комментарий к ст. 474 Гражданского кодекса) является не обеспечение соответствия товара обязательным требованиям, а предоставление доказательств того, что такое соответствие имело место и было в установленном порядке подтверждено на момент выпуска товара в обращение. Для таких последующих сделок условие договора купли-продажи, предусматривающее, что товар может не соответствовать обязательным требованиям (например, условие о продаже «as it is» («как он есть») товара, бывшего в употреблении), представляется вполне допустимым. А непредставление доказательств обязательного подтверждения соответствия (сертификата соответствия или декларации о соответствии) должно, если иное не предусмотрено договором, рассматриваться как нарушение положений п. 2 ст. 456 Гражданского кодекса РФ о необходимости передачи относящихся к товару документов, но не норм комментируемой статьи о качестве товара.

———————————

<1> Объектом обязательного подтверждения соответствия может быть только продукция, выпускаемая в обращение на территории Российской Федерации (ст. 23 Закона о техническом регулировании).

 

Правда, и в подобных случаях суды зачастую склонны считать, что поставка несертифицированного оборудования нарушает именно «требования к качеству продукции, подлежащей обязательной сертификации», т.е. положения не п. 2 ст. 456, а п. 4 комментируемой статьи (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 11 октября 2005 г. N КГ-А40/9634-05 <1>).

———————————

<1> Необходимо, правда, иметь в виду, что в ходе рассмотрения упомянутого дела судом было установлено не только отсутствие сертификатов, но и непосредственно ненадлежащее качество переданного товара.

 

5. Покупатель, как правило, имеет достаточно достоверную информацию о собственных потребностях. Однако он не всегда располагает информацией о доступных средствах и способах их удовлетворения, т.е. о возможностях, имеющихся в распоряжении продавца <1>. Необходимость информирования покупателя и о качествах товара, и о способах его эксплуатации и обоснование принимаемого потребителем решения о выборе путем ознакомления со «всем ассортиментом» связываются с договором купли-продажи именно с учетом необходимой степени удовлетворения потребностей, что существенно отличается от простого обеспечения эквивалентности обмена <2>.

———————————

<1> «Суд должен исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его (товара. — прим. авт.) свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (ст. 12)» (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»).

<2> См.: Суханов Е.А. К понятию социалистического гражданско-правового договора // Вестник МГУ. 1983. N 4. Сер. 11. Право. С. 28.

 

6. Продавец в договоре купли-продажи в общем случае не является производителем продаваемого товара. Он может проинформировать покупателя о его свойствах («качестве»), во многих случаях может обеспечить покупателю доступ к целой линейке, «ассортименту» однотипных товаров, у которых те или иные искомые свойства проявляют допустимую изменчивость. Но, во-первых, как правило, не продавец обеспечивает появление на свет товара, обладающего этими свойствами, и, во-вторых, поскольку не продавец (по крайней мере далеко не каждый продавец) впервые выпускает товар в обращение, по общему правилу не он отвечает за подтверждение соответствия этих свойств обязательным требованиям (см. комментарий к ст. 474 Гражданского кодекса).

С этой точки зрения существенные условия, процесс предложения и принятия которых сторонами и есть, собственно говоря, процесс заключения гражданско-правового договора, могут быть разделены на две подгруппы, условно называемые информационными (точнее, информационно-идентификационными) и обязательственными условиями. К первой подгруппе, например, могут в большинстве случаев быть отнесены свойства предмета договора как сделки; в случае купли-продажи — это свойства товара. Их выяснение и согласование имеют значение на преддоговорной стадии, обмен информацией по этим условиям в явном виде оказывает влияние на волю сторон, на их намерение совершить сделку. Однако если свойства товара заданы изначально и практически не могут быть произвольно созданы или изменены, то речь, как указывалось выше, может идти только, во-первых, об идентификации товара как обладающего указанными свойствами и, во-вторых, об информировании второй стороны договора о факте наличия этих свойств. Содержание информационных условий «задано» внешними обстоятельствами, оно не зависит ни от воли, ни от поведения сторон. Доведение до контрагента информационно-идентификационных условий договора не требует и не предполагает ни спора, ни согласия, ни даже простого ответа стороны-получателя. По таким договорным условиям невозможны разногласия, исключен акцепт на иных условиях, т.е. встречная оферта. Следовательно, — и это представляется принципиально важным, — эти условия не требуют согласования на стадии заключения договора, важен лишь факт состоявшегося обмена информацией.

Ко второй подгруппе относятся элементы содержания будущего договорного правоотношения, права и обязанности сторон, которые будут установлены договором-сделкой. Именно по ним возможны «разногласия, влекущие признание договора незаключенным». Если свойства вещи зависят от стороны, предоставляющей ее (как в договоре подряда или в случае, если договором купли-продажи на продавца возлагается обязанность самому выбрать из нескольких товаров один, обладающий искомой совокупностью свойств), тогда договорной обязанностью последней является наличие, точнее, обеспечение наличия у товара таких свойств.

Для юридического факта заключения гражданско-правового договора как сделки значение этих двух подгрупп условий в принципе совершенно одинаково, именно поэтому законодательство никогда не разделяло их. Их роли противоположны прежде всего в процессе заключения договора.

В первую очередь такая двойственность возможна для условия о качестве. Правовая норма абз. 2 п. 2 комментируемой статьи прямо предполагает, что информация «прошла» между сторонами договора только в одном направлении. Сам факт заключения и последующего исполнения продавцом договора купли-продажи свидетельствует об акцепте продавцом, в данном случае — конклюдентном, условия о качестве, заявленного покупателем, т.е. договорного условия, содержащего требования к товару, которые в одностороннем порядке изменены, усилены или по крайней мере скорректированы по сравнению с обычными условиями (обычными целями использования соответствующего товара).

Гражданский кодекс РФ предусматривает и диаметрально противоположную ситуацию: когда «условие о качестве» в одностороннем порядке определяется продавцом, причем в зеркальном отражении, в ослабленном варианте, и, в свою, очередь точно так же конклюдентно акцептуется покупателем. Эта ситуация предусмотрена правовой нормой п. 1 ст. 475 Кодекса, допускающей, что недостатки товара могут быть «оговорены продавцом».

Необходимо подчеркнуть, что ни в той, ни в другой ситуации ни спора, ни обсуждения условий не было, договоренность сторон по условию о качестве просто не достигалась — в противном случае применению подлежало бы положение п. 1 комментируемой статьи, а правовые нормы и абз. 2 п. 2 этой же статьи, и п. 1 ст. 475 Гражданского кодекса РФ просто не имели бы права на существование.

7. Рассмотренная двойственность договорного условия о качестве оказывается весьма важной если не для разрешения важнейшего вопроса о том, является ли условие о качестве существенным для договора, то по крайней мере для правильной постановки этого вопроса.

На первый взгляд представляется бесспорным, что условие о качестве — это одно из условий договора, результат договоренности его сторон.

В советском праве договор рассматривался как средство не столько определения качества, сколько его «повышения», как доступный для одной или для обеих сторон способ предъявления повышенных по сравнению прежде всего с государственными стандартами требований к качеству и фиксации этих требований <1>. Для договоров типа поставки или розничной купли-продажи это, возможно, так и есть. Их особенность в следующем: либо предмета, по поводу которого достигается согласие сторон, еще вовсе нет в наличии, — он будет произведен или закуплен позже, либо обеим сторонам есть из чего выбирать. Вещи определены родовыми признаками, и одним из таких признаков, точнее, вариацией одного или нескольких признаков можно считать качество. О качестве можно договариваться, по его поводу можно «ставить условия», которые в буквальном смысле слова «очерчивают количественные и качественные параметры объекта правоотношения» и как таковые являются существенными <2>.

———————————

<1> См., например: Серебренников М.Г. Качество в договоре поставки: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1989. С. 54; и др.

<2> См.: Сафиуллин Д.Н. Объект договорного правоотношения и существенные условия договора // Вопросы социального управления и права: Межвуз. сб. науч. трудов. Вып. 63. Свердловск: УрГУ, 1978. С. 43.

 

Совершенно иная ситуация возникает тогда, когда предмет уже имеется в наличии, более того, индивидуально определен. Для договора подряда (или аренды) еще есть возможность привести предмет в состояние, соответствующее договоренности сторон, коль скоро подрядчик (арендатор) согласился с условиями, выдвинутыми контрагентом; но, например, для договора розничной купли-продажи это, как правило, невозможно. Однако если изменить характеристики уникального предмета невозможно, и разговаривать, а следовательно, и договариваться об этом бессмысленно, условие о качестве является для договора «элементом присоединения»: с ним можно не согласиться, но не стоит и спорить. В этом случае требование Кодекса приобретает информационный характер, и вместо качества объекта приходится говорить о качестве, полноте и соответствии действительности информации об объекте. Само же договорное условие о качестве, как уже говорилось выше, имплицитно включается в идентификационное описание предмета договора и, следовательно, «поглощается» условием о предмете, которое без каких-либо сомнений всегда является существенным. Однако самостоятельное условие о качестве в данном случае не может быть признано существенным прежде всего потому, что не является «самостоятельным».

8. Российское частное право оперирует понятием «качество товара», публичное — понятием «соответствие».

Между тем та же самая информационно-правовая функция может быть реализована и в других понятиях. В США категория «качество» прямо трактуется с информационной точки зрения; Закон об отражении истины на упаковке и в маркировке был принят в США в 1966 г. <1>. Речь идет не о характеристиках товара, а о достоверности информации, доведенной до контрагента, истинности предоставленных покупателю гарантий, прямых или «подразумеваемых» <2>. К первым относятся любые утверждения или обещания продавца, в том числе предоставление образцов товара или его описания; ко вторым, например, — сам статус продавца как профессионального предпринимателя (если иное прямо не указано, предполагается, что такой торговец продает товары, заведомо пригодные для использования <3>) или даже выраженное покупателем и не опровергнутое продавцом доверие к тому, что продавец «лучше знает», как удовлетворить потребности покупателя, поскольку занимается таким удовлетворением потребностей профессионально <4>.

———————————

<1> Алексеев С.В. Правовое регулирование маркетинговой деятельности. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2003. С. 218.

<2> «Продавец не принимает на себя ответственность путем прямо выраженного обещания», но может отказаться от ответственности, прямо заявив об этом (Новоселова Л. Заключен ли договор? Об оценке арбитражными судами наличия договорных отношений // Хозяйство и право. 1994. N 9. С. 107). Таким образом, при рассмотрении дела суд исходит из презумпции наличия гарантии. При этом Закон о простых договорных условиях (Закон Магнусона-Мосса) 1975 г. (§ 108 (b)) запрещает оговорку, исключающую гарантию качества, годности товара для продажи. Он допускает установление только срока годности (см.: Тельгарин Р. О свободе заключения договора присоединения: Анализ зарубежного и российского законодательства // Российская юстиция. 1997. N 1. С. 13).

<3> Во Франции знание профессионального предпринимателя, продающего некачественные товары, об этом факте не просто презюмируется — оно неопровержимо. Предусматриваемое договором освобождение от ответственности «по незнанию» невозможно (ст. 1643 Французского Гражданского кодекса) (см.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2. М.: Междунар. отношения, 1998. С. 27. Исключения, допускаемые законом, — либо доказанное знание покупателя о недостатках товара, либо его профессиональная деятельность по торговле товарами «сходного качества»).

<4> Статьи 2-313-2-315 Единообразного торгового кодекса США.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code