Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 21.12.2017 N С01-831/2017 по делу N СИП-217/2017

Требование: О признании недействительным решения Роспатента.
Обстоятельства: Оспариваемым решением заявителю отказано в выдаче патента на изобретение ввиду несоответствия заявленного технического решения условию патентоспособности изобретения “промышленная применимость”.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку спорное изобретение не соответствует критерию патентоспособности “промышленная применимость”, так как в описании патента не приведены объективные данные, свидетельствующие о возможности получения технического результата.

 

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 декабря 2017 г. по делу N СИП-217/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 18 декабря 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 декабря 2017 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего – заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Корнеева В.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М., Химичева В.А.;

судьи-докладчика Кручининой Н.А. –

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Кулакова Александра Николаевича (Санкт-Петербург) на решение Суда по интеллектуальным правам от 06.07.2017 по делу N СИП-217/2017 (судьи Снегур А.А., Рогожин С.П., Силаев Р.В.) по заявлению Кулакова Александра Николаевича о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 14.02.2017 об отказе в удовлетворении возражения на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности об отказе в выдаче патента на изобретение по заявке N 2014150484.

В судебном заседании приняли участие:

Кулаков А.Н. (лично);

представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности – Барбашин В.А. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-483/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

Кулаков Александр Николаевич обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 14.02.2017 об отказе в удовлетворении возражения на решение Роспатента об отказе в выдаче патента на изобретение по заявке N 2014150484 и об обязании Роспатента восстановить нарушенные права Кулакова А.Н.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 06.07.2017 в удовлетворении заявления Кулакова А.Н. отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Кулаков А.Н., ссылаясь на несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела и недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд первой инстанции посчитал установленными, а также на неправильное применение норм материального права, полагая, что решение суда первой инстанции принято при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, просит решение суда первой инстанции отменить и принять новое решение об удовлетворении заявления.

В кассационной жалобе Кулаков А.Н. указывает на формальное отношение Роспатента к вопросу проведения экспертизы заявки N 2014150484. По мнению Кулакова А.Н., данное обстоятельство подтверждается тем фактом, что им 15.12.2014 были поданы две заявки N 2014150482 и N 2014150484 и в один и тот же день – 25.03.2016 – по названным заявкам ему были направлены однотипные ответы. Однако указанные обстоятельства не получили правовой оценки при рассмотрении дела в суде.

Вместе с тем заявитель кассационной жалобы полагает, что ни при рассмотрении Роспатентом возражения, ни при рассмотрении настоящего заявления в суде первой инстанции не дана надлежащая оценка выводам эксперта, положенным в основу отказа в выдаче патента на изобретение по заявке N 2014150484, о “ненаучности метода”, “противоречии фундаментальным научно-техническим знаниям” способа, заявленного к регистрации в качестве изобретения.

Кроме того, по мнению заявителя кассационной жалобы, при проведении экспертизы заявки N 2014150484 на изобретение, а также при рассмотрении его возражения и настоящего дела в Суде по интеллектуальным правам Роспатентом и судом неправомерно изменено “назначение заявленного изобретения”, поскольку в противоречие с прямо приведенным в формуле заявке N 2014150484 назначением изобретения – “исключается отрицательное влияние промышленного магнитного поля с частотой 50 – 60 Гц на организм человека и потребляемых им продуктов и, тем самым, исключается энергетическая разбалансировка человеческого организма и вызванные этим явлением болезни, называемые “офисными” – Роспатент и суд руководствовались назначением заявленного изобретения в искаженной административным органом редакции, а именно: “способ позволяет настроить человеческий организм в резонанс с частотой магнитного поля земли, т.е. преодолеть негативные последствия воздействия на организм человека магнитного поля, излучаемого как бытовыми, так и промышленными приборами имеющими частоту 50 – 60 Гц”, что привело к необоснованному выводу о несоответствии заявленного изобретения условию патентоспособности “промышленная применимость”.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам Кулаков А.Н. доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддержал, просил решение суда первой инстанции отменить.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения жалобы, считая обжалуемый судебный акт законным и обоснованным.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражениях на нее, выслушав мнения Кулакова А.Н. и представителя Роспатента, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права при принятии решения, а также соответствие выводов суда установленным фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, Кулаков А.Н. обратился 15.12.2014 в Роспатент с заявкой N 2014150484 на выдачу патента на изобретение “Способ создания промышленных и бытовых электрических устройств” с формулой в следующей редакции:

“Способ создания промышленных и бытовых электрических устройств, включающий подачу на рабочую часть электрического устройства, излучающую магнитное поле, напряжения, отличающийся тем, что подачу на рабочую часть напряжения осуществляют с частотой магнитного поля Земли, составляющей 7,83 Гц.”.

Решением Роспатента от 25.03.2016 в выдаче патента на изобретение по заявке N 2014150484 было отказано ввиду несоответствия заявленного технического решения положениям пункта 1 статьи 1350 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а именно условию патентоспособности изобретения “промышленная применимость”.

Кулаков А.Н. 20.06.2016 обратился в Роспатент с возражением против вышеупомянутого решения, изложив в нем доводы, аналогичные доводам, содержащимся в заявлении, поданном в суд.

Решением Роспатента от 14.02.2017 в удовлетворении возражения Кулакова А.Н. было отказано, решение Роспатента от 25.03.2016 об отказе в выдаче патента на изобретение по заявке N 2014150484 оставлено в силе.

В решении от 14.02.2017 Роспатент указал на то, что в материалы административного дела заявителем не представлено достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о действительной возможности реализации предложенного заявителем способа, в связи с чем признал его не соответствующим условию патентоспособности “промышленная применимость”.

Согласно пункту 1 статьи 1350 ГК РФ в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств), в том числе к применению продукта или способа по определенному назначению.

Изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

Пунктом 4 названной статьи установлено, что изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или в социальной сфере.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 24.5.1 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 327 (далее – Административный регламент), при установлении возможности использования изобретения в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности проверяется, указано ли назначение изобретения в описании, содержавшемся в заявке на дату подачи (если на эту дату заявка содержала формулу изобретения, то в описании или формуле изобретения). Кроме того, проверяется, приведены ли в указанных документах и чертежах, содержащихся в заявке на дату подачи, средства и методы, с помощью которых возможно осуществление изобретения в том виде, как оно охарактеризовано в каждом из пунктов формулы изобретения. При отсутствии таких сведений в указанных документах допустимо, чтобы упомянутые средства и методы были описаны в источнике, ставшем общедоступным до даты приоритета изобретения. Кроме того, следует убедиться в том, что в случае осуществления изобретения по любому из пунктов формулы, действительно возможна реализация указанного заявителем назначения. Если о возможности осуществления изобретения и реализации им указанного назначения могут свидетельствовать лишь экспериментальные данные, проверяется наличие в описании изобретения примеров его осуществления с приведением соответствующих данных, а также устанавливается, являются ли приведенные примеры достаточными, чтобы вывод о соблюдении указанного требования распространялся на разные частные формы реализации признака, охватываемые понятием, приведенным заявителем в формуле изобретения.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 24.5.1 Административного регламента при несоблюдении хотя бы одного из вышеуказанных требований делается вывод о несоответствии изобретения условию промышленной применимости.

Согласно подпункту 4 пункта 24.5.1 Административного регламента в отношении изобретения, для которого установлено несоответствие условию промышленной применимости, проверка новизны и изобретательского уровня не проводится.

При рассмотрении настоящего спора по существу судом первой инстанции установлено, что в описании изобретения по заявке N 2014150484 указано на его задачу – создание “энергетически чистых” промышленных и бытовых электрических устройств, исключающих отрицательное влияние на организм человека магнитного поля промышленной частоты.

Указанное позволило суду сделать вывод о том, что назначением изобретения является исключение отрицательного влияния на организм человека магнитного поля промышленной частоты (50 – 60 Гц).

Как указывает сам Кулаков А.Н. в кассационной жалобе, им был заявлен к регистрации в качестве изобретения способ, исключающий негативное влияние промышленного магнитного поля на организм человека, что, в свою очередь, исключает последствия этого негативного влияния.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что в силу положений пункта 1 статьи 1350 ГК РФ под способом, охраняемым в качестве изобретения понимается процесс осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств.

Следовательно, для получения правовой охраны способа, исключающего негативное влияние промышленного магнитного поля на организм человека и, как следствие, исключающего последствия такого негативного влияния заявитель в описании к изобретению и его формуле обязан был указать последовательность совершения определенных действий, порядок их выполнения во времени (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т.п.), условия осуществления действий, режим, использование устройств (приспособлений, инструментов оборудования и т.д.) для получения определенного технического результата.

Судом первой инстанции установлено, что при рассмотрении возражения Кулакова А.Н. Роспатент исходил из описания к патенту, из которого следует, что назначением изобретения является именно исключение отрицательного влияния на организм человека магнитного поля промышленной частоты.

При этом суд указал на то, что Роспатент в оспариваемом решении не относил заявленное изобретение по заявке N 2014150484 к способу лечения от чего-либо.

Доводы заявителя кассационной жалобы о подмене судом смысла назначения заявленного изобретения по заявке N 2014150484 основаны на субъективном истолковании выводов суда, изложенных в решении, что не свидетельствует о наличии правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Выводы суда первой инстанции о законности и обоснованности решения Роспатента об отказе в выдаче патента по заявке N 2014150484 на изобретение мотивированы неисполнением Кулаковым А.Н. требований пункта 10.7.4.5 Административного регламента, поскольку им не были представлены доказательства, подтверждающие реализацию вышеуказанного назначения, в том числе с приведением примеров осуществления изобретения, как это указано в формуле изобретения, со ссылками на чертежи или иные графические материалы.

Между тем возможность получения технического результата должна быть подтверждена, т.е. должны быть приведены объективные данные, свидетельствующие о такой возможности (например, экспериментальные).

Если заявителем не подтверждена возможность получения указанного результата ни в первоначальных документах заявки, ни в дополнительных материалах, то такой результат не считается достигаемым.

Как следует из материалов дела суд признал обоснованным вывод Роспатента о нераскрытии заявителем обстоятельств того, как заявленное изобретение может быть осуществлено исходя из указанного его назначения, что свидетельствует о нераскрытии заявителем сведений, подтверждающих возможность получения того технического результата, который указан в разделе описания “Раскрытие изобретения”.

При обращении в Роспатент с возражением Кулаков А.Н. указывал, что промышленная применимость основана на Библии. Вместе с тем в описании патента не приведены объективные данные, свидетельствующие о возможности получения технического результата, не представлено заявителем доказательств, подтверждающих реализацию вышеназванного назначения, в том числе с приведением примеров осуществления изобретения как это указано в формуле изобретения.

Как установлено судом первой инстанции, в ответе на запрос экспертизы от 14.07.2015 Кулаков А.Н. признал, что традиционная наука практически не рассматривает вопрос взаимодействия как энергий, так и магнитных полей разной частоты, привел лишь собственные рассуждения о положительном влиянии на организм человека магнитного поля с частотой 7, 83 Гц, основанные на знаниях, почерпнутых из Библии и книги Тихоплава В.Ю. и Тихоплава Т.С. “Жизнь напрокат”, а также на использовании неизвестных традиционной науке понятий “разбалансировка организма”, “энергетические заглушки”, “энергетика человека”. Также Кулаков А.Н. в подтверждение своей позиции приложил фотографии своих ауры и чакр, сделанные посредством прибора-биосенсора Аура-камера до и после воздействия на них электромагнитного поля частотой 7, 83 Гц.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что указанные обстоятельства позволили суду первой инстанции сделать правильный вывод о том, что изобретение по заявке N 2014150484 не соответствует критерию патентоспособности “промышленная применимость”, а также о соблюдении Роспатентом процедуры рассмотрения возражения Кулакова А.Н.

В целом доводы заявителя кассационной жалобы сводятся к его несогласию с осуществленной судом первой инстанции оценкой представленных доказательств, указанные доводы основаны на неверном толковании норм права и не свидетельствуют о неправильном применении или толковании судом норм материального и процессуального права.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами суда не свидетельствует о неправильном применении норм материального права и не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относятся на заявителя кассационной жалобы.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что в силу пункта 12 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче кассационной жалобы на решения арбитражного суда подлежит уплате 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

Таким образом, заявитель обязан был уплатить государственную пошлину за подачу настоящей кассационной жалобы в размере 150 рублей.

При подаче жалобы в президиум Суда по интеллектуальным правам Кулаковым А.Н. была уплачена государственной пошлина в размере 300 рублей.

Однако указанная государственная пошлина была возвращена на основании определения президиума Суда по интеллектуальным правам от 01.11.2017 о прекращении производства по апелляционной жалобе и выдана справка на возврат государственной пошлины от 02.11.2017.

При повторном обращении с кассационной жалобой Кулаков А.Н. не представил подлинник справки на возврат государственной пошлины от 02.11.2017, в связи с чем Кулакову А.Н. разъясняется, что при предоставлении в суд подлинника указанной справки будет разрешен вопрос о возврате излишне уплаченной государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в размере 150 рублей.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 06.07.2017 по делу N СИП-217/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу Кулакова Александра Николаевича – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий В.А.КОРНЕЕВ
Члены президиума Г.Ю.ДАНИЛОВ, С.М.УКОЛОВ, В.А.ХИМИЧЕВ, Н.А.КРУЧИНИНА

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 85

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code