ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ: МНЕНИЕ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЕЙ

С.М.Мкртчян

Введение: статья содержит результаты исследования мнения практических работников относительно обоснованности осуществленной в 2012 году дифференциации уголовной ответственности за кредитное мошенничество. Цель: изучить мнение практических работников относительно целесообразности введения в УК РФ специальной нормы о мошенничестве в сфере кредитования (ст. 1591), а также определить наиболее предпочтительные направления развития системы мер борьбы с указанным преступлением. Методы: исследование носит комплексный характер. Широко применяется конкретно-социологический метод и приемы исследования. Результаты: отмечается, что у значительной части практических работников идея конструирования специального состава мошенничества в сфере кредитования, предусмотренного ст. 1591 УК РФ, не нашла поддержки. Обнаружено также, что, по мнению значительного числа правоприменителей, введение ст. 1591 в УК РФ не способствовало совершенствованию практики квалификации мошеннических действий в кредитной сфере. Установлено, что подавляющее большинство опрошенных практических работников не согласны с понижением законодательных пределов назначения наказания, установленных в санкции ч. 1 ст. 1591 УК РФ. Предлагается рассмотреть возможность дополнения ч. 2 ст. 159 УК РФ квалифицирующим признаком «с использованием тяжелого материального и иного затруднительного положения гражданина». Область применения: результаты исследования могут быть использованы в правоприменительной, законодательной и научной деятельности. Выводы: сделаны выводы о необоснованности произведенной дифференциации уголовной ответственности за кредитное мошенничество, а также о необходимости исключения ст. 1591 из УК РФ в целях недопущения чрезмерной казуистичности уголовного закона.

Ключевые слова: дифференциация уголовной ответственности, мошенничество, кредитование, мошенничество в сфере кредитования, социологическое исследование.

ведение
Обоснованность конструирования ст. 15 91 УК РФ резонно оценивать с позиции необходимости создания специальных норм, устанавливающих ответственность за те или иные варианты мошеннического поведения, при наличии статьи, обладающей высоким уровнем абстракции (ст. 159 УК РФ). В качестве причин возникновения специальных норм в науке справедливо называют необходимость в практических целях подчеркнуть преступность каких-то определенных действий, актуализировать борьбу с той или иной разновидностью деяний путем конкретизации признаков наказуемого поведения [1, с. 19-20]. Может показаться, что из этих соображений исходили и инициаторы дополнения Уголовного кодекса ст. 1591-1596 [2]. Но действительно ли конструирование самостоятельной статьи о кредитном мошенничестве отвечало интересам правоприменителей? Поддерживают ли они произведенную законодателем дифференциацию уголовной ответственности за кредитное мошенничество?

Необходимость конструирования специальной нормы о мошенничестве в сфере кредитования

На первый взгляд, результаты проведенного нами социологического исследования позволяют утвердительно ответить на первый из указанных вопросов. Так, 62,2 % респондентов (67 человек) отметили, что ст. 159 УК РФ не справлялась с предупреждением кредитного мошенничества и не учитывала современные мошеннические схемы в кредитной сфере.

Указанное, однако, опровергается тем, что с квалификацией мошенничества под прикрытием кредитного договора у практических работников особых сложностей не возникало. В подобной ситуации уголовное дело возбуждалось по ст. 159 [3]. Не случайно в ходе опроса обнаружилось, что правоприменитель не столь уж убежден в том, что в появлении ст. 1591 имелась настоятельная необходимость. Во-первых, значительная часть опрошенных практических работников (37,4 %, то есть 40 человек) указала, что предыдущая редакция УК РФ не нуждалась в изменении, она могла применяться к различным проявлениям мошенничества, в том числе в современных условиях. Во-вторых, на вопрос о том, с чем связано выделение мошенничества в сфере кредитования в качестве самостоятельного состава преступления, самым востребованным оказался ответ «с непродуманным решением законодателя» (42,2 % опрошенных, или 46 человек).

Может показаться, будто данные проведенного нами опроса указывают на то, что появление ст. 1591 значительно облегчило процесс квалификации соответствующих преступных деяний. С указанным тезисом согласилось большинство респондентов (59,8 % опрошенных, или 64 человека). Вместе с тем значительная часть практиков (33,6 %, или 36 человек) выбрала абсолютно противоположный вариант ответа. При этом из всех респондентов в ответе на вопрос «Как Вы считаете, какой вариант модернизации уголовного законодательства в сфере борьбы с кредитным мошенничеством наиболее предпочтителен?» лишь 9 человек (8,4 % опрошенных) не заявили о необходимости исключения ст. 1591 УК РФ или ее усовершенствования.

Обоснованность дифференциации уголовной ответственности за мошеннические действия в кредитной сфере

Только 19,6 % опрошенных (21 человек) считают преступление, предусмотренное ст. 1591 УК РФ, менее общественно опасным, чем мошенничество, предусмотренное ст. 159. Причем четыре человека объяснили это тем, что причиняемый мошенничеством вред более ощутим для гражданина или юридического лица, чем для кредитной организации, которая к тому же обладает средствами защиты своего имущества. Указанный подход противоречит сложившейся судебной практике, так как по ст. 1591 УК РФ квалифицируются мошеннические действия в отношении не только банков, но и менее крупных финансовых организаций, которые не всегда обладают дополнительными средствами защиты или внушительными резервными фондами.

Неудивительно, что большинство респондентов (77,6 %, или 83 человека) не признали мошенничество в сфере кредитования менее общественно опасным преступлением. При этом практические работники не отрицают целесообразности модернизации уголовно-правовых мер борьбы с кредитным мошенничеством. Значительная их часть (30,8 %, или 33 человека) согласилась с необходимостью исключить ст. 1591 из УК РФ. Кроме того, еще пять человек (4,7 %) предложили одновременно с этим сконструировать в УК РФ составы наиболее опасных видов хищения в сфере кредитования.

На возможность подобного развития уголовно-правовой политики в сфере борьбы с мошенничеством указывают результаты ответа на вопрос относительно дополнения ч. 2 ст. 159 УК РФ квалифицирующим признаком «с использованием тяжелого материального или иного затруднительного положения гражданина» («за» высказалось 18,7 % респондентов, или 20 человек). Необходимость обсуждения такого дополнения уголовного закона назрела в связи с распространением действий лиц, использующих стесненное материальное положение или затруднительную ситуацию, в которую попал потерпевший, для навязывания путем обмана кредитных услуг или установления процентов, явно не соразмерных обычным условиям кредитования.

Выводы
Подводя итоги проведенного социологического исследования, отметим следующее. Значительная часть правоприменителей не поддерживает идею создания специальной нормы о кредитном мошенничестве (ст. 1591 УК РФ). Негативно оценивается также решение сконструировать более мягкую санкцию за преступление, предусмотренное ст. 1591, в сравнении с санкцией, предусмотренной ст. 159 УК РФ. В этой связи предлагается проведенную дифференциацию в зависимости от сферы совершения мошеннических действий признать необоснованной и исключить ст. 1591 из УК РФ в целях недопущения чрезмерной казуистичности уголовного закона.

ПРИМЕЧАНИЕ
1 Исследование основано на результатах проведенного в мае 2017 г. опроса 107 практических работников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Горелик, А. С. Конкуренция уголовно-правовых норм / А. С. Горелик. – Красноярск : Изд-во Красноярского государственного университета, 1998. – 108 с.
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации”» от 5 апр. 2012 г. № 6. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://www.vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=7871 (дата обращения: 26.05.2017). – Загл. с экрана.
3. Приговор Кировского районного суда г. Самары от 15 апр. 2011 г. по уголовному делу № 1-248/ 11. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-kirovskij-rajonnyj- sud-g-samary-samarskaya-oblast-s/act-102510078/ (дата обращения: 01.06.2011). – Загл. с экрана.

Вестник ВолГУ. Правовая парадигма. 2017. Т. 16. № 3

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 163

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code