Апелляционное постановление Московского городского суда от 13.09.2017 по делу N 10-15069/2017

Обстоятельства: Постановлением продлен срок содержания под стражей обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ (разбой).
Апелляционное постановление: Постановление оставлено без изменения.

 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 13 сентября 2017 г. по делу N 10-15069

Судья Китаева И.В.

Московский городской суд в составе Председательствующего судьи Хотунцевой Г.Е.,

при секретаре С.

с участием:

помощника прокурора Матвеевой Л.В.

защитника – адвоката Саидова Ю.Ш.

обвиняемого Б.

следователя Л.

переводчика Х.

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление помощника Нагатинского межрайонного прокурора г. Москвы Матвеевой Л.В. и апелляционную жалобу адвоката Саидова Ю.Ш.

на постановление Нагатинского районного суда г. Москвы от 25 августа 2017 года, которым в отношении

Б., ***, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ;

– продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 00 суток, а всего до 4 месяцев 00 суток, то есть по 25 сентября 2017 года.

Заслушав доклад судьи Хотунцевой Г.Е., выступления помощника прокурора Матвеевой Л.В., поддержавшей доводы апелляционного представления, обвиняемого Б. и адвоката Саидова Ю.Ш., поддержавших доводы апелляционных жалобы и представления, следователя Л., просившего об оставлении постановления суда без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

Уголовное дело возбуждено СО Отдела МВД России по району Царицыно г. Москвы 26 мая 2017 года по признакам состава преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ, в отношении неустановленных лиц.

26 мая 2017 года действия неустановленных лиц квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

26 мая 2017 года в рамках вышеуказанного уголовного дела в порядке ст. 91 УПК РФ был задержан Б., которому в этот же день предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

29 мая 2017 года Нагатинским районным судом г. Москвы в отношении Б. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца 00 суток, то есть по 25 июля 2017 года, которая продлевалась до 3 месяцев – по 25 августа 2017 года.

Сроки предварительного следствия по делу устанавливались и продлевались в соответствии с требованиями закона и уполномоченными на то лицами. 24 августа 2017 года руководителем следственного органа срок предварительного следствия продлен на 1 месяц 00 суток, а всего до 4 месяцев 00 суток, то есть по 26 сентября 2017 года включительно.

В ходатайстве о продлении срока содержания под стражей Б. на 1 месяц 00 суток, а всего до 4 месяцев 00 суток, то есть по 26 сентября 2017 года включительно, следователем приведены доводы в обоснование позиции о необходимости указанного продления срока содержания под стражей и невозможности изменения меры пресечения в отношении Б. на не связанную с заключением под стражу.

Постановлением Нагатинского районного суда г. Москвы от 25 августа 2017 года ходатайство следователя удовлетворено: в отношении Б. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 00 суток, а всего до 4 месяцев 00 суток, то есть по 25 сентября 2017 года.

В апелляционном представлении помощник Нагатинского межрайонного прокурора г. Москвы Матвеева Л.В., выражая несогласие с постановлением суда, полагает его необоснованным, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального законодательства. При этом указывает, что межрайонной прокуратурой установлено, что конкретных достоверных данных о совершении инкриминируемого преступления обвиняемым Б. органами предварительного следствия не получено, в связи с чем суд, основываясь на представленных материалах, необоснованно принял решение о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Б. Просит постановление суда отменить, в удовлетворении ходатайства следователя отказать.

В апелляционной жалобе адвокат Саидов Ю.Ш., действующий в защиту интересов обвиняемого Б., выражая несогласие с постановлением суда, полагает его незаконным и необоснованным. Приводя в обоснование своих доводов положения уголовно-процессуального закона и Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 41 от 19 декабря 2013 года указывает, что в представленных суду материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо данные, подтверждающие обоснованность подозрений органов предварительного следствия в причастности Б. к совершению инкриминируемого деяния, что суд надлежащим образом не проверил. Высказывает мнение, что выводы суда о необходимости продления Б. меры пресечения в виде заключения под стражу сводятся к тому, что суд не нашел оснований для ее изменения, при этом суд не проверил наличие оснований для ее отмены, каковым является алиби Б. Выводы суда о том, что Б. может предложить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов суда и следствия, иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу, носят предположительный характер и не могли быть положены в основу постановления о продлении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, обращает внимание, что в нарушение требований ст. 109 УПК РФ ходатайство было представлено в суд в последний день истечения срока содержания Б. под стражей, что повлекло нарушение его права на защиту, так как Б. и его защитник не имели возможности заблаговременно подготовиться к судебному заседанию. Просит постановление суда отменить.

Обвиняемым постановление суда не обжаловалось.

Проверив представленные материалы дела, выслушав мнение участников процесса, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции находит постановление суда законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями закона, при избрании меры пресечения, ее продлении суду необходимо учитывать возможность подозреваемого (обвиняемого) скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, другим участникам уголовного судопроизводства, а также каким-либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При этом заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы при невозможности применения иной более мягкой меры пресечения.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания либо продления меры пресечения и определения ее вида, при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, должны учитываться наряду с другими обстоятельствами и такие, как тяжесть преступления, которое инкриминируется подозреваемому (обвиняемому), сведения о его личности, его поведение и другие обстоятельства.

В соответствии с ч. 2 ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 УПК РФ, на срок до 6 месяцев.

Ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Б. отвечает требованиям ст. 109 УПК РФ, представлено с согласия надлежащего должностного лица. Требования уголовно-процессуального закона, регламентирующие условия и порядок продления меры пресечения в виде заключения под стражу, не нарушены.

Вопреки доводам представления и жалобы, судом исследовались все доводы и обстоятельства, которые в соответствии с требованиями ст. ст. 97, 99, 108, 109 УПК РФ необходимы для принятия решения о продлении срока содержания под стражей. Выводы суда о необходимости продления срока содержания под стражей обвиняемому Б. и невозможности применения в отношении него меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, в постановлении суда надлежаще мотивированы и основаны на материалах, подтверждающих законность и обоснованность принятого решения.

Принимая решение об удовлетворении ходатайства следователя суд первой инстанции учитывал все значимые обстоятельства, указанные, в том числе и в апелляционном представлении, апелляционной жалобе, данные о личности Б., имеющиеся в представленных материалах. Исходя из исследованных материалов, с учетом личности обвиняемого и конкретных обстоятельств дела, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что ходатайство органа предварительного следствия о продлении срока содержания под стражей подлежит удовлетворению.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что постановление суда отвечает предъявляемым требованиям уголовно-процессуального закона, выводы суда мотивированы не только тяжестью предъявленного обвинения, но и наличием достаточных оснований полагать, что, находясь на свободе, Б., являющийся гражданином иностранного государства, не имеющий постоянного места жительства на территории Российской Федерации, может скрыться от органов следствия и суда, иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Суд также учел необходимость проведения по делу комплекса следственных действий, направленных на окончание предварительного следствия, для чего требуется определенное процессуальное время. С учетом необходимости выполнения конкретного объема процессуальных действий, о проведении которых заявлено в ходатайстве следователя, указанный срок содержания под стражей обоснованно признан судом разумным и необходимым. Суд принял во внимание, что продление срока содержания под стражей в отношении Б. обусловлено необходимостью выполнения следственных и процессуальных действий, направленных на более полное и всестороннее расследование уголовного дела, что соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Принимая решение о продлении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу суд первой инстанции располагал данными о соблюдении со стороны органов предварительного расследования порядка задержания обвиняемого и последующего предъявления ему обвинения, поскольку они соответствовали ст. ст. 91, 92 УПК РФ и главе 23 УПК РФ.

При этом судом первой инстанции был сделан обоснованный вывод о наличии события преступления и проверена причастность Б. к его совершению.

Данные обстоятельства обоснованно были отнесены к основаниям, послужившим для избрания в отношении Б. меры пресечения в виде заключения под стражу, которые не отпали и не изменились в настоящее время, в связи с чем у суда первой инстанции имелись материально-правовые основания и формально-правовые условия для продления в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

Доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы об отсутствии достоверных данных о причастности Б. к совершению инкриминируемого ему преступления, суд апелляционной инстанции полагает несостоятельными, поскольку они опровергаются представленными материалами дела и полученными судом апелляционной инстанции данными.

Основанием к задержанию Б. являлось то, что потерпевший указал на него, как на лицо, совершившее преступление (л.д. 12 – 15). На стадии предварительного расследования потерпевший М., в том числе в ходе очной ставки полностью подтвердил свои показания, указав о конкретных действиях Б. и его соучастников при завладении имуществом, о характере высказанных в его адрес угроз.

Вместе с тем, вопросы доказанности преступления, в совершении которого обвиняется Б., и допустимости доказательств не могут являться предметом данного судебного рассмотрения, поскольку при рассмотрении ходатайства о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст. 109 УПК РФ суд не вправе входить в обсуждение вопросов о виновности лица, наличии состава преступления, квалификации действий и доказанности вины, поэтому, оценивая доводы апелляционных представления и жалобы в этой части, суд апелляционной инстанции не может признать их состоятельными.

Каких-либо новых обстоятельств, которые могут повлиять на результаты рассмотрения ходатайства, суду первой и апелляционной инстанций не представлено, не являются таковыми сами по себе и данные, полученные в ходе осмотра информации о соединениях между абонентами и абонентскими устройствами, на что указывается стороной защиты.

Данные о личности обвиняемого и его семейном положении, которые учитывались судом при продлении в отношении обвиняемого указанной меры пресечения, не могут быть отнесены к веским обстоятельствам, свидетельствующим о невозможности Б. содержаться под стражей в условиях следственного изолятора.

Вопрос об изменении Б. меры пресечения на иную, не связанную с заключением под стражей, о чем ставится вопрос в жалобе, обсуждался судом, однако судом обоснованно признано невозможным изменение меры пресечения с указанием мотивов принятого решения.

Суд апелляционной инстанции также не усматривает оснований для изменения в отношении обвиняемого Б. избранной меры пресечения на более мягкую, так как иная мера пресечения не может являться гарантией тому, что Б., находясь вне изоляции от общества, с учетом тяжести и специфики предъявленного обвинения не примет мер к созданию условий, препятствующих эффективному производству предварительного расследования по делу.

Судебное решение с указанием конкретных фактических обстоятельств для продления срока содержания под стражей в отношении Б. основано на объективных данных, содержащихся в представленных материалах, и принято в соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок продления обвиняемому срока содержания под стражей. Судом приведены конкретные доказательства, подтверждающие необходимость продления срока содержания под стражей и невозможность изменения Б. меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под стражей.

Данных, свидетельствующих о процессуальных нарушениях при рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, по представленным материалам не установлено.

Не соглашаясь с доводами жалобы адвоката суд апелляционной инстанции отмечает, что судебное заседание проведено в соответствии с общими принципами уголовного судопроизводства, с соблюдением принципов состязательности и равенства сторон, прав Б., с надлежащим исследованием представленных материалов. Сторонам были созданы необходимые условия для обоснования своих позиций по делу.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену постановления, по представленным материалам не установлено, не являются таковыми и те, на которые имеется ссылка в жалобе адвоката о предоставлении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в суд с нарушением предусмотренных ч. 8 ст. 109 УПК РФ сроков.

Ошибочное указание в постановление о том, что Б. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ, является очевидной юридико-технической ошибкой и не влияет на законность и обоснованность принятого судом решения.

Вопросы, связанные с ходом расследования, оценкой доказательств, проведения процессуальных действий, вынесенных тех или иных процессуальных актов, о чем указывается стороной защиты, в период досудебного производства отнесены законом к компетенции следователя, руководителя следственного органа. Исследование вышеуказанных вопросов судом производится при судебном разбирательстве по уголовному делу по существу, в период судебного следствия. Процедура обжалования тех или иных действий и процессуальных актов органов уголовного преследования, затрагивающих конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства при досудебном производстве регламентирована ст. ст. 29, 125 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Постановление Нагатинского районного суда г. Москвы от 25 августа 2017 года о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого Б. оставить без изменения, апелляционное представление помощника прокурора и апелляционную жалобу адвоката – без удовлетворения.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code