РЕАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПЦИИ БАНКОВСКОЙ ТАЙНЫ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ УЧАСТНИКАМИ КОРПОРАЦИИ И КОРПОРАТИВНЫМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ

В.А.Сандалова

Введение: Гражданский кодекс РФ наделяет участников корпораций правомочием получать информацию о деятельности корпорации, в том числе знакомиться с документацией, которая содержит сведения о финансово-хозяйственной деятельности корпоративного юридического лица. Установленное нормами Гражданского кодекса РФ право участников корпораций находит свое развитие и в специальном законодательстве, в частности, федеральных законах, регулирующих деятельность хозяйственных товариществ и обществ. Вместе с тем указанное право участников корпораций не коррелирует с правом самой корпорации на сохранение сведений, содержащих конфиденциальную информацию, в тайне. Цель исследования заключается в выявлении коллизий по вопросам получения информации о деятельности корпорации, складывающихся между нормами Гражданского кодекса РФ и положениями банковского законодательства. Результаты: автор последовательно выявляет законодательные коллизии, препятствующие участникам корпораций в реализации установленных Гражданским кодексом РФ правомочий по истребованию информации о деятельности корпорации, и предлагает способы их устранения с целью установления унифицированного формата обмена конфиденциальной информацией при сохранении баланса интересов как участников корпорации, так и самой корпорации. Выводы: 1. В результате исследования выявлена бессистемность российского законодательства, определяющего вопросы получения и предоставления информации о финансово-хозяйственной деятельности корпорации в случаях, когда запрашиваемая информация составляет сведения о банковской тайне. 2. Установлено отсутствие единого, целостного понимания концепции банковской тайны в практике судебных органов по вопросам взаимоотношения участников корпорации и корпоративных юридических лиц при реализации информационных прав.

Ключевые слова: участники корпорации, корпорация, право на получение информации о деятельности корпорации, банковская тайна, Гражданский кодекс Российской Федерации.

 

Введение
Согласно положениям ст. 65.2 Гражданского кодекса РФ участники корпорации среди прочих прав обладают правомочием получать информацию о различных аспектах деятельности корпорации путем ознакомления с документацией. Указанное положение находит свое развитие и в нормах специальных законодательных актов, посвященных вопросам осуществления деятельности отдельных разновидностей корпораций [3]. Так, в частности, Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» наделяет участников общества правом получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его уставом порядке. Аналогичное правило закреплено и Федеральным законом «Об акционерных обществах», согласно которому акционерам обеспечивается доступ к документам, относящимся к деятельности общества.

Конфликт интересов между участниками корпорации и корпоративным юридическим лицом по вопросам предоставления информации, содержащей банковскую тайну; способы его решения

Реализация права получения информации о деятельности корпорации весьма специфична. Например, как следует из требований действующего законодательства, участник корпорации не должен указывать цели, мотивы истребования информации либо иным образом подтверждать наличие своего интереса в ней.

Также следует отметить, что законодательством предусмотрена возможность получения информации, но не установлен перечень сведений, которые подлежат предоставлению. Таким образом, право участника корпорации на информацию не ограничено ознакомлением с определенным перечнем документов и включает в себя получение такой информации из любого возможного источника, имеющегося у корпорации.

Вместе с тем круг запрашиваемой информации может быть широк и разнообразен и включать в себя как общедоступные сведения, так и сведения конфиденциального характера, охраняемые в режиме тайны. Поскольку значительная доля расчетов по обязательствам и иным основаниям, вытекающим из деятельности юридического лица, происходит в безналичной форме, нередки случаи, когда участники корпорации направляют запросы об истребовании таких документов, как платежные поручения; банковские выписки с расшифровкой назначения платежа; выписки о движении денежных средств по банковским счетам; перечень открытых в банках расчетных счетов корпорации; первичные банковские документы по расчетным счетам юридического лица и другие. Несомненно, перечисленные сведения подпадают под категорию «банковская тайна».

Правовые основы действия режима банковской тайны установлены положениями Гражданского кодекса РФ и Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Указанные нормативные правовые акты гарантируют клиентам банка соблюдение тайны банковского вклада и банковского счета, операций по счету [5]. Помимо определения сведений, образующих банковскую тайну, также нормативно установлен круг участников гражданско-правовых отношений, возникающих в связи с охраной и защитой информации в режиме банковской тайны, непосредственно обеспечивающих реализацию режима банковской тайны [4]. С одной стороны, это клиенты кредитных организаций, их представители, с другой – субъекты, имеющие право законного доступа к конфиденциальной информации, охраняемой в режиме банковской тайны.

Как показывает системный анализ положений Федерального закона «О банках и банковской деятельности», участники корпорации не включены в перечень лиц, которые вправе получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности юридического лица в случаях, если подобные сведения охраняются режимом банковской тайны.

Таким образом, мы можем констатировать существование бессистемности между положениями гражданского законодательства о праве участников на получение информации о деятельности корпорации и положениями специального банковского законодательства, устанавливающего ограничения в области доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну. Фактически складывается ситуация, при которой субъективное корпоративное право участника ограничено в реализации, поскольку сама корпорация также является носителем субъективного права, гарантирующего сохранение сведений конфиденциального характера в тайне.

С целью преодоления законодательной коллизии и решения вопросов в практической сфере [2], касающихся порядка и условий предоставления конфиденциальной информации по требованию участников обществ с ограниченной ответственностью и акционеров, Президиум Высшего арбитражного суда РФ в 2011 г. указал следующее [1]. Непреложным принципом, которым должны руководствоваться участники организационно-информационных правоотношений, складывающихся в процессе деятельности корпорации, провозглашено требование о соблюдении конфиденциальности при обмене информации, охраняемой в режиме конфиденциальности. В связи с этим, если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат охраняемую законом банковскую тайну, общество предоставляет ему выписки из таких документов, исключив из них соответствующую информацию. Одновременно общество обязано сообщить участнику об основаниях отнесения информации, содержащейся в этих документах, к охраняемой законом тайне.

Полагаем, указанное разъяснение вполне логично и, что немаловажно, соответствует позиции Конституционного суда РФ по рассматриваемому вопросу.

Так, Конституционный суд Российской Федерации пришел к выводу, что положение Федерального закона «Об акционерных обществах», закрепляющее обязанность акционерного общества обеспечить акционерам доступ к своим документам, направлено, среди прочего, на обеспечение информационной открытости хозяйственной деятельности акционерного общества и возможности реализации акционерами своих прав. Однако при этом необходимо учитывать и положения ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Конституционный суд Российской Федерации также подчеркнул, что особенностью акционерной формы предпринимательства (в частности, открытого акционерного общества) является неограниченное число акционеров, в том числе имеющих мелкие пакеты акций, что предопределяет наличие специальных мер охраны и правил доступа к сведениям, не являющимся общедоступными. Достижение конституционно значимого баланса интересов акционеров и акционерного общества предполагает, что право акционеров на доступ к документам общества должно осуществляться без нарушения прав и законных интересов как самих акционеров, так и акционерного общества как самостоятельного субъекта гражданского оборота, заинтересованного в сохранении конфиденциальности коммерчески значимой для него информации.

Выводы

Резюмируя изложенное, следует отметить следующее. Буквальное толкование положений Гражданского кодекса РФ, устанавливающих право участников корпорации требовать предоставления информации о деятельности корпорации, может привести к ложному заключению о безграничности исследуемого правомочия. Вместе с тем системный анализ специального банковского законодательства, определяющего принципы действия такого информационного режима, как банковская тайна, показал, что участники корпорации не имеют права законного доступа к сведениям, охраняемым в режиме банковской тайны, поскольку не входят в круг лиц, обладающих доступом к конфиденциальным сведениям. Одновременно наличие в документации сведений конфиденциального характера не может являться основанием для отказа в предоставлении запрашиваемых документов. Для целей защиты конфиденциальной информации корпорации и сохранения режима тайны корпорациям рекомендовано изымать из документов соответствующие данные, предоставлять выписки, в которых конфиденциальная информация не отражена.

Подобная мера, на наш взгляд, не противоречит нормам действующего законодательства и на практике может быть весьма действенна при решении конфликта интересов между участниками корпорации и корпоративным юридическим лицом, во взаимоотношениях по вопросам предоставления информации, содержащей банковскую тайну.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» от 18 янв. 2011 г. N° 144. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.arbitr.ru. – Загл. с экрана.
2. Иншакова, А. О. Аналогия закона, аналогия права и акты судебного толкования, как вспомогательные источники гражданского права / А. О. Иншакова, Н. В. Кагальницкова, И. В. Балтутите // Современная научная мысль. – 2016. – №№ 3. – С. 228-238.
3. Иншакова, А. О. Преимущественные формы корпоративного хозяйствования в сфере нано- индустрии: ООО и АО / А. О. Иншакова // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2016. – N° 1 (68). – С. 83-87.
4. Саврасова, В. А. Гражданско-правовая ответственность в случаях нарушения режима банковской тайны / В. А. Саврасова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2015. – № 3 (28). – С. 120-124.
5. Саврасова, В. А. Защита банковской тайны: актуальные проблемы теории и практики / В. А. Саврасова // Философия социальных коммуникаций. – 2013. – № 1 (22). – С. 37-45.

Вестник ВолГУ. Правовая парадигма. 2017. Т. 16. № 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code