Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2015 N 19АП-5417/2015 по делу N А48-1644/2015

Требование: Об обязании прекратить торговлю контрафактным товаром, взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, об изъятии из оборота и уничтожении контрафактного товара.

 

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 октября 2015 г. по делу N А48-1644/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 30 сентября 2015 года

Постановление в полном объеме изготовлено 7 октября 2015 года

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Афониной Н.П.,

судей Яковлева А.С.,

Письменного С.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Ливенцевой Н.В.,

при участии:

от общества с ограниченной ответственностью «Тульская обувная фабрика «ТОФА»: Зимакина О.В. — представитель по доверенности N 5 от 01.04.2015; Крамская А.О. представитель по доверенности N 6 от 28.09.2015;

от индивидуального предпринимателя Палдина Григория Евгеньевича: Зимакина О.В. — представитель по доверенности б/н от 15.06.2015;

от индивидуального предпринимателя Ешелькина Алексея Васильевича: Зимакина О.В. — представитель по доверенности б/н от 28.09.2015;

от общества с ограниченной ответственностью «Вексель»: представитель не явился, доказательства надлежащего извещения имеются в материалах дела;

от общества с ограниченной ответственностью «Современные социальные технологии»: представитель не явился, доказательства надлежащего извещения имеются в материалах дела;

от индивидуального предпринимателя Бугаева Алексея Юрьевича: представитель не явился, доказательства надлежащего извещения имеются в материалах дела;

от общества с ограниченной ответственностью «Партнер»: представитель не явился, доказательства надлежащего извещения имеются в материалах дела;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью «Вексель» (ОГРН 5067746797290, ИНН 7701681255), индивидуального предпринимателя Ешелькина Алексея Васильевича (ОГРН 313574003800062, ИНН 575300132647), общества с ограниченной ответственностью «Современные социальные технологии» (ОГРН 1125005000449, ИНН 5005055122) на решение Арбитражного суда Орловской области от 22.07.2015 по делу N А48-1644/2015 (судья Юдина А.Н.) по исковому заявлению общества ограниченной ответственностью «Вексель» к индивидуальному предпринимателю Ешелькину Алексею Васильевичу об обязании ответчика прекратить торговлю контрафактным товаром под товарным знаком «Highlander», о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак «Highlander» в сумме 5 000 000 руб., а также истец просит изъять из оборота и уничтожить за счет ответчика контрафактный товар под товарным знаком «Highlander», находящийся в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск,

с участием третьих лиц — общества с ограниченной ответственностью «Современные социальные технологии» (ОГРН 1125005000449, ИНН 5005055122), индивидуального предпринимателя Бугаева Алексея Юрьевича (ОГРНИП 304366207200045, ИНН 366218001120), индивидуального предпринимателя Палдина Григория Евгеньевича, общества с ограниченной ответственностью «Тульская обувная фабрика «ТОФА» (ОГРН 1117154035624, ИНН 7107533639), общества с ограниченной ответственностью «Партнер» (ОГРН 1127154036921, ИНН 7114502790),

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Вексель» (далее — истец, ООО «Вексель») обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Ешелькину Алексею Васильевичу (далее — ответчик, ИП Ешелькин А.В.), третьи лица: общество с ограниченной ответственностью «Современные социальные технологии» (далее — третье лицо 1, ООО «Современные социальные технологии»), индивидуальный предприниматель Бугаев Алексей Юрьевич (далее — третье лицо 2, ИП Бугаев А.Ю.) об обязании ответчика прекратить торговлю контрафактным товаром под товарным знаком «Highlander», о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак «Highlander» в сумме 5 000 000 руб., а также истец просит изъять из оборота и уничтожить за счет ответчика контрафактный товар под товарным знаком «Highlander», находящийся в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск.

Суд первой инстанции определением от 21.04.2015 привлек к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика индивидуального предпринимателя Палдина Григория Евгеньевича (далее — третье лицо 3, ИП Палдин Г.Е.).

Арбитражный суд определением от 30.06.2015 привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, общество с ограниченной ответственностью «Тульская обувная фабрика «ТОФА» (далее — третье лицо 4, ООО «Тульская обувная фабрика «ТОФА»), общество с ограниченной ответственностью «Партнер» (далее — третье лицо 5, ООО «Партнер»).

Решением Арбитражного суда Орловской области от 22.07.2015 с ИП Ешелькина Алексея Васильевича в пользу ООО «Вексель» взыскано 100 000 руб., составляющих компенсацию за использование товарного знака «Highlander».

В удовлетворении требования об обязании ответчика прекратить торговлю контрафактным товаром под товарным знаком «Highlander» отказано.

В части требования об изъятии из оборота и уничтожении за счет ответчика контрафактного товара под товарным знаком «Highlander», находящегося в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск, производство по делу прекращено.

Не согласившись с указанным решением, истец, ответчик и третье лицо 1 — ООО «Современные социальные технологии» обратились в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами, в которых просят отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

ООО «Вексель» оспаривает решение в части отказа в удовлетворении требований, в жалобе указывает на отсутствие при рассмотрении спора уточнений требований истца в части обязания ответчика прекращения торговли контрафактным товаром на будущий период времени; ссылается на отсутствие извещения третьих лиц при переносе судебного слушания из зала заседания в кабинет судьи; судом неправомерно отказано в рассмотрении требования истца об изъятии из оборота и уничтожении за счет ответчика контрафактного спорного товара.

ИП Ешелькин А.В. обжалует решение в части взыскания с него компенсации в сумме 100 000 руб., указывая, что судом не определено имущественное положение истца, в связи с чем, не имелось правовых оснований для вывода о нарушении его права на взысканную сумму.

По мнению ООО «Современные социальные технологии», судом неправомерно отказано в удовлетворении иска в полном объеме, поскольку факт нарушения прав истца подтвержден материалами дела.

ООО «Вексель» представлен отзыв на апелляционную жалобу ИП Ешелькина А.В., в котором истец просит оставить ее без удовлетворения.

В заседании суда представитель ответчика, а также третьих лиц — индивидуального предпринимателя Палдина Григория Евгеньевича, ООО «Тульская обувная фабрика «ТОФА» доводы жалобы ответчика поддержали, просили их удовлетворить, в удовлетворении жалобы истца и третьего лица — ООО «Современные социальные технологии», — просили отказать.

Истец, а также третьи лица — ООО «Современные социальные технологии», ИП Бугаев А.Ю., ООО «Партнер» явку представителей в судебное заседание не обеспечили, о слушании дела извещены надлежащим образом.

В соответствии с ч. 3 ст. 156 АПК РФ дело рассматривается в отсутствие не явившихся представителей сторон, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства.

В силу части 1 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.

Рассмотрев доводы апелляционных жалоб, отзыва на жалобу, выслушав пояснения представителей сторон, исследовав в совокупности материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу нижеследующего.

Как следует из материалов дела, 14.07.2011 за истцом были зарегистрированы исключительные права на товарный знак «HIGLANDER» на товары 25 класса МКТУ — свидетельство от 14.07.2011 N 233479.

Согласно приложению к свидетельству N 233479 срок действия регистрации товарного знака продлен до 24.10.2021.

Из материалов дела следует, что 19.12.2014 между ООО «Вексель» (заказчик) и ИП Бугаевым А.Ю. (исполнитель) был заключен договор N М-14/12/18-GA на выполнение маркетинговых услуг и соглашения к нему, согласно которым заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя выполнение заказа по маркетинговому обслуживанию.

23.12.2014 между ООО «Вексель» (заказчик) и ИП Бугаевым А.Ю. (исполнитель) был подписан акт приемки-передачи работ, согласно которому заказчику переданы материалы, в том числе, данные о наименовании и ИНН каждого магазина, сканированные чек и фото купленной обуви, а также купленная обувь.

03.11.2014 между ООО «Вексель» (заказчик) и ООО «Современные социальные технологии» (исполнитель) был заключен договор N 2014/11/03 об оказании маркетинговых услуг, согласно которому заказчик поручает, а исполнитель обязуется за плату оказать услуги, оговоренные в технических заданиях, приведенных в приложениях к настоящему договору, которые будут являться неотъемлемой частью настоящего договора.

25.12.2014 между ООО «Вексель» (заказчик) и ООО «Современные социальные технологии» (исполнитель) был подписан акт N 28, согласно которому исполнителем были проведены маркетинговые исследования в г. Новомосковске и приобретена обувь по чеку N 6245 от 23.12.2014 на сумме 3 080 руб.

Из материалов дела следует, что в ходе мониторинга ИП Бугаевым А.Ю. и ООО «Современные социальные технологии» была приобретена мужская обувь: ботинки мужские 43 размера с товарным знаком Highlander TOFA коричневые артикул 98732-2 по цене 3 080 руб. по товарному чеку N 6245 от 23.12.2014 в магазине «Дом обуви Тофа» в г. Новомосковск у ИП Ешелькина А.В.; ботинки мужские 43 размера с товарным знаком Highlander TOFA черные артикул 99726-6 по цене 4 190 руб. по товарному чеку N 2096 от 19.12.2014 в магазине «Дом обуви Тофа» в г. Воронеж у ИП Ешелькина А.В.

Факт продажи товара подтверждается фотографиями кассовых чеков и протоколом осмотра от 16.03.2015 N 77АБ 6790265 приобретенного товара, проведенным Поляковой Ю.Н., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Новопашиной У.С. Ответчик в отзыве на исковое заявление признал факт реализации указанного выше товара.

Как следует из материалов дела, истец направил в адрес ответчика претензию от 12.01.2015, в которой просил ответчика прекратить торговлю товара под товарным знаком «Highlander» и выплатить истцу компенсацию в размере 5 000 000 руб. за нарушение исключительных прав на товарный знак «Highlander».

В связи с тем, что ответчик оставил претензию истца без удовлетворения, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Рассматривая заявленные исковые требования по существу, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении иска к индивидуальному предпринимателю Ешелькину Алексею Васильевичу в сумме 100 000 руб., об отказе в удовлетворении требования об обязании ответчика прекратить торговлю контрафактным товаром под товарным знаком «Highlander», в части требования об изъятии из оборота и уничтожении за счет ответчика контрафактного товара под товарным знаком «Highlander», находящегося в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск, производство по делу прекращено.

Суд апелляционной инстанции соглашается с указанными выводами в силу следующего.

В силу ч. 1 ст. 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

В соответствии со статьей 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак.

Как следует из положений статьи 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Согласно ст. 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно п. 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 122 от 13.12.2007 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

В соответствии с Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (далее — Правила), утвержденными приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32, при решении вопроса сходства до степени смешения комбинированных обозначений, исследуются и оцениваются отдельные его элементы (словесные и графические), значимость положения, занимаемого тождественными или сходными элементами. Данные элементы оцениваются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

На основании п. 14.4.2 Правил обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Согласно п. п. 14.4.2.2, 14.4.2.3, 14.4.2.4 Правил при установлении сходства обозначений до степени смешения должны приниматься во внимание правила, касающиеся выделения в товарном знаке части, занимающей доминирующее положение; словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными изображениями, в которые входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым.

Исходя из смысла ст. 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, для установления факта незаконного использования товарного знака необходимо установить наличие сходства до степени смешения используемого ответчиками обозначения с зарегистрированным товарным знаком заявителя и установить однородность товаров, в отношении которых применяется соответствующее обозначение третьего лица и товарный знак заявителя.

Однородность признается по факту, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Доказательств наличия у ответчика права на использование товарного знака «HIGLANDER» в материалы дела не представлено.

Факт незаконного использования ответчиком товарного знака «Highlander» подтвержден доказательствами, представленными в материалы дела.

В ходе рассмотрения дела истец представил в материалы дела вещественные доказательства, а именно ботинки мужские 43 размера с товарным знаком Highlander TOFA коричневые артикул 98732-2 по цене 3 080 руб. по товарному чеку N 6245 от 23.12.2014; ботинки мужские 43 размера с товарным знаком Highlander TOFA черные артикул 99726-6 по цене 4 190 руб. по товарному чеку N 2096 от 19.12.2014.

При визуальном сравнении приобретенной у ответчика обуви с нанесенным на нее логотипом «HIGLANDER» с товарным знаком, указанным в свидетельстве от 14.07.2011 N 233479, судом установлено их визуальное сходство: графическое и объемное изображение идентичны, расположение отдельных букв совпадает, цветовая гамма соответствует. Сходство охраняемых товарных знаков и обуви с названным выше логотипом, приобретенной у ответчика, позволяют ассоциировать сравниваемые объекты один с другим и сделать вывод об их сходстве до степени смешения.

Таким образом, факт розничной продажи ответчиком товара с нанесенным логотипом «HIGLANDER», сходного до степени смешения с товарным знаком «HIGLANDER» подтвержден материалами дела.

Между тем, в материалах дела отсутствуют какие-либо лицензионные договоры с ответчиком на использование товарного знака истца, в связи с чем, арбитражный суд пришел к правомерному выводу о том, что ответчик нарушил исключительные права истца на товарный знак «Highlander».

Согласно ч. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Таким образом, правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

В соответствии со ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

В силу ч. 5 ст. 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет.

Согласно п. 43.2, 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков. Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

В силу пункта 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, убытков) наступает применительно к статье 401 ГК РФ, согласно которой, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Истец просит взыскать с ответчика 5 000 000 руб., составляющих компенсацию за незаконное использование товарного знака истца в соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагая, что своими действиями ответчик уменьшает объем товарного рынка, на котором истец вправе реализовывать преимущества своей интеллектуальной собственности, снижает рыночную стоимость товарного знака.

Ответчик полагает, что подлежащая взысканию компенсация в сумме 5 000 000 руб. является завышенной.

Арбитражный суд области, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал необходимым уменьшить размер компенсации, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца до 100 000 руб., поскольку истцом не представлено доказательств, подтверждающих наступление для него отрицательных последствий, вызванных фактами незаконного использования товарного знака ответчиком, а именно: наступление возможных убытков, уменьшение объемов продаж на территории, где допущено использование товарных знаков, отток в этой связи значительной части потребителей товара, извлечение ответчиком значительной прибыли от использования товарного знака истца, а также не представлено доказательств, свидетельствующих о продолжительности периода реализации мужской обуви с товарным знаком «Highlander».

Кроме того, истцом не представлено в материалы дела надлежащих доказательств, подтверждающих что истец ведет хозяйственную (производственную) деятельность, а также надлежащих доказательств, подтверждающих что у ответчика на реализации находилось большое количество товара под товарным знаком «Highlander».

У суда апелляционной инстанции не имеется правовых оснований для переоценки данного вывода и, соответственно, для еще большего снижения взысканной судом суммы или отказа в удовлетворении данного требований в полном объеме.

Ссылка заявителя жалобы ИП Ешелькина А.В. на то, что со стороны истца имело место злоупотребление правом, поскольку общество как правообладатель товарного знака никогда его не использовало, а именно не выпускало обувь с товарным знаком «Highlander», не является основанием для отмены судебного акта.

Суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании статьи 10 Гражданского кодекса, статьи 10.bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности от 20.03.1883), если исходя из фактических обстоятельств конкретного спора установит злоупотребление правом со стороны правообладателя товарного знака (факт недобросовестной конкуренции).

С учетом установленного Гражданским кодексом общего требования о необходимости использования зарегистрированного товарного знака являются недобросовестными и не подлежат судебной защите такие действия обладателя права на товарный знак, которые направлены на создание препятствий к использованию даже тождественных или сходных с ним до степени смешения обозначений, в случае отсутствия фактического его использования самим правообладателем, поскольку у истца, не приложившего в установленный законом период времени усилий для использования товарного знака, отсутствует нарушенное право. Попытка получить такую защиту при отсутствии достойного защиты интереса (например, при имитации нарушения права) является злоупотреблением правом со стороны истца.

Проверяя наличие факта злоупотребления правом со стороны истца в подобных случаях, суд, кроме факта неиспользования товарного знака правообладателем, должен также учесть цель регистрации товарного знака, реальное намерение правообладателя его использовать, причины неиспользования. В случае же установления того, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, в защите такого права указанному лицу судом может быть отказано.

Согласно вступившему в законную силу решению Суда по интеллектуальным правам от 20.04.2015 по делу N СИП-90/2015 досрочно прекращена правовая охрана товарного знака «HIGLANDER» по свидетельству Российской Федерации N 233479 в отношении части товара 25 класса МКТУ, в том числе «обувь». При этом суд пришел к выводу, что ответчик не подтвердил использование спорного товарного знака в оспариваемый период с 24.02.2012 по 23.02.2015 включительно.

Прекращение правовой охраны товарного знака по основаниям, указанным в ст. 1514 ГК РФ (в том числе и ввиду его неиспользования правообладателем), означает прекращение исключительного права на будущее время. До этого момента лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите. Поэтому требования правообладателя о защите исключительного права, предъявленные в связи с нарушением, совершенным до прекращения правовой охраны товарного знака, подлежат удовлетворению. (Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 20 марта 2015 г. по делу N А45-4302/2013 с учетом постановления Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2015 г. N С01-1281/2014 по делу N СИП-539/2014).

Сторонами не оспаривался тот факт, что на момент выявления правонарушения правообладателем спорного товарного знака являлся истец, соответственно, он имеет право на заявление требований о взыскании компенсации. Неиспользование спорного товарного знака не может являться бесспорным обстоятельством, исключающим право на взыскании компенсации. Каких-либо доказательств свидетельствующих, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, ответчиком не представлено. Также не представлено доказательств наличия оснований для полного освобождения от ответственности в виде компенсации за нарушение прав на товарный знак.

Суд апелляционной инстанций с учетом фактических обстоятельств и представленных сторонами доказательств не нашел оснований для квалификации поведения истца в качестве недобросовестного на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и (или) статьи 10.bis Парижской конвенции.

Что касается требования истца об обязании ответчика прекратить торговлю контрафактным товаром под товарным знаком «Highlander», то оно удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации.

В силу же ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Таким образом, как верно указано судом, обязательным условием для обращения с иском в арбитражный суд является наличие нарушения прав и законных интересов.

Анализ приведенных норм материального и процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что прекращение правовой охраны товарного знака влечет за собой и утрату исключительного права на зарегистрированный товарный знак. Соответственно, последствием такого прекращения является утрата права на судебную защиту утраченных исключительных прав. Следовательно, исковые требования о защите прав на товарный знак, правовая охрана которого прекращена, не подлежат удовлетворению.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 29.04.2015 по делу N СИП-90/2015 досрочно прекращена правовая охрана товарного знака «HIGLANDER» по свидетельству Российской Федерации N 233479 в отношении части товара 25 класса МКТУ, в том числе «обувь».

С учетом изложенного суд области пришел к верному выводу, что ответчик утратил исключительные права на указанный товарный знак в отношении части товара 25 класса МКТУ, в том числе «обувь» и, соответственно, утратил права на судебную защиту утраченных исключительных прав.

Ссылка ООО «Вексель» на отсутствие при рассмотрении спора уточнений требований истца в части обязания ответчика прекращения торговли контрафактным товаром на будущий период времени, не является основанием для отмены судебного акта, поскольку сама по себе формулировка данного требования может быть отнесена только к прекращению действий в будущем — прекратить торговлю.

Что касается требования истца об изъятии из оборота и уничтожении за счет ответчика контрафактного товара под товарным знаком «Highlander», находящегося в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск, то производство по делу в данной части обоснованно прекращено судом по следующим основаниям.

В материалах дела имеется письмо Прокуратуры г. Новомосковска от 05.03.2015 N 143ж2015, из содержания которого следует, что в Прокуратуру г. Новомосковска поступила жалоба Баркова В.А. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 16.01.2015. Постановлением от 05.03.2015 в удовлетворении жалобы отказано, так как обжалуемое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено 20.02.2015, материал с указаниями прокурора направлен в ОМВД России по г. Новомосковск для проведения дополнительной проверки.

Согласно пункту 1 статьи 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее — индивидуальные предприниматели), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (часть 2 статьи 27 АПК РФ).

Согласно статье 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Уголовно-процессуальным законодательством предусмотрен специальный порядок возврата имущества, изъятого как вещественное доказательство в процессе расследования уголовного дела.

Так, в соответствии со статьей 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, изъятые при производстве следственных действий предметы являются доказательствами, вопрос о возврате их владельцу разрешается следователем. Действия либо бездействия следователя в силу статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обжалуются в суде общей юрисдикции.

Возвращение вещественных доказательств не допускается, поскольку уголовно-процессуальный закон предусмотрел специальный порядок возврата изъятых при производстве дознания и следствия доказательств, и определил подведомственность споров, возникающих при разрешении вопросов о возврате доказательств, судам общей юрисдикции.

С учетом вышеизложенного, судом верно установлено, что требование об изъятии из оборота и уничтожении за счет ответчика контрафактного товара под товарным знаком «Highlander», находящегося в камере вещественных доказательств УМВД России по г. Новомосковск в арбитражном суде рассмотрению не подлежит.

Расходы по оплате госпошлины обоснованно распределены судом в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

Доводы истца и третьего лица о нарушении судом процессуальных норм при рассмотрении по существу требований не нашли своего подтверждения и подлежат отклонению как несостоятельные. В частности, ссылка истца на отсутствие извещения третьих лиц при переносе судебного слушания из зала заседания в кабинет судьи, не является основанием к отмене судебного акта. Доказательства того, что представители третьих лиц явились в судебное заседание в назначенное время и не смогли участвовать в судебном заседании по причине не извещения о смене места рассмотрения дела, в материалах дела отсутствуют, и истцом не представлены.

Новых доказательств по делу, которые не были бы предметом рассмотрения арбитражного суда области, заявителями не представлено.

Другие доводы, изложенные в апелляционных жалобах, аналогичны обоснованно отклоненным доводам, приводимым в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции, фактически сводятся к их повторению и направлены на переоценку исследованных доказательств и выводов суда при отсутствии к тому правовых оснований, в связи с чем, признаются апелляционной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта, т.к. не свидетельствуют о неправильном применении арбитражным судом области норм материального или процессуального права.

Суд первой инстанции правильно применил нормы материального права и не допустил нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу части 4 статьи 270 АПК РФ, безусловным основанием для отмены принятого судебного акта.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение следует оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

В силу статьи 110 АПК РФ государственная пошлина за подачу апелляционных жалоб относится на ее заявителей и возврату либо возмещению не подлежит.

Руководствуясь статьями 110, 268, частью 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Орловской области от 22.07.2015 по делу N А48-1644/2015 оставить без изменения, а апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью «Вексель» (ОГРН 5067746797290, ИНН 7701681255), индивидуального предпринимателя Ешелькина Алексея Васильевича (ОГРН 313574003800062, ИНН 575300132647), общества с ограниченной ответственностью «Современные социальные технологии» (ОГРН 1125005000449, ИНН 5005055122) — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия и может быть обжаловано в Суде по интеллектуальным правам в двухмесячный срок через арбитражный суд первой инстанции согласно части 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Н.П.АФОНИНА
Судьи А.С.ЯКОВЛЕВ, С.И.ПИСЬМЕННЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code